Не хо­чу про­сто плыть по те­че­нию

КОН­СТАН­ТИН РАЙ­КИН РАС­СКА­ЗАЛ АННЕ СИРОТИНОЙ О НА­ЦИ­О­НАЛЬ­НОЙ ИДЕЕ, RОСТРОМS АДМИНИСТРИРОВАНИИ И СА­МОМ ТЕАТРАЛЬНОМ ГО­РО­ДЕ МИ­РА

Business Traveller (Russia) - - Диалоги | Константин Райкин -

Кон­стан­тин Ар­ка­дье­вич, те­ат­раль­ные кри­ти­ки еди­но­душ­но на­зва­ли вас «Че­ло­ве­ком го­да» за сме­лость и бес­ком­про­мисс­ность в от­ста­и­ва­нии сво­бо­ды твор­че­ства…

Ни од­на моя роль ни­ко­гда не вы­зы­ва­ла та­ко­го ин­те­ре­са, как вы­ступ­ле­ние на том съез­де Со­ю­за те­ат­раль­ных де­я­те­лей. Но я го­тов от­дать свое зва­ние и по­про­сить вме­сто это­го по­смот­реть на­ши спек­так­ли. Те­атр сей­час не ин­те­ре­сен ни­ко­му, кро­ме зри­те­лей. Я те­перь кри­ти­ков да­же не зо­ву, бес­смыс­лен­но. Они неспо­соб­ны на на­сто­я­щий раз­бор, ко­то­рый бы чем-то по­мог в ра­бо­те. Хо­тя нуж­да­юсь в про­фес­си­о­наль­ном ана­ли­зе со сто­ро­ны.

Как про­шел этот се­зон вне до­ма?

Мы же сей­час на­хо­дим­ся в ко­че­вом со­сто­я­нии и только че­рез два го­да долж­ны вер­нуть­ся в свой те­атр (по­ме­ще­ние те­ат­ра «Са­ти­ри­кон» сей­час на ре­кон­струк­ции – Прим. ред.). Всю жизнь мы вы­пус­ка­ли за один се­зон не ме­нее двух спек­так­лей на боль­шой сцене и еще не­сколь­ко на ма­лой. В этом го­ду я по­ста­вил только один. Это раз­ру­ши­тель­но для те­ат­ра, для труп­пы, ко­гда кол­лек­тив пол­го­да на­хо­дит­ся в про­стое и ни­че­го но­во­го не ре­пе­ти­ру­ет. Огром­ная часть бюд­жет­ных де­нег ухо­дит на арен­ду за­лов, а остав­ших­ся еле-еле хва­та­ет на од­ну но­вую по­ста­нов­ку.

В но­вом се­зоне си­ту­а­ция из­ме­нит­ся?

На бюд­жет­ные сред­ства бу­дет по-преж­не­му один спек­такль – «Дон Жу­ан» Мо­лье­ра в по­ста­нов­ке Его­ра Пе­ре­гу­до­ва, где я сыг­раю Сга­на­ре­ля. Но мы пе­ре­но­сим две сту­ден­че­ских ра­бо­ты на боль­шую сце­ну. В од­ной из них, пла­сти­че­ской, ко­то­рая бу­дет на­зы­вать­ся «#НЕБАЛЕТ», пер­вая часть «Кар­мен на­ча­ло» на музыку Би­зе и Щед­ри­на. Вторая бу­дет сде­ла­на на ос­но­ве ито­го­во­го эк­за­ме­на по тан­цу на музыку Мо­цар­та и Пяр­та. Ре­жис­сер это­го спек­так­ля – Ре­нат Ма­мин. Дру­гая по­ста­нов­ка с мо­ло­ды­ми – «#НЕПУШКИН», му­зы­каль­ная фан­та­зия по со­вре­мен­ной по­э­зии, ре­жис­се­ры – Ма­ри­на Дро­во­се­ко­ва и Сер­гей Сот­ни­ков. В труп­пу вой­дут 14 мо­их сту­ден­то­в­вы­пуск­ни­ков.

