Рос­сий­ские про­ек­ты, со­брав­шие день­ги на ICO во II квар­та­ле 2017 го­да

Business Traveller (Russia) - - Бизнес | Технологии -

за раз­ви­ти­ем тех­но­ло­гии за­яв­ля­ет рос­сий­ское пра­ви­тель­ство. И это не­уди­ви­тель­но, по­сколь­ку пер­спек­ти­вы ее при­ме­не­ния не огра­ни­чи­ва­ют­ся фи­нан­са­ми. Только пред­ставь­те: все сдел­ки бу­дут про­хо­дить без но­та­ри­уса, вы­став­ле­ния сче­тов, ве­де­ния на­ло­го­вой от­чет­но­сти… Сколь­ко воз­мож­но­стей для взя­ток и от­ка­тов сра­зу ис­чез­нет! Ре­зуль­та­ты го­ло­со­ва­ния бу­дут вид­ны в ре­аль­ном вре­ме­ни лю­бо­му че­ло­ве­ку – вбро­сы и под­та­сов­ки на вы­бо­рах ста­нут невоз­мож­ны­ми. Кро­ме то­го, блок­чейн фик­си­ру­ет ис­то­рию со­бы­тий на­все­гда.

Пра­ви­тель­ства мно­гих стран бла­го­склон­но от­но­сят­ся к ин­но­ва­ци­ям, но за раз­ви­ти­ем блок­чей­на на­блю­да­ют на­сто­ро­жен­но. Но так или ина­че эта тех­но­ло­гия, за­ду­ман­ная сво­бод­ной от вла­сти и по­сред­ни­ков, ста­но­вит­ся очень зна­чи­мой для об­ще­ства, и не за­ме­чать ее в ре­гу­ля­тор­ном по­ле ско­ро ста­нет со­всем невоз­мож­но.

В Ве­ли­ко­бри­та­нии, Фран­ции, Гер­ма­нии вла­сти за­ни­ма­ют неопре­де­лен­ную по­зи­цию, но и не ме­ша­ют раз­ви­тию блок­чейн-про­ек­тов. В США уже не­сколь­ко раз без­успеш­но пы­та­лись ли­цен­зи­ро­вать крип­то­ва­лют­ный биз­нес. Эк­ва­дор и Бо­ли­вия во­об­ще за­пре­ти­ли крип­то­ва­лю­ту, чем на­сме­ши­ли весь про­све­щен­ный мир. Впе­ре­ди пла­не­ты всей, как и сле­до­ва­ло ожи­дать, Япо­ния: в ап­ре­ле ны­неш­не­го го­да там ле­га­ли­зо­ва­ли бит­койн как пла­теж­ное сред­ство, что ста­ло од­ной из при­чин скач­ка кур­са крип­то­ва­лю­ты.

В Рос­сии то­же все неод­но­знач­но. С од­ной сто­ро­ны, циф­ро­вые тех­но­ло­гии раз­ви­ва­ют круп­ные бан­ки (ру­ко­во­ди­тель Сбер­бан­ка Гер­ман Греф – глав­ный идео­лог блок­чей­на в стране). Од­на­ко еще в про­шлом го­ду След­ствен­ный ко­ми­тет и Мин­фин пред­ла­га­ли вве­сти уго­лов­ную от­вет­ствен­ность за ис­поль­зо­ва­ние крип­ты. Сей­час по­зи­ция смяг­чи­лась, го­сор­га­ны при­дер­жи­ва­ют­ся взве­шен­но­го мне­ния: сна­ча­ла изу­чить, по­том пред­при­нять по­пыт­ку ре­гу­ли­ро­ва­ния. По­сле слов о том, что Пу­тин «за­бо­лел циф­ро­вой эко­но­ми­кой», весь мир ждал про­ры­ва, прин­ци­пи­аль­но­го ре­ше­ния и га­дал: воз­гла­вит ли Рос­сия эту крип­то-гон­ку? Пой­дет ли она по пу­ти Япо­нии? Од­на­ко по­ка на­ши вла­сти за­ни­ма­ют вы­жи­да­тель­ную по­зи­цию на­блю­да­те­ля.

