Ака­де­мия по­сле спе­цо­пе­ра­ции

Глав­ная про­бле­ма — раз­рыв свя­зей меж­ду Ака­де­ми­ей на­ук и ин­сти­ту­та­ми. В ны­неш­них усло­ви­ях воз­мож­ность вос­ста­но­вить бы­лое един­ство по­ка не про­смат­ри­ва­ет­ся

Ekspert Ural - - НАУКА И ТЕХНОЛОГИИ -

Чуть ме­нее го­да наз а д «Экс­перт-Урал» опуб­ли­ко­вал ста­тью ака­де­ми­ка Ми­ха­и­ла Са­дов­ско­го, за­ве­ду­ю­ще­го ла­бо­ра­то­ри­ей тео­ре­ти­че­ской фи­зи­ки Ин­сти­ту­та элек­тро­фи­зи­ки УрО РАН, чле­на «Клу­ба 1 июля» — од­но­го из цен­тров борь­бы с пра­ви­тель­ствен­ной ре­фор­мой РАН. Речь в публикации шла о том, что необ­хо­ди­мо оста­но­вить без­дум­ное ре­фор­ми­ро­ва­ние Рос­сий­ской ака­де­мии на­ук, ве­ду­щее к уни­что­же­нию оте­че­ствен­ной фун­да­мен­таль­ной на­у­ки (см. «Вре­мя по­лит­кор­рект­но­сти за­кон­чи­лось», «Э-У» № 27 от 04.07.2016). Мно­гие по­ло­же­ния этой ста­тьи во­шли в от­кры­тое пись­мо пре­зи­ден­ту РФ Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну, ко­то­рое под­пи­са­ли око­ло двух­сот чле­нов РАН, в том чис­ле боль­шин­ство наи­бо­лее из­вест­ных и ак­тив­но ра­бо­та­ю­щих уче­ных Рос­сии. Офи­ци­аль­но­го от­ве­та на это об­ра­ще­ние они не по­лу­чи­ли.

Тем вре­ме­нем ре­струк­ту­ри­за­ция Ака­де­мии про­дол­жи­лась, в част­но­сти был вы­дви­нут проект объ­еди­не­ния в Ураль­ский фе­де­раль­ный ис­сле­до­ва­тель­ский центр по­чти двух де­сят­ков ака­де­ми­че­ских ин­сти­ту­тов Ека­те­рин­бур­га с утра­той ими са­мо­сто­я­тель­но­сти (по­дроб­нее см. «Ко­гда два плюс два мень­ше че­ты­рех», «Э-У» № 1 — 3 от 19.12.2016). Во­пло­тить за­мы­сел не уда­лось: ураль­ские уче­ные под­верг­ли его рез­кой кри­ти­ке.

Глав­ным ака­де­ми­че­ским со­бы­ти­ем ны­неш­ней вес­ны стал скан­даль­ный пе­ре­нос на осень вы­бо­ров пре­зи­ден­та РАН, ко­то­рые долж­ны бы­ли со­сто­ять­ся на Об­щем со­бра­нии 21 мар­та. Мы по­про­си­ли ака­де­ми­ка Са­дов­ско­го прокомментировать но­вую си­ту­а­цию в РАН.

Без вы­бо­ра

— Ми­ха­ил Вис­са­ри­о­но­вич, по­хо­же, си­ту­а­ция сно­ва не поз­во­лит вам при­дер­жи­вать­ся по­лит­кор­рект­но­сти?

