ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ

Atmosfera - - Содержание - Текст: Ин­на ЛОК­ТЕ­ВА

Си­ла то­те­ма: Ла­у­ра Кео­са­ян о род­ствен­ных свя­зях, тра­ди­ци­ях вос­пи­та­ния и ошиб­ках юно­сти

Ла­у­ра КЕО­СА­ЯН – про­дол­жа­тель­ни­ца зна­ме­ни­той твор­че­ской ди­на­стии. На се­го­дняш­ний день у нее бо­лее трид­ца­ти ра­бот в ки­но, са­мые из­вест­ные из ко­то­рых «Цы­га­ноч­ка с выходом», «Ск­ли­фо­сов­ский» и «Джу­на», где она сыг­ра­ла це­ли­тель­ни­цу. Од­на­ко нель­зя ска­зать, что род­ствен­ные свя­зи да­ют Ла­у­ре зе­ле­ный свет в про­фес­сии, хо­ро­ших ро­лей при­хо­дит­ся ждать, и с дя­дей, из­вест­ным ре­жис­се­ром Ти­гра­ном Кео­са­я­ном, уда­ет­ся по­ра­бо­тать не ча­сто. Сей­час – как раз та­кой слу­чай. О сво­ем но­вом филь­ме, о том, что да­ет си­ла ро­да, чем ей сим­па­тич­ны вол­ки и по­че­му хо­чет­ся ощу­щать се­бя без­за­щит­ной, ак­три­са рас­ска­за­ла в ин­тер­вью.

Ла­у­ра, вы при­зна­ва­лись, что в дет­стве ва­ши­ми во­об­ра­жа­е­мы­ми дру­зья­ми бы­ли вол­ки. По­че­му? Не слиш­ком же дру­же­люб­ные то­ва­ри­щи.

Ну, во-пер­вых, я обо­жа­ла сказ­ку «Ма­уг­ли», по­сто­ян­но про­си­ла па­пу пе­ре­чи­ты­вать ее мне. Он да­же сам на­чал при­ду­мы­вать ка­кие-то но­вые ис­то­рии про маль­чи­ка, ко­то­ро­го вос­пи­ты­ва­ла стая, по­то­му что бы­ло скуч­но по­вто­рять од­но и то же.

Мне очень нра­ви­лось то, что вол­ки – су­ще­ства опас­ные и силь­ные, но при этом пре­дан­ные и об­ла­да­ю­щие чув­ством соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства. На­вер­ное, шло фор­ми­ро­ва­ние мо­е­го ха­рак­те­ра, и я чув­ство­ва­ла ка­кое-то внут­рен­нее при­стра­стие к этим ка­че­ствам. И Аке­ла был для ме­ня во­пло­ще­ни­ем гор­до­го, бла­го­род­но­го, муд­ро­го су­ще­ства. ( Улы­ба­ет­ся.) Не мо­гу ска­зать, что я рос­ла необ­щи­тель­ным ре­бен­ком, но мой бо­га­тый внут­рен­ний мир и раз­ви­тое во­об­ра­же­ние поз­во­ля­ли мне до­воль­но мно­го вре­ме­ни про­во­дить на­едине с со­бой. На­вер­ное, эти иг­ры с во­об­ра­жа­е­мы­ми дру­зья­ми ка­за­лись мне бо­лее вы­ра­зи­тель­ны­ми и кра­соч­ны­ми, чем те, ко­то­рые я мог­ла бы ве­сти с дру­ги­ми детьми. Кста­ти, де­душ­ка мне подыг­ры­вал: де­лал вид, что то­же ви­дит это­го вол­ка. А ко­гда при­хо­ди­ли го­сти, «уво­дил» его в свой ка­би­нет, что­бы лю­ди его не за­топ­та­ли. Ко­неч­но, мно­гие на эту те­му шу­ти­ли, но мне бы­ло неваж­но, как к это­му от­но­сят­ся окру­жа­ю­щие. И я до сих пор ви­жу сны, ко­то­рые как-то свя­за­ны с вол­ка­ми. Мир жи­вот­ных и их от­но­ше­ния про­сты, прав­ди­вы и пра­виль­ны. И они не на­столь­ко же­сто­ки, как лю­ди. Ни­кто спе­ци­аль­но не му­ча­ет друг дру­га, не стро­ит коз­ней, не пре­да­ет. Есть ин­стинкт вы­жи­ва­ния, за­щи­та се­мьи, охра­на потом­ства. До сих пор для ме­ня в этом ми­ре та­ит­ся некое оча­ро­ва­ние.

