My Way

PR ДИ­РЕК­ТОР ЛЕРУА МЕРЛЕН ГА­ЛИ­НА ПА­НИ­НА РАС­СКА­ЗА­ЛА BUSINESS TRAVELLER, ЗА­ЧЕМ ОНА ПРО­ШЛА ИЗНУРЯЮЩИЙ ПА­ЛОМ­НИ­ЧЕ­СКИЙ ПУТЬ

Business Traveller (Russia) - - Содержание -

Пеш­ком по Пу­ти свя­то­го Иа­ко­ва

Ко­гда в XII ве­ке ка­стиль­ские ко­ро­ли се­рьез­но ин­ве­сти­ро­ва­ли в «рас­крут­ку» па­лом­ни­че­ско­го пу­ти к то­му ме­сту, где, воз­мож­но, на­хо­дят­ся мо­щи свя­то­го Иа­ко­ва, им и в го­ло­ву не при­хо­ди­ло, что туризм ста­нет со­всем не ре­ли­ги­оз­ным.

ПО СЛЕ­ДАМ МАГА

У каж­до­го пут­ни­ка свои мо­ти­вы: од­ни ищут се­бя и свое ме­сто в ми­ре, дру­гие идут, что­бы ис­пы­тать свои си­лы, тре­тьи пус­ка­ют­ся на по­ис­ки при­клю­че­ний, чет­вер­тые на­де­ют­ся сбро­сить лиш­ние ки­ло­грам­мы… Необы­чай­но по­пу­ляр­ным Ка­ми­но­де-Сантья­го сде­ла­ли пуб­ли­ка­ция и по­сле­ду­ю­щая экра­ни­за­ция со­вер­шен­но ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной кни­ги Па­о­ло Ко­э­льо «Путь Мага». И те­перь вол­ны по­клон­ни­ков Ко­э­льо сме­та­ют пе­соч­ные зам­ки сред­не­ве­ко­вых хри­сти­ан­ских усто­ев. Толь­ко один из встре­тив­ших­ся по­пут­чи­ков на­звал ре­ли­гию при­чи­ной, спо­двиг­шей его со­вер­шить этот путь.

Для ме­ня Camino – не спорт и не жаж­да при­клю­че­ний, это прак­ти­ка пре­одо­ле­ния се­бя. Спортс­мен прой­дет эти ми­ни­маль­ные 120 км за па­ру дней и по­лу­чит свою пор­цию до­фа­ми­на. А пи­ли­грим рас­тя­нет на не­де­лю, и ему еще по­ка­жет­ся, что он про­шел слиш­ком быст­ро.

В Путь я от­пра­ви­лась с 14-лет­ней до­че­рью. Борь­бу со сво­и­ми де­мо­на­ми в оди­ноч­ку уви­деть и по­чув­ство­вать труд­но. Неве­ро­ят­но ин­те­рес­но на­блю­дать, как дру­гой че­ло­век во­ю­ет с ле­нью, бо­лью, зло­стью. Я на­блю­да­ла за Ка­тей и по­ни­ма­ла – по­хо­жая борь­ба про­ис­хо­дит и во мне са­мой.

СЛЕДУЙ ЗА ЖЕЛ­ТОЙ СТРЕЛ­КОЙ

В го­род Сар­рия мы при­бы­ли за­ра­нее. Опыт длин­ных по­хо­дов у нас уже есть: луч­ше немно­го за­ра­нее при­вык­нуть к во­де, кли­ма­ту и ча­со­во­му по­я­су.

Жел­тые стрел­ки (ими от­ме­чен весь Путь Сантья­го, что­бы па­лом­ни­ки не по­те­ря­лись по до­ро­ге) по­ка­зы­ва­ли вы­со­ко вверх по кру­той лест­ни­це, а днем воз­дух разо­гре­вал­ся до 30 гра­ду­сов. Со­по­ста­вив оба фак­то­ра, мы ре­ши­ли про­явить чу­де­са из­во­рот­ли­во­сти и вый­ти в че­ты­ре ча­са утра, что­бы прой­ти по­ло­жен­ные на этот день 24 ки­ло­мет­ра до обе­да. Не учли толь­ко два фак­то­ра: во-пер­вых, вос­ход на­чи­на­ет­ся в семь ча­сов, а до это­го тем­но; во-вто­рых, марш­рут про­ле­га­ет по ин­те­рес­ным ме­стам, где невоз­мож­но не оста­но­вить­ся.