Ре­пер­ту­ар под­би­ра­е­те так же тща­тель­но, как сту­ден­тов?

Ори­ен­ти­ру­юсь в первую оче­редь на ка­че­ство пье­сы. По­след­ний наш спек­такль «Ва­ня и Соня и Ма­ша и Гвоздь» по­явил­ся неожи­дан­но. Я со­би­рал­ся ста­вить «Си­ра­но де Бер­же­ра­ка» с мо­ло­ды­ми ак­те­ра­ми, и за две неде­ли до на­ча­ла ре­пе­ти­ций узнал, что из-за недо­стат­ка средств сле­ду­ю­щая по­ста­нов­ка мо­жет по­явить­ся только че­рез год. То­гда вы­брал но­вую пье­су, так как там мог­ли быть за­ня­ты раз­ные по­ко­ле­ния ис­пол­ни­те­лей, да еще два-три со­ста­ва. Хо­тел, что­бы взрос­лые и очень важ­ные для ме­ня ар­ти­сты не бы­ли в про­стое, ина­че я их по­том не со­бе­ру. Лю­ди же участ­ву­ют в ан­тре­при­зах, сни­ма­ют­ся в ки­но, и от это­го сби­ва­ют­ся при­це­лы. Это по­хо­же на то, как рас­стра­и­ва­ет­ся ин­стру­мент, ес­ли на нем иг­ра­ют все. Я чув­ствую, ко­гда они тру­дят­ся в раз­ных ме­стах, это за­мет­но да­же по очень уме­лым про­фес­си­о­на­лам. У нас со­здан ка­кой-то еди­ный твор­че­ский зна­ме­на­тель, уро­вень прав­ды и точ­но­сти. Од­на­ко не мо­гу сво­им ар­ти­стам запретить ра­бо­тать на сто­роне, они по­лу­ча­ют в те­ат­ре так ма­ло, что на это невоз­мож­но до­стой­но су­ще­ство­вать.

Как сде­лать те­атр успеш­ным ком­мер­че­ским про­ек­том?

Ре­пер­ту­ар­ный те­атр (с по­сто­ян­ной труп­пой и ре­пер­ту­а­ром – Прим. ред.) при­быль­ным не бы­ва­ет по опре­де­ле­нию. Это убы­точ­ное пред­при­я­тие, тре­бу­ю­щее вли­ва­ний. По стан­дар­там ми­ро­вой те­ат­раль­ной эко­но­ми­ки до­ход, со­став­ля­ю­щий 47% от тре­бу­ю­ще­го­ся бюд­же­та, уже счи­та­ет­ся вы­со­ким. А у нас бы­ли са­мые неве­ро­ят­ные по­ка­за­те­ли. Мы за­ра­ба­ты­ва­ли 80-83%.

Мож­но ли из­ме­нить эту си­ту­а­цию?

Ду­маю, мог бы по­мочь внят­ный, ра­бо­та­ю­щий за­кон о спон­сор­стве и ме­це­нат­стве. Нуж­ны ре­фор­мы и ка­кие-то со­вер­шен­но но­вые под­хо­ды, но преж­де все­го не­об­хо­ди­мо ме­нять со­зна­ние. Ес­ли по­ста­вить че­ло­ве­че­скую лич­ность во гла­ву уг­ла, про­изой­дет аб­со­лют­ный пе­ре­дел всей си­сте­мы вла­сти и вза­и­мо­от­но­ше­ний. На­ци­о­наль­ная идея сей­час за­клю­ча­ет­ся в сло­ве «день­ги», сколь­ко бы ни го­во­ри­ли о пат­ри­о­тиз­ме. А она долж­на зву­чать так: «че­ло­век и его бес­ко­неч­ная цен­ность». То есть то, что ис­хо­дит из всей ве­ли­кой рус­ской клас­си­че­ской ли­те­ра­ту­ры – от До­сто­ев­ско­го, Тол­сто­го, Пуш­ки­на, Лер­мон­то­ва, Тур­ге­не­ва, Че­хо­ва… А у нас та­кой прин­цип по­сто­ян­но по­пи­рал­ся, и «че­ло­век» – са­мое низ­кое зва­ние.