Но вы не оди­но­кая вол­чи­ца? Вам нуж­на под­держ­ка?

Оди­но­кая вол­чи­ца по­яв­ля­ет­ся, ко­гда у нее рож­да­ют­ся вол­ча­та. Они еще не мо­гут жить по за­ко­нам стаи, по­это­му она изо­ли­ру­ет­ся вме­сте с ни­ми на вре­мя. Вос­пи­ты­ва­ет ма­лы­шей до трех ме­ся­цев, ко­гда они уже в состоянии са­мо­сто­я­тель­но охо­тить­ся.

Так что ка­кое-то вре­мя я то­же ощу­ща­ла се­бя оди­но­кой вол­чи­цей. ( Сме­ет­ся.) Да и сей­час не нуж­да­юсь в боль­шом ко­ли­че­стве лю­дей, мне не нуж­но изоб­ра­жать свет­скую ак­тив­ность, что­бы по­чув­ство­вать празд­ник – он у ме­ня в ду­ше. Ра­зу­ме­ет­ся, мне очень важ­ны близ­кие лю­ди, дру­зья. Но чем доль­ше жи­ву, тем все уже круг. Од­на­ко мне ком­форт­нее так, неже­ли про­яв­лять фаль­ши­вые при­я­тель­ские вза­и­мо­от­но­ше­ния. Вот у ме­ня есть книж­ка в сум­ке, и по­ка бу­ду ждать доч­ку из шко­лы, мо­гу пре­крас­но про­ве­сти вре­мя за чте­ни­ем.

Очень ред­кое яв­ле­ние по ны­неш­ним вре­ме­нам: кни­га, а не те­ле­фон, не соц­се­ти.

Я бо­рюсь с со­бой. По­рой лов­лю се­бя на том, что на­чи­наю чи­тать кни­гу, а по­том от­вле­ка­юсь на те­ле­фон, за­хо­жу в соц­се­ти, что­бы по­смот­реть, что но­во­го у дру­зей, и за­ви­саю там на пол­ча­са. Я не мо­гу чи­тать элек­трон­ные кни­ги, мне нра­вит­ся шур­ша­ние стра­ниц, за­пах ти­по­граф­ской крас­ки. Пом­ню, в дет­стве, ко­гда у ме­ня по­яв­ля­лась но­вая кни­га, я сна­ча­ла ее об­ню­хи­ва­ла. ( Сме­ет­ся.) В этом то­же есть что-то зве­ри­ное. По­том я на­чи­на­ла ее рас­смат­ри­вать – сна­ча­ла по­след­ний лист, по­том ти­туль­ный – вот та­кой у ме­ня ри­ту­ал.

В се­мье лю­би­ли чи­тать?

Воз­мож­но, сна­ча­ла ме­ня то­же за­став­ля­ли чи­тать, как я сей­час Си­му, но я это­го не пом­ню. Мое пер­вое впе­чат­ле­ние о кни­гах – это де­душ­ки­на биб­лио­те­ка, ко­то­рую он со­би­рал, уже бу­дучи взрос­лым че­ло­ве­ком. У него не оста­лось фа­миль­но­го гнез­да с биб­лио­те­кой, ко­то­рая пе­ре­да­ет­ся по на­след­ству, по­это­му он со­здал свою – из то­го, что ко­гда-то про­чел, по­лю­бил. Он по­тря­са­ю­ще го­во­рил по-рус­ски. У него бы­ла врож­ден­ная гра­мот­ность, он пи­сал без оши­бок, хо­тя и не знал пра­вил ор­фо­гра­фии. Имен­но от него я впер­вые услы­ша­ла про Го­го­ля, ко­то­ро­го он обо­жал, хо­тя и не одоб­рял на­ци­о­на­ли­сти­че­ские про­яв­ле­ния, но счи­тал, что ге­нии не долж­ны быть су­ди­мы. Я мог­ла с ним в чем-то не со­гла­шать­ся, и Го­голь

