ЯР­КАЯ ЛИЧ­НОСТЬ

Ан­дрей БУР­КОВ­СКИЙ все­го че­ты­ре го­да на­зад окон­чил Шко­лу-сту­дию МХАТ, и на про­слав­лен­ную сце­ну не так дав­но вы­хо­дит, и ро­лей в ки­но у него не так уж и мно­го, но по­че­му-то ка­жет­ся, что этот ак­тер дав­но су­ще­ству­ет в на­шей жиз­ни. На­вер­ное, ви­ной то­му его ха­ри

Atmosfera - - Ат­мо­сфе­ра Успе­ха - Текст: Ма­ри­на ЗЕЛЬ­ЦЕР

Ан­дрей, вы до­воль­ны сво­ей ка­рье­рой?

В об­щем, да, в те­ат­ре – осо­бен­но. Я не го­нюсь за ко­ли­че­ством. Чест­но ска­жу, я не лю­би­тель сни­мать­ся, лишь бы за­све­тить­ся в оче­ред­ном про­ек­те. От­ка­зы­ва­юсь от очень мно­го­го, неко­то­рые это­го да­же не по­ни­ма­ют, на­при­мер, мой ди­рек­тор. Бы­ва­ет, что ду­маю: «Ну лад­но, сни­мусь, вро­де бы роль ни­че­го», – а по­том по­ни­маю: «А что там иг­рать?» – и все как-то са­мо по се­бе раз­ру­ша­ет­ся.

Да­же очень боль­шой го­но­рар не со­блаз­ня­ет?

День­ги все­гда мож­но за­ра­бо­тать, это не пробле­ма. Мне долж­но быть ин­те­рес­но. В про­шлом го­ду сыг­рал в двух боль­ших про­ек­тах – «То­бол»

и «Зво­ни­те Ди Ка­прио», каж­дый за­нял пол­го­да жиз­ни. У ме­ня все хо­ро­шо.

А вы сни­ма­лись в ма­ло­бюд­жет­ках?

Ко­неч­но. К при­ме­ру, мне по­зво­нил че­ло­век и до­слов­но ска­зал: «Ан­дрей, здрав­ствуй­те! Я Илья Ак­се­нов, ре­жис­сер, учусь у Вла­ди­ми­ра Мень­шо­ва. У ме­ня есть кар­ти­на… это моя ди­плом­ная ра­бо­та для ВГИКа». По­том сде­лал па­у­зу и про­дол­жил: «Нет, вы не по­ду­май­те, это не фильм, в ко­то­ром сна­ча­ла бу­дут по­ка­зы­вать ваш глаз, по­том уле­та­ю­щую пти­цу, за­тем ва­ши но­ги, сле­ды, нет, это обыч­ный зри­тель­ский ко­рот­ко­мет­раж­ный фильм». И я рас­хо­хо­тал­ся, по­то­му что он по­пал во все мои мыс­ли и чув­ства по по­во­ду ди­плом­ных вги­ков­ских ра­бот. Он при­слал сце­на­рий. Я про­чи­тал и спро­сил: по­че­му это дол­жен иг­рать я, ге­рой филь­ма – пол­но­стью уни­что­жен­ная лич­ность? И он от­ве­тил:

«Я хо­чу, что­бы это сыг­рал силь­ный че­ло­век».

Мне эта фра­за по­нра­ви­лась. И я снял­ся аб­со­лют­но бес­плат­но, в Ин­тер­не­те эта кар­ти­на на­бра­ла боль­шое чис­ло просмотров. Мне зво­ни­ли кол­ле­ги, го­во­ри­ли при­ят­ные сло­ва. По­за­вче­ра я то­же сде­лал бес­плат­ную ра­бо­ту для сту­ден­тов.

Те­атр для вас по-преж­не­му глав­ное в про­фес­сии или вы хо­те­ли бы сде­лать бо­лее се­рьез­ный крен в сто­ро­ну ки­но?

