ОТ­ПЕ­ЧАТ­КИ

Atmosfera - - Содержание - Текст: Еле­на РЖЕВУСКАЯ

За­гад­ка ги­бе­ли лет­чи­цы

Аме­лии Эр­харт до сих пор бу­до­ра­жит умы ис­сле­до­ва­те­лей

Во вре­ме­на, ко­гда жен­щин неохот­но пус­ка­ли в муж­ские про­фес­сии, Аме­лия ЭР­ХАРТ не по­бо­я­лась бро­сить вы­зов услов­но­стям. Хруп­кая де­вуш­ка в оди­ноч­ку под­ни­ма­ла в воз­дух не­боль­шой са­мо­лет и ста­ви­ла ре­корд за ре­кор­дом. Она жи­ла небом. Мно­го­чис­лен­ные кни­ги и пись­ма, остав­лен­ные Эр­харт, сви­де­тель­ству­ют о том, что са­мые неве­ро­ят­ные меч­ты ге­ро­и­ни сбы­лись, но об­ре­ла ли она сча­стье? Все­го чуть-чуть не до­жив до со­ро­ка лет, Аме­лия по­гиб­ла, со­вер­шая по­лет во­круг све­та – глав­ный и, по­жа­луй, слож­ней­ший в ее ка­рье­ре. За­гад­ка ее ги­бе­ли бу­до­ра­жит умы ис­сле­до­ва­те­лей до сих пор.

Ро­ди­те­ли про­чи­ли ей со­всем дру­гую жизнь. Да и как мож­но бы­ло по­ду­мать, что ра­фи­ни­ро­ван­ная де­воч­ка из обес­пе­чен­ной се­мьи ре­шит свя­зать свою жизнь с небом и за­ткнет за по­яс мно­гих муж­чин. Аме­лия Эр­харт ро­ди­лась в Аме­ри­ке на по­ро­ге два­дца­то­го ве­ка – 24 июля 1897 го­да. Пер­вые го­ды сво­ей жиз­ни она про­ве­ла в до­ме де­да. Ува­жа­е­мый су­дья и очень обес­пе­чен­ный че­ло­век хо­тел, что­бы внуч­ка ни в чем не нуж­да­лась. Тем бо­лее что ее отец Эдвин Эр­харт по­лу­чал кро­хи и обес­пе­чить се­мье при­лич­но­го су­ще­ство­ва­ния не мог. За­то в до­ме де­душ­ки бы­ло все: и ве­ре­ни­ца слуг, и огром­ный вы­бор пла­тьев и шля­пок, и обед из пя­ти блюд по рас­пи­са­нию. Прав­да, юной Аме­лии бы­ло ин­те­рес­ней хо­дить с де­ду­лей на охо­ту. Маль­чи­ше­ские за­ба­вы влек­ли ее, на­при­мер, в семь лет она вме­сте с дя­дей по­стро­и­ла у са­рая гор­ку с трам­пли­ном.

По­нят­но, что де­вуш­ка с та­ки­ми ин­те­ре­са­ми не мог­ла вы­брать обыч­ную про­фес­сию. Но, как ни стран­но, са­мо­лет она впер­вые уви­де­ла по чи­стой слу­чай­но­сти. Па­па по­вел доч­ку на го­род­ской празд­ник. Там со­сто­я­лась ее пер­вая встре­ча с аэро­пла­ном. «Нечто ме­тал­ли­че­ское, об­мо­тан­ное про­во­ло­кой, со­вер­шен­но неин­те­рес­ное», – вспо­ми­на­ла Аме­лия. Вско­ре жизнь бу­ду­щей лет­чи­цы силь­но из­ме­ни­лась: отец на­чал при­кла­ды­вать­ся к бу­тыл­ке, и ро­ди­те­ли раз­ве­лись. Аме­лия с ма­те­рью пе­ре­еха­ли в Чи­ка­го, там она за­кон­чи­ла шко­лу. При­шлось силь­но эко­но­мить, что­бы дер­жать­ся на пла­ву, так что она но­си­ла ве­щи го­да­ми. Есте­ствен­но, не обо­шлось без на­сме-

Во вре­мя кру­го­свет­ки эр­харт яко­бы за­кру­ти­ла ро­ман со штур­ма­ном. по­го­ва­ри­ва­ли, что он со­гла­сил­ся ле­теть толь­ко по­то­му, что был в нее без па­мя­ти влюб­лен. шек дру­гих уче­ни­ков. Но де­воч­ка быст­ро на­учи­лась да­вать от­пор. Усво­ив урок сво­ей ма­те­ри, она по­кля­лась се­бе ни­ко­гда не за­ви­сеть от муж­чи­ны.

