В жиз­ни нуж­но за­хо­дить в пер­вые ва­го­ны, а еще луч­ше – в ло­ко­мо­тив

НИ­КО­ЛАЙ ФО­МЕН­КО РАССКАЗАЛ АННЕ СИРОТИНОЙ О СВО­ЕМ НО­ВОМ ДЕРЗКОМ ШОУ, ИС­ПАН­СКОМ ПОД­ХО­ДЕ К ОТ­ДЫ­ХУ И ШУТКАХ ПО СИ­СТЕ­МЕ СТА­НИ­СЛАВ­СКО­ГО

Business Traveller (Russia) - - Диалоги -

Вы очень раз­но­пла­но­вый че­ло­век, да­же слож­но оха­рак­те­ри­зо­вать од­ним сло­вом… Кем вы се­бя счи­та­е­те в первую оче­редь: му­зы­кан­том, ак­те­ром, спортс­ме­ном, шо­уме­ном или биз­не­сме­ном? С тех пор как об­на­ру­жил, что коп­чик – это ру­ди­мент, остав­ший­ся от обе­зья­нье­го хво­ста, со­вер­шен­но точ­но осо­знаю, что я, преж­де все­го, че­ло­век. Но при этом ге­ний. Хо­тя мож­но ска­зать – го­род­ской су­ма­сшед­ший. Но при этом яр­чай­шая лич­ность сво­ей эпо­хи. По­лу­ча­ет­ся, вы про­сто сле­ду­е­те за бла­го­при­ят­ны­ми об­сто­я­тель­ства­ми? Несо­мнен­но, есть кто-то, кто на­прав­ля­ет ме­ня… Сно­ва шу­чу! Я все де­лаю сам и не сто­рон­ник по­зи­ции, ко­то­рая очень рас­про­стра­не­на в на­шем орео­ле оби­та­ния – неспеш­но пле­стись вслед за мировой ци­ви­ли­за­ци­ей. Я счи­таю, в жиз­ни нуж­но за­хо­дить в пер­вые ва­го­ны, а еще луч­ше – в ло­ко­мо­тив. Но мно­гие пред­по­чи­та­ют по­след­ний ва­гон. В чем фи­ло­со­фия ва­ше­го но­во­го ин­тер­нет-про­ек­та Fomenko Fake Radio? Она ос­но­ва­на на уни­каль­ном спо­со­бе мыш­ле­ния несколь­ких нестан­дарт­ных лич­но­стей, груп­пы дерз­ких, ко­то­рая со­сто­ит из Вла­ди­сла­ва Жуль­пац­ко­го, Юрия Бур­зо­на и Ири­ны Рыб­лад­зе. Име­на и фа­ми­лии, ко­неч­но, вы­мыш­лен­ные ( сме­ет­ся). Эти лю­ди ре­ши­ли сме­ло про­ти­во­по­ста­вить се­бя со­вре­мен­но­сти. Ос­нов­ной сло­ган на­шей ин­тер­нет-ра­дио­стан­ции: «Ни сло­ва для гоп­ни­ков». Нам бы хо­те­лось най­ти свою ауди­то­рию сре­ди вме­ня­е­мых, сво­бод­ных в своих суж­де­ни­ях и лег­ких во всех смыс­лах лю­дей. Речь идет о по­пыт­ке дать по­нять этой неболь­шой ча­сти пуб­ли­ки, что она не оди­но­ка. Это бу­дут ка­че­ствен­ные шут­ки, или вы пре­сле­ду­е­те бо­лее се­рьез­ные це­ли? Мне ка­жет­ся, в на­шей стране сей­час от­сут­ству­ет юмор как жанр. Мы ли­бо па­ро­ди­ру­ем, ли­бо ер­ни­ча­ем – и все на зло­бу дня. Не по­лу­ча­ет­ся шу­тить над по­ня­ти­ем или яв­ле­ни­ем как та­ко­вым. Об­ва­лив­ша­я­ся на нас за­пад­ная ци­ви­ли­за­ция за­да­ла фаль­ши­вый тон в от­кры­том пуб­лич­ном твор­че­стве. Ны­неш­ний шоу-биз­нес по­хож на боль­шой су­пер­мар­кет с ино­стран­ны­ми то­ва­ра­ми, где не со­всем по­нят­но, как с ни­ми об­хо­дить­ся. Хо­те­лось бы, что­бы на­ша ра­дио­стан­ция на­по­ми­на­ла хо­ро­шие, креп­кие пи­тер­ские шут­ки кон­ца 80-х го­дов. Помни­те – «Ко­со­ла­пость не бо­лезнь, ко­со­ла­пость образ мыс­ли», «Анфиса! Лам­пад­ку-то при­кру­ти, коп­тит!»

