ЗА­ГО­ВОР НА УДА­ЧУ

Счи­та­ет­ся, что это хо­ро­шо, ко­гда че­ло­век ак­тив­но и це­ле­на­прав­лен­но стро­ит свою жизнь. Но вот у та­лант­ли­во­го, весь­ма успеш­но­го ак­те­ра и от­ца тро­их де­тей Павла ТРУ­БИ­НЕ­РА все ина­че: он лю­бит вы­ра­же­ние «так со­шлись звез­ды». Так он го­во­рит и о про­фес­си­о­наль­ной

Atmosfera - - Глав­ный Ге­рой -

Па­вел, вы как-то ска­за­ли, что в шко­ле бы­ли тро­еч­ни­ком, но у вас бы­ло два лю­би­мых пред­ме­та: ли­те­ра­ту­ра, что по­нят­но, и био­ло­гия, что необыч­но.

Био­ло­гия нра­ви­лась сам не знаю по­че­му, но ни­ка­ких дол­го­игра­ю­щих пла­нов в этом смыс­ле у ме­ня ни­ко­гда не бы­ло. А ли­те­ра­ту­ру лю­бил, но чте­ние не яв­ля­лось мо­ей стра­стью.

Но я с удо­воль­стви­ем учил сти­хи, ко­то­рые нам за­да­ва­ли, и мне нра­ви­лось их чи­тать, ко­гда я вы­хо­дил к дос­ке. Прав­да, я де­лал это, сму­ща­ясь, был стес­ни­тель­ным, по­это­му на­чи­нал крив­лять­ся, что­бы ка­зать­ся уве­рен­нее. Мо­жет быть, по­это­му и по­шел в ак­тер­скую про­фес­сию.

В от­но­ше­ни­ях с од­но­класс­ни­ка­ми вы то­же бы­ли стес­ни­тель­ным?

Здесь все бы­ло со­вер­шен­но по-раз­но­му. И ме­ня мог­ли по­бить, и я мог, как и дать сда­чу.

В этом нет ни­че­го осо­бен­но­го. По-мо­е­му, ко­гда взрос­лые лю­ди на­чи­на­ют оправ­ды­вать свои неуда­чи тем, что у них бы­ли про­бле­мы в шко­ле, это все ерун­да. Ко­неч­но, бы­ва­ют тя­же­лые ис­то­рии. Но мне ка­жет­ся, не в край­них си­ту­а­ци­ях де­ти, тем бо­лее стар­ше­класс­ни­ки, долж­ны са­ми справ­лять­ся. Ес­ли ме­ня оби­жа­ли, я ни­ко­гда не жа­ло­вал­ся па­пе, ко­то­рый мог бы прий­ти и на­ка­зать ко­го-то.

В шко­лу хо­ди­ли с удо­воль­стви­ем или меч­та­ли ско­рее уй­ти из ее стен?

Ко­неч­но, тя­же­ло в шко­лу хо­дить, осо­бен­но клас­са с седь­мо­го, ко­гда у те­бя в порт­фе­ле толь­ко днев­ник, од­на тет­рад­ка на со­рок во­семь ли­стов и, мо­жет быть, учеб­ник гео­мет­рии. Ты ни­че­го не ме­ня­ешь, а пи­шешь все в од­ной тет­рад­ке. Я за­чем-то но­сил с со­бой маг­ни­то­фон. Это уже бы­ло пе­ре­стро­еч­ное вре­мя, и с осо­бой стро­го­стью к нам не от­но­си­лись.

Вы бы­ли пра­виль­ным под­рост­ком, ни­чем за­прет­ным не ба­ло­ва-

лись, по­про­бо­ва­ли по­ку­рить, вы­пить? А ро­ман­ти­че­ские сви­да­ния в шко­ле уже бы­ли?

