АТ­МО­СФЕ­РА ЛЮБ­ВИ

Atmosfera - - Содержание - Текст: Ма­ри­на ЗЕЛЬЦЕР Фо­то: Вла­ди­мир МЫШКИН

«Ре­бен­ка мы не пла­ни­ро­ва­ли, все вы­шло слу­чай­но» – Да­ни­ла

Стек­лов и На­деж­да Лум­по­ва ста­ли ро­ди­те­ля­ми

Да­ни­ла СТЕК­ЛОВ и На­деж­да ЛУМ­ПО­ВА и с пер­во­го взгля­да аб­со­лют­но раз­ные. Он очень эмо­ци­о­наль­ный, от­кры­тый, по­движ­ный, как ртуть, а она неспеш­ная, ти­хая, вся в се­бе. Он моск­вич, про­дол­жа­тель из­вест­ной ак­тер­ской фа­ми­лии, а она из да­ле­ко­го Со­ли­кам­ска, из са­мой обыч­ной се­мьи. Но, на­вер­ное, эта раз­ность и пре­крас­ное чув­ство юмо­ра и поз­во­ли­ли сло­жить­ся их паз­лу. Они вме­сте все­го два го­да, но у них уже по­явил­ся но­вый член се­мьи – сын Пе­тя, ко­то­ро­му сей­час три ме­ся­ца.

Как, на ваш взгляд, по­ме­ня­лась жизнь с рож­де­ни­ем Пе­ти? Да­ни­ла: Во­об­ще все по­ме­ня­лось. Нет сна, нет вре­ме­ни об­щать­ся с дру­зья­ми. Те­перь встре­ча­ем­ся толь­ко с те­ми, у ко­го есть де­ти, ко­то­рые мо­гут от­дать ка­кую-ни­будь одеж­ду. ( Сме­ет­ся.) Боль­ше вре­ме­ни про­во­дим до­ма. Но я все­гда меч­тал о сво­ей квар­ти­ре, се­мье, ре­бен­ке. У ме­ня ку­ча дру­зей и зна­ко­мых жи­вут, как сей­час мод­но, для се­бя, но это не мое.

На­дя, а ты уже хо­те­ла ре­бен­ка, ко­гда на­чал­ся ро­ман с Да­ней, или вы уже на­ча­ли жить вме­сте? На­деж­да:

В на­ча­ле на­ших от­но­ше­ний, есте­ствен­но, ду­ма­ла об этом, но с боль­шой пер­спек­ти­вой. Од­на­ко все раз­ви­ва­лось стре­ми­тель­но. Раз – и на­ча­ли жить вме­сте, раз – и ку­пи­ли квар­ти­ру в ипо­те­ку. Да­ня быст­ро со­здал усло­вия, что­бы насту­пил мо­мент, ко­гда я ре­ши­ла про се­бя: хо­чу, что­бы он был от­цом мо­их де­тей, – и на­ча­ла фан­та­зи­ро­вать раз­ные си­ту­а­ции, ко­гда нас уже трое и боль­ше. Но во­об­ще я дол­го при­ни­маю ре­ше­ния, это ка­са­ет­ся все­го. Да­ня все­гда ме­ня то­ро­пит и психу­ет от мо­ей мед­ли­тель­но­сти.

Да­ни­ла: Я боль­ше все­го не люб­лю оче­ре­ди, не люб­лю ждать. Хо­тя в на­шей про­фес­сии это ка­че­ство необ- хо­ди­мо, и, здесь, на­вер­ное, я на­учил­ся тер­пе­нию, но в жиз­ни у ме­ня по­сто­ян­но воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, что мы опаз­ды­ва­ем ку­да-то. А хо­чет­ся все успеть, жизнь-то ко­рот­кая.