ДЕ­ВУШ­КА И КАНАРЕЙКА

Про по­ле­ты Аме­лия не ду­ма­ла до два­дца­ти трех лет. Имен­но в этом воз­расте отец, с ко­то­рым она под­дер­жи­ва­ла от­но­ше­ния, вновь при­вел ее на лет­ное по­ле. И вро­де ни­че­го но­во­го она там не уви­де­ла, но в этот раз что-то в ней пе­ре­вер­ну­лось. На­блю­дая, как кро- шеч­ные са­мо­ле­ти­ки кру­жат­ся в воз­ду­хе, де­вуш­ка то­же за­хо­те­ла ту­да, в небо. И не про­сто ле­тать, а управ­лять этой шту­ко­ви­ной. Уже на сле­ду­ю­щий день она бы­ла на мест­ном аэро­дро­ме. За де­сять дол­ла­ров здесь мож­но бы­ло со­вер­шить про­гул­ку на аэро­плане. Ко­гда са­мо­лет мед­лен­но взмыл над го­ро­дом, у Аме­лии пе­ре­хва­ти­ло ды­ха­ние. День сто­ял яс­ный, и пи­лот ре­шил по­кра­со­вать­ся пе­ред спут­ни­цей и сде­лать ви­раж. Ни­че­го луч­ше она в жиз­ни не ис­пы­ты­ва­ла! Ко­неч­но, она бу­дет ле­тать са­ма! Об этом Аме­лия с гор­до­стью со­об­щи­ла лет­чи­ку по­сле при­зем­ле­ния и, ко­неч­но, по­лу­чи­ла в свой ад­рес тон­ну на­сме­шек, сво­дя­щих­ся лишь к од­но­му: жен­щине в небе де­лать нече­го. Но Аме­лия Эр­харт не бы­ла бы со­бой, ес­ли б это ее оста­но­ви­ло. Она тут же на­ча­ла ис­кать лет­ную шко­лу и очень уди­ви­лась, ко­гда вы­яс­ни­лось, что в воз­ду­хе она бу­дет не пер­вой. К 1920 го­ду в США на­счи­ты­ва­лось уже око­ло ста лет­чиц. Но это не бе­да, ре­ши­ла Аме­лия, она про­сто бу­дет вы­ше, быст­рее и силь­нее. Ее влек­ли ре­кор­ды.

Че­рез несколь­ко дней у де­вуш­ки уже был свой лет­ный ин­струк­тор, при­чем то­же жен­щи­на. Ани­та Снук за­ло­ми­ла за свои уро­ки нешу­точ­ный го­но­рар,

но Аме­лия не при­вык­ла от­сту­пать. Она ста­ла по­мо­гать в кон­то­ре от­ца, устро­и­лась в те­ле­фон­ную ком­па­нию и в ап­те­ку и при­сту­пи­ла к обу­че­нию. Са­ма судь­ба спо­соб­ство­ва­ла ей: на по­лу­чен­ные в на­след­ство день­ги она ку­пи­ла пер­вый аэро­план, ко­то­рый за яр­ко-жел­тый цвет про­зва­ла Ка­на­рей­кой. Ани­та Снук бу­ше­ва­ла! По ее мне­нию, са­мо­лет был сла­бый, с нена­деж­ным дви­га­те­лем, но­ви­чок с ним по­про­сту не спра­вит­ся. Од­на­ко Аме­лия про­яви­ла без­рас­суд­ную на­стой­чи­вость, впо­след­ствии эта чер­та со­слу­жит ей плохую служ­бу.

У Эр­харт от­сут­ство­вал страх – вот что сра­зу от­ме­ти­ла Ани­та в ней. Она вспо­ми­на­ет первую ава­рию сво­ей уче­ни­цы: во вре­мя взле­та та не су­ме­ла быст­ро на­брать вы­со­ту и вре­за­лась в де­ре­вья. К сча­стью, лет­чи­цы не по­стра­да­ли. Опра­вив­шись, Ани­та по­те­ря­ла дар ре­чи: Аме­лия си­де­ла по­сре­ди об­лом­ков и… пуд­ри­ла нос в ожи­да­нии ре­пор­те­ров! Она на­ча­ла гре­зить о сла­ве. В сво­ем пер­вом ин­тер­вью, дан­ном ле­том 1922 го­да, аб­со­лют­но неопыт­ная по тем вре­ме­нам Аме­лия за­яви­ла, что «по­бьет в воз­ду­хе все муж­ские до­сти­же­ния». В ок­тяб­ре