— Без­услов­но, ведь ито­ги ве­сен­не­го Об­ще­го со­бра­ния РАН бес­пре­це­дент­ны. В мар­те 2017 го­да бы­ли со­рва­ны вы­бо­ры пре­зи­ден­та Рос­сий­ской ака­де­мии на­ук, ис­то­рия ко­то­рых на­счи­ты­ва­ет ров­но 100 лет. Вско­ре по­сле Февраль­ской ре­во­лю­ции Вре­мен­ным пра­ви­тель­ством бы­ли вне­се­ны из­ме­не­ния в ака­де­ми­че­ский Устав, в со­от­вет­ствии с ко­то­ры­ми пре­зи­ден­та мог­ли из- би­рать са­ми уче­ные из чис­ла ор­ди­нар­ных ака­де­ми­ков, а за­тем он утвер­ждал­ся пра­ви­тель­ством. Вы­бо­ры про­шли 15 мая 1917 го­да, и пер­вым из­бран­ным на Об­щем со­бра­нии пре­зи­ден­том Рос­сий­ской ака­де­мии на­ук стал ака­де­мик Алек­сандр Кар­пин­ский. Не­смот­ря на все слож­но­сти вза­и­мо­от­но­ше­ний на­у­ки с вла­стью, эта тра­ди­ция со­хра­ня­лась на про­тя­же­нии все­го со­вет­ско­го пе­ри­о­да, да­же во вре­ме­на то­та­ли­та­риз­ма, хо­тя, ко­неч­но, го­су­дар­ство кон­тро­ли­ро­ва­ло ака­де­ми­че­ские вы­бо­ры, и Ста­лин лич­но про­смат­ри­вал спис­ки кан­ди­да­тов на пост пре­зи­ден­та РАН.

Фор­маль­но ны­неш­ние вы­бо­ры не со­сто­я­лись из-за недо­ста­точ­ной про­ра­бо­тан­но­сти вы­бор­ной про­це­ду­ры, од­на­ко да­же тем, для ко­го эта си­ту­а­ция ста­ла неожи­дан­но­стью, бы­ло яс­но, что это ре­зуль­тат силь­ней­ше­го дав­ле­ния на Ака­де­мию со сто­ро­ны власт­ных струк­тур. Неко­то­рые из вы­сту­пав­ших на Об­щем со­бра­нии 20 мар­та да­же на­зва­ли про­изо­шед­шее спе­цо­пе­ра­ци­ей.

На са­мом де­ле под­го­тов­ка к вы­бо­рам

Ака­де­мик Са­дов­ский: «УрО РАН про­дол­жа­ет жить в усло­ви­ях пол­ной неопре­де­лен­но­сти, что не спо­соб­ству­ет нор­маль­ной на­уч­ной ра­бо­те»