В школь­ные го­ды я уже ба­ло­вал­ся с си­га­ре­та­ми, а вот спирт­ное по­про­бо­вал пер­вый раз уже в те­ат­раль­ном. Мы вы­пи­ли пи­ва, рас­крас­не­лись по­том, и это бы­ло очень смеш­но. Ну, и не обо­шлось там уже без пер­вой люб­ви, это бы­ли та­кие смеш­ные влюб­лен­но­сти. Прав­да, моя од­но­класс­ни­ца с пар­нем на класс стар­ше по­же­ни­лись в шест­на­дцать лет, а у дру­гой па­ры ре­бе­нок ро­дил­ся чуть ли не под ко­нец один­на­дца­то­го клас­са. И они до сих пор вме­сте жи­вут, и де­ти ро­ди­лись.

Вы учи­лись не в ГИТИСе, а в кол­ле­дже при нем?

Да, имен­но в кол­ле­дже Го­лу­бов­ско­го, моя од­но­курс­ни­ца – Аня Боль­шо­ва. По­том нам хо­те­ли до­ба­вить один курс, и та­ким об­ра­зом мы по­лу­чи­ли бы ди­плом ГИТИСа, но это­го не слу­чи­лось. Вре­мя бы­ло слож­ное, се­ре­ди­на де­вя­но­стых, так что ни­ко­му ни­че­го не хо­те­лось ме­нять.

Так что вы вы­шли со­всем юным ар­ти­стом…

Да, это сей­час уже есть кол­ледж Та­ба­ко­ва (к со­жа­ле­нию, в эти дни Оле­га Пав­ло­ви­ча не ста­ло), а мы бы­ли пер­во­про­ход­ца­ми. И он у се­бя сде­лал то, что для нас не смог­ли, ведь юным лю­дям нуж­на не об­щая про­грам­ма, ко­то­рую пре­по­да­ют в те­ат­раль­ном ин­сти­ту­те, а несколь­ко дру­гой вы­бор учеб­но­го ма­те­ри­а­ла. По­сле вось­мо­го клас­са мы еще ма­лень­кие дет­ки, со­всем незре­лые для то­го, что­бы в че­тыр­на­дцать-пят­на­дцать лет иг­рать

«Ан­ну Ка­ре­ни­ну» или «Ива­но­ва».

Вы­пуск­ни­ки кол­ле­джа Оле­га Пав­ло­ви­ча идут в ре­пер­ту­ар­ный театр. А вы то­гда это­го не хо­те­ли или по юно­сти не по­ни­ма­ли всю необ­хо­ди­мость сце­ны в жиз­ни мо­ло­до­го ак­те­ра?

Мы на­ча­ли учить­ся в тот год, ко­гда за­кон­чи­ло жить од­но го­су­дар­ство и ро­ди­лось но­вое, по­это­му в про­цес­се обу­че­ния, во вся­ком слу­чае, у ме­ня, ка­кие-то ил­лю­зии на этот счет уже от­па­ли. К кон­цу ин­сти­ту­та ки­но прак­ти­че­ски не сни­ма­ли, по­это­му я не по­ни­мал, бу­ду ли во­об­ще за­ни­мать­ся ак­тер­ской про­фес­си­ей. А для то­го, что­бы в то вре­мя слу­жить в те­ат­ре, нуж­но бы­ло быть фа­на­ти­ком сце­ны, ка­ким я на ту по­ру не яв­лял­ся. Я ни­где не по­ка­зы­вал­ся, а те немно­го­чис­лен­ные ре­жис­се­ры, ко­то­рые при­хо­ди­ли к нам на вы­пуск­ные спек­так­ли, бы­ли не те­ми, к ко­му бы мы рва­лись. Но я не жа­лею, что на тот мо­мент не от­дал свою ду­шу ре­пер­ту­ар­но­му те­ат­ру. ( Сме­ет­ся.) Я при­об­рел мно­го боль­ше, как я счи­таю.