1922 го­да Эр­харт уста­но­ви­ла пер­вый ре­корд, под­няв­шись П ут­нэм не от­хо­дил от сво­ей про­те­же ни на шаг, а его су­пру­га до­ро­ти ее обо­жа­ла. по­сле раз­во­да да­же на­ста­и­ва­ла, что­бы быв­ший муж же­нил­ся на аме­лии.

ПО­КО­РЕ­НИЕ АТЛАНТИКИ

В 1927 го­ду про лет­чи­цу уже ак­тив­но пи­са­ли. Ле­том из­да­тель Джордж Пут­нэм сде­лал ей пред­ло­же­ние, от ко­то­ро­го невоз­мож­но от­ка­зать­ся, – стать пер­вой жен­щи­ной, ко­то­рая пе­ре­ле­тит Ат­лан­ти­ку. Он по­дал это как свою идею, что­бы не спуг­нуть Аме­лию, но на са­мом де­ле все бы­ло несколь­ко ина­че. Из­на­чаль­но он пла­ни­ро­вал этот по­лет с ан­глий­ской ари­сто­крат­кой Эми Гест. Ак­тив­ная фе­ми­нист­ка, эн­ту­зи­аст­ка жен­ской авиа­ции, мисс Гест хо­те­ла са­ма со­вер­шить пе­ре­лет. Од­на­ко се­мья вос­про­ти­ви­лась, и то­гда она об­ра­ти­лась к Пут­нэму, что­бы из­да­тель на­шел под­хо­дя­щую кан­ди­да­ту­ру для ре­кор­да. Толь­ко непре­мен­но жен­щи­ну! Есте­ствен­но, он сра­зу не ска­зал Аме­лии, что для вер­но­сти са­мо­лет по­ве­дут опыт­ные штур­ма­ны-муж­чи­ны. Ко­гда она узна­ла, бы­ла в яро­сти. «Я не по­ле­чу как ме­шок с кар­тош­кой!» – во­пи­ла лет­чи­ца. Но Пут­нэм ска­зал, что это даст тол­чок ее ка­рье­ре, и свое­нрав­ная де­вуш­ка со­гла­си­лась.

17 июня 1928 го­да эки­паж из трех че­ло­век вы­ле­тел в Ан­глию. За два­дцать ча­сов со­рок ми­нут они пре­одо­ле­ли рас­сто­я­ние в три ты­ся­чи ки­ло­мет­ров.

И нструк­тор ани­та снук бу­ше­ва­ла. са­мо­лет был сла­бый, с нена­деж­ным дви­га­те­лем, но­ви­чок с ним по­про­сту не спра­вит­ся! но у эр­харт от­сут­ство­вал страх. Ко­гда са­мо­лет кос­нул­ся зем­ли, в ба­ках оста­ва­лось го­рю­че­го все­го лишь на час по­ле­та. Аме­лии не да­ли да­же при­тро­нуть­ся к штур­ва­лу. С од­ной сто­ро­ны, она ис­кренне вос­хи­ща­лась эти­ми людь­ми, с дру­гой – зли­лась: она бы то­же спра­ви­лась. В Лон­доне ре­корд­сме­нов встре­ча­ла ги­гант­ская тол­па. Люд­ское мо­ре вол­но­ва­лось и вос­тор­жен­но скан­ди­ро­ва­ло толь­ко од­но имя: «Эр­харт! Эр­харт!». Муж­чи­ны скром­но сто­я­ли в стороне, на них ни­кто не об­ра­щал вни­ма­ния. Так Аме­лия ста­ла пер­вой жен­щи­ной в ис­то­рии, пе­ре­сек­шей Ат­лан­ти­ку.