Вы са­ми трид­цать лет ру­ко­во­ди­те те­ат­ром. Твор­че­ско­му че­ло­ве­ку слож­но удер­жи­вать­ся на по­зи­ции ме­не­дже­ра?

Не мо­гу ска­зать, что у ме­ня хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся. Мне при­хо­дит­ся это де­лать, по­то­му что чув­ство дол­га очень раз­ви­то. Вы­нуж­ден до­го­ва­ри­вать­ся, при­тя­ги­вать раз­ных лю­дей к ра­бо­те и со­вер­шать мно­го нетвор­че­ских те­ло­дви­же­ний. Ощу­щаю се­бя ло­хом в де­лах, ко­гда на­до что-то со­гла­со­вать, разобраться с юри­ди­че­ски­ми до­ку­мен­та­ми. Мне на­зы­ва­ют ку­чу тер­ми­нов, ко­то­ры­ми я дол­жен поль­зо­вать­ся, а я это­го ни­че­го не знаю. По­ле мо­ей ком­пе­тен­ции сужа­ет­ся. Я вла­дею сво­им де­лом вполне хо­ро­шо и раз­ви­ва­юсь в нем, знаю ка­кие-то тон­кие пе­да­го­ги­че­ские ве­щи, как вы­стро­ить роль, сце­ну. Но нуж­да­юсь в лю­дях, ко­то­рые бо­лее со­вре­мен­но и ост­ро ад­ми­ни­стри­ру­ют. Сей­час вре­мя, тре­бу­ю­щее ка­ких-то иных хо­дов и сти­ля управ­ле­ния.

Вы че­ло­век рис­ка или ско­рее осто­рож­ный стра­тег?

Все­гда пла­ни­рую, все-та­ки трид­цать лет ру­ко­во­жу те­ат­ром. Но ра­зум­ный риск все рав­но ну­жен. Мы же иг­ра­ем «Все от­тен­ки го­лу­бо­го» на боль­шой сцене. Я взял эту пье­су, ав­тор ко­то­рой да­же не на­де­ял­ся, что ее ко­гда-ни­будь по­ста- вят в Рос­сии. Мое вы­ступ­ле­ние на съез­де бы­ло то­же рис­ко­ван­ным. Я то­гда был в со­сто­я­нии ожи­да­ния ре­ше­ния – да­дут на­ше­му те­ат­ру де­нег или нет. У ме­ня есть ка­кие-то очень силь­ные сдер­жи­ва­ю­щие мыш­цы в го­ло­ве, ко­то­рые не поз­во­ля­ют сде­лать то, что ино­гда очень хо­чет­ся. На мне ведь от­вет­ствен­ность за боль­шое ко­ли­че­ство че­ло­ве­че­ских су­деб.

Вы про­шли уже все жиз­нен­ные ис­пы­та­ния – огонь, во­ду и мед­ные тру­бы?

Что зна­чит про­шел? Мне же еще ого-го сколь­ко пред­сто­ит... Я очень ин­те­ре­су­юсь сю­же­том сво­ей даль­ней­шей жиз­ни и участ­вую в ней. Все вре­мя ру­лю и как-то в по­то­ке де­лаю пла­ва­тель­ные дви­же­ния в раз­ных сти­лях. Не хо­чу про­сто плыть по те­че­нию. Я и сту­ден­тов сво­их так учу – ве­зет то­му, кто это­го за­слу­жи­ва­ет. Бог только тех от­ме­ча­ет, кто ему на­встре­чу вы­пры­ги­ва­ет.

Ва­шим име­нем на­зва­ны тор­го­вый центр и отель. Ка­кое от­но­ше­ние вы к это­му име­е­те?