На­деж­да: А я пол­ная ему про­ти­во­по­лож­ность. Ни­ко­гда не за­бу­ду, как од­на­жды, ко­гда я бы­ла ма­лень­кой, мы с па­пой шли ку­да-то и на­ше де­ло про­ва­ли­лось. И он ска­зал: «Вот, На­дя, ты ме­ня то­ро­пи­ла, а на­до бы­ло встать на до­ро­ге и по­ду­мать». Я сво­е­го па­пу очень люб­лю, он для ме­ня аб­со­лют­ный ав­то­ри­тет, по­это­му жи­ву его за­по­ве­дя­ми. Ино­гда мне ка­жет­ся, что Да­ня и па­па очень по­хо­жи, не по ха­рак­те­ру, а по ка­кой-то муж­ской цель­но­сти, по сво­ей су­ти.

Да­ня, а в ко­го в те­бе это же­ла­ние спе­шить? Да­ни­ла:

Не знаю, в ко­го. Дед ме­ня во­об­ще не вос­пи­ты­вал, по­это­му в него у ме­ня ни­че­го нет, толь­ко ге­ны. Мо­жет быть, это от Во­ло­ди Боль­шо­ва

(ак­тер и муж Агрип­пи­ны Стек­ло­вой, ма­те­ри Да­ни­лы. – Прим. авт.). С каж­дым го­дом я все боль­ше за­ме­чаю в се­бе его чер­ты. И пло­хие, и хо­ро­шие.

На­деж­да: Мне ка­жет­ся, ря­дом с Во­ло­дей есть ощу­ще­ние, что ты как за ка­мен­ной сте­ной. И с Да­ней все точ­но так же.

Да­ни­ла: Хо­тя Во­ло­дя мо­жет быть очень рез­ким, и я то­же. Он на­учил ме­ня лю­бить жен­щин: ма­му, же­ну. И что-то я за­ме­чаю в се­бе и от де­да – одер­жи­мость, на­при­мер. А во­об­ще сын ме­ня очень ор­га­ни­зо­вал, я стал бо­лее от­вет­ствен­ным, ко­гда узнал, что На­дя бе­ре­мен­на. Сра­зу ку­пил ма­ши­ну, по­то­му что по­нял, что с ре­бен­ком ина­че не спра­вим­ся. По­том мы быст­ро вы­пла­ти­ли ипо­те­ку. Я рез­ко по­взрос­лел, на­вер­ное, так же как и На­дя. Хо­тя мы та­кие же мо­ло­дые ре­бя­та во всем осталь­ном. По­сле рож­де­ния Пе­ти ста­ра­юсь жене по­мо­гать изо всех сил.

На­деж­да: Да­ня толь­ко ма­мой не мо­жет быть ( сме­ет­ся), все осталь­ное уме­ет.

Да­ни­ла: Пер­вые ме­ся­цы я вста­вал каж­дое корм­ле­ние, про­сто си­дел ря­дом, но сей­час На­дя уже на­учи­лась, и мне мож­но по­спать. Ку­па­ем Пе­тю вме­сте.

А ро­жа­ли то­же вме­сте? Да­ни­ла:

Не со­всем. Я был за стек­лом, под­гля­ды­вал. Я хотел на­хо­дить­ся в па­ла­те, дер­жать ее за ру­ку, был мо­раль­но к это­му го­тов. Мы под­пи­са­ли до­го­вор на сов­мест­ные ро­ды. Про­сто На­дя уже ле­жа­ла в род­до­ме несколь­ко дней. Я каж­дый день к ней при­ез­жал, а два­дцать де­вя­то­го ию­ня у нас в МХТ бы­ло за­кры­тие се­зо­на, я по­ду­мал, что ни­че­го судь­бо­нос­но­го не про­изой­дет, и спо­кой­но вы­пи­вал. И тут раз­дал­ся зво­нок: «Да­ня, се­го­дня я бу­ду ро­жать». Я ис­пу­гал­ся, тут же рва­нул из те­ат­ра. Все спра­ши­ва­ли, ку­да это я. При­е­хал до­мой, на­чал быст­ро трез­веть по­сле вы­пи­то­го ви­на. На­дя пе­ре­зва­ни­ва­ет: «По­ка си­ди до­ма, я за час на­бе­ру». Я со­брал ве­щи, лег на ди­ван... и не за­ме­тил, как уснул.