Я слу­жу в МХТ, это мое ос­нов­ное ме­сто ра­бо­ты, там ле­жит тру­до­вая книж­ка. У ме­ня мно­го спек­так­лей, интересных лю­би­мых ро­лей, я обо­жаю наш те­атр.

Недав­но не ста­ло Оле­га Пав­ло­ви­ча Та­ба­ко­ва. Труд­но пред­ста­вить без него на­шу жизнь, и, ко­неч­но, жизнь те­ат­ра…

На­вер­ное, это уже зву­чит ба­наль­но, но для нас для всех Олег Пав­ло­вич был как отец, и это не сло­ва. Его нет несколь­ко дней, и эта ре­аль­ность чув­ству­ет­ся. Его мне­ние в че­ло­ве­че­ских, и в ак­тер­ских – в лю­бых во­про­сах мне бы­ло на­столь­ко важ­но! А как жда­ли, что он ска­жет по­сле спек­так­ля! Это неве­ро­ят­ная утра­та. И мы еще не по­ни­ма­ем, что бу­дет без него, как это во­об­ще воз­мож­но.

Очень груст­но. Но, как лю­бил по­вто­рять Олег Пав­ло­вич, «на нас жизнь не кон­ча­ет­ся». А ес­ли бы по­зво­нил Та­ран­ти­но и на­до бы­ло уй­ти из те­ат­ра на­дол­го?

Вот ко­гда воз­ник­нет та­кой ва­ри­ант, то­гда и по­го­во­рим. Есть од­на прит­ча, я ее обо­жаю и ста­ра­юсь жить по это­му прин­ци­пу. Буд­дий­ско­му су­пер­мо­на­ху ска­за­ли: «Вы же мо­же­те все. Пред­ставь­те, вы сто­и­те по­се­ре­дине мо­ста меж­ду дву­мя вер­хуш­ка­ми Эве­ре­ста, с од­ной сто­ро­ны – вой­ско, а с дру­гой – кро­ко­ди­лы. Как вы вы­пу­та­е­тесь из этой си­ту­а­ции?» И он спро­сил: «А как я там ока­зал­ся?» ( Сме­ет­ся.) Вот так и про Та­ран­ти­но. Мне нра­вит­ся фра­за: «Про­бле­мы – это но­вые воз­мож­но­сти». На­до в лю­бой си­ту­а­ции пы­тать­ся что-то де­лать, а не впа­дать в па­ни­ку.

Вы как-то при­зна­лись, что все­гда бы­ли очень стес­ни­тель­ным. Из­жи­ли эту чер­ту или скор­рек­ти­ро­ва­ли, оста­вив как хо­ро­шее ка­че­ство?

А ку­да ее убе­решь? ( Сме­ет­ся.) Как го­во­рит Кон­стан­тин Рай­кин, стес­ни­тель­ность – это наш дви­га­тель. Он да­ет нам энер­гию, и бла­го­да­ря это­му на сцене мы из­жи­ва­ем свои ком­плек­сы и от­кры­ва­ем­ся. Кста­ти, ак­тер­ское вол­не­ние – то­же

очень важ­ная вещь. Но ко­гда я нерв-

ни­чаю пе­ред пре­мье­рой, ье­рой, то все­гда вспо­ми­наю сло­ва Оле­га Пав­ло­ви­ча ви­ча Та­ба­ко­ва: «Чем боль­ше нерв­ни­ча­ешь, тем доль­ше ты бу­дешь в этой про­фес­сии».

Кста­ти, уже сни­ма­ясь ясь в се­ри­а­ле «Да­ешь мо­ло­дежь!», ежь!», вы ре­ши­ли, что вам м не хва­та­ет про­фес­си­о­наль­ных на­вы­ков, и по­сту­пи­ли в Шко­лу-сту­дию

МХАТ…

Не со­всем так.

