Нельзя всю жизнь ко­го-то изоб­ра­жать.

«Ес­ли у те­бя есть внут­рен­ний стер­жень, ты ин­те­ре­сен. Нуж­но са­мой стать че­ло­ве­ком, ина­че ни­че­го не по­лу­чит­ся. Ни в се­мье, ни в ра­бо­те»

Dobrie Sovety  - - Звезда -

Но при чем тут те­атр?

В ста­рые времена в те­ат­ре не ра­бо­та­ли, а служили. И я от­но­шусь к это­му точ­но так же. Но при этом те­атр — храм. И дей­стви­тель­но в иде­а­ле зри­те­ли на вре­мя спек­так­ля по­гру­жа­ют­ся в дру­гой мир, за­бы­ва­ют про свои бес­ко­неч­ные га­д­же­ты. За па­ру ча­сов каж­дый мо­жет от­влечь­ся от про­блем, за­ду­мать­ся над важ­ны­ми ве­ща­ми и за­дать се­бе ка­кие-то во­про­сы. Ве­рю, что не зря вы­хо­жу на сце­ну: мне кажется, это не про­сто за­ра­бо­ток, а ка­кая-то миссия, по край­ней ме­ре к это­му нуж­но стре­мить­ся.

Но кро­ме то­го, ва­ша ра­бо­та под­ра­зу­ме­ва­ет ча­стое отсутствие до­ма. Вы лег­ко рас­ста­е­тесь с детьми?

Ко­неч­но, это труд­но, лю­бая ма­ма, лю­бой нор­маль­ный ро­ди­тель ме­ня пой­мет. А ко­гда де­тей чет­ве­ро, как у ме­ня, еще тя­же­лее. Фор­маль­но же схе­ма дав­но от­ла­же­на: ро­ди­те­ли, ба­буш­ки, ня­ни.

А вам-то лег­ко от них уез­жать? Не ску­ча­е­те?

Ко­неч­но, ску­чаю. И они то­же. Но брать их с со­бой не мо­гу и не бу­ду. Счи­таю, что де­ти на съем­ках или за ку­ли­са­ми — отяг­ча­ю­щее об­сто­я­тель­ство.

У них долж­на быть своя жизнь с уро­ка­ми, ти­хим ча­сом, су­пом, а не тан­цы до рас­све­та. Да, разо­чек мож­но так тр­э­ша­нуть, прав­да, на це­ре­мо­нии за­кры­тия ты по­явишь­ся не в крас­ном пла­тье, а с мок­ры­ми во­ло­са­ми, взмы­лен­ная. По­то­му что за пять ми­нут до это­го де­ти по­ре­жут се­бе паль­цы, у них за­бо­лят жи­во­ты или слу­чит­ся что-то еще. Возникает ощу­ще­ние, что вы им недо­да­е­те?

Бывает. Вы хотите, что­бы я сей­час ска­за­ла: все про­сто. Но это не так. Ни­ко­му не по­со­ве­тую жить, как я, это очень тя­же­ло — и эмо­ци­о­наль­но, и фи­зи­че­ски. Про­ти­во­есте­ствен­но да­же. Упус­каю ро­ли из-за де­тей, де­тей из-за ро­лей, но это — мой вы­бор. Ка­пи­та­ны даль­не­го пла­ва­ния ухо­дят на пол­го­да в мо­ре, так что же, им те­перь не иметь де­тей? А кос­мо­нав­там дать обет без­бра­чия?

Кажется, что у ма­те­ри чет­ве­рых де­тей ни­че­го в жиз­ни, кро­ме них, нет. Ска­же­те, что это не так?

Но это так. Ко­неч­но, это так.

У вас рань­ше бы­ло огром­ное ко­ли­че­ство увле­че­ний, и до­воль­но экс­тре­маль­ных. Как сей­час?

Я по-преж­не­му смот­рю футбол, по­то­му что муж и сы­но­вья его лю­бят. А прыж­ки с па­ра­шю­том в про­шлом. По­яви­лась от­вет­ствен­ность. И по­зво­ноч­ник жал­ко, и ли­цом я не го­то­ва рис­ко­вать. Не мо­гу жить как рань­ше. Те­перь мне хо­чет­ся пой­ти по­гу­лять, по­лю­бо­вать­ся на ка­кой-ни­будь цве­то­чек или пчел­ку, как в дет­стве. Про­сто сесть и со­зер­цать. По­быть с со­бой и боль­ше ни с кем.