У нас бу­дет мно­го про­грамм, по­свя­щен­ных необыч­ным про­фес­си­ям: «Рет­ро-охот­ни­ки», «Ан­трэ ан­тра­ша, или Как ре­а­ли­зо­вать се­бя, ко­гда ты по жиз­ни идешь в од­ном три­ко». Есть «Кас­са здо­ро­вья», где мы ле­чим по те­ле­фо­ну. За­пу­сти­ли пре­крас­ный де­тек­тив­ный ра­дио­се­ри­ал «Ко­лье Оль­ги». Мно­же­ство джинглов, вро­де тех, что я рань­ше де­лал на рус­ском ра­дио: «От­ку­по­ри­ва­ем Хот­та­бы­ча», «Пы­та­ем ге­ра­нью», «Рех­нись в рас­сроч­ку», «По­го­во­ри с эти­кет­кой»… Вот вы шу­ти­те, а ведь лю­ди мо­гут вос­при­нять все это все­рьез… И это пре­крас­но! В бли­жай­шее вре­мя у нас по­явит­ся руб­ри­ка «Ки­то­вая ап­те­ка», и в го­сти при­дут бра­тья Ан­джей и Лев Буд­ко. С од­ной сто­ро­ны, они дрес­си­ров­щи­ки, с дру­гой вра­чи. У них жи­вут два ки­та — Пон­чик и Струй­ка. А вы­ле­чить­ся мож­но не про­сто от то­го, что­бы при­пасть к ки­ту или по­пла­вать: на­ши мле­ко­пи­та­ю­щие са­ми вы­ра­ба­ты­ва­ют ле­кар­ство и сра­зу вы­да­ют в пу­зырь­ке! За­г­ля­нет в го­сти На­за­пы­хин с «ду­лин­гом» – это но­вый вид спор­та, ко­манд­ное на­ду­ва­ние на­но­ша­ров. По­том Ася Аль­тюк в про­грам­ме «Со­ба­чья ра­бо­та» объ­яс­нит, как чи­тать мыс­ли до­маш­них пи­том­цев. Во­рвет­ся в сту­дию ис­пан­ский мо­де­льер Ра­уль Ра­ми­рас: он при­е­дет вме­сте с пе­ре­вод­чи­ком пре­зен­то­вать новую лет­нюю кол­лек­цию «Нет опре­ло­стям». И всё это – ра­бо­та тро­их ве­ду­щих? Со­вер­шен­но вер­но! Сей­час я рас­крою име­на этих дерз­ких, по­то­му что боль­ше невоз­мож­но дер­жать их в сек­ре­те. На ра­дио тво­рят Ни­ко­лай Фо­мен­ко, го­лос Первого ка­на­ла Алек­сей Не­клю­дов и пе­да­гог Щу­кин­ско­го учи­ли­ща Юлия Ав­ша­ро­ва. Пи­шет всю эту ерун­ду та же тро­и­ца. Рекла­ма у вас бу­дет? Се­год­ня нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый бы с ин­те­ре­сом смот­рел или слу­шал ре­кла­му. Мне хо­те­лось бы пред­ло­жить со­вер­шен­но иную вер­сию при­вле­че­ния вни­ма­ния к брен­ду. Бу­дем рас­ска­зы­вать о то­ва­рах и услу­гах, вы­дер­жи­вая юмо­ри­сти­че­ский фор­мат стан­ции. Мы го­то­вы пред­ло­жить та­кие неве­ро­ят­ные ве­щи, что на­род из уст в уста бу­дет по­вто­рять. Мы уме­ем со­зда­вать та­кой кон­тент. Какой сей­час ваш лич­ный джин­гл? Он всегда один: «Сна­ча­ла ввя­жем­ся в бой, а по­том посмот­рим! Газ до от­ка­за, а там по­г­ля-