не от­но­сит­ся к чис­лу мо­их лю­би­мых пи­са­те­лей, но я по­ни­маю, что та­кое ве­ли­чие в ли­те­ра­ту­ре. И мо­гу от­ли­чить хо­ро­шую кни­гу от пло­хой. Неваж­но, ка­кой это жанр: исто­ри­че­ский ро­ман, или фэн­те­зи, или ли­ри­ка – ес­ли вещь хо­ро­шая, от нее идет ка­ка­я­то осо­бая энер­гия. Я влюб­ля­юсь в ритм тек­ста, да­же ко­гда чи­таю сце­на­рий. Это ма­гия, ко­гда ты ра­бо­та­ешь с боль­ши­ми ма­сте­ра­ми ма­те­ри­а­ла, ко­гда роль на­пи­са­на хо­ро­шо.

С ка­ко­го мо­мен­та вы ста­ли по­ни­мать, что у вас необыч­ная се­мья?

Бы­ли, на­вер­ное, раз­ные ста­дии это­го по­ни­ма­ния. На­при­мер, ко­гда мы жи­ли в Ин­дии, ак­тив­но зна- ко­ми­лись с куль­ту­рой и тра­ди­ци­я­ми стра­ны, об­ща­лись с мест­ны­ми жи­те­ля­ми, я дру­жи­ла с со­сед­ски­ми детьми.

(Отец Ла­у­ры пред­став­лял в Ин­дии «Со­вэкс­порт­фильм» – Прим. авт.) Мы спо­кой­но ели ин­дий­скую пи­щу, да­же са­мые ост­рые блю­да. То, что мы ве­дем необыч­ный образ жиз­ни, я по­ня­ла, ко­гда по­шла в шко­лу при по­соль­стве. Там тот факт, что мы та­кие от­кры­тые лю­ди, вы­зы­вал удив­ле­ние. А то, что се­мья свя­за­на с ки­но, я не считала чем-то необыч­ным. Мне бы­ло две­на­дцать лет, ко­гда я сня­лась в кли­пе Иго­ря Са­ру­ха­но­ва «Скрип­ка ли­са». И пом­ню, что ка­кая-то ми­лая жен­щи­на, про­да­вав­шая пи­рож­ки с ма­ком, ко­то­рые я лю­би­ла есть по до­ро­ге из шко­лы, узна­ла ме­ня. В тот мо­мент я ис­пы­та­ла сме­шан­ные чув­ства: с од­ной сто­ро­ны, мне бы­ло стыд­но, по­то­му что лю­ди ста­ли на ме­ня обо­ра­чи­вать­ся. А с дру­гой сто­ро­ны, при­ят­но. Мне не ка­за­лось, что я сде­ла­ла что-то неве­ро­ят­ное, в на­шей се­мье съем­ки бы­ли обыч­ным делом. По­том я осо­зна­ла, что мы лю­ди бо­лее сво­бод­ных взгля­дов, я мог­ла с ро­ди­те­ля­ми го­во­рить на лю­бые те­мы, ко­то­рые для мно­гих мо­их по­друг счи­та­лись та­бу. В ка­ких-то ве­щах ро­ди­те­ли про­яв­ля­ли стро­гость, но не в сво­бо­де мыс­ли. Я мог­ла спо­кой­но спо­рить с ни­ми, вы­ска­зы­вать свое мне­ние. Ока­за­лось, это не вез­де так.

Со­хра­ня­лись ли во­сточ­ные тра­ди­ции в плане жен­ско­го вос­пи­та­ния?

Это в кро­ви, ни­ку­да не де­нешь­ся. Уж на­столь­ко я бы­ла на­стро­е­на бун­тар­ски, осо­бен­но в юно­сти, но что-то та­кое про­сы­па­ет­ся в те­бе, осо­бен­но с рож­де­ни­ем ре­бен­ка. Од­на­ко у ме­ня пе­ред гла­за­ми бы­ли раз­ные при­ме­ры во­сточ­ных жен­щин. С од­ной сто­ро­ны – ба­буш­ка, Ла­у­ра Ашо­тов­на Ге­вор­кян, – на­сто­я­щая кра­са­ви­ца, боль­шая ар­тист­ка, от­ка­зав­ша­я­ся от ка­рье­ры, по­ло­жив­шая все на ал­тарь се­мьи. С дру­гой сто­ро­ны, ба­буш­ка Стел­ла – то­же боль­шая кра-