Ров­но в че­ты­ре мы на­де­ли фонарики и по­шли по жел­тым стре­лоч­кам. Немно­го уди­ви­лись: по­че­му дру­гим пи­ли­гри­мам не при­шла в го­ло­ву та­кая чу­дес­ная идея – вый­ти в Путь но­чью? Ми­ну­ли спя­щий ка­мен­ный го­род и всту­пи­ли в по­ло­су пол­ной тем­но­ты. Вне­зап­но спра­ва вы­рос­ла сте­на из непо­нят­ных ка­мен­ных шкаф­чи­ков с ячей­ка­ми. Ря­дом – цве­ты. А за ни­ми – боль­шие кре­сты... И ти­ши­на...

До рас­све­та да­ле­ко, мы сто­им на клад­би­ще, впе­ре­ди – страш­ный тем­ный лес.

И мы по­бе­жа­ли! Нев­да­ле­ке слы­шал­ся лай со­бак. Воз­мож­но, не до­маш­них. Воз­мож­но, не со­бак. Че­рез три­ста мет­ров до­ро­гу пре­гра­ди­ла аб­со­лют­но чер­ная гу­стая ча­ща… Что вы зна­е­те о куль­ми­на­ции!

Вы­бор неболь­шой – воз­вра­щать­ся че­рез клад­би­ще в го­род или ид­ти в лес. Вто­рой ва­ри­ант, как мы по­счи­та­ли, – срод­ни са­мо­убий­ству. Был еще и тре­тий ва­ри­ант – ждать. Мы отыс­ка­ли ка­мен­ную ска­мью, ве­ро­ят­но, по­став­лен­ную для по­се­ти­те­лей (или оби­та­те­лей?) клад­би­ща, и усе­лись в ожи­да­нии рас­све­та или дру­гих пи­ли­гри­мов. Пе­ри­о­ди­че­ски ка­за­лось, что кто-то тро­га­ет за пле­чо и хва­та­ет за но­ги. Что­бы спра­вить­ся со стра­хом, мы ели при­ве­зен­ные из Моск­вы ба­ран­ки и пе­ли. Про­шла, ка­жет­ся, веч­ность, ко­гда мы, на­ко­нец, за­ме­ти­ли пля­шу­щие от­блес­ки фо­на­ри­ков и услы­ша­ли как ни­ко­гда ра­дост­ный стук тре­кин­го­вых па­лок. Ше­сте­ро ко­рей­цев то­же немно­го тру­си­ли и шли очень быст­ро. Мы по­спе­ши­ли за ни­ми и нес­лись так, буд­то всё клад­би­ще Сар­рии с улю­лю­ка­ньем бе­жа­ло нас про­во­жать. Вот это ини­ци­а­ция!

ПУ­ТИ ПРЕ­ОДО­ЛЕ­НИЯ

Хо­лод­ные кап­ли сте­ка­ют по моим ще­кам, за­би­ра­ют­ся за ши­во­рот, ка­тят­ся до но­ю­щей по­яс­ни­цы… Воз­дух – тя­гу­чий, как кисель, от за­па­хов хвой­но­го ле­са, ве­рес­ка и еще ка­ких-то цве­тов. Смот­рю вверх: дол­го ли еще в го­ру? Пи­ли­гри­мы в дож­де­ви­ках, кто-то спря­тал­ся от лив­ня. Но нам не хо­чет­ся оста­нав­ли­вать­ся, че­рез па­ру ки­ло­мет­ров долж­но быть ка­фе. Я слы­шу, как сза­ди по­звя­ки­ва­ет при­вя­зан­ная к рюк­за­ку на крас­ном шнур­ке ра­куш­ка с изоб­ра­же­ни­ем ме­ча. Маг у Ко­э­льо не знал, где най­дет свой меч. Но знал, что най­дет. Я шмы­гаю но­сом, вы­те­реть­ся нечем, опи­ра­юсь на пал­ку и про­сто де­лаю сле­ду­ю­щий шаг…

