1 500 000

Avtomir  - - Репортаж - Текст: Ека­те­ри­на Ква­шен­ки­на Фо­то: ав­то­ра и Hyundai

град­ской об­ла­сти Геор­гий Пол­та­вчен­ко ска­зал недав­но даже, что у ра­бо­чих на этом за­во­де «за­ме­ча­тель­ные» зар­пла­ты.

На­чи­на­ют с чи­сто­го листа

Ко­неч­но, уни­фор­ма и оклад ра­бо­чих, ко­то­рые со­бра­ли Solaris или Creta, вла­дель­ца ма­ши­ны вряд ли ин­те­ре­су­ют. Из че­го же и как де­ла­ют эти автомобили?

Сталь, при­зна­ют­ся на за­во­де, на 10% рос­сий­ская, осталь­ная вво­зит­ся. А рождение ав­то­мо­би­ля на­чи­на­ет­ся в штам­по­воч­ном це­хе, где ро­бо­ты, за­кры­тые в за­щи­щен­ном со всех сто­рон от лю­дей «пар­ни­ке», шум­но пре­вра­ща­ют туск­лые ли­сты в ак­ку­рат­ные половинки ку­зо­вов. Лиш­ний металл при этом па­да­ет под стан­ки в спе­ци­аль­ные на­ко­пи­те­ли. Там его со­би­ра­ют, что­бы за­тем вы­вез­ти на пе­ре­ра­бот­ку.

За­тем свар­ка – то­же ро­бо­ты, то­же от­го­ро­жен­ные, но не за­кры­тые в сво­ем ан­га­ре, а лишь от­де­лен­ные от про­хо­дя­щих ми­мо лю­дей экра­на­ми. Из-за экра­нов пе­ри­о­ди­че­ски мо­гут вы­ле­тать ис­кры, ино­гда даже це­лые сно­пы. Пер­вый раз это уви­деть непо­свя­щен­но­му че­ло­ве­ку может быть страш­но, но ре­аль­ной опас­но­сти нет. Ис­кры без­обид­ны – ни­кто не трав­ми­ро­вал­ся, про­сто про­хо­дя ми­мо экра­на. Травм на за­во­де Hyundai, кста­ти, во­об­ще крайне ма­ло. В це­хе свар­ки ви­сит таб­ло, на ко­то­ром отоб­ра­жа­ет­ся «да­та по­след­не­го несчаст­но­го слу­чая – 13.03.2017».

На сбор­ку – без две­рей

Сва­рен­ные ку­зо­ва пе­ред окрас­кой обя­за­тель­но про­ве­ря­на ют – все точ­ки свар­ки долж­ны быть на сво­их ме­стах, долж­ны быть по стан­дар­ту проч­ны­ми. Ку­зов, не вы­дер­жав­ший тест, от­прав­ля­ет­ся в пе­ре­ра­бот­ку.

Кра­сят ку­зо­ва це­ли­ком, вме­сте с две­ря­ми, но вы­сох­шие две­ри сни­ма­ют, что­бы в сбо­роч­ном це­хе от­дель­но ком­плек­то­ва­ли са­ло­ны, а от­дель­но – на­ве­ши­ва­ли двер­ную от­дел­ку и фур­ни­ту­ру в со­от­вет­ствии с ком­плек­та­ци­ей каж­дой кон­крет­ной ма­ши­ны. По­том две­ри, как и пе­ред­ний бам­пер, до­го­нят «свою» ма­ши­ну по­чти в са­мом кон­це кон­вей­е­ра.

В сбо­роч­ном це­хе – больше все­го со­труд­ни­ков. С каж­дым ав­то­мо­би­лем, еду­щим по кон­вей­е­ру, ра­бо­та­ет по 2–4 че­ло­ве­ка. Мно­гие опе­ра­ции вы­пол­ня­ют­ся вруч­ную, но вез­де, где тя­же­ло (на­при­мер, при уста­нов­ке ло­бо­во­го стек­ла), по­мощь при­хо­дит спе­ци­аль­ное обо­ру­до­ва­ние. При этом все рав­но в сбо­роч­ном це­хе по­чти не вид­но жен­щин. На за­во­де объ­яс­ня­ют, что сотрудниц на са­мом де­ле очень даже мно­го, про­сто ра­бо­та­ют они на тех участ­ках, где тре­бу­ет­ся осо­бен­ная со­сре­до­то­чен­ность и вни­ма­тель­ность. На­при­мер, в той же окрас­ке ку­зо­вов.

Еже­год­но с кон­вей­е­ра Hyundai в Санкт-Пе­тер­бур­ге схо­дит бо­лее 220 тыс. ав­то­мо­би­лей. Мощ­но­сти за­во­да пол­но­стью за­гру­же­ны, персонал тру­дит­ся в три сме­ны. Ку­да даль­ше раз­ви­вать­ся? Ви­ди­мо, по­вы­шать уро­вень ло­ка­ли­за­ции. Ведь хоть са­ми ма­ши­ны, вы­хо­дит, и сде­ла­ны в Рос­сии пол­но­стью, да­ле­ко не все их уз­лы и аг­ре­га­ты – наши.

ав­то­мо­би­лей уже вы­пу­сти­ли на за­во­де Hyundai в Рос­сии

На за­во­де ра­бо­та­ет 2 200 человек, ко­то­рым ас­си­сти­ру­ют 240 ро­бо­тов

Сей­час в Санкт-Пе­тер­бур­ге со­би­ра­ют че­ты­ре мо­де­ли – Hyundai Solaris, Hyundai Creta, Kia Rio и Kia Rio X-Line. Пер­вой же мо­де­лью, ко­то­рая со­шла с кон­вей­е­ра в 2011 го­ду, был Solaris, уже успев­ший с тех пор сме­нить по­ко­ле­ние. Сбо­роч­ная ли­ния для всех мо­де­лей одна, и автомобили идут по кон­вей­е­ру впе­ре­меш­ку

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.