ЗВЕЗ­ДА* Ли­дия Ве­ле­же­ва: «Хо­чу сыг­рать Ба­бу-ягу»

Dobrie Sovety  - - Слово Редактора - Текст: АН­ДРЕЙ ЗАХАРЬЕВ

Ак­три­са ЛИ­ДИЯ

ВЕ­ЛЕ­ЖЕ­ВА стре­ми­тель­но вле­та­ет в сту­дию и с по­ро­га азарт­но вклю­ча­ет­ся в про­цесс. Ночь она про­ве­ла в по­ез­де «Минск — Москва» — на день вер­ну­лась до­мой с оче­ред­ных съе­мок.

За утро успе­ла ре­шить несколь­ко важ­ных во­про­сов, вечер рас­пи­сан по ми­ну­там. Меж­ду тем она так све­жа и энер­гич­на, слов­но толь­ко

что из от­пус­ка

Прав­да, что к вам нуж­но об­ра­щать­ся по име­ни-от­че­ству? Да пе­ре­стань­те, это смеш­но. Мож­но про­сто Ли­дия? Ко­неч­но. Как вас дру­зья на­зы­ва­ют? Ли­ду­ша, Ли­ду­ха, Ли­доч­ка. По-раз­но­му. А су­пруг? Тут важ­нее не имя, а ин­то­на­ция. Со сто­ро­ны вы все­гда ка­за­лись мне до­воль­но стро­гим че­ло­ве­ком. Об­ман­чи­вое ощу­ще­ние? Ско­рее, да. Я стро­га, но в первую оче­редь к се­бе. И, со­от­вет­ствен­но, тре­бо­ва­тель­на к дру­гим. Люб­лю про­фес­си­о­на­лизм. Не при­ем­лю раз­гиль­дяй­ство. Ес­ли на­блю­даю его во­круг, скан­дал за­те­вать не бу­ду, но по­про­шу, что­бы та­кое боль­ше не по­вто­ря­лось. Лю­ди ча­сто рас­счи­ты­ва­ют на авось, у ме­ня та­кое не про­хо­дит.

Наш ки­не­ма­то­граф — оплот раз­гиль­дяй­ства, раз­ве нет?

Те­перь все ста­ло го­раз­до луч­ше. По­ни­ма­е­те, каж­дый про­ект — это теп­ло­ход, ко­то­рый вы­хо­дит в мо­ре, и ес­ли ты со­гла­сил­ся быть с этой ко­ман­дой, с этим ка­пи­та­но­мре­жис­се­ром, то на­до со­блю­дать дис­ци­пли­ну и пол­но­стью им до­ве­рять. По край­ней ме­ре, мне в по­след­нее вре­мя ве­зет — и на ре­жис­се­ров, и на про­дю­се­ров, и на сла­жен­но ра­бо­та­ю­щие ко­ман­ды.

На ста­дии об­суж­де­ния про­ек­та вы как-то мо­же­те преду­га­дать стиль ра­бо­ты ре­жис­се­ра? Ко­неч­но. Мы встре­ча­ем­ся, об­ща­ем­ся — и все ста­но­вит­ся яс­но. А уж ес­ли ре­жис­сер сра­зу при­шел ко мне с рас­кад­ров­ка­ми, это во­об­ще по­да­рок.

Столь ос­но­ва­тель­ный под­ход неча­сто встре­ча­ет­ся.

У ме­ня так бы­ло с Алек­сан­дром Фран­ске­ви­чем-Лайе, я сни­ма­лась у него в сериале «Тон­кий лед» и вот толь­ко что в кар­тине «Об­рат­ный би­лет». Та­кой же под­ход и у Алек­сандра Ба­ра­но­ва, ре­жис­се­ра «Бе­рез­ки». На съем­ках филь­ма «Веч­ная жизнь Алек­сандра Хри­сто­фо­ро­ва» по­зна­ко­ми­лась с ре­жис­се­ром Ев­ге­ни­ем Ше­ля­ки­ным, у него то­же очень скру­пу­лез­ный под­ход к де­лу. У этих лю­дей я те­перь го­то­ва ра­бо­тать, не чи­тая сце­на­рия.

Кста­ти, о сце­на­рии: вы суть «Веч­ной жиз­ни…» быст­ро по­ня­ли или при­ш­лось до­ка­пы­вать­ся до смыс­лов?

Се­мья все­гда бы­ла для ме­ня са­мым важ­ным в жиз­ни, глав­ным при­о­ри­те­том. Я лег­ко от­ка­зы­ва­лась от но­вых ро­лей ра­ди то­го, что­бы по­ехать с сы­но­вья­ми на мо­ре.