При­об­ре­ли вы это на­мно­го поз­же, а те пер­вые го­ды без про­фес­сии бы­ли для вас слож­ны­ми, тя­же­лы­ми?

Я окон­чил кол­ледж в де­вят­на­дцать лет, воз­мож­но, по­это­му не мо­гу ска­зать, что то бы­ли го­ды тер­за­ний. Нет, то бы­ло ве­се­лое вре­мя, я осо­бен­но не за­ду­мы­вал­ся, как мно­гие мои ро­вес­ни­ки, что де­лать даль­ше. Плыл по те­че­нию.

"Р ев­ность – чув­ство жи­вот­ное, ре­флек­тор­ное. ко­гда кто-то пы­та­ет­ся на твою жен­щи­ну глаз по­ло­жить, по­не­во­ле вклю­ча­ет­ся этот ин­стинкт".

Иска­ли ра­бо­ту или она са­ма вас на­хо­ди­ла?

Что по­па­да­лось, то и де­лал. Зна­ко­мые что-то под­ки­ды­ва­ли, где-то бы­ло ин­те­рес­но, где-то – не очень. Те ра­бо­ты, ко­то­рые не ло­жи­лись на ду­шу, не за­дер­жи­ва­лись у ме­ня на­дол­го. Но бы­ли и за­ня­тия, ко­то­рые нра­ви­лись и да­же вдох­нов­ля­ли.

На­при­мер?

У нас в спорт­ком­плек­се бы­ла за­ме­ча­тель­ная на то вре­мя дет­ская фут­боль­ная шко­ла, и мы по­мо­га­ли им, ор­га­ни­зо­вы­ва­ли мат­чи. Бы­ло несколь­ко на­бо­ров де­тей, го­да три или че­ты­ре она про­су­ще­ство­ва­ла. Прав­да, де­нег это не при­но­си­ло. Так что па­рал­лель­но я про­да­вал ком­пью­те­ры. ( Улы­ба­ет­ся.) Кста­ти, на те­ме спор­та мы и с Оль­гой, бу­ду­щей же­ной, по­зна­ко­ми­лись. (Оль­га Му­хор­то­ва, мно­го­крат­ная чем­пи­он­ка в пя­ти­бо­рье. – Прим. авт.)

Она уже бы­ла ти­ту­ло­ван­ной спортс­мен­кой?

Ко­неч­но, мно­го­крат­ной чем­пи­он­кой, у нее бы­ло мно­го вся­ких куб­ков.

Вы же­ни­лись че­рез три го­да по­сле окон­ча­ния ин­сти­ту­та. Уже бо­лее-ме­нее за­ра­ба­ты­ва­ли?

Нет. Мы про­сто то­гда об этом не ду­ма­ли, ви­ной все­му мо­ло­деж­ный за­дор.

И Оль­гу не сму­ща­ло, что вы бы­ли еще на рас­пу­тье?

Вро­де бы нет. ( Сме­ет­ся.) На­вер­ное, ей это все – мои за­слу­ги и ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние – не осо­бо важ­ным ка­за­лось. Там бы­ло боль­ше ку­ра­жа и фор­са, это же та­кие… юно­ше­ские де­ла.

У вас до­ста­точ­но быст­ро ро­дил­ся сын, а это, по идее, уже со­всем дру­гая от­вет­ствен­ность...

Я дол­го, да­же во вто­рой раз, спу­стя че­ты­ре го­да, не очень ощу­щал се­бя от­цом. До­воль­но про­дол­жи­тель-

но при­вы­кал к это­му сло­ву. ( Сме­ет­ся.) У жен­щин ма­те­рин­ское чув­ство за­ло­же­но при­ро­дой, а мы его долж­ны где-то под­на­брать, по­это­му в том воз­расте я со­вер­шен­но ни­че­го не по­ни­мал. Вот сей­час у ме­ня есть дочь Ли­за, она ро­ди­лась, ко­гда мне уже ис­пол­ни­лось со­рок, и сей­час все со­вер­шен­но ина­че.