шла в пол­ном со­от­вет­ствии с Уста­вом РАН и фе­де­раль­ным за­ко­ном о на­у­ке и на­уч­но­тех­ни­че­ской по­ли­ти­ки, при­ня­тым вско­ре по­сле на­ча­ла ака­де­ми­че­ской ре­фор­мы, 27 сен­тяб­ря 2013 го­да, и преду­смат­ри­вав­шим пе­ре­из­бра­ние пре­зи­ден­та РАН че­рез три го­да. По сло­жив­шей­ся схе­ме на­ча­лось вы­дви­же­ние кан­ди­да­тов, и по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство те­ма­ти­че­ских и ре­ги­о­наль­ных от­де­ле­ний под­дер­жа­ло кан­ди­да­ту­ру дей­ству­ю­ще­го на тот мо­мент пре­зи­ден­та РАН ака­де­ми­ка Вла­ди­ми­ра Фор­то­ва. Под­дер­жа­ли его и чле­ны «Клу­ба 1 июля», хо­тя, с на­шей точ­ки зре­ния, он недо­ста­точ­но ак­тив­но вы­сту­пал про­тив неко­то­рых аб­сурд­ных ре­фор­ма­тор­ских ини­ци­а­тив. Од­на­ко Фор­тов под­го­то­вил весь­ма ос­но­ва­тель­ную про­грам­му раз­ви­тия Ака­де­мии на­ук, вклю­чав­шую в том чис­ле дель­ные пред­ло­же­ния, ка­сав­ши­е­ся вза­и­мо­дей­ствия РАН и ФАНО Рос­сии. Он пред­ло­жил три схе­мы пре­об­ра­зо­ва­ния ФАНО, од­на из ко­то­рых да­же не тре­бо­ва­ла вне­се­ния из­ме­не­ний в за­кон о на­у­ке. Вла­ди­мир Фор­тов все­гда при­дер­жи­вал­ся по­зи­ции, со­глас­но ко­то­рой ФАНО долж­но за­ни­мать­ся хо­зяй­ствен­ны­ми во­про­са­ми, но не ру­ко­во­дить на­уч­ны­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми, и был со­гла­сен со мно­ги­ми по­ло­же­ни­я­ми «пись­ма двух­сот». Имен­но по­это­му пе­ре­из­бра­ние ака­де­ми­ка Фор­то­ва на пост пре­зи­ден­та РАН не устра­и­ва­ло власть. Прав­да, ре­ак­ция чи­нов­ни­ков бы­ла за­поз­да­лой, на тот мо­мент он уже стал ли­де­ром ака­де­ми­че­ской вы­бор­ной кам­па­нии. Есть пред­по­ло­же­ние, что то­гда ря­ду ака­де­ми­ков свы­ше бы­ло на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­до­ва­но вы­дви­нуть свои кан­ди­да­ту­ры, а так­же жа­ло­вать­ся на неде­мо­кра­тич­ность и непро­зрач­ность вы­бор­ных про­це­дур. Бук­валь­но на­ка­нуне Об­ще­го со­бра­ния ста­ло из­вест­но, что все три кан­ди­да­та — кро­ме Фор­то­ва ака­де­ми­ки Вла­ди­слав Пан­чен­ко и Алек­сандр Ма­ка­ров — сни­ма­ют свои кан­ди­да­ту­ры, и вы­бо­ры пе­ре­но­сят­ся на осень. Офи­ци­аль­но эту ин­фор­ма­цию ру­ко­вод­ство РАН озву­чи­ло в за­ле за­се­да­ний 20 мар­та. Вла­ди­мир Фор­тов по­дал в от­став­ку, вре­мен­но ис­пол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти пре­зи­ден­та РАН на­зна­чен ака­де­мик Ва­ле­рий Коз­лов.

— Кто, по ва­ше­му мне­нию, несет от­вет­ствен­ность за срыв ака­де­ми­че­ских вы­бо­ров?

— Я уже не раз на­зы­вал име­на лю­дей, ко­то­рые це­ле­на­прав­лен­но за­ни­ма­ют­ся раз­ру­ше­ни­ем фун­да­мен­таль­ной на­у­ки в Рос­сии. Один из них, по­мощ­ник пре­зи­ден­та РФ Алек­сей Фур­сен­ко, в кон­це про­шло­го го­да на­пра­вил пись­мо Пу­ти­ну, где се­то­вал на недо­ста­точ­ные тем­пы про­ве­де­ния пре­об­ра­зо­ва­ний ин­сти­ту­тов РАН, что «свя­за­но с из­бы­точ­ны­ми про­це­ду­ра­ми со­гла­со­ва­ния про­ек­тов ФАНО Рос­сии с Рос­сий­ской ака­де­ми­ей на­ук». На это пись­мо бы­ла по­лу­че­на ре­зо­лю­ция «со­гла­сен», что, ве­ро­ят­но, и по­слу­жи­ло спус­ко­вым крюч­ком оче­ред­но­го вит- ка трав­ли Ака­де­мии в СМИ. Впро­чем, ан­ти­а­ка­де­ми­че­ская кам­па­ния ни­ко­гда и не пре­кра­ща­лась. Вско­ре по­сле ок­тябрь­ских ака­де­ми­че­ских вы­бо­ров нас об­ви­ни­ли в том, что но­вы­ми чле­на­ми РАН ста­ли чи­нов­ни­ки и де­ти ака­де­ми­ков. То­гда бы­ло на­зва­но не бо­лее де­ся­ти-пят­на­дца­ти фа­ми­лий — это из 500 из­бран­ных, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство ко­то­рых дей­стви­тель­но яв­ля­ют­ся вы­да­ю­щи­ми­ся уче­ны­ми. Яс­но, что сре­ди та­ко­го ко­ли­че­ства лю­дей мог­ли ока­зать­ся и не вполне до­стой­ные, да­же ес­ли при­знать об­ви­не­ния в се­мей­ствен­но­сти обос­но­ван­ны­ми, что со­всем не факт. Для ме­ди­ков, на­при­мер, пре­ем­ствен­ность и се­мей­ные тра­ди­ции — вполне нор­маль­ное яв­ле­ние, есть мно­же­ство за­ме­ча­тель­ных ме­ди­цин­ских ди­на­стий. Воз­мож­но, на ны­неш­них вы­бо­рах у них бы­ло из­лишне боль­шое ко­ли­че­ство ва­кан­сий. Но да­же в та­ком слу­чае это во­прос не к Ака­де­мии на­ук, а к пра­ви­тель­ству, объ­еди­нив­ше­му в 2013 го­ду РАН, РАМН и РАСХН, что, несо­мнен­но, до­ста­точ­но силь­но по­ни­зи­ло ака­де­ми­че­скую план­ку.

