Кор­рек­ция

Business Traveller (Russia) - - Персона -

Ра­но утром в Ри­ме за го­сте­при­им­но и за­бот­ли­во на­кры­тым зав­тра­ком я сму­щен­но от­во­ди­ла гла­за от экра­на с но­во­стя­ми на «Пер­вом ита­льян­ском». Де­коль­те си­ньо­ры-дик­то­ра, ее яр­кий грим и за­мет­ный ре­зуль­тат инъ­ек­ций, ка­за­лось, без­жа­лост­но ата­ко­ва­ли ме­ня. «А как же Ва­ти­кан»? – по­че­му-то по­ду­ма­ла я. Про­ез­жая ми­мо вит­рин Intimissimi в цен­тре Ри­ма, где вы­став­ле­ны стрин­ги в цве­тах на­ци­о­наль­но­го фла­га, я ду­ма­ла о том же, пы­та­ясь уло­вить ком­мер­че­скую со­став­ля­ю­щую. По­че­му кро­шеч­ные стрин­ги, а не кру­же­во La Perla цве­та шам­пан­ско­го или пыль­ной ро­зы? Про­фит же боль­ше с до­ро­гих мо­де­лей... Но вдруг вдо­гон­ку: об­на­жен­ная Мо­ни­ка Бел­луч­чи в Vanity Fair Italia. Уве­ре­на, что все это эта­ло­ны! Но по­че­му так ак­тив­но?

От­гад­ка при­шла неожи­дан­но. Не в Ри­ме, а в Ми­лане, где с глав­ных тор­го­вых улиц прак­ти­че­ски ис­чез­ли ев­ро­пей­цы. Те­перь по ним идут мо­ло­дые на­ряд­ные ки­тай­цы – те, кто при­е­ха­ли ту­ри­ста­ми, и те, кто оста­лись и жи­вут здесь. Они по­ку­па­ют мод­ные брен­ды в се­зон ски­док, со­всем как на­сто­я­щие ми­лан­цы. Са­мая по­пу­ляр­ная фа­ми­лия в го­ро­де уже не тра­ди­ци­он­ная Рос­си, а ки­тай­ская. Да и пу­те­ше­ству­ю­щие ки­тай­цы ме­ня­ют­ся на гла­зах... Не­ред­ко мож­но уви­деть и ки­тай­скую сва­дьбу в том же Ми­лане или Ве­не­ции, ведь ев­ро­пей­ская це­ре­мо­ния для них – это мо­да, иг­ра, кра­си­вый об­раз. В Ки­тае мно­го на­род­но­стей, лиц и фа­ми­лий, но, пу­те­ше­ствуя по стране, нелег­ко ку­пить на­ци­о­наль­ный ав­тор­ский шелк. Я с тру­дом на­шла его в Чен­г­ду – кста­ти, го­ро­де с са­мой вы­со­кой per capita про­да­жей Lоuis Vuitton в ми­ре. В про­вин­ци­аль­ном Ки­тае тол­па внешне на­по­ми­на­ет аме­ри­кан­скую – фут­бол­ки, сни­кер­сы и недо­ро­гие джин­сы, а в боль­ших го­ро­дах взят мас­со­вый курс на ев­ро­пей­скую мо­ду. Но не толь­ко…

Пом­ню, в глав­ном ду­бай­ском мол­ле, в ма­га­зине Rimowa, в оче­ре­ди из де­сят­ка ки­тай­цев я осме­ли­лась спро­сить, по­че­му они ску­па­ют це­лую се­рию из ше­сти че­мо­да­нов имен­но этой мо­де­ли? Ответ, пря­мой и обес­ку­ра­жи­ва­ю­щий, не про­зву­чал, а был про­де­мон­стри­ро­ван с экра­на те­ле­фо­на. Идол! Ко­рей­ская поп-звез­да! С че­мо­да­ном этой мо­де­ли! Даль­ше язык те­ла пре­да­вал нескончаемый вос­торг.

Еще со­всем недав­но при япон­цах бы­ло непри­лич­но упо­ми­нать Ки­тай или Ко­рею: это гро­зи­ло куль­тур­ным и чуть ли не по­ли­ти­че­ским скан­да­лом. Но вдруг сол­неч­ны­ми зай­чи­ка­ми ста­ло от­све­чи­вать имен­но ко­рей­ское зер­ка­ло, и све­тить так яр­ко – на всю Азию и да­же, ка­жет­ся, на весь мир! Прав­да, этот блеск ока­зал­ся от­ра­жен­ным ев­ро­пей­ским све­том.