А где вы то­гда жи­ли с Олей, с детьми?

У ме­ня бы­ла квар­ти­ра, в ко­то­рой мы жи­ли все вме­сте с ма­мой. Па­па умер ра­но.

Это для вас бы­ла пер­вая се­рьез­ная тра­ге­дия?

Я уже был при­вы­чен к по­те­ре близ­ких, по­то­му что до это­го ушли ба­буш­ка и де­душ­ка. И в та­кой мо­мент ты не столь­ко стра­да­ешь и за­ни­ма­ешь­ся соб­ствен­ны­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми, сколь­ко мо­би­ли­зу­ешь се­бя, го­во­ришь, что в се­мье ты глав­ный те­перь и дол­жен ма­му за­щи­щать. Па­пы мне, без­услов­но, не хва­та­ло, не хва­та­ет и сей­час, но это жизнь.

Вы то­гда не ис­пы­ты­ва­ли внут­рен­нее вол­не­ние по по­во­ду сво­е­го бу­ду­ще­го?

Я не знаю, от­ку­да у ме­ня это, то ли дед мне го­во­рил, что все­му свое вре­мя, но я по это­му прин­ци­пу жи­ву. Ни­че­го не фор­си­рую. Но, ко­неч­но же, я и то­гда не си­дел сло­жа ру­ки. ( Улы­ба­ет­ся.)

И вы за те го­ды ни­ко­гда не впа­да­ли в де­прес­сив­ные на­стро­е­ния? Вы оп­ти­мист?

На­вер­ное, да. По­нят­но, что уны­ние воз­ни­ка­ет у каж­до­го че­ло­ве­ка по ка­ким-то при­чи­нам, но та­ких уж тя­же­лых мо­раль­ных со­сто­я­ний не воз­ни­ка­ло. Я все­гда го­во­рил се­бе, что мог­ло быть и ху­же. Я же ви­дел сво­их зна­ко­мых, дру­зей, у ко­то­рых бы­ло еще бо­лее тя­же­лое по­ло­же­ние. И это не да­ва­ло хандре на­пасть.

В на­ча­ле 2000-х го­дов, да­же в кон­це 90-х, уже ста­ли по­яв­лять­ся пер­вые се­ри­а­лы, и на­ив­ные, при­ми­тив­ные, но да­же и ка­че­ствен­ные. У вас не бы­ло зу­да, что на­до как-то

су­е­тить­ся?

В это вре­мя я и снял­ся в за­ме­ча­тель­ной ре­кла­ме ко­фе. Это бы­ло что-то бом­би­че­ское. Мое порт­фо­лио бы­ло на «Мос­филь­ме» и на сту­дии им. Горь­ко­го. Мне по­зво­ни­ли, я при­шел, и все слу­чи­лось. Это бы­ла огром­ная ре­кла­ма, ко­то­рую сни­ма­ли дат­чане, вы­де­ли­ли гро­мад­ный бюд­жет. Ко­неч­но, на тот го­но­рар я не мог ку­пить ма­ши­ну, но все рав­но для ме­ня это был ощу­ти­мый за­ра­бо­ток. И глав­ное, мое ли­цо ви­се­ло по всей стране на бил­бор­дах, кра­со­ва­лось на раз­во­ро­тах мно­гих жур­на­лов. ( Сме­ет­ся.)

Но боль­шая роль при­шла к вам все же не сра­зу...

Да, где-то че­рез па­ру лет. До это­го я снял­ся еще в па­ре ре­клам. А по­том по­сту­пи­ло пред­ло­же­ние сыг­рать в се­ри­а­ле «Плюс бес­ко­неч­ность», я очень пе­ре­жи­вал, но ме­ня утвер­ди­ли. С это­го все и пошло в про­фес­сии.

