Путь сво­бо­ден!

СМЕР­ТИ ФИ­ДЕ­ЛЯ ЗА МЕ­СЯЦ ДО ОСТ­РОВ СВО­БО­ДЫ ЧЕРКУДИНО ВА О ТОМ, КАК ВЫ­ГЛЯ­ДЕЛ ДА­РЬЯ ЕТ РАССКАЗЫВА КА­СТ­РО,

Business Traveller (Russia) - - Специальный Репортаж -

«Но, но, се­ньо­ра, ку­по­нас, но пе­сос», – улыб­чи­вый ку­би­нец ма­шет ру­ка­ми и от­ка­зы­ва­ет­ся от це­ло­го со­сто­я­ния. Мы про­тя­ги­ва­ем ему 10 пе­со «кон­вер­тибль», по-про­сто­му – 10 ку­ков, это эк­ви­ва­лент $10. Сред­няя ме­сяч­ная зар­пла­та на Ку­бе – 20-25 ку­ков. Ран­нее утро, мы очень го­лод­ны: это наш первый день на Ост­ро­ве сво­бо­ды, и мы еще не зна­ем, как вы­гля­дят ма­га­зи­ны и ка­фе для мест­ных, а ре­сто­ра­ны для ту­ри­стов от­кры­ва­ют­ся поз­же. За­пах све­же­го хле­ба при­вел нас в хвост длин­ной оче­ре­ди, но хлеб нам не про­да­ют – аро­мат­ные бе­лые кир­пи­чи толь­ко по кар­точ­кам. При­вет, мы ту­ри­сты из Рос­сии, при­е­ха­ли на Ост­ров сво­бо­ды за ме­сяц до смер­ти Фи­де­ля Ка­ст­ро.

Идея на­ше­го пу­те­ше­ствия – по­се­тить Ку­бу до то­го, как ту­да при­дет насто­я­щий ка­пи­та­лизм. Мы от­пра­ви­лись на ост­ров до вы­бо­ров пре­зи­ден­та США, но по­сле то­го, как Ба­рак Обама встре­тил­ся с Рау­лем Ка­ст­ро, ны­неш­ним гла­вой Ку­бы и млад­шим бра­том Фи­де­ля. В стра­ну уже на­ча­ли за­во­зить аме­ри­кан­скую ко­ка-ко­лу и от­кры­ли пря­мое авиа­со­об­ще­ние с США.

ТАКСИСТ

Пер­вое, что мы уви­де­ли, вый­дя из аэро­пор­та, – ги­гант­ский, би­рю­зо­во­го цве­та Chevrolet Impala 1958 го­да. Он бле­стел на солн­це, буд­то от­по­ли­ро­ван­ный ми­ну­ту на­зад, на ку­зо­ве ни од­ной вмя­ти­ны, в са­лоне – ши­ро­кие кре­мо­вые ди­ва­ны. Та­кое рос­кош­ное ав­то про­сто не по­ме­стит­ся на ули­цах ни од­ной за­пад­ной стра­ны, не про­едет по проб­кам XXI ве­ка. За­тем мы уви­де­ли ве­ре­ни­цу обыч­ных жел­тых «Пе­жо» с ша­шеч­ка­ми на де­вять по­са­доч­ных мест. В них лов­ко за­пры­ги­ва­ли мест­ные, по 10-12 че­ло­век.

«Я до­ве­зу вас за 25 ку­ков», – по­иг­ры­вая клю­ча­ми, во­ди­тель жел­то­го так­си по-ис­пан­ски пред­ла­га­ет нам ско­рее са­дить­ся к нему. «Но мы хо­тим на этом го­лу­бом «Шев­ро­ле», – го­во­рю. «Се­ньо­ра, вы оста­ви­те в нем все ва­ши день­ги», – хо­хо­чет таксист. Мы вле­за­ем в «Пе­жо».