В шесть утра зво­нок, я вска­ки­ваю, бе­гу в ма­ши­ну, при­ез­жаю. И, как все­гда в на­ших боль­ни­цах, в од­ном ме­сте не пус­ка­ют, дру­гое на­до най­ти, там ме­ня опять по­сла­ли ку­да-то, я уже на­чал ру­гать­ся, по­ка­зы­вать кон­тракт. Под­ни­ма­юсь на этаж, ви­жу, что за стек­лом про­ис­хо­дят ро­ды, На­дя ле­жит за­тыл­ком ко мне. Хо­жу по ко­ри­до­ру, вой­ти не мо­гу уже, неудоб­но.

Я НЕ СТОРОННИК ШУМНОГО ОБ­ЩЕ­СТВА. ЕС­ЛИ КУ­ДА-ТО ВЫБИРАЮСЬ,

ТО С КА­КОЙ-ТО ОД­НОЙ ПОДРУГОЙ. В ОБ­ЩЕМ, МЫ С ДА­НЕЙ ПОЛ­НЫЕ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ

По­это­му я стал из-за стек­ла на­блю­дать. И вдруг услы­шал дет­ский крик. Раз­ры­дал­ся, на­блю­дал за тем, как ма­лы­ша взве­ши­ва­ют, пе­ле­на­ют. Вы­шла мед­сест­ра и спра­ши­ва­ет: «Ой, а вы кто?» Я го­во­рю: «Отец». Она: «А что ж вы тут сто­я­ли, а не про­шли?» – и я при­знал­ся, что за­стес­нял­ся. Об­нял сы­на, по­це­ло­вал, про­во­дил до па­ла­ты. По­том вы­шел из род­до­ма: семь утра, пу­стая Москва, а я по­нял, что стал па­пой. Сто­ял, пла­кал, по­зво­нил ма­ме, ба­буш­ке – она то­же раз­ры­да­лась…

А вы зна­ли, что бу­дет маль­чик? Да­ни­ла: На­деж­да:

Да. И я хотел маль­чи­ка.

И у ме­ня да­же речь не шла о том, ко­го я хо­чу, по­то­му что сра­зу бы­ла уве­ре­на, что ро­дит­ся сын. Пом­ню ве­чер пе­ред тем, как мы долж­ны бы­ли узнать, кто у нас, я по­че­му-то за­со­мне­ва­лась и ска­за­ла Дане: «Мо­жет, у нас бу­дет де­воч­ка?» И вот эта ночь со­мне­ний бы­ла единственной.

Пом­нишь мо­мент, ко­гда На­дя ска­за­ла, что бе­ре­мен­на? Ка­кие бы­ли эмо­ции?

Да­ни­ла:

Мы не пла­ни­ро­ва­ли то­гда ре­бен­ка, все по­лу­чи­лось слу­чай­но. Но ра­до­сти бы­ло боль­ше. Пом­ню, как она со­об­щи­ла мне это по те­ле­фо­ну.

По­че­му по те­ле­фо­ну? На­деж­да:

Мне при­шлось, по­то­му что Да­ня ска­зал, что уез­жа­ет ку­да-то. Спро­сил: «Как твои де­ла?» Я от­ве­ти­ла, что все нор­маль­но и по­чув­ство­ва­ла, что уже не мо­гу мол­чать, не про­жи­ву весь день с этой но­во­стью.