Пу­эр­то­ма­рин, Па­лас-де-Рэй, Ме­ли­де – ка­кая огром­ная раз­ни­ца, ко­гда про­сто чи­та­ешь на­зва­ния го­ро­дов, и ко­гда каж­дое ста­но­вит­ся тво­ей це­лью. На тре­тий день пу­ти мы уже на­учи­лись вста­вать без бу­диль­ни­ка в шесть, не зав­тра­кать, по­ка не прой­дем пер­вые семь ки­ло­мет­ров, и пра­виль­но пе­ле­нать мо­зо­ли. Силь­нее все­го бо­ле­ли нена­ка­чан­ные мыш­цы спи­ны. Я об­на­ру­жи­ла, что неосо­знан­но на­пря­гаю их, пы­та­ясь удер­жать рюкзак. Ста­ра­ясь не ду­мать о бо­ли, на­ча­ла кон­цен­три­ро­вать­ся во вре­мя ходь­бы на этих мыш­цах, но не бо­рясь с бо­лью, а при­ни­мая ее и рас­слаб­ляя по­ти­хонь­ку но­ю­щие ме­ста. Тех­ни­ка сра­бо­та­ла, и в по­сле­ду­ю­щие дни про­блем со спи­ной не бы­ло.

У до­че­ри был свой путь пре­одо­ле­ния: она так уста­ва­ла, что го­то­ва бы­ла сдать­ся. Жар­ко, пот за­ли­ва­ет гла­за, рюкзак с каж­дым ша­гом все тя­же­лее, и до­ро­га как на­зло все вре­мя вверх. В ка­кой-то мо­мент я ис­кренне пред­ло­жи­ла ей остать­ся в го­сти­ни­це: я дой­ду свой путь, возь­му ма­ши­ну и при­еду. Но она от­ве­ти­ла: «Я знаю, что на­до де­лать. Ко­гда я не ду­маю, что это моя ру­ка или но­га, мне на­мно­го лег­че». Же­сто­ко, но эф­фек­тив­но.

ПО­ПУТ­ЧИ­КИ

На чет­вер­тый день мы ре­ши­ли сба­вить обо­ро­ты: про­хо­дить по 15, а то и по 10 км. По­то­му что хо­чет­ся по­смот­реть го­род, по­ле­нить­ся и по­бол­тать с пи­ли­гри­ма­ми. В до­ро­ге осо­бо не по­го­во­ришь, так как все устав­шие. А вот во вре­мя от­ды­ха – воз­мож­но. Но не зря па­лом­ни­ков пре­ду­пре­жда­ют: будь­те осто­рож­ны в сво­их же­ла­ни­ях. Ес­ли до это­го нам вез­ло, и мы на­хо­ди­ли в до­маш­них го­сти­ни­цах но­ме­ра с удоб­ства­ми, то в го­ро­де Азуа – вот сюр­приз! – сво­бод­ны­ми ока­за­лись толь­ко две кро­ва­ти в ком­на­те на 14 че­ло­век.

За­ра­нее го­то­вясь к за­па­ху чу­жих нос­ков, мы с ужа­сом шли в спе­ци­аль­ный хо­стел для па­лом­ни­ков. Од­на­ко вме­сто ожи­да­е­мой ка­зар­мы мы уви­де­ли свер­ка­ю­щее хи­рур­ги­че­ской чи­сто­той по­ме­ще­ние с двухъ­ярус­ны­ми кро­ва­тя­ми. Душ, туа­лет – всё в иде­аль­ном со­сто­я­нии. К сло­ву, наш ру­лон туа­лет­ной бу­ма­ги так ни ра­зу и не при­го­дил­ся в по­хо­де – в лю­бом при­до­рож­ном ка­фе усло­вия бы­ли на вы­со­те.