Со­всем недав­но Ку­ба бы­ла аб­со­лют­но за­кры­та для всех но­вых тех­но­ло­гий, мо­биль­ную связь здесь раз­ре­ши­ли лишь 15 лет на­зад. Сей­час у мно­гих ку­бин­цев в ру­ках смарт­фо­ны, но ис­поль­зо­вать их с тол­ком не по­лу­ча­ет­ся. Ин­тер­нет сто­ит боль­ших де­нег по мест­ным мер­кам – 2 ку­ка за час ра­бо­ты. До­ступ в сеть огра­ни­чен. Да­же в Га­ване, за­пол­нен­ной ту­ри­ста­ми и со­труд­ни­ка­ми ино­стран­ных по­сольств, Wi-Fi до­сту­пен толь­ко на несколь­ких го­род­ских пло­ща­дях и в па­ре за­ку­соч­ных. О том, что­бы ска­чать про­грам­му вро­де Google.Maps, речь здесь, ко­неч­но, не идет, по­это­му наш таксист, се­рьез­но за­плу­тав­ший в но­вых квар­та­лах Га­ва­ны, ис­поль­зу­ет ста­рый доб­рый на­ви­га­тор – люд­скую мол­ву. Он ру­га­ет­ся («Пор­ке, Ма­дон­на»), воз­де­ва­ет обе ру­ки к небе­сам, бро­сая руль, сту­чит се­бе по лбу ла­до­ня­ми, ино­гда ро­ня­ет на руль го­ло­ву. На­ко­нец, ему по­па­да­ет­ся тол­ко­вый мо­ло­дой ку­би­нец, оде­тый по ев­ро­пей­ской мо­де – чи­но­сы, оч­ки в тем­ной тол­стой опра­ве, де­ре­вян­ные брас­ле­ты, уло­жен­ные ге­лем во­ло­сы и боль­шой чер­ный зонт-трость. Во­ди­тель са­жа­ет это­го фран­та на пер­вое си­де­ние и за­став­ля­ет ра­бо­тать штур­ма­ном.

На­ше пер­вое жи­лье – у сту­дент­ки Ло­ли­ты, она сда­ет при­строй­ку к сво­ей ка­се (casa – дом, по-ис­пан­ски) на Airbnb. Ве­сти де­ла ей по­мо­га­ют род­ствен­ни­ки, ко­то­рые уеха­ли в Чи­ли. Они ве­дут все рас­че­ты с го­стя­ми, по­то­му что с Ку­бы это де­лать невоз­мож­но.

БИЗ­НЕС НА СТА­РЫХ ДО­МАХ

На­ша хо­зяй­ка Ло­ли­та жи­вет в со­сед­нем до­ми­ке с ба­буш­кой. Ло­ли­та учит­ся на ме­ди­ка и уже ра­бо­та­ет в кли­ни­ке фи­зио­те­ра­пев­том, по­мо­га­ет вос­ста­нав­ли­вать­ся боль­ным по­сле травм. Ее ба­буш­ка на­зы­ва­ет нас «то­ва­ри­щи» и очень ра­ду­ет­ся го­стям из Рос­сии. Ве­че­ром за­гля­ды­ваю, что­бы по­про­сить со­ли, и ви­жу, что об­ста­нов­ка у них ку­да скром­нее, чем у нас.

