На­сы­щен­ные вы­ход­ные на Ла­зур­ном Бе­ре­гу

ОКА­ЗАВ­ШИСЬ В НИЦ­ЦЕ, ДА­РЬЯ КАРЕЛИНА ВЫ­ЯС­НИ­ЛА, ЧТО МЕСТ­НЫЕ ФРАНЦУЗЫ ПО ТЕМПЕРАМЕНТУ ПОХОЖИ НА ИТАЛЬЯНЦЕВ, А ТАК­ЖЕ СО­СТА­ВИ­ЛА ИНСТРУКЦИЮ, КАК ВЫЖИТЬ В ГО­РО­ДЕ МИЛЛИОНЕРОВ, НЕ ИМЕЯ МИЛ­ЛИ­О­НА В КАРМАНЕ

Business Traveller (Russia) - - Первая Страница -

РЕЛАКС НА ПЛЯ­ЖЕ

Все до­ро­ги в Ниц­це ве­дут на на­бе­реж­ную. Ту­ри­сты сра­зу, пря­мо из аэро­пор­та, устрем­ля­ют­ся сю­да сде­лать гло­ток све­же­го мор­ско­го воз­ду­ха, раз­мять­ся по­сле по­ле­та, сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся на фоне во­ды уди­ви­тель­но­го ла­зур­но­го цве­та. До XVIII ве­ка по­бе­ре­жье Ниц­цы бы­ло все­го лишь пу­стын­ным га­леч­ным пля­жем. Мест­ные жи­те­ли по­че­му-то се­ли­лись в го­рах, вда­ли от мо­ря. А по­том эту бух­ту, за­щи­щен­ную от хо­лод­ных аль­пий­ских вет­ров гор­ной гря­дой, от­кры­ли для се­бя ан­глий­ские ари­сто­кра­ты. Бо­га­тые лор­ды пе­ре­жи­да­ли здесь зи­му, а для то­го, что­бы неспеш­но вы­гу­ли­вать свои на­ря­ды и де­ко­ра­тив­ных со­ба­чек, лю­бу­ясь мор­ски­ми пей­за­жа­ми, в 1820 го­ду по­стро­и­ли ши­ро­кую на­бе­реж­ную. По-фран­цуз­ски длин­ная пе­ше­ход­ная ули­ца, рас­тя­нув­ша­я­ся от са­да Аль­бе­ра I до са­мо­го аэро­пор­та, так и на­зы­ва­ет­ся – Promenade des Anglais, Ан­глий­ская на­бе­реж­ная. Про­ме­над тя­нет­ся вдоль кром­ки пля­жа: высокие паль­мы, ви­до­вые ре­сто­ра­ны, рос­кош­ные оте­ли – ат­мо­сфе­ра вполне гол­ли­вуд­ская. Все­го в чер­те го­ро­да бо­лее 15 пля­жей, но пес­ка в Ниц­це нет, вез­де круп­ная галь­ка. Что­бы по­ле­жать на пе­соч­ке, сто­ит от­пра­вить­ся в со­сед­ние Кан­ны или Сен-Тро­пе. Но это в дру­гой раз.