Се­го­дня вы уже не так вол­ну­е­тесь пе­ред про­ба­ми и как об­сто­ит де­ло с вы­бо­ром про­ек­тов?

Я ду­маю, что каж­дый здра­во­мыс­ля­щий ак­тер по­ни­ма­ет: на­ша про­фес­сия за­ви­си­мая и в один пре­крас­ный мо­мент те­ле­фон мо­жет за­мол­чать, боль­ше те­бя ни­кто ни­ку­да не по­зо­вет. По­это­му, без­услов­но,

"Э то бы­ла огром­ная ре­кла­ма, ко­то­рую сни­ма­ли дат­чане, вы­де­ли­ли гро­мад­ный бюд­жет. мое ли­цо ви­се­ло по всей стране на бил­бор­дах, кра­со­ва­лось в жур­на­лах″.

та­кая бо­язнь у ме­ня су­ще­ству­ет и сей­час. Хо­тя, ко­неч­но, мо­гу поз­во­лить се­бе что­то вы­би­рать. Ес­ли я со­гла­ша­юсь на ки­но, то ста­ра­юсь сде­лать его луч­ше. Од­на­ко, как бы ты ге­ни­аль­но ни сыг­рал, фильм мо­жет не сло­жить­ся. Слу­ча­ет­ся, ко­неч­но,

что пра­виль­ный вы­бор ак­те­ра на глав­ную роль – за­лог успе­ха. К при­ме­ру, в по­пу­ляр­но­сти се­ри­а­ла «Глу­харь» во мно­гом за­слу­га ха­риз­ма­тич­но­го ге­роя. Но опять же так удач­но сло­жи­лись об­сто­я­тель­ства. Как-то мы си­де­ли с Паш­кой Де­ре­вян­ко на съем­ках «Ве­ли­кой» в грим­ва­гон­чи­ке, смот­ре­ли про­бы гол­ли­вуд­ских ар­ти­стов на боль­шие ро­ли, на­при­мер, про­бы Аль Па­чи­но на Кор­леоне, и в них не уви­де­ли тот об­раз, ко­то­рый по­том по­явил­ся на экране. По­это­му я го­во­рю, что про­бы – это де­ся­тая часть то­го пер­со­на­жа, ко­то­рый у те­бя по­лу­чит­ся в ито­ге. Все скла­ды­ва­ет­ся из то­го, как ты по­го­во­ришь с ре­жис­се­ром, ка­ки­ми бу­дут твои парт­не­ры, ко­стюм и да­же де­ко­ра­ции. По­это­му, на мой взгляд, ни один ар­тист не мо­жет утвер­ждать, что его фи­зио­но­мия вы­иг­ра­ла «Оскар». ( Сме­ет­ся.)

А вы в дет­стве и юно­сти ки­но лю­би­ли?

Очень! Как, на­вер­ное, лю­бой маль­чиш­ка, я обо­жал все на­ши со­вет­ские бо­е­ви­ки, осо­бен­но «Свой сре­ди чу­жих…». Сей­час я был в спорт­за­ле с Юрой Го­лу­бе­вым, тре­не­ром Ни­ки­ты Сер­ге­е­ви­ча, и мы раз­го­ва­ри- ва­ли про этот фильм. Каж­дый из нас его смот­рел огром­ное ко­ли­че­ство раз. Еще я очень лю­бил во­ен­ные лен­ты.

Вы как-то при­зна­лись, что лю­би­те раз­вле­ка­тель­ное ки­но, по­сле ко­то­ро­го, вый­дя из за­ла, не му­ча­е­тесь пе­ре­жи­ва­ни­я­ми и тя­же­лы­ми мыс­ля­ми. Но я ду­маю, вы не о пу­стом раз­вле­че­нии го­во­ри­ли, а о том, что ожи­да­е­те в по­сле­вку­сии – по­яв­ле­ния по­ло­жи­тель­ных эмо­ций, а не ощу­ще­ния, что все ужас­но.