В 2006 го­ду млад­ший брат Фи­де­ля Ка­ст­ро Ра­уль сме­нил его на по­сту гла­вы го­су­дар­ства и стал врио пре­зи­ден­та Ку­бы. В 2008 го­ду он был из­бран пред­се­да­те­лем Гос­со­ве­та стра­ны и на­чал про­во­дить ре­фор­мы. Пер­вым де­лом Ра­уль раз­ре­шил част­ное пред­при­ни­ма­тель­ство: был со­став­лен спи­сок из 201 про­фес­сии, ко­то­ры­ми на Ку­бе мо­гут за­ни­мать­ся ин­ди­ви­ду­аль­ные пред­при­ни­ма­те­ли. Сре­ди них есть эк­зо­ти­че­ские, на­при­мер: «ис­пол­ни­тель тан­цев под пес­ни Бен­ни Мо­ре», «участ­ник тан­це­валь­но­го ду­э­та «Амор», «про­из­во­ди­тель/про­да­вец иг­ру­шек Piñata из па­пье-ма­ше». Есть и вполне про­за­и­че­ские: «куз­нец», «по­гон­щик ло­ша­дей», «па­рик­ма­хер». Но са­мое глав­ное – в этом спис­ке есть стро­ка «арен­до­да­тель комнат/до­мов».

В Га­ване сда­чей комнат вна­ем за­ни­ма­ет­ся бо­лее 400 ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей, и вме­сте они пред­ла­га­ют бо­лее 600 комнат – боль­ше, чем все оте­ли в старой ча­сти го­ро­да. Раз­ре­шить се­лить у се­бя ту­ри­стов при­шлось как раз из-за оте­лей – тур­по­ток по­сто­ян­но уве­ли­чи­вал­ся, ста­ро­го но­мер­но­го фон­да на всех не хва­та­ло. Не­ка­зи­стые оте­ли, в ко­то­рых дав­но не бы­ло ре­мон­та, вы­со­ко за­ди­ра­ли це­ны, поль­зу­ясь тем, что стро­и­тель­ство но­вых зда­ний тор­мо­зи­лось. Гла­ва со­сто­я­тель­ной се­мьи из Три­ни­да­да, ко­то­рый сда­ет свою ка­су с 90-х го­дов, объ­яс­нил нам: трид­цать лет на­зад, ко­гда Ку­ба пе­ре­ста­ла по­лу­чать суб­си­дии от Со­вет­ско­го Со­ю­за, по­чти един­ствен­ной воз­мож­но­стью по­пол­нить бюд­жет ост­ро­ва стал ту­ризм. То­гда Фи­дель впер­вые раз­ре­шил сда­вать ком­на­ты го­стям за день­ги, но поз­во­лил за­ни­мать­ся та­ким биз­не­сом толь­ко чест­ным ком­му­ни­стам – чле­нам пар­тии, бла­го­на­деж­ным то­ва­ри­щам. Ра­уль раз­ре­шил сда­вать жи­лье всем. Те­перь ком­на­та в част­ном до­ме сто­ит от 20 до 50 ку­ков, 5 ку­ков – зав­трак на од­ну пер­со­ну. Жить в оте­лях, как пра­ви­ло, до­ро­же.

В 2010 го­ду Ра­уль Ка­ст­ро от­ме­нил го­су­дар­ствен­ную мо­но­по­лию на об­ще­пит, и на Ку­бе по­яви­лось мно­же­ство па­ла­да­ров – част­ных ре­сто­ра­нов. Есть опре­де­лен­ные огра­ни­че­ния: на­при­мер, в па­ла­да­ре мо­жет быть не бо­лее 50 по­са­доч­ных мест, а до про­шло­го го­да част­ные ре­сто­ра­ны не мог­ли про­да­вать еду на вы­нос. Па­ла­да­ры очень раз­ные, на цен­траль­ных ули­цах го­ро­да они вы­гля­дят как двор­цы, бо­га­то укра­шен­ные леп­ни­ной, зо­ло­том, бар­ха­том, или как под­ра­жа­ние аме­ри­кан­ским ба­рам и дай­не­рам. На ули­цах по­мень­ше – по­чти до­маш­ние за­ве­де­ния с клет­ча­ты­ми кле­ен­ка­ми на сто­лах и ра­душ­ны­ми хо­зя­е­ва­ми, ко­то­рые са­ми вы­но­сят еду с кух­ни. В каж­дом на­ли­ва­ют ром, ме­ша­ют мо­хи­то, пи­на-ко­ла­ду, кок­тейль «Ку­ба либ­ре» и по­да­ют мест­ное пи­во.

