Алек­сандр Хо­ло­пов: по­сле 50-ти всё только на­чи­на­ет­ся!

Business Traveller (Russia) - - Первая Страница -

Алек­сандр Хо­ло­пов по­сле 50 лет вдруг ре­шил все из­ме­нить: по­ме­нял раз­ме­рен­ную ка­рье­ру на­ем­но­го со­труд­ни­ка со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми из слу­жеб­но­го по­ло­же­ния бо­ну­са­ми на бес­по­кой­ную жизнь пред­при­ни­ма­те­ля со сплош­ны­ми рис­ка­ми, форс-ма­жо­ра­ми и от­сут­стви­ем уве­рен­но­сти в зав­траш­нем дне... РАЦИОНАЛЬНОЕ ЗЕРНО

Я по на­ту­ре сво­ей – пу­те­ше­ствен­ник. Ес­ли си­жу боль­ше трех ме­ся­цев на од­ном ме­сте, ме­ня на­чи­на­ет про­сто ко­ло­тить. Ко­гда пред­сто­я­ло вы­брать се­бе по­при­ще на служ­бе, свя­зан­ной с го­су­дар­ствен­ны­ми ин­те­ре­са­ми, я пред­по­чел ра­бо­ту с ча­сты­ми ко­ман­ди­ров­ка­ми. На­прав­ле­ние бы­ло од­ним из са­мых слож­ных: я воз­гла­вил пред­ста­ви­тель­ство Зер­но­во­го со­ве­та США, где и от­ра­бо­тал 25 лет. За­ни­мать­ся при­хо­ди­лось мно­гим, на­чи­ная от стра­те­ги­че­ской внеш­ней по­ли­ти­ки и за­кан­чи­вая по­се­ще­ни­ем круп­ных фаб­рик и кол­хо­зов в Рос­сии и США. Вы­сту­пал и в на­шей Ду­ме, и в аме­ри­кан­ском Кон­грес­се.

Зерно, по­доб­но неф­ти, кон­тро­ли­ру­ет мир. Стра­на, ис­пы­ты­ва­ю­щая нехват­ку про­до­воль­ствия, по­па­да­ет в ко­лос­саль­ную за­ви­си­мость. Со­вет­ский Со­юз им­пор­ти­ро­вал до 40 млн тонн! Это сей­час мы ста­ли ми­ро­вой дер­жа­вой по экс­пор­ту зер­на: по­став­ля­ем его на весь Ближ­ний Во­сток и име­ем там боль­шой по­ли­ти­че­ский вес. Ес­ли пре­кра­тить обес­пе­че­ние, там нач­нет­ся го­лод. Я был чле­ном со­ве­та ди­рек­то­ров и де­лал все воз­мож­ное для по­лу­че­ния Росcи­ей зер­но­вой независимости.

Два­дцать пять лет на од­ном ме­сте – это очень боль­шой срок. Про­па­да­ет драйв и азарт. Все на­чи­на­ешь де­лать ав­то­ма­ти­че­ски и те­ря­ешь удо­воль­ствие от ра­бо­ты. Мне ста­ло скуч­но, да и США ме­ня­лись, по мо­е­му мне­нию, да­ле­ко не в луч­шую сто­ро­ну. На­ча­лась эпо­ха по­ли­ти­че­ской кор­рект­но­сти, а я люб­лю свободу. Очень быст­ро Аме­ри­ка ска­ти­лась к аб­сурд­ным пра­ви­лам: нель­зя бы­ло жен­щи­ну про­пу­стить пер­вой в лифт без угро­зы тут же быть об­ви­нен­ным в сек­сиз­ме. В об­щем, ко­гда до­шло до то­го, что я стал пе­ре­клю­чать ка­нал, ко­гда по­ка­зы­ва­ли аме­ри­кан­ский фильм, мне ста­ло яс­но: по­ра ме­нять ра­бо­ту.