Да­ни­ла: Я хо­дил по ма­га­зи­ну с па­ке­та­ми и был по­сле ки­не­зио­ло­га, ку­да ме­ня на­пра­ви­ла На­дя. У ме­ня ча­сто бо­лит по­яс­ни­ца, и он со мной про­во­дил ка­ки­е­то ма­ни­пу­ля­ции, а я ни­че­го не чув­ство­вал, по­ни­мал, что ме­ня про­сто ду­ра­чат. Вы­шел раз­дра­жен­ный, и тут На­дя мне зво­нит: «Дань, мне на­до те­бе кое-что ска­зать» – а я ей: «Что ты еще хо­чешь мне ска­зать? Я иду в мет­ро от тво­е­го шар­ла­та­на». И тут она со­об­ща­ет, что бе­ре­мен­на. И я, как ду­рак, пе­ре­спра­ши­ваю: «Как бе­ре­мен­на?» И по­ка хо­дил, раз пят­на­дцать спро­сил: «Как бе­ре­мен­на?» – и по­вто­рял од­ну фра­зу: «Гос­по­ди ты бо­же мой!». Про­сто за­ело. ( Сме­ет­ся.)

А я еще бро­сил ку­рить, но тут ку­пил око­ло мет­ро пач­ку си­га­рет и вы­ку­рил сра­зу несколь­ко штук.

Это не сыг­рать.

Вы го­во­ри­те, что от­но­ше­ния раз­ви­ва­лись очень быст­ро. А как?

Да­ни­ла:

Вна­ча­ле На­дя ме­ня во­об­ще от­ши­ва­ла. Мы по­зна­ко­ми­лись на про­бах у Бо­ри­са Хлеб­ни­ко­ва в «Арит­мию». Она бы­ла в си­нем паль­то и ко­рот­кой юб­ке, мы там це­ло­ва­лись, а ви­де­ли друг дру­га впер­вые. Я про­бо­вал­ся пять раз, по­чти был утвер­жден. Но пол­то­ра ме­ся­ца ждал от­ве­та. Мы уже с На­дей встре­ча­лись, и я это хо­ро­шо пом­ню – мы бы­ли у нее до­ма, и тут зво­нит Бо­ря: «Да­ня, при­вет! Ты ме­ня про­сти, до­ро­гой! Все-та­ки я по­нял, что ты мо­ло­дой.

Бу­дет иг­рать Яцен­ко». А я и сам по­ни­мал, что слиш­ком мо­лод для этой ро­ли.

На­деж­да: С «Арит­ми­ей» у нас не по­лу­чи­лось, за­то мы с Да­ней вме­сте.

Да­ни­ла: Мы Бо­ре бла­го­дар­ны, по­то­му что он крест­ный отец на­ших от­но­ше­ний. Так вот по­сле на­ше­го зна­ком­ства На­дя ме­ня сна­ча­ла иг­но­ри­ро­ва­ла. Я на­шел ее в соц­се­тях, что-то пи­сал, а она ли­бо од­но­слож­но от­ве­ча­ла, ли­бо мол­ча­ла, и я по­ду­мал, что ме­ня ди­на­мят. ( Сме­ет­ся.) На­зна­чил ей сви­да­ние на Пат­ри­ар­ших пру­дах. У ме­ня в этот день спек­такль за­кон­чил­ся в по­ло­вине де­вя­то­го, и мы до­го­во­ри­лись на один­на­дцать ве­че­ра. А по­сле спек­так­ля у нас был фур­шет, я вы­пил шам­пан­ско­го, в де­вять вы­шел и от­пра­вил­ся пешком до Пат­ри­ар­ших, взял с со­бой ко­ньяк и не за­ме­тил, как на­пил­ся. И… я не пом­ню, как мы встре­ти­лись. Я си­дел где-то на лав­ке, у ме­ня до сих пор от нее окра­ше­на ко­жа­ная курт­ка. А сле­ду­ю­щий кадр у ме­ня та­кой: просыпаюсь с утра в сво­ей кро­ва­ти в одеж­де и ни­че­го не пом­ню. По­зво­нил сра­зу Наде: «Про­сти, ра­ди бо­га! Пер­вый раз со мной та­кое, на го­лод­ный же­лу­док вы­пил, ни­че­го не пом­ню». И На­дя мне рас­ска­за­ла, что я прыгнул в помойку, снял с се­бя джин­сы и махал ими. ( Хо­хо­чет.)