дим». Так по­ет­ся в песне «Бес­печ­ный ез­док». Я жи­ву по прин­ци­пу Уор­ре­на Баф­фе­та: ес­ли лод­ка все вре­мя про­те­ка­ет, зна­чит, нуж­но не ре­мон­ти­ро­вать, а стро­ить новую. Но и о ста­рых дру­зьях за­бы­вать нель­зя. Ка­кие пла­ны у груп­пы «Се­крет»? Нам пред­сто­ит боль­шое путешествие, на­чи­ная с ок­тяб­ря. У груп­пы бу­дет 35-лет­ний юби­лей, и мы пла­ни­ру­ем сде­лать тур по Ав­стра­лии, Но­вой Зе­лан­дии, При­мор­ско­му краю, Москве, Пи­те­ру, Гер­ма­нии, Фран­ции, Ан­глии, Аме­ри­ке и, мо­жет быть, да­же Ар­ген­тине. Вот та­кой у нас бу­дет «биз­нес-тре­вел» в до­ста­точ­но лег­ком на­кло­не­нии. Это в удо­воль­ствие, а не для де­нег ( сме­ет­ся). Плюс к это­му «Се­крет», на­де­юсь, бу­дет сни­мать ки­но­кар­ти­ну в на­ча­ле сле­ду­ю­щей вес­ны. Мы ве­дем пе­ре­го­во­ры с од­ним вы­да­ю­щим­ся ре­жис­се­ром и, воз­мож­но, все по­лу­чит­ся. С Лео­ни­дом Яр­моль­ни­ком так­же про­дол­жи­те со­труд­ни­че­ство? Мы по-преж­не­му иг­ра­ем с Ле­ней пье­су «И сно­ва с на­сту­па­ю­щим!» – по два-три спек­так­ля в ме­сяц. Еще я го­тов­лю скри­пич­ное шоу под услов­ным на­зва­ни­ем «Фо­мА­ния». Ни­ко­лай Фо­мен­ко, Ан­на Ким, Фе­ликс Ильи­ных – это две скрип­ки и кла­виш­ник, плюс ор­кестр. Дви­нем­ся от клас­си­ки и прой­дем­ся че­рез Чай­ков­ско­го, Ба­ха, Ви­валь­ди, а за­кон­чим рок-хи­та­ми. Та­кая ин­стру­мен­таль­но-фе­е­ри­че­ская кол­ли­зия. С вы­со­ты сыг­ран­ных ро­лей, что вы ду­ма­е­те о зна­че­нии, на­при­мер, си­сте­мы Ста­ни­слав­ско­го? Ни­ка­ких дру­гих си­стем не су­ще­ству­ет, все это об­ман. Ко­гда го­во­рят го­ло­сом без ин­то­на­ции – это не за­дер­жит ва­ше вни­ма­ние. Посмот­ри­те на вы­со­кий рей­тинг да­же са­мых сла­бых со­вет­ских филь­мов и срав­ни­те с мо­но­тон­ным буб­не­жем от ны­неш­них мо­ло­дых ак­те­ров, ко­то­рый слы­шать невоз­мож­но. В жиз­ни лю­бой че­ло­век ин­то­ни­ру­ет, а почему-то се­год­ня в чер­то­вом те­ле­ви­зо­ре ни­кто это­го не де­ла­ет. Мы по­то­му и смот­рим ино­стран­ное ки­но, от без­гра­мот­но­сти пы­та­ем­ся ко­пи­ро­вать. Мо­жет быть, лет че­рез де­сять сно­ва нач­нет­ся го­лод по эмо­ци­о­наль­но­сти, на­сто­я­щей боль­шой люб­ви, рва­ным стра­стям... Зри­тель се­год­ня при­хо­дит и не же­ла­ет ду­шу свою рас­че­сать: бо­ит­ся, что ему сде­ла­ют боль­но. Ему не хо­чет­ся да­же, что­бы бы­ло по-на­сто­я­ще­му ра­дост­но. А на­до, что­бы его об­ли­ва­ли хо­лод­ной или го­ря­чей во­дой. Те­ат­ра не бы­ва­ет без борь­бы и за­ку­лис­ных ин­триг? Ко мне это ни­ко­гда не име­ло от­но­ше­ния. Я ни­ко­гда не бо­рол­ся за сла­ву, по­то­му что еще в детстве объ­яс­ни­ли: «…быть зна­ме­ни­тым некра­си­во, не это под­ни­ма­ет ввысь». И я до сих пор стою на этой по­зи­ции Бо­ри­са Пастер­на­ка, мне не ин­те­рес­на ни­ка­кая борь­ба на по­доб­ном уровне. Так уж сло­жи­лось, что два ар­ти­ста иг­ра­ют по оче­ре­ди один и тот же спек­такль, с оди­на­ко­вы­ми ми­зан­сце­на­ми и в оди­на­ко­вых ко­стю­мах, но почему-то на од­но­го хо­дят бес­ко­неч­но, а на дру­го­го не хо­дят во­об­ще. Хо­тя ста­ра­ют­ся оба.