И не жа­лею об этом

Сра­зу. Чи­та­ла и по­ни­ма­ла (по­чти ви­де­ла), что имен­но про­дю­сер филь­ма, мой муж Алек­сей Гусь­ков, со­би­ра­ет­ся сде­лать. Так и вышло: это фи­ло­соф­ская ко­ме­дия. Иро­нич­ная и тон­кая. По­это­му Ле­ше так важ­но бы­ло най­ти ре­жис­се­ра, ко­то­рый бы не толь­ко по­нял за­мы­сел, но и при­внес бы в эту ис­то­рию что-то свое, ни­че­го не раз­ру­шая. Так по­явил­ся Же­ня, и это огром­ная уда­ча. В пер­вый же съе­моч­ный день до­ве­ри­лась ему и не ошиб­лась. У ме­ня да­же ни ра­зу не воз­ник­ло ти­пич­но­го ак­тер­ско­го ком­плек­са: «Мо­жет, я что-то де­лаю не так?»

Неуже­ли вы до сих пор так со­мне­ва­е­тесь?

Ну а как же? Я сни­ма­юсь с 12 лет и за все это вре­мя по­чти ни ра­зу не бы­ла до­воль­на ре­зуль­та­том. Да­же ес­ли я по­ни­маю, что в це­лом роль сде­ла­на непло­хо, все рав­но на­хо­жу в сво­ей ра­бо­те ка­кие-то ню­ан­сы, ко­то­рые хо­чет­ся из­ме­нить.

По­че­му вас в «Веч­ной жиз­ни…» так ма­ло? Что зна­чит ма­ло?! До­ста­точ­но (улы­ба­ет­ся).

Неболь­шая роль — очень слож­ная ра­бо­та. Ма­лень­ких ро­лей, как из­вест­но, не бы­ва­ет. Я чест­но от­но­шусь ко всем сво­им пер­со­на­жам, неза­ви­си­мо от от­ве­ден­но­го им ко­ли­че­ства тек­ста или экран­но­го вре­ме­ни. А в «Веч­ной жиз­ни...» глав­ный ге­рой во­об­ще один, и иг­ра­ет его Алек­сей Гусь­ков. Ак­тер иг­ра­ет ак­те­ра, вы — его быв­шую же­ну. Есть ли здесь что-то ав­то­био­гра­фи­че­ское? По­ни­маю, о чем вы, но ни­че­го лич­но­го. У нас с Ле­шей тан­дем дав­ний, мы еще в «Клас­си­ке» у Геор­гия Шен­ге­лии сни­ма­лись. Я то­гда иг­ра­ла де­вуш­ку Ле­ши­но­го ге­роя, а здесь, в «Веч­ной жиз­ни…», — его быв­шую же­ну. А в те­ат­ре — его сест­ру (в спек­так­ле Вла­ди­ми­ра Иванова «Лю­ди как лю­ди» в Те­ат­ре им. Вах­тан­го­ва) — сло­вом, кем мы толь­ко друг дру­гу ни бы­ли

(сме­ет­ся). Мы, ак­те­ры, не во все ро­ли при­вно­сим свою ре­аль­ную жизнь.

Тем не ме­нее по­че­му-то в про­дю­сер­ских про­ек­тах му­жа у вас все­гда неболь­шие ра­бо­ты?

Я не хо­чу оби­деть па­ры, где ре­жис­сер-су­пруг по­сто­ян­но сни­ма­ет же­ну-ак­три­су, мы не зна­ем, как у них там все про­ис­хо­дит. Но мы с Алек­се­ем Ген­на­дье­ви­чем ре­ши­ли, что в на­шем слу­чае один дру­го­го та­щить за со­бой не ста­нет. Для ме­ня как для ак­три­сы это про­сто бы­ло бы неува­же­ни­ем. По­это­му я при­ня­ла та­кое ре­ше­ние.

Это на­столь­ко прин­ци­пи­аль­но для вас?

Да, аб­со­лют­но. И Же­ня Ше­ля­кин, и Го­ша Шен­ге­лия зва­ли ме­ня по­участ­во­вать в про­ек­ты, а во­все не Алек­сей. Бо­лее то­го, был слу­чай, ко­гда Алек­сандр На­у­мо­вич Мит­та — я его очень люб­лю и крайне огор­че­на, что мы не смог­ли по­со­труд­ни­чать,b— не смог мне до­зво­нить­ся и пе­ре­дал мне сце­на­рий че­рез Ле­шу со сло­ва­ми «Очень хо­чу ее по­про­бо­вать». Я про­чи­та­ла, исто­рия бы­ла по­тря­са­ю­щая, но я ска­за­ла Алек­сан­дру На­у­мо­ви­чу, что это не моя роль. «Гра­ни­ца. Та­еж­ный ро­ман»?