Для ме­ня Ко­рея – преж­де все­го про кра­со­ту. О Ко­рее я дав­но знаю от ди­е­то- ло­гов и спе­ци­а­ли­стов по «кра­си­во­му ста­ре­нию». На­при­мер, зна­ме­ни­тый ко­рей­ский шеф-по­вар по­ко­рил Аме­ри­ку: Эд­вар­ду Кво­ну 45 лет, но вы­гля­дит он на 25. Звез­да ко­рей­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа Ха Чжи Вон гор­дит­ся тем, что в 35 лет вы­гля­дит луч­ше, чем в свои 20! Внеш­ность, эс­те­ти­ка и кра­со­та – за­лог ка­рье­ры, а уче­ба и ка­рьер­ный рост – глав­ные со­став­ля­ю­щие жиз­ни как муж­чин, так и жен­щин. Ко­рея небо­га­та при­род­ны­ми ре­сур­са­ми, и став­ка здесь де­ла­ет­ся преж­де все­го на ум­ствен­ный труд.

Нет стра­ны, в ко­то­рой бы ма­ни­пу­ля­ции во имя до­сти­же­ния стан­дар­та кра­со­ты вы­ли­ва­лись бы в та­кой биз­нес, и под­твер­жде­ние то­му, как ни стран­но, я на­хо­жу в Москве, где каж­дый ува­жа­ю­щий се­бя кос­ме­то­лог гор­дит­ся по­до­бран­ной ли­ни­ей ко­рей­ской кос­ме­ти­ки. А в са­мой Ко­рее каж­дый пя­тый ло­жит­ся под нож – при на­се­ле­нии 49 млн стра­на за­ни­ма­ет седь­мое ме­сто в ми­ре по ко­ли­че­ству пла­сти­че­ских опе­ра­ций.

Где кра­со­та, там и ум, а так­же ост­рый ко­рей­ский взгляд. Я при­вык­ла к ним в НьюЙор­ке: ас­си­стен­ты ве­ду­щих фо­то­гра­фов и топ-ди­зай­не­ров, бэк-офи­сы PR- и ре­клам­ных агентств – все­гда и вез­де в ко­ман­де за­да­ют тон уве­рен­ные ко­рей­цы. Кста­ти, про ост­рый взгляд. Пер­вые ма­ни­пу­ля­ции «син­га­пу­ри», опе­ра­цию по кор­рек­ции скла­доч­ки ве­ка, на­до успеть сде­лать до шест­на­дца­ти лет, а на­чи­нать мож­но с вось­ми. Это лишь пер­вый шаг, по­том ко­пят зна­чи­тель­ные сум­мы на ри­но­пла­сти­ку, пе­ре­строй­ку плос­кой пе­ре­но­си­цы. Муж­чи­нам нуж­но за­ду­мать­ся еще и о под­пя­точ­ни­ках. По­нят­но, что это – улов­ка или ин­стру­мент для вос­хож­де­ния по слу­жеб­ной лест­ни­це. В офи­се, осо­бен­но меж­ду­на­род­ном, рост очень ва­жен. Впро­чем, муж­чи­ны не брез­гу­ют и то­наль­ным кре­мом, и пуд­рой, уме­ло за­кра­ши­ва­ют и то­ни­ру­ют се­ди­ну. Вы­гля­деть мо­ло­до и красиво – глав­ная цель. Тем бо­лее что в Ко­рее вы­би­ра­ют жен­щи­ны – их мень­ше. Тра­ди­ция счи­тать раз­мер се­мьи по ко­ли­че­ству сы­но­вей уве­ли­чи­ла чис­ло абор­тов, так что со­всем недав­но бе­ре­мен­ным за­пре­ти­ли УЗИ. Ази­а­ты не лю­бят чрез­мер­но­го вы­ра­же­ния эмо­ций. Не­улыб­чи­вость для них – это не толь­ко шарм, но и про­яв­ле­ние ума. Мно­го и ча­сто сме­ю­щий­ся биз­нес­мен не мо­жет быть при­знан

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.