Я на са­мом де­ле ни­ко­гда не от­но­сил­ся се­рьез­но к ак­тер­ской про­фес­сии. Мне нра­ви­лось экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с ор­га­низ­мом, в том смыс­ле, что ин­те­рес­но на­блю­дать за тем, как он ве­дет се­бя в неадек­ват­ных си­ту­а­ци­ях. Ус­лов­но го­во­ря, как на­пя­лить на се­бя чу­жой текст так, что­бы те­бя пе­ре­ста­ли узна­вать. Пу­те­ше­ству­е­те ча­сто? Как пред­по­чи­та­е­те от­ды­хать? У ме­ня де­ти ка­та­ют­ся на гор­ных лы­жах, и по­то­му зи­мой мне при­хо­дит­ся тор­чать в сне­гах, и эту по­ру го­да я люб­лю в вы­со­ких ино­стран­ных го­рах. А боль­ше все­го я обо­жаю ле­то и мо­ре. Это все из дет­ства, ко­гда ре­бен­ку по­ло­же­но бы­ло ехать на юг и быть на мо­ре. Ко­неч­но, ко­гда жар­ко, то кле­во, это са­мая пре­крас­ная моя по­ра. С се­ре­ди­ны июля вы ме­ня не уви­ди­те и не услы­ши­те, по­то­му что до сен­тяб­ря я на Май­ор­ке. И так бы­ло всегда. А что там осо­бен­но­го, на Май­ор­ке? Ни­че­го. Про­сто Май­ор­ка. Из прин­ци­па воз­вра­ща­юсь в од­но и то же ме­сто. Ле­то для ме­ня — всегда ис­пан­ский ост­ров. Мне нра­вит­ся, что там по лю­бо­му по­во­ду го­во­рят «ма­нья­на» – то есть «зав­тра». Люб­лю это сло­во, мне нра­вит­ся этот фи­ло­соф­ский под­ход у ис­пан­цев. Хо­чет­ся, что­бы и я мог на лю­бой во­прос от­ве­тить «ма­нья­на», но по­ка та­кое не све­тит. На­вер­ное, сре­ди­зем­но­мор­скую кух­ню лю­би­те боль­ше дру­гих? По­ни­ма­е­те, у по­ва­ра всегда чув­ству­ет­ся ру­ка. Вот ощу­ще­ние этой кух­ни, ко­гда шеф не взве­сил 100 грам­мов мас­ла и по­ло­жил на ско­во­род­ку, а бро­сил столько, сколь­ко ру­ка за­черп­ну­ла, та­кая «ма­ми­на ита­льян­ская» мне вкус­нее все­го. Сей­час, ес­ли я де­лаю пас­ту, то ва­рю ее в лит­ре во­ды и сра­зу на­чи­наю го­то­вить в со­усе. И это, ко­неч­но, бом­ба! Я вот взял­ся за го­тов­ку, и так за­ме­ча­тель­но ста­ло у ме­ня по­лу­чать­ся…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.