Вы пра­вы во мно­гом. Но ес­ли срав­ни­вать ки­но, в ко­то­ром я сни­ма­юсь, и то, что люб­лю смот­реть, это раз­ные ве­щи. А во­ен­ные кар­ти­ны – дань на­шей ис­то­рии. У ме­ня оба де­да во­е­ва­ли, один до­шел до Бер­ли­на. И да­же ба­буш­ку вой­на кос­ну­лась.

Во мне вся эта боль си­дит, по­это­му я мно­го сни­ма­юсь в та­ких филь­мах. При этом я люб­лю раз­вле­ка­тель­ное ки­но, но не пу­стое, ко­неч­но, а то, ко­то­рое несет в се­бе эмо­цию, да­ет энер­ге­ти­че­скую под­пит­ку. Вы­хо­дишь из за­ла вос­пряв­шим, а не при­би­тым. Мне стран­но слы­шать, как неко­то­рые ре­жис­се­ры го­во­рят, что сни­ма­ют ки­но для се­бя. То­гда и си­ди у се­бя на кухне и сам его смот­ри.

А в кар­ти­ну Константина Ху­дя­ко­ва «Хож­де­ние по му­кам» вы про­хо­ди­ли про­бы?

У ме­ня бы­ли пол­но­мас­штаб­ные про­бы, но по­том Кон­стан­тин Пав­ло­вич мне при­знал­ся, что боль­ше он

ни­ко­го на эту роль и не рас­смат­ри­вал. И мы с ним со­шлись, да­же по­дру­жи­лись. В кон­це экс­пе­ди­ции в Пя­ти­горск он ска­зал: «Как же жал­ко, Па­ша, что мы рань­ше не бы­ли зна­ко­мы». Он за­ме­ча­тель­ный че­ло­век. Я очень-очень бла­го­да­рен судь­бе не толь­ко за то, что мне вы­па­ла воз­мож­ность сыг­рать в та­кой кар­тине, но и по­ра­бо­тать с та­ким пре­крас­ным ре­жис­се­ром.

В ва­шем «по­служ­ном спис­ке» мно­го во­ен­ных, каг­эб­эш­ни­ков и вра­чей…

Во­об­ще-то я сыг­рал боль­шое ко­ли­че­ство са­мых раз­ных пер­со­на­жей. Един­ствен­ное, че­го в мо­ей твор­че­ской био­гра­фии не бы­ло, – фан­та­сти­че­ско­го жан­ра. Го­стя из бу­ду­ще­го я еще не иг­рал. За­то ис­то­ри­че­ских лент хва­та­ет, был у ме­ня и граф Ор­лов, и Алек­сандр Нев­ский, и да­же в ба­ле­те я участ­во­вал.

Мы го­во­рим о филь­ме «Фан­та­зии бе­лых но­чей», ко­то­рый еще не вы­шел в про­кат. А где вы за­ни­ма­лись хо­рео­гра­фи­ей?

Ко­гда сни­ма­ют­ся та­кие кар­ти­ны, слож­ность в том, что че­ло­век мо­жет за­ме­ча­тель­но тан­це­вать, а с дра­ма­ти­че­ски­ми спо­соб­но­стя­ми у него не осо­бо. Ко­гда мы го­то­ви­лись к съем­кам, при­шли в Ва­га­нов­ское учи­ли­ще к Ни­ко­лаю Цис­ка­рид­зе, ко­то­рый ска­зал, что, ко­неч­но же, не ба­лет­но­го че­ло­ве­ка вид­но сра­зу. По­это­му в филь­ме ак­цент был сде­лан не на хо­рео­гра­фии, а на том, как че­ло­век хо­дит, как раз­го­ва­ри­ва­ет. Хо­тя при­шлось по­за­ни­мать­ся, по­тру­дить­ся, я встал на пу­ан­ты и осво­ил неко­то­рые ба­лет­ные па, но, есте­ствен­но, без дуб­ле­ра не обо­шлись. Аме­ри­кан­цы лю­бят рас­суж­дать, как у них все здо­ро­во по­лу­ча­ет­ся. И ко­гда На­та­ли Порт­ман рас­ска­зы­ва­ет, что она год учи­лась тан­це­вать Ле­бе­дя, это смеш­но, по­то­му что по­том по­ка­зы­ва­ют дуб­лер­шу, у ко­то­рой дат­чи­ки на ли­це, что­бы по­том под­ста­вить в кадр ли­цо Порт­ман. Но мы то­же ста­ра­лись.