Мы с до­че­рью за­ня­ли стра­те­ги­че­ские ме­ста у ок­на. В уг­лу уже обос­но­вал­ся ста­ри­чок в смеш­ных пан­та­ло­нах. Не­мец, ему за 70, это его тре­тий Путь свя­то­го Иа­ко­ва за по­след­ние че­ты­ре го­да, и пер­вые два бы­ли по 800 км. Го­во­рит, каж­дый раз, вер­нув­шись домой из про­дол­жи­тель­но­го Camino (а он идет по­рой по три ме­ся­ца), еще дол­го не мо­жет при­вык­нуть к то­му, что не на­до с утра брать рюкзак и ку­да-то ид­ти.

На­про­тив нас по­се­ли­лась смеш­ная и очень об­щи­тель­ная па­лом­ни­ца из Поль­ши. Ре­ли­ги­оз­ная – пер­вая и един­ствен­ная за весь поход. Она жаж­дет услы­шать Бо­га в кон­це Пу­ти. Идет впер- вые. Мы ис­кренне по­же­ла­ли ей не то­ро­пить­ся. Ры­жий дат­ча­нин идет, по­то­му что хо­чет по­быть один. Ему на­до­е­ла ком­па­ния до­ма.

– А по­че­му идешь в Сантья­го ты? – спро­си­ли ме­ня.

– Я не иду в Сантья­го. Ни­кто не идет в Сантья­го. И вы то­же. Мы все идем к са­мим се­бе. Ко­гда я ро­ди­лась, у ме­ня бы­ла толь­ко я. Ко­гда умру, я – это един­ствен­ное, что возь­му с со­бой. По­это­му сто­ит ча­ще уде­лять се­бе вни­ма­ние, со­гла­си­тесь?

Ве­че­ром за ви­ном все еди­но­душ­но ре­ши­ли, что влюб­лен­ным па­роч­кам ид­ти в Camino – толь­ко нер­вы тра­тить. Влюб­лен­ные ру­га­ют­ся – сколь­ко мы та­ких ви­де­ли по Пу­ти! Camino – это внеш­нее об­ще­ние и сво­бо­да. Не­мец к кон­цу ве­че­ра раз­го­ря­чил­ся и пе­ре­шел на немецкий. Но мы по­че­му-то про­дол­жа­ли его по­ни­мать. Поль­ка очень хо­те­ла го­во­рить, но за­бы­ла ан­глий­ский и пу­та­ла все сло­ва. Ры­жий смот­рел на нее вос­хи­щен­ны­ми гла­за­ми неза­ви­си­мо от то­го, что она де­ла­ла – го­во­ри­ла или мол­ча ела ар­буз.

Есть ка­кая-то непе­ре­да­ва­е­мая пре­лесть в этих ка­зар­мах для пи­ли­гри­мов…

МО­МЕН­ТЫ ИС­ТИ­НЫ

На под­хо­де к Сантья­го-де-Ком­по­сте­ла ме­ня вдруг охва­ти­ло лег­кое разо­ча­ро­ва­ние. Ну как же так? Шли-шли-шли… и вдруг при­шли, что ли? И это всё?

За до­сти­же­ние це­ли мы пла­тим непри­ят­ным чув­ством по­те­рян­но­сти. Од­на­ко все из­ме­ни­лось пе­ред Со­бо­ром – это ко­неч­ная точ­ка марш­ру­та, ку­да сте­ка­ют­ся ты­ся­чи пи­ли­гри­мов. У его стен про­хо­дит ос­нов­ная жизнь го­ро­да: здесь да­ют кон­цер­ты и про­да­ют мо­ро­же­ное, здесь си­дят по­про­шай­ки впе­ре­меш­ку с пи­ли­гри­ма­ми, ле­жа­щи­ми пря­мо на пло­ща­ди на огром­ных рюк­за­ках. А еще оче­редь за сер­ти­фи­ка­та­ми о про­хож­де­нии Camino, ко­то­рая вы­ма­ты­ва­ет боль­ше, чем день пу­ти.