Я еще в шест­на­дцать ть лет хо­тел по­сту­пать в те­а­е­ат­раль­ный вуз, но так ак по­лу­чи­лось, что сна­ча­ла окон­чил юридический ин­сти­тут у се­бя в Том­ске. Я за­кон­чил иг­рать в КВН в 2008 го­ду, а в 2009-м по­сту­пил в те­ат­раль­ную шко­лу Гер­ма­на Си­да­ко­ва в Москве. Че­рез год ме­ня при­ня­ли в Шко­лу-сту­дию МХАТ. В «Да­ешь мо­ло­дежь!» я сни­мал­ся с 2009 го­да, в том чис­ле год, ко­гда уже учил­ся в шко­ле-сту­дии. В вос­кре­се­нье у нас был вы­ход­ной, и в этот день я ра­бо­тал.

Вы ведь по­шли на юридический фа­куль­тет по со­ве­ту ма­мы. Так ей до­ве­ря­ли?

Ду­мал, зна­чит, так на­до, еще мо­ло­дой был. И я бла­го­да­рен им, по­то­му что, во-пер­вых, по­сту­пи я то­гда в Но­во­си­бир­ский те­ат­раль­ный ин­сти­тут, непо­нят­но, что бы со мной по­том ста­ло. Ско­рее все­го, по­сле окон­ча­ния я ра­бо­тал бы в мест­ном дра­ма­ти­че­ском те­ат­ре, и кто зна­ет, по­пал бы я во­об­ще в ки­но и в Моск­ву. Во-вто­рых, юри­ди­че­ское об­ра­зо­ва­ние – не лиш­нее и для ак­те­ра. Кста­ти, па­рал­лель­но я еще и иняз окон­чил. Ан­глий­ский язык я хо­ро­шо знал, так что бы­ло лег­ко.

Вы зна­ли, что в юри­ди­че­ском ин­сти­ту­те есть КВН?

Еще бы! Это же не Москва, а Томск. В 1998 го­ду ста­ла чем­пи­о­ном ле­ген­дар­ная ко­ман­да КВН «Де­ти лей­те­нан­та Шмид­та». По­сле это­го Томск по­явил­ся в про­гно­зе по­го­ды на фе­де­раль­ном ка­на­ле. ( Сме­ет­ся.) Это бы­ло для нас чем-то неве­ро­ят­ным, моск­ви­чам или пи­тер­цам не по­нять. Кро­ме из­вест­ной всем ко­ман­ды «Мак­си­мум», ко­то­рую по­ка­зы­ва­ли по те­ле­ви­зо­ру, у нас бы­ли ко­ман­ды юри­ди­че­ско­го ин­сти­ту­та, эко­но­ми­че­ско­го и пси­хо­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­тов Том­ско­го уни­вер­си­те­та. Как я шу­чу, до уче­бы де­ло не до­шло. На иг­ры невоз­мож­но бы­ло по­пасть. В огром­ном за­ле ТГУ на ты­ся­чу мест был пол­ный ан­шлаг, лю­ди еще в про­хо­дах сто­я­ли.

Пре­по­да­ва­те­ли хо­ди­ли смот­реть?

Ко­неч­но, и по­блаж­ки нам де­ла­ли. Наш КВН по ат­мо­сфе­ре был чем-то иду­щим из Со­вет­ско­го Со­ю­за, так и взрос­лые лю­ди го­во­ри­ли. Это бы­ла та­кая от­ду­ши­на! Еще у нас про­цве­тал сту­ден­че­ский те­атр «Бо­ни­фас», с ко­то­рым мы то­же вы­иг­ра­ли ку­чу при­зов, про­ка­ти­лись по всей стране. При­шлось да­же взять ака­де­ми­че­ский от­пуск сро­ком на год.

Но все-та­ки вы вер­ну­лись, а не бро­си­ли ин­сти­тут, ска­зав ро­ди­те­лям, что по­ра уже ид­ти в ак­те­ры?

Нет. Я не мог под­ве­сти ре­бят. А по­том все-та­ки ска­зал Оле, сво­ей бу­ду­щей жене: «Все, на­до пе­ре­ез­жать в Моск­ву». Мы пе­ре­бра­лись в сто­ли­цу, и на­ча­лась дру­гая ис­то­рия.

А ма­ме поз­же ска­за­ли?