Ста­рей­ший в Ниц­це пляж Opera по­явил­ся в 1889 го­ду. Од­ним из са­мых по­пу­ляр­ных его де­ла­ют ши­ро­кая бес­плат­ная зо­на и бли­зость к Зам­ко­вой го­ре и Ста­ро­му го­ро­ду. От это­го пля­жа неда­ле­ко ид­ти до ис­то­ри­че­ско­го оте­ля Negresco. Впро­чем, мож­но ни­ку­да не хо­дить, а устро­ить­ся на од­ном из зна­ме­ни­тых го­лу­бых сту­льев, ко­то­рые рас­став­ле­ны всю­ду на Про­ме­на­де и ста­ли сим­во­лом по­бе­ре­жья Ниц­цы и Канн. По ле­ген­де, про­то­ти­пом ку­по­ла оте­ля по­слу­жил бюст од­ной из воз­люб­лен­ных Гю­ста­ва Эй­фе­ля, ав­то­ра это­го чу­да ин­же­нер­ной мыс­ли. Су­дя по все­му, да­ма об­ла­да­ла очень пыш­ны­ми фор­ма­ми. Ина­че как пыш­ным не на­зо­вешь и убран­ство зна­ме­ни­то­го оте­ля. Его ос­но­ва­тель ру­мын Ан­ри Не­гре­ско меч­тал со­здать ин­те­рьер на­столь­ко рос­кош­ный, что­бы у каж­до­го вхо­дя­ще­го, будь он на­след­ным прин­цем Мо­на­ко или рос­сий­ским ари­сто­кра­том (а этих, как из­вест­но, уди­вить бы­ло труд­но), дух за­хва­ты­ва­ло от кра­со­ты. Но тще­слав­ный ру­мын ра­зо­рил­ся, а во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны в ши­кар­ных за­лах и во­все раз­ме­щал­ся во­ен­ный гос­пи­таль. В про­шлом ве­ке отель вер­нул се­бе бы­лую рос­кошь под управ­ле­ни­ем се­мьи Ожье, и зай­ти сю­да сто­ит хо­тя бы ра­ди то­го, что­бы по­лю­бо­вать­ся ори­ги­на­ла­ми кар­тин из­вест­ных ху­дож­ни­ков. Не отель, а на­сто­я­щий му­зей кра­си­вой жиз­ни на Ри­вье­ре! Эле­гант­но за­вер­шить пят­нич­ный ве­чер мож­но в ба­ре La Rotonde, ко­то­рый сам по се­бе уже до­сто­при­ме­ча­тель­ность. Его ин­те­рьер укра­ша­ют де­ре­вян­ные ло­шад­ки: как буд­то ужи­на­ешь, си­дя на огром­ной дет­ской ка­ру­се­ли. К ко­фе за бес­стыд­ные 11 ев­ро при­но­сят три вкус­ней­ших де­сер­та.

Внут­ри ку­по­ла-гру­ди ви­сит че­ты­рех­мет­ро­вая хру­сталь­ная люст­ра: пор­тье доб­ро­же­ла­тель­но под­ска­зы­ва­ет, что ее сест­ра-близ­нец бы­ла по­да­ре­на им­пе­ра­то­ру Ни­ко­лаю II и нын­че укра­ша­ет Боль­шой Крем­лев­ский дво­рец, на­ме­кая на то, что у рус­ских и фран­цуз­ских бо­га­чей мно­го об­ще­го.

ПРОГУЛКА В СТА­РОМ ГО­РО­ДЕ

О том, что меж­ду рус­ски­ми и фран­цу­за­ми до сих пор оста­лись тес­ные свя­зи, на­по­ми­на­ют вы­вес­ки на род­ном нам язы­ке, прак­ти­че­ски на каж­дом ша­гу пред­ла­га­ю­щие при­об­ре­сти вил­лу или

апар­та­мен­ты. Ес­ли по­куп­ка недви­жи­мо­сти на Ла­зур­ном Бе­ре­гу не вхо­дит в ва­ши бли­жай­шие пла­ны – бе­ги­те прочь, в Ста­рый го­род. Здесь, в ла­би­рин­те узень­ких уло­чек в ок­нах по­лы­ха­ет ге­рань, от ка­мен­ных стен ве­ет про­хла­дой, на ве­рев­ках су­шит­ся бе­лье, со­всем как в со­сед­ней Ита­лии, до гра­ни­цы с ко­то­рой все­го 30 км. Этот до­воль­но за­пу­тан­ный сред­не­ве­ко­вый ла­би­ринт уло­чек с ха­о­тич­ной за­строй­кой, раз­бав­лен­ной пыш­ным ита­льян­ским ба­рок­ко и несколь­ки­ми пло­ща­дя­ми, по­чти все­гда без­лю­ден. Ста­рый го­род по­явил­ся в Ниц­це за­дол­го до на­ше­ствия ан­глий­ских и рус­ских ари­сто­кра­тов, здесь ца­рит на­сто­я­щий дух Про­ван­са.