НЕ ХО­ЧУ ЖИТЬ В БОРЬ­БЕ И СТРА­ХЕ, ЧТО КТО-ТО МЕ­НЯ ПРЕ­ДАСТ

ИЛИ ОБМАНЕТ. УЖЕ ДО­СТА­ТОЧ­НО ЗНА­НИЙ, ЧТО­БЫ НЕ ОШИ­БИТЬ­СЯ С СИ­ТУ­А­ЦИ­ЕЙ

ИЛИ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КОМ.

са­ви­ца, очень силь­ная жен­щи­на, кур­но­сая, свет­ло­во­ло­сая и улыб­чи­вая. У нее бы­ла слож­ная судь­ба, она все­го до­би­ва­лась са­ма, и не по­то­му, что это­го хо­те­ла, – так жизнь сло­жи­лась. Моя ма­ма, ху­дож­ни­ца, об­ла­да­ю­щая ка­ким­то уди­ви­тель­ным ма­те­рин­ским чу­тьем. Для ме­ня во­сточ­ность не озна­ча­ет несво­бо­ду, она свя­за­на с про­яв­ле­ни­ем ува­же­ния к се­бе и окру­жа­ю­щим и чув­ством соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства.

Тем не ме­нее же­на долж­на по­чи­тать му­жа…

Это то­же ува­же­ние – к то­му, как муж­чи­на вы­пол­ня­ет свою функ­цию. Он дол­жен быть за­щит­ни­ком, опо­рой. Муж­ская и жен­ская ро­ли аб­со­лют­но раз­ные, в этом я уве­ре­на. И для ме­ня в этом нет ни­ка­ко­го дис­со­нан­са. А муж, в свою оче­редь, дол­жен ува­жать то, как ты несешь свою роль хра­ни­тель­ни­цы оча­га.

Я мо­гу как за­ра­ба­ты­вать день­ги, так и не за­ра­ба­ты­вать, ра­бо­тать и не ра­бо­тать, но от это­го не долж­но ста­но­вить­ся мень­ше жен­щи­ны до­ма. Я не хо­чу по­те­рять это чув­ство, что я сла­бее. Ра­зу­ме­ет­ся, ес­ли нуж­но за­щи­тить лю­би­мую се­мью, де­тей, лю­бая жен­щи­на, во­сточ­ная или за­пад­ная, даст жа­ру. По­доб­ное да­же не об­суж­да­ет­ся. Но бо­роть­ся нуж­но с внеш­ни­ми вра­га­ми. Хо­тя... у каж­до­го из нас есть свои за­мо­роч­ки, опыт, ко­то­рый от­кла­ды­ва­ет­ся бо­ляч­ка­ми на серд­це. Все мы об­рас­та­ем броней. Но чем доль­ше я жи­ву, тем боль­ше по­ни­маю, что на са­мом де­ле она не нуж­на. И ста­ра­юсь со­скаб­ли­вать этот на­рост, что­бы вновь ощу­тить се­бя без­за­щит­ной. От это­го я на­о­бо­рот ис­пы­ты­ваю некую си­лу, и дух мой креп­нет. Я не хо­чу жить в борь­бе или стра­хе, что кто-то ме­ня пре­даст и обманет. Уже до­ста­точ­но зна­ний и ин­ту­и­ции, что­бы не оши­бить­ся с си­ту­а­ци­ей или с че­ло­ве­ком. Нуж­но про­сто не бо­ять­ся слу­шать се­бя и до­ве­рять.

Необя­за­тель­но, что все сло­жит­ся за­ме­ча­тель­но, но глав­ное, что ты бу­дешь по­ни­мать, за что бо­рол­ся и к че­му шел.

Свой опыт се­мей­ной жиз­ни вы не вос­при­ни­ма­е­те как ошиб­ку?