Ма­ма как раз бы­ла глав­ным за­чин­щи­ком по­ступ­ле­ния в мос­ков­ский те­ат­раль­ный ин­сти­тут. Ви­ди­мо, она все рав­но чув­ство­ва­ла

"О ля долж­на бы­ла ро­дить в фев­ра­ле-мар­те, и я не по­ни­мал, как быть, ес­ли ро­ды нач­нут­ся во вре­мя за­ня­тий: нам за­пре­ща­ли брать с со­бой те­ле­фон″.

свою ви­ну. ( Улы­ба­ет­ся.) Я это все вре­мя го­во­рю, но по-доб­ро­му.

Так по­лу­чи­лось, что к то­му мо­мен­ту у вас с Олей, бу­ду­щей же­ной, уже все бы­ло се­рьез­но?

Мы по­же­ни­лись в 2008 го­ду, уже жи­ли в Москве, а в Шко­лу-сту­дию МХАТ ме­ня при­ня­ли в 2010-м. Я был очень счаст­лив, и бук­валь­но че­рез че­ты­ре дня Оля ска­за­ла мне, что бе­ре­мен­на. Я в Шко­ле­сту­дии прак­ти­че­ски жил, как и все сту­ден­ты те­ат­раль­ных ин­сти­ту­тов, осо­бен­но на пер­вых кур­сах. Оля долж­на бы­ла ро­дить в фев­ра­ле–мар­те, и я не по­ни­мал, как быть, ес­ли ро­ды нач­нут­ся во вре­мя за­ня­тий? Нам за­пре­ща­ли брать с со­бой те­ле­фон, да и в три­ко его не по­ло­жишь. Но у нас он, как сей­час пом­ню, все вре­мя ле­жал в ауди­то­рии на окне. И все од­но­курс­ни­ки и пре­по­да­ва­те­ли зна­ли, что ес­ли он вдруг за­зво­нит, это бу­дет очень важ­но. ( Сме­ет­ся.)

Он за­зво­нил?

Да, в день рож­де­ния Оли, вто­ро­го мар­та, но это бы­ли лож­ные ро­ды. Мак­сим по­явил­ся на свет че­тыр­на­дца­то­го. Очень хо­ро­шо пом­ню этот день. Я был на пре­мье­ре «Пя­ти ве­че­ров» у Вик­то­ра Ры­жа­ко­ва в те­ат­ре «Мастер­ская Фо­мен­ко», а по­том по­ехал в род­дом. По­сле рож­де­ния сы­на, есте­ствен­но, гу­ля­ли всем кур­сом.

Вы оба ра­за бы­ли ря­дом с же­ной в этот от­вет­ствен­ный мо­мент?

Да, я за­ра­нее ре­шил, что бу­дет так, мы до­го­во­ри­лись с Олей. Оба ра­за бы­ло очень вол­ни­тель­но. Но на­хо­дить­ся ря­дом лег­че, чем ждать в неиз­вест­но­сти.

Вы же­ни­лись в два­дцать пять лет. Это был юно­ше­ский по­рыв или все же взрос­лый, осо­знан­ный по­сту­пок?

Я во­об­ще не ду­мал об этом. Ко­неч­но, сей­час-то я по­ни­маю, ка­ки­ми мы бы­ли еще ду­ра­ка­ми в то вре­мя. ( Улы­ба­ет­ся.) Но так рас­суж­дать мож­но дол­го и в ре­зуль­та­те не же­нить­ся ни­ко­гда. Я ни о чем не жа­лею, все бы­ло пра­виль­но и во­вре­мя.

Вы шесть лет дру­жи­ли с Олей до на­ча­ла ро­ма­на. Дей­стви­тель­но ви­де­ли в ней толь­ко дру­га или что-то не поз­во­ля­ло пе­рей­ти на дру­гой уро­вень от­но­ше­ний?

Слож­но ска­зать. У нас бы­ла ве­се­лая мо­ло­дость, по­это­му и об­щая ком­па­ния, у Оли был мо­ло­дой че­ло­век, у ме­ня то­же по­яв­ля­лись де­вуш­ки. Я обо всем рас­ска­зы­вал Оле, у нас бы­ли очень ис­крен­ние, до­ве­ри­тель­ные от­но­ше­ния, а по­том как-то так по­лу­чи­лось… ( Улы­ба­ет­ся.)