Все, что про­изо­шло и про­ис­хо­дит с Ака­де­ми­ей сей­час, ста­ло за­ко­но­мер­ным ито­гом стар­то­вав­шей в 2013 го­ду ре­фор­мы. Глав­ная про­бле­ма — раз­рыв свя­зей меж­ду Ака­де­ми­ей на­ук и ин­сти­ту­та­ми, и в ны­неш­них усло­ви­ях воз­мож­но­сти вос­ста­но­вить бы­лое един­ство по­ка не про­смат­ри­ва­ют­ся. Пы­та­ясь дуб­ли­ро­вать си­сте­му Ака­де­мии на­ук, ФАНО Рос­сии вы­стра­и­ва­ет па­рал­лель­ные струк­ту­ры, в част­но­сти уже со­здан новый со­вет ди­рек­то­ров ин­сти­ту­тов. Но, как уже неод­но­крат­но го­во­ри­лось, ФАНО по су­ти сво­ей не мо­жет ру­ко­во­дить фун­да­мен­таль­ной на­у­кой, по­сколь­ку там ра­бо­та­ют лю­ди дру­гой спе­ци­аль­но­сти и мен­та­ли­те­та. Это при­во­дит толь­ко к все­воз­мож­ным экс­цес­сам ти­па по­след­ней кам­па­нии ре­струк­ту­ри­за­ции, на­прав­лен­ной на на­силь­ствен­ное объ­еди­не­ние раз­но­род­ных на­уч­ных учре­жде­ний. Фак­ти­че­ски то, что де­ла­ет­ся по ли­нии ФАНО, — это по­пыт­ка пре­вра­ще­ния на­у­ки ака­де­ми­че­ской в на­у­ку ве­дом­ствен­ную, от­рас­ле­вую. По­след­няя бы­ла по­чти пол­но­стью раз­ру­ше­на в 1990-е го­ды, несо­мнен­но, ее вос­ста­нав­ли­вать на­до, но не за счет ака­де­ми­че­ской на­у­ки. Это со­вер­шен­но раз­ные сфе­ры, хо­тя они все же бли­же меж­ду со­бой, чем де­я­тель­ность уче­ных и де­я­тель­ность чи­нов­ни­ков из ФАНО.

Перспектива

— Что ждет Ака­де­мию в бли­жай­шее вре­мя?

— Ес­ли го­во­рить о бу­ду­щих вы­бо­рах, то хо­ди­ли слу­хи, что пре­зи­дент РАН бу­дет на­зна­чать­ся пра­ви­тель­ством. Для это­го Го­су­дар­ствен­ная ду­ма РФ долж­на бы­ла бы вне­сти из­ме­не­ния в за­кон о на­у­ке, а на Об­щем со­бра­нии РАН — быть при­ня­ты со­от­вет­ству­ю­щие из­ме­не­ния в ака­де­ми­че­ский Устав. Од­на­ко, ду­маю, на се­го­дняш­ний день этот сце­на­рий ма­ло­ве­ро­я­тен.