Нет, ко­неч­но. Ведь бла­го­да­ря это­му я ста­ла та­кой, ка­кая есть. Рань­ше у ме­ня бы­ли мо­мен­ты со­жа­ле­ний, и я ру­га­ла се­бя за про­яв­лен­ную несдер­жан­ность, за то, что оби­де­ла ко­го-то. Вот эти ве­щи я мо­гу на­звать ошиб­кой. Все осталь­ное я вос­при­ни­маю так: зна­чит, на­до бы­ло мне дой­ти в эту точ­ку, по-дру­го­му я бы не су­ме­ла. Мне ну­жен был тот че­ло­век в мо­ей жиз­ни и кон­крет­но вот этот мой ре­бе­нок. У нас с быв­шим му­жем пре­крас­ные от­но­ше­ния. И мы бла­го­дар­ны друг дру­гу за все, за на­шу дочь. Рань­ше я во­об­ще ду­ма­ла, что ни­ко­гда не вый­ду за­муж.

Я РА­ДУ­ЮСЬ ВОЗ­МОЖ­НО­СТИ ПО­РА­БО­ТАТЬ С ТИ­ГРА­НОМ, НО ЭТО РЕД­КО СЛУ­ЧА­ЕТ­СЯ. УЖ ТОЧ­НО ОН

НЕ БУ­ДЕТ ПИ­САТЬ РОЛЬ СПЕ­ЦИ­АЛЬ­НО ДЛЯ МЕ­НЯ.

Вы­хо­дит, я оши­ба­лась. Про­сто не зна­ла че­го-то про се­бя.

Да, толь­ко ка­жет­ся, что уже зна­ешь се­бя, ока­зы­ва­ет­ся, все из­ме­ни­лось.

Да, это па­ра­докс. Рань­ше я это­му ужа­са­лась, а те­перь мне да­же нра­вит­ся. Как толь­ко на­рас­та­ет уве­рен­ность, что ты зна­ешь все про се­бя и про си­ту­а­цию, тут же судь­ба щел­ка­ет те­бя по но­су. Нуж­но на­хо­дить­ся в по­сто­ян­ном диалоге с ми­ром, не за­кры­вать дверь на ключ, до­ве­рять судь­бе и с бла­го­дар­но­стью об­щать­ся с пла­не­той и людь­ми. Ко­гда я дер­жу се­бя в та­ком без­за­бот­ном, бес­страш­ном состоянии, мне не нуж­но со­вер­шать уси­лий, что­бы сде­лать пра­виль­ный вы­бор. Ре­ше­ние при­хо­дит са­мо. И ес­ли го­во­рить о том, что я об­ре­ла с воз­рас­том, – это лег­кость.

Мне ка­жет­ся, с рож­де­ни­ем ре­бен­ка, на­о­бо­рот, ка­ка­я­то осто­рож­ность по­яв­ля­ет­ся.

На са­мом де­ле здесь мно­го все­го. В плане че­го-то жен­ско­го я ста­ла на­мно­го мяг­че, по­лю­би­ла ро­зо­вые от­тен­ки. Ни­ко­гда бы не по­ду­ма­ла, то на­де­ну джем­пер пуд­ро­во­го цве­та. ( Сме­ет­ся.) Ко­гда есть ре­бе­нок, вся ми­шу­ра вы­ле­та­ет из го­ло­вы, по­то­му что на­чи­на­ешь жон­гли­ро­вать огром­ным ко­ли­че­ством дей­стви­тель­но важ­ных ве­щей. И у те­бя осо­бо нет вре­ме­ни о них за­ду­мы­вать­ся. Но от­ку­да-то ты все зна­ешь и уме­ешь – про­сто по­то­му, что ты жен­щи­на, и про­сы­па­ет­ся ма­те­рин­ский ин­стинкт. И ес­ли ты не бу­дешь слиш­ком мно­го слу­шать окру­жа­ю­щих, то все по­лу­чит­ся. А ес­ли ря­дом близ­кий че­ло­век, ко­то­рый хо­ро­шо те­бя зна­ет, чув­ству­ет и мо­жет под­со­бить в нуж­ный мо­мент, то во­об­ще от­лич­но. Ма­ма пе­ри­о­ди­че­ски под­став­ля­ет мне ло­коть и го­во­рит: рас­слабь­ся, пой­дем пить ко­фе. И тут же ис­че­за­ет эта нер­воз­ность от то­го, что че­го-то не успе­ва­ешь. Моя ма­ма очень лег­ко ко все­му от­но­си­лась: ну по­ду­ма­ешь, упал ре­бе­нок, вста­нет, не по­лу­чи­лось по­есть ка­шу – съест в дру­гой раз. Она ве­ла се­бя до­ста­точ­но жест­ко в тех мо­мен­тах, ко­гда это дей­стви­тель­но бы­ло необ­хо­ди­мо – свя­зан­ных с без­опас­но­стью для жиз­ни, здо­ро­вьем. Во всем осталь­ном при­сут­ство­ва­ла ка­кая-то лег­кость, иг­ра. Я пом­ню свое дет­ство как сплош­ную при­ят­ную бе­се­ду о важ­ных ве­щах. Как го­во­рит моя ма­ма, не на­до так на­до всем тря­стись. Это все­го лишь жизнь.