По мне­нию участ­ни­ков тех­но­ло­ги­че­ско­го рын­ка, до мас­со­во­го пе­ре­хо­да на блок­чейн оста­лось лет пять. Ве­ро­ят­но, для ря­до­вых жи­те­лей это про­изой­дет неза­мет­но: лю­ди не об­ра­тят вни­ма­ния на сме­ну тех­но­ло­гии. Но за­ра­ба­ты­ва­ют на блок­чейне уже сей­час, и речь во­все не о май­нин­ге.

С КРИПТОЙ НА БИРЖУ

Се­го­дня все боль­ше ком­па­ний смот­рят в сто­ро­ну ICO (Initial coin offering). Так на­зы­ва­ет­ся фор­ма при­вле­че­ния ин­ве­сти­ций с помощью крип­то­ва- лю­ты, прин­цип ее по­хож на IPO и кра­уд­фандинг од­но­вре­мен­но: вы вкла­ды­ва­е­те сред­ства и по­лу­ча­е­те до­лю в ком­па­нии, только не в ви­де ак­ций, а че­рез крип­то­гра­фи­че­ские то­ке­ны (циф­ро­вой ана­лог ак­ций). Сред­ства со­би­ра­ют­ся на ста­дии, ко­гда еще нет про­дук­та, но есть кон­цепт или идея.

– ICO на­хо­дит­ся в се­рой зоне, но за­ко­но­да­тель­ство не на­ру­ша­ет, – го­во­рит Алек­сандр Ива­нов, со­зда­тель блок­чейн-плат­фор­мы Waves. – На­при­мер, вы со­зда­е­те ком­па­нию на Ки­п­ре, де­ла­е­те под нее ICO, со­бран­ные бит­кой­ны вы­во­ди­те че­рез биржу в Люк­сем­бур­ге. Все за­кон­но.

Пра­ви­тель­ства бу­дут вы­нуж­де­ны при­нять эту схе­му, по­то­му что бо­роть­ся с та­ки­ми спо­со­ба­ми при­вле­че­ния ка­пи­та­ла труд­но. Впро­чем, го­су­дар­ства мо­гут из­влечь из это­го вы­го­ду, по­сколь­ку ICO – ста­биль­ный фи­нан­со­вый ин­стру­мент, лик­вид­ный ры­нок, в ко­то­рый мо­жет вой­ти лю­бой. Сум­мы, со­би­ра­е­мые на ICO, уже со­по­ста­ви­мы с IPO. Ес­ли в 2016 го­ду все­го на ICO бы­ло под­ня­то $300 млн, то в 2017 го­ду от­дель­ные ком­па­нии со­бра­ли по $100 млн и да­же боль­ше.

Пер­вое ICO в ис­то­рии про­вел про­ект Mastercoin, ко­то­рый в 2013 го­ду со­брал $5 млн ин­ве­сти­ций. Са­мый же из­вест­ный ICO­про­ект – крип­то­ва­лю­та Ethereum, со­здан­ная рус­ско-ка­над­ским про­грам­ми­стом Ви­та­ли­ком Бу­те­ри­ным. Бы­ло по­лу­че­но $18 млн, но по­том бла­го­да­ря по­пу­ля­ри­за­ции ва­лю­ты и ро­сту ее кур­са ка­пи­та­ли­за­ция уве­ли­чи­лась в ра­зы.

Из пер­спек­тив­ных ком­па­ний, вы­хо­див­ших на ICO в этом го­ду, от­ме­тим storj.io. Идея со­зда­ния де­цен­тра­ли­зо­ван­но­го об­лач­но­го хра­ни­ли­ща дан­ных и мик­ро­пла­те­жей со­бра­ла в мае $29 млн. Мо­биль­ная плат­фор­ма для игр на ос­но­ве крип­то­ва­лют mobilego.io в ап­ре­ле со­бра­ла $50 млн. Ин­те­рес­но, что на са­му раз­ра­бот­ку ушло $2 млн, а осталь­ные день­ги ста­ли, по су­ти, воз­на­граж­де­ни­ем ав­то­рам. Пер­вый в ми­ре бра­у­зер на ос­но­ве тех­но­ло­гии блок­чейн Brave то­же вы­шел на ICO в этом го­ду. Пер­во­на­чаль­но за­яв­лен­ная сум­ма $35 млн бы­ла со­бра­на за 30 се­кунд! Все­го же раз­ра­бот­чи­ки по­лу­чи­ли $73 млн.