Джордж Пут­нэм ре­шил ко­вать же­ле­зо, по­ка го­ря­чо. Сот­ни ин­тер­вью, кни­га о по­ле­те, пресс-ту­ры… Пут­нэм не от­хо­дил от де­вуш­ки ни на шаг. Он был же­нат, но его су­пру­га До­ро­ти про­сто обо­жа­ла Аме­лию, хо­ди­ла с ней за по­куп­ка­ми, да­ри­ла вся­кие ме­ло­чи и по­ощ­ря­ла друж­бу с Джор­джем. Весь­ма при­ме­ча­тель­но, что пер­вая кни­га Эр­харт «Два­дцать ча­сов со­рок ми­нут» по­свя­ще­на не ко­му-ни­будь, а имен­но До­ро­ти Пут­нэм! В 1929 го­ду Пут­нэмы раз­ве­лись, при­чем До­ро­ти на­ста­и­ва­ла, что­бы быв­ший муж же­нил­ся на их об­щей по­дру­ге. Аме­лия на пред­ло­же­ние Джор­джа по­на­ча­лу от­ве­ти­ла от­ка­зом, но 7 фев­ра­ля 1931 го­да они на­ко­нец по­же­ни­лись. Де­вуш­ка по­тре­бо­ва­ла у Пут­нэ­ма од­но­го: что­бы он не вме­ши­вал­ся в ее лет­ные пла­ны. Джордж с неохо­той со­гла­сил­ся. По­жа­лел он об этом очень ско­ро. Аме­лия за­яви­ла, что сно­ва по­ле­тит че­рез Ат­лан­ти­ку, на этот раз од­на. За­хва­тив с со­бой лишь тер­мос су­па и несколь­ко ба­но­чек то­мат­но­го со­ка, бес­страш­ная лет­чи­ца стар­то­ва­ла в сто­ро­ну Бри­та­нии. Про­ща­ясь с му­жем, не за­бы­ла про свой фир­мен­ный знак и по­вя­за­ла по­верх ком­би­не­зо­на шел­ко­вый шарф. Джордж не уста­вал удив­лять­ся этой жен­щине: где вол­не­ние, где страх?! Об этом по­ле­те Аме­лия Эр­харт пи­са­ла, что он про­шел для нее как пять ми­нут, хо­тя в пу­ти ока­за­лось мно­го опас­ных неожи­дан­но­стей: несколь­ко раз рез­ко из­ме­ня­лась по­го­да, при­мер­но в се­ре­дине пу­те­ше­ствия сло­мал­ся вы­со­то­мер, позд­нее Аме­лия об­на­ру­жи­ла, что под­те­ка­ет го­рю­чее.

Под ко­нец она все-та­ки сби­лась с кур­са и по­са­ди­ла са­мо­лет в Ир­лан­дии. По­ми­мо то­го что на­ша ге­ро­и­ня ста­ла пер­вой жен­щи­ной, в оди­ноч­ку пе­ре­сек­шей Ат­лан­ти­ку, она так­же сде­ла­лась ре­корд­смен­кой са­мо­го длин­но­го бес­по­са­доч­но­го по­ле­та сре­ди пред­ста­ви­тель­ниц сво­е­го по­ла.

По­сле пе­ре­ле­та Аме­лия пре­вра­ти­лась в на­ци­о­наль­ную ге­ро­и­ню. Пре­зи­дент Гувер удо­сто­ил ее ме­да­ли Национального гео­гра­фи­че­ско­го об­ще­ства, а аме­ри­кан­ский Кон­гресс на­гра­дил кре­стом «За лет­ные за­слу­ги». Эр­харт да­же на­зва­ли жен­щи­ной го­да.

Сы­но­вья Пут­нэ­ма Дэ­вид и Джордж обо­жа­ли ма­че­ху. Джордж Пут­нэм-млад­ший то­же за­бо­лел небом и впо­след­ствии стал лет­чи­ком.

ПО­СЛЕД­НИЙ ПО­ЛЕТ

Ка­за­лось бы, мож­но рас­сла­бить­ся и жить в свое удо­воль­ствие. Пут­нэмы ку­пи­ли рос­кош­ный дом. К услу­гам Аме­лии бы­ло все: бас­сейн, тен­нис­ные кор­ты, бейс­боль­ная пло­щад­ка. Но она не мог­ла уго­мо­нить­ся. В ав­гу­сте 1932 го­да до­бра­лась из ЛосАн­дже­ле­са в Нью-Джер­си, уста­но­вив ми­ро­вой ре­корд ско­ро­сти. За­од­но ста­ла пер­вой жен­щи­ной, Л ет­чи­ца си­де­ла по­сре­ди об­лом­ков са­мо­ле­та… и пуд­ри­ла нос в ожи­да­нии ре­пор­те­ров. в сво­ем пер­вом ин­тер­вью она за­яви­ла, что по­бьет в небе все муж­ские ре­кор­ды. пе­ре­ле­тев­шей с од­но­го по­бе­ре­жья Аме­ри­ки на дру­гое. 11 ян­ва­ря 1935 го­да Эр­харт вы­ле­те­ла с Га­вай­ев в Ка­ли­фор­нию, без осо­бо­го тру­да одо­лев марш­рут, на ко­то­ром до нее по­гиб­ли де­сят­ки лет­чи­ков. За этим по­сле­до­ва­ли дру­гие оди­ноч­ные по­ле­ты. Но од­на идея ни­как не да­ва­ла ей по­коя…