Я граж­да­нин Рос­сии – по су­ти, по пас­пор­ту, по на­ци­о­наль­но­му ха­рак­те­ру. Люб­лю свою стра­ну, мне в ней ком­форт­но и хо­ро­шо жить. К то­му же, ко­гда я на­чи­нал, Аме­ри­ка бы­ла бо­лее пат­ри­ар­халь­ной и че­ло­веч­ной. А сей­час мой друг, мор­мон и отец вось­ме­рых де­тей, вы­нуж­ден си­деть в ка­би­не­те с от­кры­той две­рью: бо­ит­ся, что кто-ни­будь во­рвет­ся и об­ви­нит его в из­на­си­ло­ва­нии. Там сей­час так: по­дашь ко­му-ни­будь паль­то – мо­гут об­ви­нить в сек­су­аль­ных до­мо­га­тель­ствах. Ко­гда на­ча­лась «эпо­ха по­лит­кор­рект­но­сти », ко­гда ста­ло не­об­хо­ди­мо со­от­вет­ство­вать мейн­стри­му и го­во­рить только то, что по­ло­же­но, я по­нял: это вы­ше мо­их сил. Но и си­ту- ация, ко­гда за ме­ня ре­ша­ют, ку­да ехать и что де­лать (неиз­беж­ная в си­сте­ме круп­ной мо­но­по­лии), боль­ше не устра­и­ва­ла. Бы­ва­ет, что муж­чи­на стре­мит­ся по­ме­нять жизнь, вот как жен­щи­на ино­гда хо­чет из­ме­нить при­чес­ку. Раз­дра­жа­ло, что при­хо­дит­ся вы­пол­нять чу­жие ука­за­ния. Я хо­тел сам опре­де­лять свою судь­бу. Но бы­ло страш­но сни­мать­ся с на­си­жен­но­го ме­ста, па­ни­че­ски бо­ял­ся по­те­рять то, ра­ди че­го столь­ко тру­дил­ся.

Но все по­лу­чи­лось, как с рас­тор­же­ни­ем бра­ка. Те, кто про­шел че­рез кру­ше­ние сво­ей се­мьи, по­ни­ма­ют: они сна­ча­ла то­же бо­я­лись по­ме­нять жизнь. Но сде­ла­ли этот шаг. Ко­гда раз­во­дишь­ся, очень тре­вож­но, и тя­же­ло пе­ре­бо­роть свой страх и остать­ся од­но­му. Вот так же и с ра­бо­той по­лу­чи­лось. Вы про­сто хо­ти­те по­ме­нять свою жизнь, и ко­гда этот мо­мент на­сту­па­ет, точ­но зна­е­те: это он.

В АФ­РИ­КУ ГУ­ЛЯТЬ

Я по­ле­тел в от­пуск на са­фа­ри. Утром подъ­е­хал на ма­шине к ка­ко­му-то бо­лот­цу, где бы­ло мно­го- мно­го птиц – ца­пель, жу­рав­лей, пе­ли­ка­нов, а ря­дом в за­рос­лях си­дел лео­пард. Я дол­го на­блю­дал за ним и вдруг ска­зал се­бе: « Лю­бой це­ной я хо­чу быть та­ким же

Не из­ме­няй се­бе, и то­гда те­бе не из­ме­нит судь­ба. Ес­ли ты по на­ту­ре бро­дя­га, не сто­ит ис­кать се­бе дом – ты не бу­дешь там счаст­лив. Ко­ше­лек мой стал тонь­ше, но серд­це по­ет

сво­бод­ным, как эта кош­ка!» Энер­ге­ти­ка это­го ме­ста вы­би­ла ме­ня из при­выч­ной ко­леи. Я вер­нул­ся и сра­зу по­дал про­ше­ние об от­став­ке.