По­лу­ча­ет­ся?

Толь­ко в пу­те­ше­стви­ях, да­же по ра­бо­те. Ко­гда мож­но за­дер­жать­ся на один день и от­дох­нуть.

То есть, что­бы прий­ти в се­бя, на­до уехать?

Москва для ме­ня — ме­сто си­лы, я люб­лю бро­дить по цен­тру или ка­тать­ся на ве­ли­ке. Но есть пробле­ма: гу­лять, ес­ли ме­ня му­чит совесть, что я не по­еха­ла к де­тям на да­чу, не мо­гу. А вот ес­ли их раз­би­ра­ют (улы­ба­ет­ся), де­лаю это с удо­воль­стви­ем. Но да­же ко­гда кажется — вот она, сво­бо­да, де­ла на­хо­дят­ся. Вс­по­ми­на­ешь, что на­до ко­му-то по­зво­нить, ин­тер­вью про­чи­тать или фо­то­гра­фии утвер­дить. Мое вре­мя мне по­чти не при­над­ле­жит.

Вы не ду­ма­ли о том, что­бы в бу­ду­щем пой­ти ку­да-то учить­ся или, на­при­мер, по­ехать в Гол­ли­вуд?

Толь­ко в том, что ка­са­ет­ся де­тей. Гол­ли­вуд — это не моя исто­рия. Бро­сить семью или пе­ре­вез­ти ее, на­ла­жи­вать жизнь за­но­во — ра­ди че­го эти по­дви­ги? Но­вый этап жиз­ни.

В мо­ем слу­чае это бу­дет дурь. Ес­ли ме­ня по­зо­вет сни­мать­ся Спил­берг, ко­неч­но, я не бу­ду со­про­тив­лять­ся. Но по­ка жерт­вы ка­жут­ся немыс­ли­мы­ми. У ме­ня здесь все: се­мья, дру­зья, ра­бо­та, кон­тракт с Garnier. Я, на­при­мер, не имею пра­ва ко­рот­ко стричь­ся до кон­ца 2019 года и ме­нять цвет во­лос. Да и не хочу, мой от­те­нок 5.25 Го­ря­чий Шоколад мне нра­вит­ся.

Вы уже мно­го лет ли­цо Garnier Color Naturals …

Это то­же ре­зуль­тат труда, как на­гра­ды или глав­ные ро­ли. Ни од­на мар­ка по­доб­но­го не пред­ло­жит, ес­ли те­бя не лю­бят зри­те­ли. А на­ше сотрудничество дав­но пе­ре­рос­ло в друж­бу. Я уже и са­ма тол­ком не по­ни­маю, кто ко­го пред­став­ля­ет — я мар­ку или на­обо­рот.

Вы друг дру­га, ви­ди­мо.

Я ду­маю, что, по­ми­мо про­че­го, у нас с Garnier об­щая миссия — мо­ти­ви­ро­вать жен­щин. Это ведь во­про­сы не толь­ко кра­со­ты, но и ра­бо­ты над со­бой, ве­ры, что и я так смо­гу. Мож­но пой­ти к до­ро­го­му сти­ли­сту, а мож­но за неболь­шие день­ги ку­пить крас­ку, ко­то­рая по­мо­жет те­бе быть жен­щи­ной в любом воз­расте. В лю­бой си­ту­а­ции.

Силь­ной жен­щи­ной?

Да! Силь­ной, уве­рен­ной в се­бе и кра­си­вой.

Вы се­бе как-то пред­став­ля­е­те вре­мя, ко­гда де­ти под­рас­тут и ра­бо­ты ста­нет зна­чи­тель­но мень­ше?

Не раз­мыш­ля­ла об этом. Но, ду­маю, вну­ки пой­дут. Де­ти ска­жут: «По­си­ди, ма­ма». Все­гда что-то бу­дет — дви­же­ние, де­ла, про­бле­мы и ра­до­сти. На­вер­ное, так че­ло­век и дол­жен жить.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.