И парт­нер­ша у вас ка­кая – та­лант­ли­вая и ум­ни­ца­кра­са­ви­ца Ли­за Бо­яр­ская. Вам во­об­ще ве­зет на за­ме­ча­тель­ных ак­трис…

Да. Это прав­да. Мне дей­стви­тель­но вез­ло. А Ли­за и ак­три­са пре­крас­ная, и че­ло­век чу­дес­ный. У нее со­вер­шен­но нет звезд­но­сти, она очень доб­рая, от­зыв­чи­вая, про­стая, при­чем с кем бы то ни бы­ло, вне за­ви­си­мо­сти от про­фес­сии и ста­ту­са че­ло­ве­ка. И мне ка­жет­ся, что это са­мое важ­ное.

Ва­ша вто­рая же­на, Юля Мель­ни­ко­ва, то­же ак­три­са, слу­жит в «Са­ти­ри­коне», но, по-мо­е­му, с те­ат­ром у нее бо­лее глу­бо­кий ро­ман, чем с ки­но...

Про­сто она сде­ла­ла крен немно­го в дру­гую сто­ро­ну. Она ре­жис­сер уже, окон­чи­ла Выс­шие ре­жис­сер­ские кур­сы у Ирак­лия Кви­ри­кад­зе с крас­ным ди­пло­мом. Сня­ла три за­ме­ча­тель­ные ко­рот­ко­мет­раж­ки, од­на из них да­же в Кан­нах по­бы­ва­ла, дру­гие ез­дят до сих пор по вся­ким фе­сти­ва­лям и по­лу­ча­ют при­зы.

Но у нее ки­но жи­вое, а не фе­сти­валь­ное, по­это­му да­же воз­ни­ка­ют про­бле­мы ино­гда. Не под­хо­дят ее кар­ти­ны по фор­ма­ту: ни­кто там не умер, го­ло­ву ни­ко­му не от­ре­за­ли... У нее бо­лее смот­ри­бель­ное ки­но, по­след­нюю ее ко­рот­ко­мет­раж­ку «Лю­ба» да­же срав­ни­ва­ют с ран­ним Ми­хал­ко­вым. Юля очень та­лант­ли­вый че­ло­век, у нее все по­лу­чит­ся.

А вы до­ма ли­дер, рав­но­прав­ный парт­нер, а мо­жет быть, под­каб­луч­ник по доб­рой во­ле?

Нет, я ли­дер в хо­ро­шем смыс­ле сло­ва и ве­ду се­мью. Без­услов­но, ка­кие-то важ­ные ре­ше­ния при­ни­маю я. Но ес­ли во­прос в той сфе­ре, где мое мне­ние не тре­бу­ет­ся, это де­ла­ет Юля.

Спо­ры у вас слу­ча­ют­ся?

Ко­неч­но, спо­рим, бьем та­рел­ки ( сме­ет­ся), а по­том ми­рим­ся, схо­дим­ся. У нас все как у всех, нор­маль­ная жизнь.

А чем за­ни­ма­ет­ся ваш стар­ший сын?