Ко­гда мы за­хо­дим в один та­кой па­ла­дар позд­ним ве­че­ром, и хо­зя­е­ва узна­ют, что мы из Рос­сии, то пе­ре­чис­ля­ют все из­вест­ные им рус­ские сло­ва (ком­му­нист, Ле­нин, ре­во­лю­ция, то­ва­рищ). Они рас­ска­зы­ва­ют, как труд­но им жи­лось в 90-е: Со­вет­ский Со­юз ушел, со­всем за­был о нас, а ку­бин­цы за­бы­ли вкус мя­са. О том, как ку­бин­ский на­род стра­дал по­сле на­шей пе­ре­строй­ки, мы услы­шим еще не раз, ми­стер Gorbachev тут – ан­ти­ге­рой, за­то ге­рой ми­стер Putin: «Бла­го­да­ря Пу­ти­ну вы те­перь мо­же­те при­ез­жать к нам и есть ко­ко­сы». Пы­та­ем­ся воз­ра­зить: нам в 90-е то­же жи­лось не слад­ко, а у нас нет ни мо­ря, ни солн­ца круг­лый год, и ба­на­но­вые паль­мы ря­дом с на­ши­ми до­ма­ми не рас­тут. Ку­бин­цы ки­ва­ют, осо­бо не при­слу­ши­ва­ясь, мол, сы­тый го­лод­но­го не ра­зу­ме­ет, мы-то ви­дим, что вы – бо­га­чи, и зо­вут му­зы­кан­тов. Му­зы­кан­ты в лю­бом ка­фе пер­вым де­лом по­ют пес­ню «Гу­ан­тан­аме­ра», а по­том про­сят дать на чай.

ХОД КО­ЛЕ­СА

Все, что вы пред­став­ля­е­те се­бе, ко­гда ду­ма­е­те о Ку­бе, – чи­стая прав­да. Тут дей­стви­тель­но жи­вут бес­печ­ные небо­га­тые лю­ди, ко­то­рые по­ют и тан­цу­ют круг­лые сут­ки, воз­де­лы­ва­ют план­та­ции, ез­дят на ста­рин­ных ав­то­мо­би­лях и ло­ша­дях и про­слав­ля­ют ре­во­лю­цию так, буд­то она слу­чи­лась все­го па­ру лет на­зад.

Ста­рая Га­ва­на, за­стро­ен­ная ис­пан­ски­ми ко­ло­ни­за­то­ра­ми, – это за­пу­щен­ная и об­ни­щав­шая Бар­се­ло­на, по ее ули­цам но­сят­ся раз­но­цвет­ные ка­дил­ла­ки и бью­и­ки. Мно­гие из них за­ста­ли дик- та­то­ра Ба­ти­сту, ко­то­ро­го 26 июля 1959 го­да сверг­ло ре­во­лю­ци­он­ное дви­же­ние во гла­ве с бра­тья­ми Ка­ст­ро, Эр­не­сто Че Ге­ва­рой и Ка­ми­ло Сьен­фуэ­го­сом. Мно­гие – еще стар­ше, их при­вез­ли на Ку­бу аме­ри­кан­ские и ев­ро­пей­ские маг­на­ты в трид­ца­тых. Как ку­бин­цам уда­ет­ся со­хра­нять эти ав­то на хо­ду и в пре­крас­ной фор­ме – за­гад­ка: вла­дель­цы ту­ман­но рас­ска­зы­ва­ют о род­ствен­ни­ках в Аме­ри­ке, ко­то­рые при­сы­ла­ют зап­ча­сти.