На каж­дую из нас Путь свя­то­го Иа­ко­ва по­вли­ял по-раз­но­му. Дочь шла, ду­мая о бу­ду­щем. Как боль­шин­ству под­рост­ков, ей бы­ло непо­нят­но, кем она хо­чет быть, ку­да по­сту­пать учить­ся, к че­му стре­мить­ся. Со­вер­шен­но неожи­дан­но ей вдруг за­хо­те­лось сно­ва иг­рать на скрип­ке – два го­да на­зад она окон­чи­ла му­зы­каль­ную шко­лу.

– На­до мне но­вую скрип­ку ку­пить, – ска­за­ла она в пред­по­след­ний день Пу­ти. – Ты се­рьез­но? Ты хо­чешь иг­рать? – Я не уве­ре­на, но по­че­му-то по­сто­ян­но ду­маю об од­ном про­ек­те, где на­до иг­рать на скрип­ке. Я раз­ло­жу ме­ло­дию из «Twenty One Pilots» (аль­бом од­но­имен­ной аме­ри­кан­ской груп­пы) на пять пар­тий, как буд­то это квин­тет. Эта идея от ме­ня не от­ста­ет…

Мы шли по ле­су, ды­ша­ли хво­ей (вдоль Пу­ти очень мно­го лист­вен­ниц) и вдруг услы­ша­ли скрип­ку. В ле­су. Это бы­ло по­хо­же на гал­лю­ци­на­цию. Обыч­но мы слы­ша­ли толь­ко го­ло­са птиц и стук тре­кин­го­вых па­лок, а здесь – Ви­валь­ди. По­вер­нув к ру­чью, мы уви­де­ли ис­точ­ник зву­ков: у до­ро­ги иг­ра­ла жен­щи­на, а ми­мо про­хо­ди­ли пи­ли­гри­мы и ки­да­ли ме­лочь в ле­жа­щий пе­ред ней от­кры­тый фу­тляр. Скрип­ка нам встре­ти­лась все­го один раз. Имен­но в тот день, ко­гда мы го­во­ри­ли об этом.

Camino уме­ет удив­лять, он по­сы­ла­ет про­зре­ния и ощу­ще­ние мо­мен­тов ис­ти­ны.

Я убе­ди­лась, как мно­го лиш­ней еды по­треб­ляю в го­род­ской жиз­ни. Нам дей­стви­тель­но не так мно­го на­до. Мы едим по­рой от ску­ки или по при­выч­ке, но не по­то­му, что по-на­сто­я­ще­му го­лод­ны.

Убе­ди­лась, что я силь­нее и вы­нос­ли­вее, чем ду­ма­ла. И что при­вык­ла се­бя жа­леть.

А еще я по­ня­ла, что гармония, к ко­то­рой все стре­мят­ся, – это не спо­кой­ствие и без­дей­ствие. Гармония – это ко­гда в од­ной ру­ке меч, а в дру­гой – щит. И ты, до­ве­ряя сво­им ин­стинк­там, в нуж­ный мо­мент ис­поль­зу­ешь то од­но, то дру­гое.

Не знаю, оси­лю ли я Camino на 800 км, но точ­но бу­ду про­дол­жать прак­ти­ку по­хо­дов. Га­ран­ти­ро­ван­ный при­ят­ный бо­нус – под­тя­ну­тое те­ло и необре­ме­нен­ный ко­ше­лек.

Сле­ва: Оче­редь из па­лом­ни­ков к хра­му Свя­то­го Иа­ко­ва

Спра­ва: Ко­неч­ная точ­ка Camino – храм Свя­то­го Иа­ко­ва в Сантья­го-деКом­по­сте­ла

сaminoways.com – офи­ци­аль­ный гид по Пу­ти Сантья­го caminosantiago.ru – гид на рус­ском язы­ке

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.