Это не мое имя. Это имя мо­е­го от­ца и все на­зва­но в его честь. Мы хо­тим сде­лать в этом рай­оне важ­ный куль­тур­ный очаг, со­здать це­лый ком­плекс: те­атр, ки­но­за­лы, ин­сти­тут, тор­го­вый центр и па­мят­ник Ар­ка­дию Рай­ки­ну. Идея бы­ла лишь в том, что­бы уве­ко­ве­чить его имя.

Ка­кое ме­сто в ва­шей жиз­ни за­ни­ма­ют день­ги?

Моя шко­ла дер­жит­ся только на спон­со­рах. За всю жизнь у ме­ня бы­ло два ис­точ­ни­ка до­хо­дов – те­ат­раль­ная зар­пла­та и кон­цер­ты, мое ин­ди­ви­ду­аль­ное пред­при­ни­ма­тель­ство. Рань­ше я еще ино­гда сни­мал­ся. Я мо­гу по­мо­гать сту­ден­там, де­лать ка­кие-то по­дар­ки, опла­тить кол­лек­тив­ный стол, у ме­ня есть да­ча. Счи­таю се­бя вполне обес­пе­чен­ным че­ло­ве­ком на уровне нор­маль­но­го сред­не­го клас­са. По­мо­гаю де­неж­но сво­ей сест­ре, быв­шей ак­три­се Вах­тан­гов­ско­го те­ат­ра, и еще несколь­ким лю­дям.

Ка­кие гео­гра­фи­че­ские от­кры­тия слу­чи­лись с ва­ми за по­след­нее вре­мя?

Моя же­на лю­бит пу­те­ше­ство­вать в но­вые стра­ны, а я пред­по­чи­таю воз­вра­щать­ся в лю­би­мые. Это Ита­лия и осо­бен­но Ве­не­ция. При­ез­жаю ту­да каж­дый год хо­тя бы на не­сколь­ко дней. Для ме­ня это осо­бый го­род, ко­то­рый по­сто­ян­но да­ет ка­кие-то под­сказ­ки. Бла­го­да­ря это­му ме­сту ро­ди­лось уже не­сколь­ко спек­так­лей: «Кьод­жин­ские пе­ре­пал­ки», «Си­нее чу­до­ви­ще», «Си­ньор То­де­ро хо­зя­ин». «Лондон Шоу» (спек­такль по пье­се «Пиг­ма­ли­он» Б. Шоу) я при­ду­мал то­же в Ве­не­ции, хо­тя пье­са ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к ней не име­ет. Но идея и ре­ше­ние спек­так­ля при­шли имен­но там. Этот го­род ме­ня по­сто­ян­но бу­до­ра­жит. Там те­ат­раль­ная сре­да, те­бе по­сто­ян­но что-то ме­ре­щит­ся, в го­ло­ве ро­ят­ся раз­ные фан­та­зии.

Ку­да вы от­пра­ви­тесь этим ле­том по­сле за­кры­тия се­зо­на?

В Ита­лию, на ост­ров Ис­кья в Неа­по­ли­тан­ском за­ли­ве. А за­тем в Сло­ве­нию и чеш­ские Кар­ло­вы Ва­ры, ко­то­рые я то­же по­се­щаю каж­дый год. Мне нра­вит­ся это ме­сто, я гу­ляю и пью во­дич­ку, и это ка­кой-то мой го­род. Там то­же мно­гое при­ду­мы­ва­ет­ся, ту­да не зря ез­ди­ли лю­ди по­ум­нее и по­мас­штаб­нее.

Ны­неш­ний шоу-биз­нес на­по­ми­на­ет мне боль­шой су­пер­мар­кет с ино­стран­ны­ми то­ва­ра­ми, где не со­всем по­нят­но, как с ни­ми об­хо­дить­ся Не мо­гу сво­им ар­ти­стам запретить ра­бо­тать на сто­роне, они по­лу­ча­ют в те­ат­ре так ма­ло, что на это невоз­мож­но до­стой­но су­ще­ство­вать

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.