На­деж­да: И еще ку­пил мо­е­му ко­ту еду.

Да­ни­ла: Ви­ди­мо, я пе­ре­вол­но­вал­ся, хотел про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние и пе­ре­брал. Я по­нял, что это пол­ный про­вал: она по­ду­ма­ет, что я ал­каш, да еще по по­мой­ке пры­гал. ( Сме­ет­ся.) Но на те­бя, На­дя, как я по­ни­маю, сце­на не про­из­ве­ла от­ри­ца­тель­но­го впе­чат­ле­ния?

На­деж­да: Нет-нет. ( Сме­ет­ся.)

Да­ни­ла: Я сра­зу до­го­во­рил­ся о вто­ром сви­да­нии.

И на сле­ду­ю­щий день мы по­шли в ки­но на ав­тор­скую ев­ро­пей­скую кар­ти­ну «Вы­сот­ка». Мы ее вы­тер­пе­ли, по­том от­пра­ви­лись в ка­фе по­ужи­нать, и я про­во­дил На­дю до Бе­ло­рус­ской. Это бы­ло уже при­лич­ное сви­да­ние. Пер­вый блин ко­мом…

На­деж­да: А те­перь моя вер­сия. Ко­гда я вы­шла с проб, Да­ня что-то спро­сил, и я по­ня­ла, что за­пах­ло жа­ре­ным. ( Сме­ет­ся.) Пом­ню, как еха­ла в мет­ро, смот­ре­ла в пол и улы­ба­лась. И ко­гда по­лу­чи­ла в Facebook со­об­ще­ние: «На­дя, а пой­дем в ки­но», сде­ла­ла вид, что не про­чла, по­то­му что ду­ма­ла, сто­ит ли вхо­дить в эту во­ду. Да­ни­лу Стек­ло­ва я во­об­ще не зна­ла. Прав­да, бы­ло сим­во­лич­но, что мы до это­го сни­ма­лись в ко­рот­ко­мет­раж­ке с Па­шей Та­ба­ко­вым и он рас­ска­зы­вал про но­вый спек­такль и Да­ню. И ко­гда мы встре­ти­лись, пазл со­шел­ся. А за при­гла­ше­ни­ем в ки­но по­сле­до­ва­ли ка­кие-то по­дар­ки? Как ты, Да­ня, оча­ро­вы­вал На­дю? На­деж­да: Про­сто бы­ла ка­кая-то по­треб­ность друг в дру­ге.

Да­ни­ла: Нет, бы­ли и по­дар­ки, про­сто я сей­час вспом­нить не мо­гу. Я не люб­лю цветы да­рить и сам не люб­лю, ко­гда мне их да­рят. Ме­ня на­пря­га­ет их ста­вить в ва­зы, чи­стить стеб­ли, по­том ме­нять во­ду. Ес­ли де­ла­ем по­дар­ки, то это по­лез­ные ве­щи. Вот сей­час пред­ла­гаю ку­пить Наде но­вый те­ле­фон или но­ут­бук. Да­ня, а ко­гда ты по­зна­ко­мил­ся с На­дей, не по­ка­за­лось, что она чем-то по­хо­жа на ма­му?

Да­ни­ла: Нет, она аб­со­лют­но дру­гая. По­ляр­но.

Но в ней есть что-то теп­лое, до­маш­нее, как в Гране. Мне ка­жет­ся, во всех хо­ро­ших жен­щи­нах, де­вуш­ках при­сут­ству­ет до­маш­ность, уют­ность. По­сколь­ку вы раз­ные по тем­пе­ра­мен­ту, в бы­то­вых при­выч­ках то­же так?

Да­ни­ла: Я – со­ва, На­дя – жа­во­ро­нок. Я люб­лю шум­ные ком­па­нии, На­дя – нет. Мне ино­гда на­до от­дох­нуть с дру­зья­ми, я люб­лю ку­да­то схо­дить, по­ту­сить. А Надь­ка это­го не лю­бит, ей в де­сять ве­че­ра уже на­до быть до­ма.

