Мел­кая дрожь

Под кро­ва­тью при­ви­де­ние, во дво­ре злая со­ба­ка, а пла­не­те угро­жа­ет опас­ность. ДЕТИ БОЯТСЯ МНО­ЖЕ­СТВА ВЕ­ЩЕЙ, но страх стра­ху рознь. Что и по­че­му пу­га­ет под­рост­ка, а что – трех­лет­ку? Разо­брать­ся в этом по­мо­га­ет пси­хо­лог­кон­суль­тант Ка­те­ри­на Де­ми­на

Dobrie Sovety  - - Спецпроект -

По­ка дети рас­тут и раз­ви­ва­ют­ся, ме­ня­ет­ся их вос­при­я­тие ми­ра и са­мих се­бя. И стра­хи то­же транс­фор­ми­ру­ют­ся. В це­лом их мож­но раз­де­лить на три груп­пы: био­ло­ги­че­ские, со­ци­аль­ные и эк­зи­стен­ци­аль­ные. Био­ло­ги­че­ские — это бо­язнь травм и уни­что­же­ния: вдруг упа­ду и разо­бьюсь, съест волк, по­ра­нюсь и вы­те­чет вся кровь. Со­ци­аль­ные свя­за­ны с об­ще­ни­ем — ре­бя­та не при­мут в ком­па­нию, не ста­нут дру­жить, бу­дут оби­жать. У эк­зи­стен­ци­аль­ных стра­хов бы­тий­ный смысл: вдруг все че­ло­ве­че­ство ока­жет­ся стер­то с ли­ца зем­ли страш­ной эпи­де­ми­ей?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.