Ла­зур­ные, изу­мруд­ные, алые, цве­та фук­сии каб­ри­о­ле­ты сто­ят в ряд на­про­тив зда­ния Ка­пи­то­лия в цен­тре Га­ва­ны (та­ко­го же, как в Ва­шинг­тоне, но на несколь­ко мет­ров вы­ше), и во­ди­те­ли за­зы­ва­ют ту­ри­стов дать круг по цен­тру и прокатиться по Ма­ле­ко­ну – длин­но­му про­спек­ту вдоль ли­нии мо­ря. Обыч­ное жел­тое так­си (де­ше­вая ино­мар­ка из ну­ле­вых) по­ве­зет вас по счет­чи­ку и на­ка­та­ет за 15 ми­нут при­мер­но 20 ку­ков. Хо­зя­е­ва «ка­дил­ла­ков» и древ­них «фор­дов» про­да­ют не по­езд­ку, а пу­те­ше­ствие во вре­ме­ни, и это сто­ит в три ра­за до­ро­же.

Для эко­ном­ных ту­ри­стов есть ва­ри­ан­ты: мож­но по­ехать на ве­ло­рик­ше, мож­но – на кон­ной по­воз­ке, мож­но под­нять ру­ку и пой­мать «Жи­гу­ли» – ста­рую «пя­тер­ку» или да­же «ко­пей­ку». Ка­жет­ся, все дре­без­жа­щие и раз­ва­ли­ва­ю­щи­е­ся тач­ки при­е­ха­ли сю­да из Моск­вы до­жи­вать век в теп­ле на бе­ре­гу мо­ря. «Жи­гу­ли» не ин­те­рес­ны ту­ри­стам, по­это­му их внеш­ний вид и ком­форт в са­лоне не бес­по­ко­ят вла­дель­цев. В по­дер­жан­ные ма­ши­ны и так при­хо­дит­ся вкла­ды­вать це­лое со­сто­я­ние: «Это ма­ши­на 1983 го­да! Те­бя еще на све­те, на­вер­ное, не бы­ло, а она уже бы­ла! И зна­ешь, за сколь­ко я ее ку­пил? За 16 ты­сяч ку­ков! 16! (1 кук =$1)», – сно­ва едем с экс­прес­сив­ным во­ди­те­лем, ко­то­рый непло­хо знает

рус­ский – учил­ся на лет­чи­ка в МАИ. Он бол­та­ет с мо­им му­жем, же­сти­ку­ли­ру­ет, го­нит 95 км/ч по го­ро­ду. В ка­кой-то мо­мент он обо­ра­чи­ва­ет­ся всем кор­пу­сом, что­бы по­смот­реть на зад­нее си­де­ние, при­дир­чи­во огля­ды­ва­ет ме­ня и хло­па­ет му­жа по пле­чу, мол, ни­че­го де­воч­ка, мест­ная или с со­бой при­вез? Узна­ет, что мы же­на­ты, и в ужа­се при­чи­та­ет: «На Ку­бу! С же­ной! Ты со­шел с ума! Же­ну на­до бы­ло оставить до­ма, при­вез бы ей су­ве­нир!»