На­деж­да: Я не сторонник шумного об­ще­ства. Ес­ли ку­да-то и выбираюсь, то ча­ще все­го с ка­кой-то од­ной подругой. Ко­ро­че го­во­ря, мы с Да­ней противоположности. При та­кой раз­ни­це в тем­пе­ра­мен­тах, на­вер­ное, от­но­ше­ния ча­сто вы­яс­ня­е­те?

На­деж­да: Да­ня их вы­яс­ня­ет, я мол­чу. ( Сме­ет­ся.)

Да­ни­ла: Я мо­гу че­ты­ре ра­за по­вто­рить: «Я с кем раз­го­ва­ри­ваю, На­дя?! Я си­жу здесь один?!» Для ме­ня та­кая эмо­ци­о­наль­ная сдер­жан­ность непо­нят­на.

Мне ино­гда да­же хо­чет­ся стук­нуть по сто­лу.

На­деж­да: А я в это вре­мя ду­маю, что от­ве­тить, что­бы ни­ве­ли­ро­вать кон­фликт. Но даль­ше его эмо­ции за­шка­ли­ва­ют, и ме­ня это со­всем вво­дит в сту­пор. ( Сме­ет­ся.) В ито­ге Да­ня по­том за­мол­ка­ет, пе­ре­го­ра­ет, и вла­де­ние мя­чом уже на мо­ей тер­ри­то­рии. Тут я очень спо­кой­но из­ла­гаю свою точ­ку зре­ния. ( Сме­ет­ся.) Квар­ти­ра или по­су­да по­ка не стра­да­ли? Да­ни­ла: Бы­ва­ло, стра­да­ла квар­ти­ра, ко­гда мы еще жи­ли на съем­ной.

На­деж­да: Это ко­гда мы рас­ста­ва­лись. ( Сме­ет­ся.) Да­ни­ла: Сто­лик я то­гда пе­ре­вер­нул...

А из-за че­го вы хо­те­ли рас­стать­ся? На­деж­да: А я не пом­ню уже. ( Сме­ет­ся.) И во­об­ще не пом­ню, как все нор­ма­ли­зо­ва­лось.

ПРОСЫПАЮСЬ С УТРА В СВО­ЕЙ КРО­ВА­ТИ И НИ­ЧЕ­ГО НЕ ПОМ­НЮ. ПО­ЗВО­НИЛ СРА­ЗУ НАДЕ, И ОНА МНЕ РАС­СКА­ЗА­ЛА, ЧТО Я ПРЫГНУЛ В ПОМОЙКУ, СНЯЛ С СЕ­БЯ ДЖИН­СЫ И МАХАЛ ИМИ.

Вы мо­же­те кри­ти­ко­вать ра­бо­ты друг дру­га? Да­ни­ла: У нас все по-чест­но­му. В се­мье с ро­ди­те­ля­ми я при­учил­ся к это­му. Я ма­ме все­гда го­во­рю, что она ге­ни­аль­ная рус­ская ак­три­са, но ес­ли мне не нра­вит­ся ка­кой-то ее ан­тре­приз­ный спек­такль, то мо­гу бряк­нуть: «Из­ви­ни, мам, по-мо­е­му, это дерь­мо». Так же и она мне мо­жет ска­зать. А так… мы все та­лант­ли­вые. ( Улы­ба­ет­ся.) С Надь­кой я по­зна­ко­мил­ся в твор­че­ском смыс­ле еще до на­ше­го зна­ком­ства. Мне очень по­нра­ви­лась кар­ти­на «Еще один год», хо­дил на нее еще с преды­ду­щей сво­ей де­вуш­кой, и нас так вдох­но­ви­ло это ки­но, что мы по­том весь ве­чер его об­суж­да­ли. На­дя там сыг­ра­ла глав­ную роль. Бы­ло это го­да за два до на­шей встре­чи. Прав­да, ко­гда мы по­зна­ко­ми­лись, у ме­ня ни­ка­кой ас­со­ци­а­ции не воз­ник­ло. На­ди­ны те­ат­раль­ные ра­бо­ты я все смот­рел, по­ло­ви­на из них мне не нра­вит­ся, а по­ло­ви­на очень нра­вит­ся, в чем я ей чест­но призна­юсь. Но ее ак­тер­ский та­лант не под­вер­га­ет­ся со­мне­нию. На­дя, у те­бя сей­час есть ин­те­рес к ра­бо­те?

