ЗВЕЗ­ДА И СМЕРТЬ КУЛЬ­ТУР­НОЙ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИИ

Ни­ше­вая стра­те­гия ро­ста тер­ри­то­рии за счет фор­си­ро­ван­но­го раз­ви­тия куль­тур­ной сфе­ры как уни­каль­ное дерз­но­ве­ние При­ка­мья

Ekspert Ural - - СОДЕРЖАНИЕ - Глеб Жо­га

Ни­ше­вая стра­те­гия ро­ста тер­ри­то­рии за счет фор­си­ро­ван­но­го раз­ви­тия куль­тур­ной сфе­ры как уни­каль­ное дерз­но­ве­ние При­ка­мья

Перм­ская куль­тур­ная ре­во­лю­ция на­ча­лась осе­нью 2008 го­да с двух важ­ных со­бы­тий. Во-пер­вых, 12 и 13 сен­тяб­ря в са­на­то­рии Де­ми­дко­во про­шел чет­вер­тый Перм­ский эко­но­ми­че­ский форум. Те­ма — «Но­вые мет­ро­по­лии: го­ро­да, ко­то­рые вы­би­ра­ют». Во всту­пи­тель­ном до­кла­де то­гдаш­не­го гу­бер­на­то­ра При­ка­мья Олега Чир­ку­но­ва «Го­ро­да­ли­де­ры: пять клю­чей» в пер­вый и един­ствен­ный раз уста­ми рос­сий­ско­го чи­нов­ни­ка куль­ту­ра бы­ла объ­яв­ле­на од­ним из клю­чей раз­ви­тия тер­ри­то­рии, ин­стру­мен­том раз­ви­тия эко­но­ми­ки. Во-вто­рых, 25 сен­тяб­ря в зда­нии быв­ше­го Перм­ско­го реч­но­го вок­за­ла от­кры­лась вы­став­ка со­вре­мен­но­го ис­кус­ства «Рус­ское бед­ное», ее ку­ра­то­ром вы­сту­пил по­лит­тех­но­лог и га­ле­рист Ма­рат Гель­ман, про­дю­се­ром — пред­при­ни­ма­тель Сер­гей Гор­де­ев, в то вре­мя быв­ший пред­ста­ви­те­лем ад­ми­ни­стра­ции Перм­ско­го края в Со­ве­те Фе­де­ра­ции. Вы­став­ка пла­ни­ро­ва­лась как пи­лот­ный проект Му­зея со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, ко­то­рый по ини­ци­а­ти­ве Сер­гея Гор­де­е­ва про­ек­ти­ро­вал­ся в Пер­ми.

— Ко­гда я на­щу­пал идею «Рус­ско­го бед­но­го», я по­нял, что на­щу­пал очень важ­ное, ре­аль­ный нерв рос­сий­ско­го со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, — го­во­рил то­гда Ма­рат Гель­ман. — Ду­мал так: по­лу­чит­ся му­зей или не по­лу­чит­ся, но я дол­жен сде­лать «Рус­ское бед­ное» про­сто как вы­став­ку. А по­сле ее успе­ха, ко­гда ста­ло по­нят­но, что весь проект мо­жет быть не про­сто пре­одо­ле­ни­ем про­вин­ци­аль­ной кос­но­сти, а ин­те­рес­ной но­ва­тор­ской ра­бо­той, и во­круг со­бе­рут­ся еди­но­мыш­лен­ни­ки, я уже на­чал за­ни­мать­ся этим про­ек­том как соб­ствен­ным.

Успех вы­став­ки был неоспо­рим, и по­ле вли­я­ния Му­зея со­вре­мен­но­го ис­кус­ства ста­ло быст­ро рас­ши­рять­ся. Куль­тур­ная по­ли­ти­ка как ин­стру­мент в ру­ках кра­е­вых вла­стей при­об­ре­та­ла все боль­шую по­пу­ляр­ность.