ВСЕ НА ПРО­ДА­ЖУ

Мы при­ез­жа­ем на Ку­бу в на­ча­ле но­яб­ря и за­ста­ем ост­ров в под­го­тов­ке к Рож­де­ству и Но­во­му го­ду. Су­пер­мар­ке­тов на Ку­бе по­чти нет, а в тех, что есть – неук­лю­жий ас­сор­ти­мент, со­сто­я­щий в ос­нов­ном из кон­сер­вов, га­зи­ров­ки и де­ше­вых сла­до­стей. Ра­уль Ка­ст­ро раз­ре­шил ку­бин­цам не толь­ко сда­вать в арен­ду жил­пло­щадь, но и тор­го­вать чем угод­но. Тех, кто поль­зу­ет­ся этим пра­вом, боль­ше все­го в Ка­ма­гу­эе, тре­тьем по ко­ли­че­ству жи­те­лей го­ро­де на Ку­бе по­сле Га­ва­ны и Сантья­го де Ку­ба. В Ка­ма­гу­эе ма­ло ту­ри­стов – от сто­ли­цы да­ле­ко, мо­ря ря­дом нет, – и жи­те­лям при­хо­дит­ся за­ра­ба­ты­вать на мест­ных по­ку­па­те­лях. На ост­ро­ве жар­ко, пре­ступ­ность по­чти на ну­ле­вом уровне, по­это­му две­ри од­но­этаж­ных до­мов ред­ко за­кры­ва­ют­ся. Гу­ляя по ули­цам, мож­но раз­гля­деть весь быт ти­пич­но­го ку­бин­ца: что он го­то­вит на ужин, ка­кие пе­ре­да­чи смот­рит по те­ле­ви­зо­ру, ру­га­ет­ся ли на де­тей, иг­ра­ет ли с со­ба­ка­ми. Мно­гие вос­поль­зо­ва­лись тем, что ок­на и две­ри все рав­но по­сто­ян­но от­кры­ты для лю­бо­пыт­ных, и по­ста­ви­ли в них тор­го­вые лот­ки. Кто-то пе­ре­про­да­ет га­зе­ты и руч­ки, кто-то – дет­ские иг­руш­ки, а кто-то сам ма­сте­рит укра­ше­ния для до­ма или иг­руш­ки для де­тей. С лю­бой пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти ку­бин­цы долж­ны пла­тить на­лог в раз­ме­ре от 10% до 50% в за­ви­си­мо­сти от при­бы­ли. Ма­лень­кие ма­га­зин­чи­ки де­ла­ют в ме­сяц мень­ше 3000 ку­ков, по­это­му они пла­тят на­ло­ги в упро­щен­ном ре­жи­ме: про­сто от­да­ют пра­ви­тель­ству фик­си­ро­ван­ную сум­му еже­ме­сяч­но.

До Ка­ма­гу­эя сто­ит до­е­хать имен­но по­то­му, что го­род не пе­ре­на­се­лен ту­ри­ста­ми и экс­па­та­ми, по­это­му луч­ше вид­но, как жи­вут обыч­ные ку­бин­цы. Здесь есть боль­шой ста­ди­он, где про­хо­дят мат­чи по бейс­бо­лу и фут­бо­лу. Пер­вая иг­ра по­пу­ляр­нее сре­ди стар­ше­го по­ко­ле­ния, вто­рой ин­те­ре­су­ет­ся мо­ло­дежь: в лю­бом го­ро­де на лю­бой ров­ной пло­ща­ди бо­лее 40 кв. м – пе­ред со­бо­ра­ми, во дво­рах, воз­ле му­зеев, на на­бе­реж­ных, – маль­чиш­ки раз­ных воз­рас­тов го­ня­ют мяч.

ПРОЩАЙ, ФИ­ДЕЛЬ

В кон­це но­яб­ря умер Фи­дель. Ему шел 91-й год, и в по­след­ние несколь­ко лет он по­чти не по­яв­лял­ся на пуб­ли­ке. Злые язы­ки из эми­гри­ро­вав­ших ку­бин­цев го­во­ри­ли: на­вер­ня­ка его дав­но нет в жи­вых, а вам по­ка­зы­ва­ют кук­лу или двой­ни­ка. На ост­ро­ве объ­яви­ли тра­ур на три ме­ся­ца, за­пре­ти­ли про­да­жу ро­ма (един­ствен­ный то­вар, ко­то­рый на Ку­бе про­да­ет­ся круг­ло­су­точ­но) и за­кры­ли уве­се­ли­тель­ные за­ве­де­ния. Ра­уль еще в про­шлом го­ду за­явил, что в 2018-м оста­вит свой пост и бал­ло­ти­ро­вать­ся не бу­дет. Кто ста­нет пре­ем­ни­ком ди­на­стии Ка­ст­ро, по­ка неиз­вест­но.