Ва­ше кра­си­вое пред­ло­же­ние ру­ки и серд­ца

(а вы сде­ла­ли его на Крас­ной пло­ща­ди) бы­ло про-

ду­ма­но за­ра­нее или это при­шло в го­ло­ву спон­тан­но?

Ко­неч­но, про­ду­ма­но. ( Улы­ба­ет­ся.) На­вер­ное, по­то­му что я не из Моск­вы, и хо­тел сде­лать его на Крас­ной пло­ща­ди. А где ж еще? ( Сме­ет­ся.)

Вы бы­ли го­то­вы к то­му, что у вас на пер­вом кур­се по­явит­ся ре­бе­нок? Как вос­при­ня­ли эту но­вость?

За­ме­ча­тель­но! Об этом, как и о же­нить­бе, мы то­же как-то не за­ду­мы­ва­лись, так по­лу­чи­лось. Мы бы­ли ра­ды. Кста­ти, по­яв­ле­ние де­тей в тво­ей жиз­ни ме­ня­ет все, по всем фрон­там. Я в этом аб­со­лют­но уве­рен. Ты ста­но­вишь­ся дру­гим че­ло­ве­ком, что-то ухо­дит на вто­рой план, на тре­тий. Де­ти – глав­ное.

"Д ома у нас очень дру­же­ствен­ная ат­мо­сфе­ра. и хо­тя ма­ма бо­рет­ся за ре­жим, все рав­но де­ти мо­гут про­си­деть с на­ми и до трех ча­сов но­чи″.

Я бы­ла удив­ле­на, про­чи­тав, что вы один ез­ди­ли от­ды­хать с двух­лет­ним ре­бен­ком. Сме­лый по­сту­пок. И вам не бы­ло скуч­но с ним?

Не-ет! Я бы с удо­воль­стви­ем взял дво­их де­тей и по­ехал. Оль­га то­гда толь­ко ро­ди­ла. И мы пре­крас­но про­ве­ли в Бол­га­рии неде­ли пол­то­ры вдво­ем. Кро­ме то­го, мы с Мак­сом по­сто­ян­но хо­дим вме­сте в ба­ню. А уж ко­гда он под­рас­тет – что бу­дет… ( Улы­ба­ет­ся.)

А с доч­кой ка­кой вы па­па?

Доч­ка есть доч­ка. Она пле­тет из па­пы все что мож­но. ( Улы­ба­ет­ся.) Я да­же не мог се­бе пред­ста­вить, что у ме­ня мо­жет ро­дить­ся де­воч­ка, по­то­му что у нас в се­мье у всех род­ствен­ни­ков – близ­ких, даль­них – бы­ли толь­ко па­ца­ны. Это не озна­ча­ет, что я мень­ше люб­лю Мак­си­ма. Но об­ще­ние аб­со­лют­но раз­ное с па­ца­ном и с прин­цес­сой. ( Сме­ет­ся.) Прав­да, мы и с сы­ном не за жест­кие ме­ры на­ка­за­ния, пы­та­ем­ся раз­го­ва­ри­вать.

А он уже про­яв­ля­ет ха­рак­тер, мо­жет на­ста­и­вать на сво­ем, гру­бить?

Мо­жет, но ме­ня на это не возь­мешь. Я не ре­а­ги­рую, и то­гда он по­ни­ма­ет, что все без­ре­зуль­тат­но. А во­об­ще у нас до­ма очень дру­же­ствен­ная ат­мо­сфе­ра. У ме­ня так же бы­ло. И хо­тя ма­ма бо­рет­ся за ре­жим, все рав­но де­ти мо­гут си­деть с на­ми и до трех ча­сов но­чи. Это все не так важ­но. Я пре­жде все­го хо­чу, что­бы они вы­рос­ли хо­ро­ши­ми людь­ми. И ко­неч­но, учу их доб­ро­те, ис­крен­но­сти, чест­но­сти, то есть ка­ким-то обыч­ным ка­че­ствам.