Ве­зун­чи­ки мо­гут най­ти в за­ко­ул­ках на­сто­я­щие со­кро­ви­ща – ла­воч­ки мест­ных умель­цев или до­маш­ний ре­сто­ран­чик, в ко­то­ром по­да­ют тра­ди­ци­он­ную про­ван­саль­скую кух­ню. В Ста­ром го­ро­де труд­но удер­жать­ся от шо­пин­га – ма­лень­кие ма­га­зин­чи­ки пред­ла­га­ют ве­щи мо­ло­дых ди­зай­не­ров, ори­ги­наль­ную обувь и укра­ше­ния руч­ной ра­бо­ты. В рай­оне Cours Saleya и на­бе­реж­ной на­хо­дит­ся Les Ponchettes – ров­ные ря­ды жи­во­пис­ных зда­ний, пе­ре­де­лан­ных в тор­го­вые га­ле­реи. В от­ли­чие от из­вест­ных шо­пинг-улиц Rue de France и Avenue Jean Médecin тут нет се­те­вых ма­га­зи­нов – только фран­цуз­ские. Охот­ни­кам за брен­да­ми нуж­но ид­ти даль­ше и пу­стить­ся во все тяж­кие шо­пин­га на пло­ща­ди Мас­се­на. Пут­ни­ков, невин­но лю­бу­ю­щих­ся на фон­тан «Солн­це» с се­ми­мет­ро­вой ста­ту­ей Апол­ло­на в цен­тре и крас­ные фа­са­ды до­мов в ге­ну­эз­ском сти­ле, в кон­це кон­цов неиз­мен­но тя­нет в га­ле­рею Ла­фай­ет – са­мый рос­кош­ный уни­вер­маг во Фран­ции.

Зна­чи­тель­но об­лег­чив порт­моне, иди­те на смот­ро­вую пло­щад­ку хол­ма Ша­то. Зам­ко­вая го­ра бы­ла ко­гда-то сред­не­ве­ко­вой кре­по­стью, во­круг ко­то­рой и вы­рос слав­ный го­род Ниц­ца. Из Ста­ро­го го­ро­да ту­да два пу­ти – пеш­ком или на фу­ни­ку­ле­ре (про­езд бес­плат­ный). Те, кто сде­ла­ют вы­бор в поль­зу лест­ни­цы, не по­жа­ле­ют. Подъ­ем хоть и кру­той, но ви­ды с каж­дым ша­гом все пре­крас­нее. На­гра­дой им по­слу­жит неве­ро­ят­ной кра­со­ты за­кат и ро­ман­ти­че­ский вид на че­ре­пич­ные кры­ши го­ро­да.

Суб­бот­ний ве­чер мож­но про­ве­сти в од­ном из вин­ных ба­ров. Ниц­ца – го­род боль­шой, но ноч­ная жизнь здесь не так силь­но бур­лит, как в со­сед­них Кан­нах и Сен-Тро­пе. Неда­ле­ко от пло­ща­ди Мас­се­на есть вин­ный бар La Clef D’Or (2 rue Chauvin). Тут не про­толк­нуть­ся, но хо­зя­ин за­ве­де­ния непре­мен­но най­дет ме­стеч­ко за вы­со­ким сто­ли­ком ря­дом с бар­ной стой­кой. Здесь мож­но про­де­гу­сти­ро­вать ви­на всех из­вест­ных ре­ги­о­нов Фран­ции. Еще один

за­слу­жи­ва­ю­щий посещения бар – L’Apotheka (2 rue de la Préfecture). Здеш­няя ат­мо­сфе­ра даст фо­ру и ноч­но­му клу­бу в со­сед­нем Мо­на­ко.