Вы Си­му вос­пи­ты­ва­е­те так же?

Я каж­дый день учусь у сво­ей доч­ки и на­чи­наю по­не­мно­гу по­ни­мать, ка­кая я ма­ма. Я раз­ная.

Ино­гда я стро­гая, остав­ляю ее од­ну до­ма и го­во­рю, что она бу­дет си­деть и кни­гу чи­тать, раз так се­бя ве­ла. А ино­гда мне хо­чет­ся по­ва­лять с ней ду­ра­ка, или, ес­ли есть воз­мож­ность, я бе­ру ее с со­бой на про­бы гри­ма, ко­стю­ма. Ча­сто встре­ча­ют­ся та­кие за­ме­ча­тель­ные ки­нош­ные лю­ди, немно­го цы­ган­ский та­бор, го­то­вые друг дру­гу под­со­бить. В ито­ге ка­кой-ни­будь ми­лый че­ло­век со­гла­ша­ет­ся при­смот­реть за доч­кой, по­ка я го­тов­люсь. У нее, ко­неч­но, ха­рак­тер не са­хар. По срав­не­нию с Си­мой я бы­ла оду­ван­чи­ком. С дру­гой сто­ро­ны, упрям­ство – то­же здо­ро­во. Зна­чит, в жиз­ни она бу­дет до­би­вать­ся сво­е­го. Глав­ное, дать ей ин­стру­мент, ко­то­рый по­мо­жет на­прав­лять это ка­че­ство в нуж­ное рус­ло. А в осталь­ном – мне хо­чет­ся про­сто лю­бить ее, что­бы она ви­де­ла во­круг хо­ро­ших лю­дей и ста­ра­лась че­му-то у них на­учить­ся.

Ка­за­лось бы, по­сле «Джу­ны» на вас ку­ча пред­ло­же­ний долж­на бы­ла по­сы­пать­ся. Вы со­зна­тель­но от все­го от­ка­зы­ва­лись?

Да, вот ви­ди­те, ка­кая ин­те­рес­ная жизнь. Не обя­за­тель­но ко­ле­со Фор­ту­ны, ко­то­рое в ка­кой-то мо­мент под­хва­ти­ло те­бя, по­та­щит и даль­ше. С «Джу­ной» мне очень по­вез­ло, я не го­во­рю о том, что это мно­го­се­рий­ный фильм на Пер­вом ка­на­ле, глав­ная роль. Не мно­го хо­ро­ше­го ма­те­ри­а­ла най­дет­ся для ме­ня с мо­ей ха­рак­тер­ной внеш­но­стью. И я чув­ствую та­кую бла­го­дар­ность, мне бы­ло так хо­ро­шо по-ак­тер­ски, что я не мо­гу сей­час роп­тать. Мо­жет, про­зву­чит на­ив­но, но ду­маю, ес­ли я долж­на что-то сыг­рать, это при­дет ко мне. Ес­ли вдруг, не дай бог, я ока­жусь в си­ту­а­ции, ко­гда мне нуж­но бу­дет ра­бо­тать, что­бы обес­пе­чи­вать се­мью, я бу­ду это де­лать. Пой­ду хоть хло­пуш­кой. Но по­ка нет необ­хо­ди­мо­сти ме­нять про­фес­сию из-за то­го, что слу­ча­ют­ся пе­ре­ры­вы в ра­бо­те. Ко­неч­но, ко­гда дол­го не сни­ма­ешь­ся, воз­ни­ка­ет огром­ный за­пас энер­гии, он про­сто съе­да­ет. В ка­кой-то мо­мент я ушла из те­ат­ра. Но это сов­па­ло с «Джу­ной», у ме­ня бы­ла ди­кая за­ня­тость, а по­том – раз, и все за­кон­чи­лось. То­гда некий тайм-аут был необ­хо­дим, по­то­му что я вос­ста­нав­ли­ва­лась, ле­чи­лась. Без па­фо­са ска­жу, что, ко­гда мно­го от­да­ешь, по­том на­до от­ды­хать, за­ря­жать­ся. А сей­час я сно­ва в том состоянии, ко­гда мне хо­чет­ся ра­бо­тать. В те­ат­ре что-то ищу, со­зва­ни­ва­юсь с людь­ми, с ко­то­ры­ми рань­ше со­труд­ни­ча­ла. Но я не тот че­ло­век, ко­то­рый уме­ет про­ши­бать лбом сте­ну, до­би­вать­ся, на­ста­и­вать. Тос­кую без ра­бо­ты, но жду с бла­го­дар­но­стью и ве­рой, что моя кар­ти­на ко мне при­дет.