Вы с Олей по­хо­жи ха­рак­те­ра­ми?

Мне ка­жет­ся, мы хо­ро­шо до­пол­ня­ем друг дру­га. Но Оля раз­ная, и спо­кой­ная, и взрыв­ная, и лю­бя­щая. И она ум­ная. Для ме­ня это очень важ­но. Кра­си­вая – это все по­нят­но… но для ме­ня са­мое глав­ное, что с ней мож­но по­го­во­рить и юмор она вос­при­ни­ма­ет, мо­жем за­ме­ча­тель­но сме­ять­ся вдво­ем. И она адек­ват­ная. Это то­же очень зна­чи­мо для се­мей­ной жиз­ни.

Вы недав­но сыг­ра­ли с Юлей Пе­ре­сильд в Цен­тре Мей­ер­холь­да в спек­так­ле о люб­ви и очень слож­ных се­мей­ных вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях «Сол­неч­ная ли­ния». Чем вас при­влек­ло пред­ло­же­ние?

Вик­тор Ры­жа­ков – мой ма­стер, мы с ним дру­жим. В ка­кой-то мо­мент по­до­шел и ска­зал: «Я хо­чу, что­бы ты это сыг­рал». Я еще ни­че­го не знал о пье­се и спро­сил: «А кто на глав­ную жен­скую роль?» Он от­ве­тил: «Юля Пе­ре­сильд». Я ска­зал, что она очень кру­тая ак­три­са. ( Сме­ет­ся.) И все. По­том мы со­бра­лись втро­ем, он нам по­чи­тал пье­су, мы по­сме­я­лись, и я по­ду­мал, что это то, что я хо­чу ска­зать.

А по­че­му вам это за­хо­те­лось ска­зать?! Ведь у вас та­ких про­блем в се­мье нет…

Мне ин­те­ре­сен взгляд с юмо­ром на мно­гие ве­щи, это во­об­ще те­ма очень важ­ная, осо­бен­но для Рос­сии. И на се­мей­ные про­бле­мы (я не о се­бе, хо­тя и у нас вся­кое бы­ва­ет) люб­лю смот­реть имен­но так. По­это­му по­ни­маю, о чем идет речь. Это те­ра-

пев­ти­че­ский спек­такль. На­де­юсь, ес­ли у ко­го-то из зри­те­лей вдруг воз­ник­нет се­мей­ный конфликт и кто-то ко­го-то, до­пу­стим, за­хо­чет уда­рить, то они вспом­нят, на­сколь­ко все мо­жет быть ужас­но. ( Сме­ет­ся.)

А во­об­ще вы в жиз­ни ком­му­ни­ка­бель­ный че­ло­век?

Да! Я ни­че­го пло­хо­го ни­ко­му не де­лаю, че­ло­век я от­кры­тый. У ме­ня мно­го дру­зей. Как ска­зал Миш­ка Баш­ка­тов, ко­гда я был на про­грам­ме у Юли Мень­шо­вой: «Ан­дрей уме­ет дру­жить».

Что вы вкла­ды­ва­е­те в это по­ня­тие?

Я ни­че­го не вкла­ды­ваю и ни от ко­го ни­че­го не тре­бую. Друг для ме­ня – это очень важ­ный че­ло­век. И я ни­ко­гда в них не разо­ча­ро­вы­вал­ся, точ­нее, сколько раз у ме­ня бы­ли та­кие мо­мен­ты – и каж­дый раз я про­щал этих лю­дей. Друж­ба, осо­бен­но муж­ская…

Есть раз­ни­ца?

Жен­ской друж­бы не су­ще­ству­ет, точ­нее, она крайне ред­ко встре­ча­ет­ся. ( Улы­ба­ет­ся.)

И вас в этом под­дер­жит же­на?!

Я ду­маю, нет. И все-та­ки у жен­щин не со­всем друж­ба. Как пра­ви­ло, бы­ва­ет од­на по­дру­га, и то она че­му-то за­ви­ду­ет. ( Сме­ет­ся.)