ИН­ТЕР­НЕТ ГУСЕЙ И ОВОЩЕЙ

Не сто­ит ду­мать, что ICO до­ступ­но только для IT-про­ек­тов. Уже есть при­ме­ры (при­чем рос­сий­ские!), где блок­чейн и крип­то­ва­лю­ты ин­те­гри­ро­ва­ны в ре­аль­ную эко­но­ми­ку про­из­вод­ства. На-

Крип­то­ва­лю­ту нель­зя под­де­лать, у нее нет бу­маж­но­го ана­ло­га, ее не кон­тро­ли­ру­ют ни бан­ки, ни пра­ви­тель­ства

при­мер, в Ма­г­ни­то­гор­ске стро­ит­ся цир­ко­ни­е­вый за­вод на день­ги, по­лу­чен­ные в ре­зуль­та­те ICO. Пред­при­я­тию уда­лось со­брать $3,7 млн (по ны­неш­не­му кур­су крип­то­ва­лю­ты это бо­лее $7млн).

Про­ект «Эко­си­сте­ма Ко­ли­о­но­во» при­нес рос­сий­ско­му фер­ме­ру Ми­ха­и­лу Шляп­ни­ко­ву $500 тыс. за 30 дней. Это пер­вое в ми­ре ICO в сель­ском хо­зяй­стве. На­зва­ние ва­лю­ты (ко­ли­он) про­ис­хо­дит от на­зва­ния де­рев­ни, рас­по­ло­жен­ной в ста ки­ло­мет­рах от Моск­вы. За­чем же фер­ме­ру блок­чейн? Жи­ли же столь­ко лет без него!

– День­ги, ко­то­рые мы при­влек­ли, от­ли­ча­ют­ся от кре­ди­та, – рас­ска­зал Business Traveller Ми­ха­ил Шляп­ни­ков. – Вот вы­рас­тил я, на­при­мер, ку­ри­цу. За­бил, сва­рил, по­ло­жил на стол. Вдруг из под сто­ла вы­ле­за­ет жир­ная ру­ка бан­ка – хвать по­ло­ви­ну, по­том щу­паль­ца вся­ких по­жар­ных, по­ли­ции, во­ен­ных, на Олим­пи­а­ду, на Си­рию, на де­пу­та­тов, все хвать-хвать-хвать… Что у ме­ня оста­нет­ся? Ко­сточ­ки! Блок­чейн от­сек в первую оче­редь бан­ки – и пол­ку­ри­цы у нас оста­лось. На­ши за­ем­ные сред­ства в крип­то­ва­лю­те нель­зя ис­поль­зо­вать в безум­ных го­су­дар­ствен­ных про­ек­тах, в кор­руп­ции. Это сно­ва от­ки­ну­ли. Оста­лась по­чти це­лая ку­роч­ка. И мы де­лим ее по спра­вед­ли­во­сти – часть ин­ве­сто­рам, часть учи­те­лям, вра­чам, де­тям, пен­си­о­не­рам, на без­опас­ность, ком­форт.

Хо­зяй­ство «Ко­ли­о­но­во» ра­бо­та­ет дав­но, оно са­мо­до­ста­точ­ное и не нуж­да­ет­ся в за­ем­ных день­гах. Сбор средств на ICO Шляп­ни­ков рас­смат­ри­ва­ет как аль­тер­на­ти­ву бан­ков­ско­му кре­ди­ту и как ин­те­рес­ный экс­пе­ри­мент. Со­бран­ные день­ги фер­мер пла­ни­ру­ет направить не на вы­жи­ва­ние, а на раз­ви­тие и рост объ­е­мов про­из­вод­ства и ре­а­ли­за­ции.

– Са­жа­ем кар­то­фель, яро­вые, са­жен­цы. В ин­ку­ба­то­рах под­рас­та­ют цып­ля­та, утя­та, гу­ся­та. Вес­ной в пруд за­пу­сти­ли ры­бу. Готовим за­гон для овец. По­стро­им го­сти­ни­цу для го­стей. Это и мно­гое дру­гое про­ис­хо­дит в том чис­ле и в ре­зуль­та­те при­ме­не­ния на­ших крип­то­про­дук­тов.