Эр­харт по су­ти бы­ла ави­а­нар­ко­ман­кой. Од­на­ж­ды она са­ма при­зна­лась му­жу, что бо­ит­ся «по­ко­рить все вы­со­ты». Что она ста­нет де­лать то­гда? И но­вая вы­со­та за­ма­я­чи- ла на го­ри­зон­те. В 1937 го­ду по­чти со­ро­ка­лет­няя Аме­лия ре­ши­ла со­вер­шить свой по­след­ний по­лет – во­круг све­та по мак­си­маль­но про­тя­жен­но­му марш­ру­ту, дер­жась око­ло эк­ва­то­ра. В то вре­мя она уже ста­ла за­ду­мы­вать­ся о де­тях и ча­сто го­во­ри­ла, что гря­дет эпо­ха граж­дан­ской авиа­ции и ин­же­не­ров. В сво­ем по­след­нем пись­ме му­жу Эр­харт при­зна­лась: «Я хо­чу это сде­лать, по­то­му что я так хо­чу. Жен­щи­ны долж­ны пы­тать­ся де­лать то, что пы­та­лись муж­чи­ны. И ес­ли мы тер­пим по­ра­же­ние – пусть это ста­нет сти­му­лом для дру­гих».

Пер­вая по­пыт­ка не за­да­лась сра­зу: у са­мо­ле­та сло­ма­лось шас­си, и он рух­нул на взлет­ную по­ло­су. Вто­рой старт кру­го­свет­ки был на­зна­чен на 1 июня 1937 го­да, Эр­харт и ее штур­ман Фред Нунэн вы­ле­те­ли из Май­а­ми и к кон­цу ме­ся­ца до­бра­лись до Па­пуа – Но­вой Гви­неи. Боль­шая часть пу­ти бы­ла по­за­ди. 29 июня Эр­харт и Нунэн до­стиг­ли ост­ро­ва Лаэ в Но­вой Гви­нее. От­сю­да Аме­лия на­пи­са­ла му­жу: «Ка­жет­ся, у ме­ня в за­па­се остал­ся все­го один удач­ный по­лет. Ко­гда я за­вер­шу это пу­те­ше­ствие, то, по­жа­луй, оста­нов­люсь». Весь мир об­ле­те­ли фо­то­гра­фии Эр­харт и Нунэна из Лаэ. Аме­лия вы­гля­дит на них боль­ной и из­мож­ден­ной: кру­ги под гла­за­ми, по­тух­ший взгляд. У Нунэна вид то­же уста­лый. В неко­то­рых

био­гра­фи­ях Эр­харт утвер­жда­ет­ся, что

во вре­мя пе­ре­ле­та она за­кру­ти­ла ро­ман со штур­ма­ном. Яко­бы это на­блю­да­ли те, кто встре­чал и об­слу­жи­вал эки­паж на оста­нов­ках. По­го­ва­ри­ва­ли, что Нунэн во­об­ще со­гла­сил­ся ле­теть с Эр­харт толь­ко по­то­му, что дав­но был в нее влюб­лен.