А муж­чи­ны апри­о­ри ли­ше­ны за­ви­сти к дру­зьям?

Мне ка­жет­ся, да. Я сво­им дру­зьям точ­но не за­ви­дую. Ду­маю, и они мне. И у нас друж­ба не из­ме­ря­ет­ся тем, сколько раз в день мы по­зво­ним друг дру­гу. На­о­бо­рот, ты мо­жешь не зво­нить три го­да, а он бу­дет знать, что ты его лю­бишь. И по­том, со­зво­нив­шись, не бу­дет спра­ши­вать: «А где ты про­па­дал так дол­го?» Это все ерун­да. Я знаю, что «друг в бе­де не бро­сит».

У вас есть со­всем близ­кие дру­зья сре­ди ак­те­ров?

Ко­неч­но.

Они успеш­ные?

Есть и неуспеш­ные.

А как вы от­но­си­тесь к лю­дям, ко­то­рые не хо­тят со­пе­ре­жи­вать да­же дру­зьям, кто не вклю­ча­ет те­ле­ви­зор, по­то­му что не хо­чет слы­шать о бе­дах или про­бле­мах? Они хо­тят жить на ост­ро­ве, где все пре­крас­но.

Я за­щи­щу та­ких лю­дей. У всех свои об­сто­я­тель­ства. Я очень ча­сто иг­раю от­ри­ца­тель­ных персонажей. Ни­кто, за ис­клю­че­ни­ем ка­ких-то по­след­них него­дя­ев, не со­вер­ша­ет свои по­ступ­ки из-за то­го, что он пло­хой че­ло­век. Нет, все хо­тят сде­лать хо­ро­шо. Мы про­сто не по­ни­ма­ем пер­во­при­чи- ну по­ступ­ков. Са­мая глав­ная ошиб­ка в том, что нель­зя ни на что пре­тен­до­вать, как и тре­бо­вать в от­вет. Друж­ба есть друж­ба, ко­гда ты не хо­чешь ни­че­го вза­мен. Пе­ре­жи­ва­ния – это твои лич­ные про­бле­мы. Дру­жить на­до бес­ко­рыст­но. Ты не име­ешь пра­ва ни­че­го тре­бо­вать и от са­мых близ­ких лю­дей, да­же от сво­их де­тей. Ты мо­жешь тре­бо­вать толь­ко от се­бя.

Вы как-то ска­за­ли, что все лю­ди по­сто­ян­но ме­ня­ют­ся. Ка­кие у вас про­изо­шли и про­ис­хо­дят из­ме­не­ния?

Ме­ня­ет­ся ми­ро­воз­зре­ние, это про­ис­хо­дит каж­дый день. Как нам рас­ска­зы­вал ре­жис­сер Кон­стан­тин Бо­го­мо­лов, его учи­тель, ле­ген­дар­ный Ан­дрей Алек­сан­дро­вич Гон­ча­ров, кри­чал: «Не-е-т!!!», и ак­тер его спра­ши­вал: «Вы же на про­шлой ре­пе­ти­ции ска­за­ли так иг­рать», а он от­ве­чал: «Я был су­ма­сшед­ший!» Вот из этой се­рии. ( Сме­ет­ся.) Мож­но быть аб­со­лют­но уве­рен­ным в од­ном, а на сле­ду­ю­щий день ду­мать: «Да нет, это пол­ная ерун­да!» Ко­гда я был сце­на­ри­стом, то пи­сал ка­кой­то текст, за­кан­чи­вал его и знал, что нель­зя это от­прав­лять ве­че­ром, на­до обя­за­тель­но пе­ре­чи­тать утром, то­гда все сра­зу ста­нет по­нят­но. Не зря же есть фра­за: «Утро ве­че­ра муд­ре­нее». Я фи­гу­раль­но го­во­рю. Но все рав­но мы ме­ня­ем­ся по­сто­ян­но, и вме­сте с на­ми все ме­ня­ют­ся. Не­из­мен­ны­ми оста­ют­ся лишь лю­бовь, ува­же­ние и прин­ци­пы.