На­деж­да: Без­услов­но, я хо­чу ра­бо­тать. Пом­ню, ко­гда я ме­ся­це на ше­стом вы­хо­ди­ла на сце­ну, то по­ни­ма­ла, что это мои по­след­ние спек­так­ли пе­ред ухо­дом в се­мей­ную жизнь, и бы­ло страш­но, что же даль­ше. Так бы­ло до недав­не­го вре­ме­ни, и в ито­ге я по­ня­ла, что боль­ше бо­я­лась, чем на­до. И Да­ня ме­ня учит, что все твое бу­дет тво­им, ми­мо не прой­дет. И я сни­ма­лась бе­ре­мен­ная в се­ри­а­ле «Оль­га», ме­ня при­кры­ва­ли всем чем мож­но. Мне сей­час очень непри­вы­чен мой образ жиз­ни, по­то­му что я сна­ча­ла долж­на всех – Да­ню, Гра­ню, ба­буш­ку – спро­сить, кто ме­ня мо­жет от­пу­стить, ес­ли мне на­до ку­да-то уй­ти.

Да­ни­ла: Да, гра­фи­ки сво­дить тя­же­ло. По­это­му мы за­ра­нее рас­пи­сы­ва­ем все на но­ябрь, де­кабрь, так как уже есть дни, на ко­то­рые сто­ят съем­ки и спек­так­ли у На­ди, у ме­ня и у ма­мы. То­гда при­хо­дит­ся при­вле­кать мою ба­буш­ку Люд­ми­лу Ми­хай­лов­ну.

На­деж­да: И на­до ска­зать, что она как на­ша пра­ма­терь справ­ля­ет­ся с Пет­ром луч­ше всех.

Ва­ши взгля­ды на от­дых, на­вер­ное, то­же от­ли­ча­ют­ся? Да­ни­ла: У нас был один сов­мест­ный от­дых в Гру­зии. Моя по­дру­га Ва­ря Шмы­ко­ва вы­хо­ди­ла за­муж, они сня­ли дом в Ка­хе­тии и при­гла­си­ли нас на сва­дьбу. Мы ре­ши­ли за­од­но по­бы­вать в Ба­ту­ми и Тби­ли­си. Во вто­рое ле­то мы не со­шлись гра­фи­ка­ми. В ито­ге я ез­дил в Тур­цию с дру­гом, а На­дя сни­ма­лась.

В это ле­то у нас ро­дил­ся Пе­тя. Я меч­таю сво­зить На­дю в Та­и­ланд. Был там три ра­за, на ост­ро­ве

Пан­ган, и пря­мо пред­став­ляю, что мы там вме­сте. Это вкус­ная еда, бе­ло­снеж­ные пля­жи, оке­ан, бун­га­ло за ко­пей­ки. Или Ин­дия, Гоа, Ба­ли. Люб­лю пас­сив­ный от­дых, по­это­му Ев­ро­па – не мой ва­ри­ант. В об­щем, мы меч­та­ем, что сле­ду­ю­щим ле­том оста­вим сы­на ба­буш­ке и пра­ба­буш­ке, а са­ми от­пра­вим­ся к оке­а­ну.