Итак, оста­ва­лось пре­одо­леть по­след­ний от­ре­зок пу­ти – до кро­шеч­но­го ост­ро­ва Хау­ленд. Для Аме­лии там спе­ци­аль­но по­стро­и­ли взлет­ную по­ло­су. По­сколь­ку ра­дио­связь бы­ла очень сла­бой, аме­ри­кан­цы по­ста­ви­ли око­ло ост­ро­ва ка­тер бе­ре­го­вой охра­ны «Ита­ка» с ра­дио­пе­ре­дат­чи­ком, ко­то­рый дол­жен был стать про­вод­ни­ком для нее. Как толь­ко на «Ита­ке» по­лу­чи­ли со­об­ще­ние, что Эр­харт вы­ле- К огда са­мо­лет мед­лен­но взмыл над го­ро­дом, у аме­лии пе­ре­хва­ти­ло ды­ха­ние. ни­че­го луч­ше она в жиз­ни не ис­пы­ты­ва­ла. ко­неч­но, она бу­дет ле­тать са­ма! те­ла с Лаэ, с ней по­про­бо­ва­ли свя­зать­ся по ра­дио. Од­на­ко Аме­лия не от­ве­ча­ла. Толь­ко че­рез две­на­дцать ча­сов на ка­те­ре услы­ша­ли ее го­лос: «Об­лач­но. По­го­да ухуд­ша­ет­ся… Ло­бо­вой ве­тер…» И ти­ши­на. На­ко­нец че­рез во­сем­на­дцать ча­сов в эфир во­рвал­ся от­ча­ян­ный вопль Эр­харт: «Вы­зы­ваю «Ита­ку». Вы­зы­ваю «Ита­ку». Мы где-то ря­дом, но не ви­дим вас. Го­рю­че­го оста­лось на трид­цать ми­нут…»

Ко­гда пре­кра­ти­лась связь, ВМС США на­ча­ли са­мую мас­штаб­ную спа­са­тель­ную опе­ра­цию в сво­ей ис­то­рии. Од­на­ко по­ис­ки не да­ли ре­зуль­та­та. 5 ян­ва­ря 1939 го­да Аме­лия Эр­харт и Фре­де­рик Нунэн офи­ци­аль­но бы­ли при­зна­ны по­гиб­ши­ми, хо­тя точной ин­фор­ма­ции об их судь­бе нет до сих пор. По од­ной вер­сии, они рух­ну­ли в оке­ан, по дру­гой – Эр­харт по­са­ди­ла са­мо­лет на од­ном из ма­лень­ких ост­ров­ков, но при по­сад­ке эки­паж по­лу­чил се­рьез­ные ра­не­ния, от ко­то­рых они вско­ре и скон­ча­лись. Есть и тре­тье пред­по­ло­же­ние – Аме­лия Эр­харт и Фред Нунэн ока­за­лись в пле­ну у япон­цев, стро­ив­ших на рас­по­ло­жен­ных в этой ча­сти Ти­хо­го оке­а­на ост­ро­вах свои во­ен­ные ба­зы. Яко­бы лет­чи­ки про­ве­ли несколь­ко лет в пле­ну и бы­ли каз­не­ны в кон­це вой­ны. Вер­сий мно­го, но до­ка­зать с аб­со­лют­ной точ­но­стью по­ка не уда­лось ни од­ну из них... Воз­мож­но, ко­гда-ни­будь эту за­гад­ку смо­гут раз­га­дать.

Она бо­ле­ла по­ле­та­ми и, ка­жет­ся, до­га­ды­ва­лась, что они ста­нут не толь­ко ве­ли­чай­шим сча­стьем в ее жиз­ни, но и при­чи­ной ги­бе­ли. Но та­кие ме­ло­чи не мог­ли ис­пу­гать Аме­лию Эр­харт, небо зва­ло ее к се­бе и ма­ни­ло но­вы­ми ре­кор­да­ми.

Мно­гие от­ме­ча­ли, что Аме­лия не лю­би­ла му­жа, но бы­ла к нему

крайне при­вя­за­на. Джордж Пут­нэм, на­п­ро

тив, ее обо­жал.

По­ко­рив­шую Ат­лан­ти­ку де­вуш­ку встре­ча­ла вос­тор­жен­ная тол­па (1). Идея об­ле­теть мир несколь­ко лет не да­ва­ла по­коя Эр­харт (2).

на че­ты­ре ты­ся­чи мет­ров. Так вы­со­ко жен­щи­ны еще не за­би­ра­лись.

Лет­чи­ца и ее штур­ман Фред Нунэн про­па­ли над оке­а­ном (1). Ин­струк­тор Ани­та Снук то­же

бы­ла ре­корд­смен­кой (2).

Ма­ма и сест­ра Аме­лии одоб­ря­ли все ее сме

лые на­чи­на­ния.

Джордж Пут­нэм с сы­ном дол­го не мог­ли сми­рить

ся с ги­бе­лью Аме­лии .

Ор­га­ни­за­ция «Де­вя­но­сто де­вять», соз­дан­ная на­шей ге­ро­и­ней, бо­ро­лась за пра­ва жен­щин

лет­чиц.

Жен­щи­на-пи­лот не зна­ла стра­ха. Ей хо­те­лось быть быст­рее, вы­ше и силь­нее муж­чин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.