Есть у пред­при­я­тия и ана­лог фью­черсов. Это ко­гда се­го­дня вы вкла­ды­ва­е­те день­ги, что­бы зав­тра со скид­кой ку­пить, на­при­мер, рож­де­ствен­ско­го гу­ся. Схема про­ста: вы­рас­тить и от­кор­мить пти­цу об­хо­дит­ся при­мер­но в 1000 руб­лей, на Рож­де­ство она бу­дет сто­ить 3000 руб­лей. За­каз­чик опла­чи­ва­ет 1500 руб­лей, но за пол­го­да, а под Рож­де­ство по­лу­ча­ет гу­ся с до­став­кой. Вы­год­но обе­им сто­ро­нам.

Фер­мер не за­бы­ва­ет, что ра­бо­та­ет в Рос­сии, на­хо­дит­ся в пра­во­вом по­ле и руб­ле­вом про­стран­стве. Ис­поль­зо­ва­ние ко­ли­о­нов и блок­чейн­тех­но­ло­гий он рас­смат­ри­ва­ет как до­пол­ни­тель­ную над­строй­ку над тра­ди­ци­он­ны­ми фор­ма­ми. Их со­че­та­ние и поз­во­ля­ет по­лу­чать по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты.

– Один мой хо­ро­ший зна­ко­мый еще недав­но ру­гал­ся: мол, вся­кие «бет­хо­ве­ны» и «блох­чей­ны» за­ра­зят по­ро­сят и пе­ре­бро­сят­ся на кар­тош­ку. Се­го­дня у него уже не­сколь­ко крип­то­ко­шель­ков, и он го­тов вклю­чить крип­то­ва­лю­ту в свое про­из­вод­ство, – от­ве­ча­ет Шляп­ни­ков на во­прос о бу­ду­щем но­вых тех­но­ло­гий.

ЗА КРИП­ТУ И БИ­ЛЕТ, И ОБЕД

В сфе­ре ту­риз­ма и го­сте­при­им­ства, в част­но­сти в авиа­ком­па­ни­ях, оте­лях и ре­сто­ра­нах, то­же на­чи­на­ют осва­и­вать блок­чейн-тех­но­ло­гии.

Так, S7 Airlines сов­мест­но с «Аль­фа-Бан­ком» со­зда­ет плат­фор­му для ав­то­ма­ти­за­ции и уско­ре­ния тор­го­вых опе­ра­ций. Сей­час рас­че­ты с аген­та­ми за оформ­ле­ние би­ле­тов пред­по­ла­га­ют от­сроч­ку пла­те­жа сро­ком до 14 дней. Для сни­же­ния рис­ков непла­те­жей при­ме­ня­ют­ся бан­ков­ские га­ран­тии, но не все мо­гут их предо­ста­вить. Пла­те­жи с помощью блок­чейн-тех­но­ло­гий обес­пе­чи­ва­ют по­ступ­ле­ние де­нег сра­зу по­сле оформ­ле­ния авиа­би­ле­та: про­цесс вза­и­мо­рас­че­тов со­кра­ща­ет­ся с двух недель до па­ры ми­нут. Кро­ме то­го, про­да­вать би­ле­ты без необ­хо­ди­мо­сти по­лу­чать бан­ков­ские га­ран­тии смо­гут не только круп­ные аген­ты.

– Блок­чейн поз­во­лит оп­ти­ми­зи­ро­вать и дру­гие биз­нес-про­цес­сы, – го­во­рит за­ме­сти­тель ген­ди­рек­то­ра по ин­фор­ма­ци­он­ным тех­но­ло­ги­ям S7 Group Па­вел Во­ро­нин. – Он ав­то­ма­ти­зи­ру­ет лю­бую схе­му вза­и­мо­рас­че­та, да­же очень слож­ную, на­при­мер, склад­ские по­став­ки. При

Ми­ха­ил Шляп­ни­ков по­ка­зы­ва­ет, что по­куп­ка про­дук­ции «Ко­ли­о­но­во» че­рез крип­то­ко­ше­лек за­ни­ма­ет не­сколь­ко се­кунд

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.