Лю­бовь тво­рит и ве­ли­кое, и ужас­ное с людь­ми…

Так как я ар­тист и мно­го чи­таю, смот­рю, пы­та­юсь по­нять что-то про жизнь, то ска­жу, что все боль­ше убеж­да­юсь в том, что ра­ди люб­ви мно­гое мож­но сде­лать и мно­гое про­стить. Как го­во­рил ко­гда-то Олег Ни­ко­ла­е­вич Еф­ре­мов, «на­до иг­рать толь­ко про лю­бовь». Лю­бовь ко все­му: к жен­щине, к ра­бо­те, к га­д­же­там, к ин­тер­вью… все – толь­ко лю­бовь. По­это­му ино­гда смы­ва­ют­ся все прин­ци­пы. Есть, ка­жет­ся, та­кие ве­щи, ко­то­рые я не мо­гу про­стить, но – раз и… Я во­об­ще нена­ви­жу яр­лы­ки. Ты уве­рен, что не мо­жешь что-то про­стить, а при­хо­дит день – и по­ни­ма­ешь, что мо­жешь. Во­об­ще ста­ра­юсь дер­жать­ся дзен ( сме­ет­ся), хо­тя я очень эмо­ци­о­наль­ный че­ло­век. Рань­ше ино­гда бы­вал про­сто непри­ми­ри­мым, мог на съе­моч­ной пло­щад­ке, зная, что прав, до­ка­зы­вать свое до упо­ра. Сей­час то­же ста­ра­юсь сде­лать так, как я хо­чу, но без кон­флик­та. Как нас учат пси­хо­ло­ги, «все­гда на­чи­най­те свой от­вет со слов: «Да, это за­ме­ча­тель­но, но…». Я чув­ствую, как ме­ня­юсь, хо­тя бы­ва­ют мо­мен­ты, ко­гда «за­пу­стил­ся», и все. Го­во­рю ж, эмо­ци­о­наль­ный че­ло­век. ( Сме­ет­ся.)

"Д руг для ме­ня – очень важ­ный че­ло­век. и я ни­ко­гда в них не разо­ча­ро­вы­вал­ся, точ­нее, сколько раз у ме­ня бы­ли та­кие мо­мен­ты – и каж­дый раз я про­щал этих лю­дей″.

До то­го, как стать му­жем и же­ной, Оль­га и Ан­дрей дру­жи­ли по­чти шесть лет.

Де­ти ак­те­ра: дочь Али­са (1) и сын Мак­сим (2) уже са­ми как ма­лень­кие звез­ды и де­мон­стри­ру­ют кол­лек­цию одеж­ды.

В но­вом спек­так­ле «Сол­неч­ная ли­ния» парт­нер

шей Бур­ков­ско­го ста­ла Юлия Пе­ре­сильд (1). Пре­мье­ра «350 Сен­трал-парк Вест, New York, NY 10025» по пье­се Ву­ди Ал­ле­на: Ан­дрея слож­но

узнать в об­ра­зе ста­ре­ю­ще­го му­жа (2).

С Па­у­ли­ной Ан­дре­евой в спек­так­ле­кон­цер­те «Ночь влюб­лен­ных» на сцене МХТ им. А.П.Че­хо­ва.

В ис­то­ри­че­ском се­ри­а­ле «То­бол» ак­те­ру до­ста­лась роль Йо­ха­на Ре­на­та,

плен­но­го шве­да.

В «Но­вых ел­ках» ге­рой Бур­ков­ско­го тщет­но пы­та­ет­ся удер­жать ге­ро­и­ню Ека­те­ри­ны Кли­мо­вой.

В ко­ме­дии «По­след­ний из Ма­ги­кян» пер­со­наж Ан­дрея оча­ро­вы­ва­ет бу­ду­щих ар­мян­ских род­ствен­ни­ков.

В ро­ли брян­ско­го во­е­во­ды Ро­сти­сла­ва в кар­тине «Ле­ген­да

о Ко­ло­вра­те».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.