И вот я уже не боль­шой на­чаль­ник, окру­жен­ный во­ди­те­ля­ми и сек­ре­та­ря­ми, а иду­щий по лез­вию брит­вы биз­нес­мен. Я от­крыл соб­ствен­ную ту­ри­сти­че­скую ком­па­нию и стал про­да­вать по­езд­ки в Аф­ри­ку, так как без­мер­но по­лю­бил ее и за­хо­тел по­де­лить­ся этой кра­со­той с дру­ги­ми людь­ми. Для сво­их близ­ких дру­зей, опыт­ных пу­те­ше­ствен­ни­ков, мы ино­гда го­да­ми готовим экс­пе­ди­ции в са­мые неве­ро­ят­ные и за­те­рян­ные ме­ста Аф­ри­ки, где ни­ко­гда не бы­вал бе­лый че­ло­век. Как быв­ший во­ен­ный офи­цер, слу­жив­ший в го­ря­чих точ­ках Чер­но­го кон­ти­нен­та, я по­ни­мал, на­сколь­ко важ­на лич­ная охра­на и про­ве­рен­ный про­вод­ник, а так­же свя­зи с мест­ным пра­ви­тель­ством, раз­вед­кой и част­ны­ми ком­па­ни­я­ми.

МОЯ ФИЛОСОФИЯ

И вот я от­прав­ляю груп­пу в Бот­сва­ну, слож­ней­ший и очень до­ро­гой тур. Все в пу­те­ше­ствии про­ду­ма­но до ме­ло­чей, но в ка­кой-то мо­мент смот­рю – нет ше­сти пас­пор­тов в офи­се. А лю­ди уже за­пла­ти­ли ко­лос­саль­ные день­ги. Че­рез три дня вы­лет, а до­ку­мен­тов нет. Пе­ре­рыл все до­ма, да­же бал­кон, на ко­то­рый три го­да не вы­хо­дил. Офис про­шер­сти­ли с ми­ли­ци­ей – без­ре­зуль­тат­но. Это был тя­же­лый мо­мент. Слож­но при­ду­мать что- ни­будь ху­же, чем по­те­рять пас­пор­та ту­ри­стов. На этом бы моя мо­ло­дая ком­па­ния и за­кры­лась. Но тут но­чью раз­да­ет­ся зво­нок от од­но­го ту­ри­ста, ко­то­рый со­об­ща­ет, что его же­на по непо­нят­ной при­чине по­ло­жи­ла шесть чу­жих пас­пор­тов в свою сум­ку.

С тех пор до­ку­мен­ты хра­нят­ся у ме­ня только в сей­фе, да и во­об­ще: де­ло­вая дис­ци­пли­на счи­та­ет­ся не ме­нее важ­ной, чем уме­ние до­го­во­рить­ся с во­ждя­ми пер­во­быт­ных пле­мен.

В са­ванне своя философия. Там го­во­рят: ино­гда ошиб­ка мо­жет убе­речь те­бя от боль­шо­го несча­стья. А ино­гда то, что ка­жет­ся тво­ей боль­шой по­бе­дой, на са­мом де­ле мо­жет быть круп­ней­шим по­ра­же­ни­ем. Са­мое глав­ное: не из­ме­няй се­бе, и то­гда те­бе не из­ме­нит судь­ба. Ес­ли ты по на­ту­ре бро­дя­га, не сто­ит ис­кать се­бе дом – ты не бу­дешь там счаст­лив. Ко­ше­лек мой стал тонь­ше, но серд­це по­ет. С тех пор как уво­лил­ся, ни ра­зу не был в ци­ви­ли­зо­ван­ных кра­ях – Аме­ри­ке или Ев­ро­пе. Только Аф­ри­ка, только мак­си­маль­ная остро­та ощу­ще­ний! Ни­ко­гда не позд­но осо­знать, что жизнь – од­на, и пе­ре­иг­рать ее пол­но­стью на све­жих под­мост­ках сре­ди но­вых де­ко­ра­ций.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.