С ЦВЕТАМИ ПО МУ­ЗЕ­ЯМ

Утро вос­кре­се­нья все ни­су­а­зы встре­ча­ют на цве­точ­ном рын­ке Cour Saleya. Тор­гов­ля цветами все­гда иг­ра­ла важ­ную роль в ис­то­рии го­ро­да. В 1897 го­ду здесь впер­вые в ми­ре на­ча­ли оптом про­да­вать све­же­сре­зан­ные цве­ты. На рын­ке нет при­выч­ных на­ше­му уху за­зы­вал – про­дав­цы ин­тел­ли­гент­но об­ща­ют­ся друг с дру­гом за утрен­ним ко­фе. Оде­тые с небреж­ным лос­ком фран­цу­жен­ки вы­би­ра­ют цве­ты – не в по­да­рок ко­му-то, а для укра­ше­ния сво­их эле­гант­ных квар­тир. Буй­ство яр­ких кра­сок, вку­сов и за­па­хов вы­зы­ва­ет вол­чий ап­пе­тит. Про­дав­цы сво­ра­чи­ва­ют свои лот­ки, усту­пая ме­сто сто­ли­кам мно­го­чис­лен­ных ре­сто­ра­нов и ка­фе. При­шло вре­мя для позд­не­го зав­тра­ка. Го­ря­чая сок­ка (блин­чик из ну­то­вой му­ки с олив­ко­вым мас­лом) и бо­кал ро­зо­во­го ви­на – са­мый фран­цуз­ский пе­ре­кус в ми­ре. В то вре­мя как весь мир схо­дит с ума по круас­са­нам и ба­ге­там, на­сто­я­щие французы пред­по­чи­та­ют свою тра­ди­ци­он­ную ле­пеш­ку – с мяг­ким сы­ром и аро­мат­ны­ми про­ван­ски­ми тра­ва­ми. Сок­ка слу­жит им и зав­тра­ком, и лег­ким ужи­ном, и за­кус­кой в те­че­ние дня.

Еже­днев­но, ров­но в пол­день, на Зам­ко­вой го­ре раз­да­ет­ся пу­шеч­ный вы­стрел. Го­во­рят, некий шот­ланд­ский чу­дак в XVIII ве­ке так да­вал знать сво­ей су­пру­ге, что, мол, по­ра бы и по­обе­дать. Так это или нет, ни­кто точ­но не зна­ет, но с 1875 го­да го­род­ские вла­сти Ниц­цы ре­ши­ли под­дер­жать тра­ди­цию – те­перь из пуш­ки па­лят на за­кон­ном ос­но­ва­нии. Рас­слаб­лен­ное утро по­сле суб­бот­не­го за­гу­ла офи­ци­аль­но за­кон­чи­лось – по­ра бы по­зна­ко­мить­ся и с куль­тур­ной жиз­нью го­ро­да. Тем бо­лее что в пер­вое и тре­тье вос­кре­се­нье каж­до­го ме­ся­ца вход во все му­зеи го­ро­да бес­плат­ный.

На Ла­зур­ном по­бе­ре­жье Фран­ции про­вел по­чти 40 лет сво­ей жиз­ни Ан­ри Ма­тисс. В особ­ня­ке XVII ве­ка на хол­ме Си­мье рас­по­ло­жен его дом­му­зей. Здесь пред­став­ле­но твор­че­ство ху­дож­ни­ка от са­мой пер­вой его ра­бо­ты «При­ро­да, по­гиб­шая в кни­гах» до по­след­не­го в жиз­ни тво­ре­ния – «Цве­ты и фрук­ты». Ес­ли осмат­ри­вать экс­по­зи­цию по­дроб­но, нуж­но иметь в за­па­се не ме­нее трех ча­сов. Ря­дом с му­зе­ем ве­ли­ко­го фран­цу­за на­хо­дит­ся рим­ский ам­фи­те­атр, по­стро­ен­ный во II ве­ке. Он до сих пор ис­поль­зу­ет­ся по сво­е­му пря­мо­му на­зна­че­нию. Днем зо­на рас­ко­пок – это ар­хео­ло­ги­че­ский му­зей. Ве­че­ром на рим­ской арене про­хо­дят дра­ма­ти­че­ские спек­так­ли под от­кры­тым небом, ча­сто бес­плат­ные. В му­зее «Тер­ра-Ама­та» – еще бо­лее древ­няя ис­то­рия. Он рас­по­ло­жен на ме­сте до­и­сто­ри­че­ской сто­ян­ки охот­ни­ков на сло­нов. Здесь на­хо­дит­ся уни­каль­ный ар­те­факт – след до­и­сто­ри­че­ско­го че­ло­ве­ка: древ­ний охот­ник по­скольз­нул­ся, и след его пра­вой сто­пы на­ве­ки от­пе­ча­тал­ся в грун­те.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.