А род­ство с ре­жис­се­ром Ти­гра­ном Кео­са­я­ном иг­ра­ет ка­кую-то роль?

Это очень при­ят­но, но не име­ет от­но­ше­ния к про­фес­сии. В том смыс­ле, что я ра­ду­юсь воз­мож­но­сти услы­шать его ав­то­ри­тет­ное мне­ние, по­лу­чить цен­ный опыт во вре­мя сов­мест­ной ра­бо­ты. Но это очень ред­ко слу­ча­ет­ся. Уж точ­но Ти­гран Эд­мон­до­вич не бу­дет пи­сать роль спе­ци­аль­но для ме­ня. Ко­гда он сни­мал «Мо­ре. Го­ры. Ке­рам­зит», он по­зво­нил мне и ска­зал: «А вот те­перь мне на­ко­нец есть что те­бе пред­ло­жить!» Про­шло уже семь лет по­сле то­го, как я за­кон­чи­ла «Щу­ку». ( Сме­ет­ся.)

А как я про­си­ла его дать мне роль в филь­ме «Заяц над без­дной»! Я обо­жаю эту кар­ти­ну, и не по­то­му, что он ее ре­жис­сер. Про­си­ла: «По­про­буй ме­ня. Цы­ган­ка, мо­ло­дая, что я, не сыг­раю?» – «Нет, это не твое». С од­ной сто­ро­ны, обид­но, ко­неч­но. С дру­гой сто­ро­ны, так кру­то, что он та­кой независимый тво­рец. Сей­час сня­лась в его но­вой кар­тине. Роль неболь­шая, но яр­кая, ха­рак­тер­ная, по­это­му мне нра­вит­ся. И в пер­вый раз мы с Ти­гра­ном Эд­мон­до­ви­чем на­хо­ди­лись в та­ком увле­ка­тель­ном твор­че­ском про­цес­се, по­то­му что на тот мо­мент он еще сам до кон­ца не ре­шил, ка­ким дол­жен быть мой пер­со­наж. Бы­ло очень ин­те­рес­но вме­сте ис­кать, со­зда­вать образ. Я бы­ла на озву­ча­нии, и вро­де бы ни­че­го из мо­их сцен не вы­ре­за­ли. Текст за­ме­ча­тель­ный, ре­пли­ки, ко­неч­но, на гра­ни фар­са. Но долж­но по­лу­чить­ся смеш­но. По край­ней ме­ре, есть ощу­ще­ние, что это жи­вой че­ло­век.

Кто был про­то­ти­пом ва­шей ге­ро­и­ни?

Это со­би­ра­тель­ный образ. Ко­пи­лось-ко­пи­лось, и вот вы­лез­ло на­ру­жу. Я очень на­де­юсь, что зри­те­лю на­ше ки­но по­нра­вит­ся. Это гу­сто­на­се­лен­ный, ди­на­мич­ный, добрый, с юмо­ром фильм, как, в прин­ци­пе, все кар­ти­ны Ти­гра­на. Ра­бо­тать с ним боль­шое удо­воль­ствие, жаль, это ред­ко по­лу­ча­ет­ся.