Нет. Не бу­ду го­во­рить, что за про­ект, что­бы не оби­жать ак­три­су, ко­то­рая в ито­ге сыг­ра­ла эту роль (при­чем за­ме­ча­тель­но). Это про­сто еще од­на иллюстрация к то­му, что Ле­ша ме­ня не тя­нет и не про­пи­хи­ва­ет. Алек­сей Ген­на­дье­вич мо­жет сам снять как ре­жис­сер?

Каж­дый дол­жен за­ни­мать­ся сво­им де­лом. Он не ре­жис­сер, ни­ко­гда это­му не учил­ся.

А на про­дю­се­ра?

Зна­ние ин­ду­стрии при­хо­дит с опы­том. К то­му же у Ле­ши все­гда был прак­тич­ный под­ход к де­лу — он же Ба­у­ман­ку по­чти за­кон­чил, зна­ет и прак­ти­ку, и стра­те­гию.

Вы, по­хо­же, то­же до­воль­но прак­тич­ны. Смот­ришь на ва­шу филь­мо­гра­фию и по­ни­ма­ешь, что она мог­ла бы быть го­раз­до ши­ре.

Мог­ла бы. Но я не стрем­люсь охва­тить все, тща­тель­но вы­би­раю, где и с кем ра­бо­тать. В це­лом мне грех жа­ло­вать­ся, зна­чи­мых про­ек­тов у ме­ня нема­ло.

Как вы­би­ра­е­те? По ка­ким кри­те­ри­ям?

Не люб­лю по­вто­ров. Мне важ­но быть раз­ной: и вамп, и про­стой жен­щи­ной, и биз­не­сву­мен — я ме­няю об­ра­зы. А во­об­ще, хо­чет­ся сыг­рать Ба­бу-ягу! Я же ха­рак­тер­ная ак­три­са, вот в «Веч­ной жиз­ни…» у ме­ня яр­кая гро­теск­ная ра­бо­та. По­да­рок, а не роль, а вы го­во­ри­те «ма­лень­кая».

Ва­ши сы­но­вья то­же свя­за­ны с ки­но? Млад­ший — нет. Он окон­чил про­дю­сер­ское от­де­ле­ние ВГИКа, но по­сту­пил в Выс­шую шко­лу эко­но­ми­ки, а стар­ший — ак­тер, слу­жит в Те­ат­ре Ма­я­ков­ско­го.

У вас с Алек­се­ем Ген­на­дье­ви­чем в этом го­ду 30-ле­тие сов­мест­ной жиз­ни. От­ме­ча­ли?

Да. Но я к та­ким да­там очень спо­кой­на. По­че­му?

Шум­но от­ме­ча­ют юби­леи, а го­дов­щи­на сва­дьбы — день для дво­их. День муж­чи­ны и жен­щи­ны. Се­мья — те­ма очень ин­тим­ная, на мой взгляд, та­кие да­ты не для пуб­лич­ных тор­жеств. Ак­тер­ские бра­ки по­че­му-то ред­ко ока­зы­ва­ют­ся проч­ны­ми.

Не мо­гу го­во­рить за дру­гих. Для ме­ня се­мья все­гда бы­ла глав­ным при­о­ри­те­том в жиз­ни. Лег­ко от­ка­зы­ва­лась от про­ек­тов, что­бы от­вез­ти де­тей на мо­ре, и не жа­лею об этом.

А ра­ди внуч­ки го­то­вы на та­кое? (Уди­ви­тель­но, но Ли­дия Ве­ле­же­ва уже ба­буш­ка. — Прим. ред.) И на боль­шее! Мои де­ти ро­ди­лись, ко­гда я бы­ла со­всем юной, и к их вос­пи­та­нию я от­но­си­лась очень лег­ко. Это не зна­чит, что я их не лю­би­ла, — про­сто на­до и там успеть, и здесь, и де­нег за­ра­бо­тать. В ито­ге ви­ни­ла се­бя, чув­ство­ва­ла, что недо­даю де­тям. Не успе­ва­ла по­го­во­рить с ни­ми лиш­ний раз, а на­до бы­ло бы. С внуч­кой все не так. Не слу­чай­но го­во­рят, что пер­вый ре­бе­нок — по­след­няя кук­ла, а внуч­ка или внук — пер­вый ре­бе­нок. Насла­жда­е­тесь?

Не то сло­во. Ба­буш­ка я су­ма­сшед­шая, про­сто до тря­суч­ки. Всю на­ко­пив­шу­ю­ся за жизнь лю­бовь вы­плес­ки­ваю на внуч­ку. Жал­ко, кста­ти, что вы ее на фо­то­сес­сию не при­гла­си­ли, та­кой звез­ды у вас еще точ­но не бы­ло (сме­ет­ся).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.