Ему ско­ро де­вят­на­дцать, он увле­ка­ет­ся мо­то­гон­ка­ми, вы­сту­па­ет на со­рев­но­ва­ни­ях, а те­перь еще учит­ся в ин­сти­ту­те физ­куль­ту­ры на тре­не­ра по это­му на­прав­ле­нию.

Не от­го­ва­ри­ва­е­те от мо­то­го­нок, опас­ное же де­ло?

Нет, хо­тя и пе­ре­жи­ваю. Это его вы­бор, ему нра­вит­ся. Сей­час он бу­дет го­то­вить­ся к чем­пи­о­на­ту Рос­сии и к ев­ро­пей­ским эта­пам куб­ков. И уже за­ни­ма­ет­ся тре­нер­ской ра­бо­той. А сред­ний сын еще в шко­ле учит­ся. Он ав­то­гон­щик. В про­шлом го­ду во­шел в пя­тер­ку пи­ло­тов и этим ле­том по­едет на фи­нал лю­би­тель­ских со­рев­но­ва­ний СВС в Ве­не­цию.

Те­перь вся на­деж­да на доч­ку, что она не бу­дет вас вол­но­вать. К то­му же у нее же ак­тер­ские ге­ны…

Посмот­рим, что бу­дет, что она вы­бе­рет. Сей­час во­об­ще ра­но о чем-то го­во­рить. Ли­за ба­рыш­ня свое­нрав­ная, жест­кая да­же, с ха­рак­те­ром в свои два с по­ло­ви­ной го­да. Не мо­гу ска­зать, что она из нас ве­рев­ки вьет, но по­дви­ва­ет. Она очень ак­тив­ная и лю­бит пу­те­ше­ствия.

Вы про­шли брак со спортс­мен­кой, те­перь вы с же­ной – кол­ле­ги. Общ­ность про­фес­сии для се­мей­ных от­но­ше­ний да­ет боль­ше плю­сов, чем ми­ну­сов?

На мой взгляд, сфе­ра де­я­тель­но­сти не име­ет ни­ка­ко­го зна­че­ния. Са­мое глав­ное – по­ни­мать че­ло­ве­ка на ка­ком-то са­краль­ном уровне. Ес­ли у вас су­ще­ству­ет шту­ка под на­зва­ни­ем «лю­бовь», то боль­ше ни­че­го и не нуж­но.

"С фе­ра де­я­тель­но­сти не име­ет зна­че­ния. са­мое глав­ное – по­ни­мать че­ло­ве­ка на са­краль­ном уровне. ес­ли есть лю­бовь, то боль­ше ни­че­го и не нуж­но″.

2 С же­ной, ак­три­сой и ре­жис­се­ром Юли­ей Мель­ни­ко­вой, и до­че­рью Ли­зой (1). Стар­шие сы­но­вья Па­вел и Алек­сандр ро­ди­лись в бра­кес Оль­гой Му­хор­то­вой (2).

Хок­кей – од­но из хоб­би ар­ти­ста (3). Стар­ше­му сы­ну Алек­сан­дру де­вят­на­дцать лет, онувле­ка­ет­ся мо­то­гон­ка­ми (4).

В кар­тине «Фан­та­зии бе­лых но­чей» наш ге­рой оку­нул­ся в мир ба­ле­та. Его парт­нер­шей ста­ла Ели­за­ве­та Бо­яр­ская (1). В се­ри­а­ле «Вто­рое зре­ние» Тру­би­нер сыг­рал сле­по­го сле­до­ва­те­ля (2).

В ро­ли Ва­ди­ма Ро­щи­на в те­ле­филь­ме «Хож­де­ние по му­кам» (1). В но­вом се­ри­а­ле «Лан­цет» ак­те­ру при­шлось пе­ре­во­пло­тить­ся в хи­рур­га (2).А в ис­то­ри­че­ском ки­но «Ве­ли­кая» он в об­ра­зе ца­ре­двор­ца гра­фа Ор­ло­ва (3).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.