Вы мне на­пом­ни­ли Же­ню Брик, су­пру­гу Валерия То­до­ров­ско­го, ко­то­рая го­во­рит: «Мне так нра­вит­ся ра­бо­тать с Ва­ле­рой. Жаль, ред­ко ме­ня при­гла­ша­ет».

Да, вот та­кие они стро­гие ху­дож­ни­ки. ( Сме­ет­ся.) Мне не хо­те­лось бы, что­бы ра­ди ме­ня спе­ци­аль­но что-то за уши при­тя­ги­ва­ли. Мо­жет, по­том, ко­гда мне бу­дет лет шесть­де­сят, кто-то за­хо­чет по­ра­бо­тать имен­но со мной, на­пи­шет для ме­ня роль. Сей­час я счи­таю се­бя еще мо­ло­дой ар­тист­кой, хо­тя кое-что и су­ме­ла разо­брать в про­фес­сии. На са­мом де­ле есть па­ра ре­аль­ных пер­со­на­жей, ко­то­рых я бы хо­те­ла сыг­рать, не бу­ду на­зы­вать, ко­го. Есть на­деж­да, что ко­г­да­ни­будь это слу­чит­ся – в те­ат­ре или ки­но. А ес­ли ни­кто не пред­ло­жит, са­ма то­гда со­бе­ру ко­ман­ду меч­ты. ( Улы­ба­ет­ся.) Очень ин­те­рес­но иг­рать ре­аль­ных лю­дей, ко­гда есть воз­мож­ность раз­би­рать­ся в лич­но­сти че­ло­ве­ка, рас­шиф­ро­вы­вать его.

Джу­на так и не уви­де­ла фильм?

Она ви­де­ла толь­ко от­сня­тый ма­те­ри­ал. Знаю, что про­дю­сер Марк Ле­вин по­ка­зы­вал ей. Она то­гда за­яви­ла: «Ска­жи ар­тист­ке, что­бы нор­маль­но раз­го­ва­ри­ва­ла. Я что, на са­мом де­ле так го­во­рю?» ( Сме­ет­ся.) Цар­ство ей небес­ное, на­де­юсь, что не под­ве­ла ее, не оби­де­ла ни­чем.

У вас есть мыс­ли заняться ре­жис­су­рой?

Нет. Все-та­ки я ак­три­са, у ме­ня об­раз­ное мыш­ле­ние. Но я бы мог­ла за­ни­мать­ся про­дю­си­ро­ва­ни­ем, смею на­де­ять­ся, что есть чу­тье в ки­но. Воз­мож­но, я ко­г­да­ни­будь со­бе­ру до­стой­ную ко­ман­ду, ко­то­рая риск­нет от­пра­вить­ся со мной в сов­мест­ное пла­ва­ние. Мо­жет, это бу­дет ко­рот­ко­мет­раж­ка, или спек­такль, или фе­сти­валь­ный фильм. Глав­ное, что­бы ду­ша бо­ле­ла этим, и ты не пы­тал­ся про­сто ко­му-то по­нра­вить­ся.

У НАС С БЫВ­ШИМ

МУ­ЖЕМ ПРЕ­КРАС­НЫЕ ОТ­НО­ШЕ­НИЯ. И МЫ БЛА­ГО­ДАР­НЫ ДРУГ

ДРУ­ГУ ЗА ВСЕ, ЗА НА­ШУ ДОЧЬ. РАНЬ­ШЕ Я ВО­ОБ­ЩЕ ДУ­МА­ЛА, ЧТО НЕ ВЫЙ­ДУ ЗА­МУЖ, ОШИ­БА­ЛАСЬ.

В куль­то­вом филь­ме Эд­мон­да Кео­са­я­на «Не­уло­ви­мые мсти­те­ли» отец Ла­у­ры то­же сыг­рал неболь­шую роль.

Они бы­ли пре­крас­ной па­рой: ре­жис­сер Эд­монд Кео­са­ян и ак­три­са Ла­у­ра Ге­вор­кян. Их сын Да­вид стал па­пой Ла­у­ры.

Се­мья в сбо­ре: на­ша ге­ро­и­ня с де­душ­кой Эд­мон­дом, ба­буш­кой Ла­у­рой, ро­ди­те­ля­ми и дя­дей Ти­гра­ном.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.