Фи­дель на Ку­бе – глав­ный ав­то­ри­тет. Че Ге­ва­ра за го­ды по­сле смер­ти пре­вра­тил­ся в лу­боч­но­го су­пер­ге­роя. Во­ин­ствен­ное и меч­та­тель­ное ли­цо ре­во­лю­ци­о­не­ра, схва­чен­ное фо­то­гра­фом Аль­бер­том Кор­дой, те­перь вез­де: на пра­ви­тель­ствен­ных зда­ни­ях, на бил­бор­дах вдоль до­рог, на ту­ри­сти­че­ских су­ве­ни­рах раз­ных ма­стей – от хол­що­вых сумок до бре­ло­ков и знач­ков, да­же на ко­жа­ной книж­ке для сче­та в ре­сто­ране. Я ша­гаю вдоль лот­ков с су­ве­нир­ным ба­рах­лом и ду­маю, что сам Че вряд ли одоб­рил бы та­кую ком­мер- ци­а­ли­за­цию и су­е­ту, все-та­ки он был ком­му­нист.

Те­перь, ко­гда стар­ше­го Ка­ст­ро не ста­ло, а млад­ший ре­шил отой­ти от дел, ку­бин­цам пред­сто­ит сде­лать труд­ный вы­бор. Мож­но со­гла­сить­ся с пре­ем­ни­ком, ко­то­рый про­дол­жит курс на мяг­кие ре­фор­мы, но со­хра­нит вер­ность ре­жи­му во­ждей, то есть бу­дет огра­ни­чи­вать до­ступ к ин­фор­ма­ции, дер­жать под кон­тро­лем СМИ и укреп­лять же­лез­ный за­на­вес. Но есть и дру­гой путь.

По­след­ние пол­ве­ка Ку­ба про­ве­ла как буд­то в спяч­ке. По­па­дая на ост­ров, чув­ству­ешь се­бя пу­те­ше­ствен­ни­ком во вре­ме­ни: учет в ма­га­зи­нах и оте­лях ве­дет­ся от ру­ки, древ­ние ком­пью­те­ры есть толь­ко в бан­ках и ред­ких част­ных до­мах, по ули­цам разъ­ез­жа­ют кон­ные по­воз­ки и те­ле­ги, лю­ди оде­ты ста­ро­мод­но, и да­же мо­ло­дежь слу­ша­ет пес­ни вре­мен мо­ло­до­сти их де­дов и от­цов. Ко­гда ди­на­стия Ка­ст­ро уйдет, у стра­ны по­явит­ся шанс стрях­нуть с се­бя сон­ное оце­пе­не­ние и ки­нуть­ся до­го­нять мир, ко­то­рый успел убе­жать да­ле­ко впе­ред. Этот путь бу­дет трав­ми­ру­ю­щим и страш­ным, за­то ку­бин­цы по­лу­чат шанс ока­зать­ся на­ко­нец в XXI ве­ке.

Сле­ва: ста­рин­ные ав­то­мо­би­ли на ули­це Га­ва­ны

Ввер­ху: пло­ща­ди Га­ва­ны ок­ку­пи­ро­ва­ны го­лу­бя­ми, но здесь их, в от­ли­чие от ев­ро­пей­ских сто­лиц, не при­ня­то кор­мить

Ввер­ху: про­ды­ряв­лен­ный ку­бин­ский флаг укра­ша­ет од­ну из цен­траль­ных улиц Га­ва­ны

Вни­зу: мест­ные фрук­то­вые раз­ва­лы

Сле­ва: бар La Bodeguita del Medio в Га­ване счи­та­ет­ся ме­стом рож­де­ния кок­тей­ля мо­хи­то и од­ним из лю­би­мых за­ве­де­ний Эр­не­ста Хэмин­гу­эя

Ввер­ху: ве­чер­ние ог­ни в цен­тре Га­ва­ны

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.