— Ис­кус­ство — это де­ше­вый и быст­рый спо­соб за­пус­ка раз­ви­тия го­ро­да, — объ­яс­нял Гель­ман. — В ис­кус­стве это лег­че сде­лать, по­то­му что мас­шта­бы по-дру­го­му ме­ря­ют­ся, чем в про­мыш­лен­но­сти или по­ли­ти­ке. Я ча­сто при­во­жу при­мер: Пи­кассо со­здал про­из­ве­де­ния ис­кус­ства, по сто­и­мо­сти со­по­ста­ви­мые со сто­и­мо­стью Газ­про­ма. То, что эта ам­би­ция ро­ди­лась не в Москве и не в Пи­те­ре, — за­ко­но­мер­ность. В Москве кон­цен­тра­ция лю­дей, спо­соб­ных со­здать му­зей, са­мая боль­шая, по край­ней ме­ре, в Рос­сии. Но про­сто хо­ро­ший функ­ци­о­ни­ру­ю­щий му­зей там сде­лать невоз­мож­но: все слиш­ком по­ли­ти­зи­ро­ва­но. С Пи­те­ром от­дель­ная история: го­род сам — му­зей, и лю­бая но­ва­ция ме­ша­ет ему объ­ек­тив­но. А вот то, что пре­тен­ден­том ста­ла имен­но Пермь, — сум­ма об­сто­я­тельств, в первую оче­редь — по­ли­ти­че­ская си­ту­а­ция в крае.

Апо­гея куль­тур­тре­гер­ская ри­то­ри­ка до­стиг­ла в на­ча­ле 2010 го­да. В фев­ра­ле в Пер­ми про­шел пер­вый (и един­ствен­ный) меж­ду­на­род­ный форум «Куль­ту­ра: мис­сии, пер­спек­ти­вы, мо­де­ли раз­ви­тия». Тон сра­зу за­дал гу­бер­на­тор Чир­ку­нов, за­явив неслы­хан­но дерз­кую цель:

— Пермь долж­на стать куль­тур­ной сто­ли­цей Ев­ро­пы в 2016 го­ду. Я не ху­же вас знаю, по­че­му это невоз­мож­но, в том чис­ле и по фор­маль­ным при­зна­кам. Но мо­жет стать­ся, что в на­шем про­ек­те ока­жут­ся за­ин­те­ре­со­ва­ны са­мые раз­лич­ные сто­ро­ны, на­при­мер, на­ша фе­де­раль­ная власть. Обра­ти­те вни­ма­ние на про­ек­ты «Со­чи-2014», уни­вер­си­а­ду в Ка­за­ни 2013 го­да. Вла­сти нуж­ны та­кие точ­ки ро­ста: бла­го­да­ря кон­цен­тра­ции силы и ре­сур­сов на вы­со­кий ми­ро­вой уро­вень в них под­ни­ма­ют­ся опре­де­лен­ные от­рас­ли. Куль­ту­ра — точ­но та­кой проект, при­чем срав­ни­тель­но ма­ло­за­трат­ный.

На наш взгляд, наи­бо­лее но­ва­тор­ский и на­сы­щен­ный пе­ри­од куль­тур­ной ре­во­лю­ции на­чал­ся осе­нью 2009 го­да и про­длил­ся по на­ча­ло 2011-го. Имен­но то­гда в Пер­ми был дан старт де­сят­кам фе­сти­ва­лей — ху­до­же­ствен­ных, те­ат­раль­ных, ли­те­ра­тур­ных и му­зы­каль­ных; был от­крыт но­вый те­атр «Сце­на-Мо­лот»; про­ве­де­но мно­же­ство дис­кус­сий, кон­цер­тов, пред­став­ле­ний. Здесь на­ча­ли ра­бо­тать те­ат­раль­ный ре­жис­сер и про­дю­сер Эду­ард Бо­я­ков, му­зы­каль­ный ме­не­джер Алек­сандр Че­па­ру­хин, ди­ри­жер Те­одор Ку­рент­зис и дру­гие све­ти­ла оте­че­ствен­ной сфе­ры куль­тур­но­го про­из­вод­ства. В ка­че­стве идео­ло­га про­цес­са окон­ча­тель­но утвер­дил­ся Ма­рат Гель­ман, ге­не­раль­ным ме­не­дже­ром ре­во­лю­ции стал Бо­рис Мильграм, на­зна­чен­ный гла­вой кра­е­во­го мин­куль­та.

Внут­рен­нее на­пря­же­ние

Все это вре­мя кри­ти­ка шла со всех сто­рон.

— Идея стать куль­тур­ной сто­ли­цей Ев­ро­пы — при­вле­ка­тель­ная, сме­лая и ро­ман­тич­ная, как пер­во­курс­ни­ца фи­ло­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та, — яз­вил за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля прав­ле­ния Перм­ско­го зем­ля­че­ства Ев­ге­ний Са­пи­ро. — Но,

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.