На­деж­да: Я не бы­ла в Та­и­лан­де и, на­о­бо­рот, люб­лю Ев­ро­пу. Но мы ре­ши­ли, что сле­ду­ю­щее пу­те­ше­ствие – Ита­лия. Оба лю­бим по­есть. ( Сме­ет­ся.)

Кто из вас чем лю­бит за­ни­мать­ся в сво­бод­ное вре­мя?

Да­ни­ла: Я в по­след­нее вре­мя смот­рю youtube­ка­на­лы, раз­вле­ка­тель­ные и по­зна­ва­тель­ные. У ме­ня да­же бы­ли мыс­ли по­учить­ся че­му-то, свя­зан­но­му с биз­не­сом, с эко­но­ми­кой, но по­ни­маю, что уже, на­вер­ное, позд­но.

На­деж­да: Я в сво­бод­ное вре­мя чи­таю кни­ги и смот­рю филь­мы, я же до­мо­сед­ка, у ме­ня в те­ле­фоне огром­ный спи­сок филь­мов, ко­то­рые на­до по­смот­реть, все по ал­фа­ви­ту, все по по­ряд­ку. На­дя, ты и в жиз­ни та­кой по­ря­док лю­бишь?

Да­ни­ла: Да, все мои ма­еч­ки скла­ды­ва­ет, тру­сы у ме­ня все свер­ну­ты в тру­боч­ки и сто­ят, как в ма­га­зине. Я очень до­во­лен. ( Сме­ет­ся.)

На­деж­да: Не обя­за­тель­но во всем долж­ны быть по­ря­док и сте­риль­ность. Но сей­час, осо­бен­но из-за Пе­ти, ко­гда ве­че­ром воз­ни­ка­ет вол­шеб­ное вре­мя его сна, я пы­та­юсь что-то раз­ло­жить по ме­стам. Мне в этой си­сте­ме ко­ор­ди­нат, ко­то­рую са­ма для се­бя со­зда­ла, жить лег­че.

Да­ни­ла: Я ак­ку­рат­ный че­ло­век, про­сто без фа­на­тиз­ма ко все­му под­хо­жу. Недав­но жил один до­ма дней шесть – мои бы­ли на да­че, – и это бы­ло невы­но­си­мо, по­то­му что для се­бя од­но­го ни­че­го не хо­чет­ся де­лать. Все бы­ло гряз­но, еду я не го­то­вил, за­ка­зы­вал что-то из ре­сто­ра­на, ве­щи не сти­ра­лись, бе­лье не ме­ня­лось. Как бы я жил один, да­же не пред­став­ляю. Но ты же жил один… Да­ни­ла: Так вот и жил. Ско­рее бы уй­ти из до­ма и где-то по­есть, до­ма – од­ни со­сис­ки и пель­ме­ни. При­том что я нор­маль­но го­тов­лю. Но для са­мо­го се­бя я во­об­ще не по­ни­маю, за­чем это де­лать. С На­дей все по-дру­го­му. Все мои преды­ду­щие от­но­ше­ния не пе­ре­хо­ди­ли во что-то се­рьез­ное. Сна­ча­ла же лю­ди зна­ко­мят­ся, у них страсть, вто­рой этап – уже осо­знан­ный, это и квар­ти­ра, и ма­ши­на, и де­ти. У ме­ня он ни­ко­гда не на­сту­пал, все за­кан­чи­ва­лось за год-пол­то­ра. А с На­дей мы осо­зна­ли, что хо­тим быть вме­сте дол­го, что под­хо­дим друг дру­гу.

ОБ­НЯЛ НА­ШЕ­ГО СЫ­НА, ПО­ЦЕ­ЛО­ВАЛ, ПРО­ВО­ДИЛ ИХ С НА­ДЕЙ ДО ПА­ЛА­ТЫ. ПО­ТОМ ВЫ­ШЕЛ ИЗ РОД­ДО­МА: СЕМЬ ЧА­СОВ УТРА, ПУ­СТАЯ МОСКВА… А Я ПО­НЯЛ, ЧТО СТАЛ ПА­ПОЙ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.