Недав­но пре­зи­ди­ум РАН утвер­дил но­вое по­ло­же­ние о вы­бо­рах, со­глас­но ко­то­ро­му кан­ди­да­ту­ру пре­зи­ден­та мо­гут вы­дви­гать не толь­ко те­ма­ти­че­ские и ре­ги­о­наль­ные от­де­ле­ния Ака­де­мии, но и лю­бая груп­па чле­нов РАН чис­лен­но­стью не ме­нее 50 че­ло­век. Та­ким об­ра­зом, свою кан­ди­да­ту­ру мо­жет пред­ло­жить и «Клуб 1 июля». Ко­неч­но, мы об­суж­да­ем воз­мож­ные ва­ри­ан­ты, но по­ка к ка­ко­му-ли­бо од­но­знач­но­му ре­ше­нию не при­шли. Вре­мя у нас еще есть. По на­ше­му мне­нию, но­вым пре­зи­ден­том РАН дол­жен стать че­ло­век, ко­то­рый был бы дей­стви­тель­но круп­ным ученым, су­мел бы эф­фек­тив­но за­щи­щать ин­те­ре­сы Ака­де­мии и од­но­вре­мен­но был бы спо­со­бен на­ла­дить диа­лог с вла­стью. Та­ко­го че­ло­ве­ка най­ти до­ста­точ­но труд­но. Бо­лее то­го, есть опас­ность, что и осе­нью вы­бо­ры не со­сто­ят­ся, ведь в со­от­вет­ствии с за­ко­ном о на­у­ке кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты РАН, что­бы быть из­бран­ным, дол­жен на­брать бо­лее двух тре­тей го­ло­сов. А при ны­неш­ней си­ту­а­ции в Ака­де­мии это то­же весь­ма про­бле­ма­тич­но.

— На ваш взгляд, ка­ко­вы по­след­ствия всех этих со­бы­тий для ре­ги­о­наль­ных от­де­ле­ний, в част­но­сти для Ураль­ско­го?

— Мой про­гноз до­ста­точ­но пес­си­ми­сти­чен. По су­ще­ству по­чти на пол­го­да, остав­ши­е­ся до но­вых вы­бо­ров, Ака­де­мия обез­глав­ле­на и ли­ше­на воз­мож­но­сти воз­дей­ство­вать на про­цес­сы, про­ис­хо­дя­щие в ин­сти­ту­тах. ФАНО мо­жет вос­поль­зо­вать­ся си­ту­а­ци­ей и на­чать новый ви­ток ре­фор­ми­ро­ва­ния. Я, кста­ти, во­все не яв­ля­юсь идей­ным про­тив­ни­ком ре­струк­ту­ри­за­ции, она все­гда в Ака­де­мии шла, ин­сти­ту­ты от­кры­ва­ли и за­кры­ва­ли. Но про­ис­хо­ди­ло это под ру­ко­вод­ством са­мой РАН, а не по ини­ци­а­ти­ве чи­нов­ни­ков.

Хо­тя в по­след­нее вре­мя ре­фор­ма­тор­ская ак­тив­ность ФАНО несколь­ко за­тих­ла. Неко­то­рые да­же счи­та­ют, что это про­изо­шло по ко­ман­де свер­ху, по­сколь­ку власть осо­зна­ла, что с Ака­де­ми­ей тво­рит­ся что-то не то, и ре­ши­ла при­тор­мо­зить ре­фор­му. Ду­маю, что это за­ти­шье вре­мен­ное, и в этом плане пер­спек­ти­вы ре­ги­о­наль­ных от­де­ле­ний пред­став­ля­ют­ся до­воль­но ту­ман­ны­ми.

В Ураль­ском от­де­ле­нии про­цесс объ­еди­не­ния быв­ших ака­де­ми­че­ских ин­сти­ту­тов в фе­де­раль­ные ис­сле­до­ва­тель­ские цен­тры с по­те­рей ин­сти­ту­та­ми юри­ди­че­ско­го ли­ца на­ча­ли с Перм­ско­го и Ко­ми на­уч­ных цен­тров. В Пер­ми та­кой ФИЦ был со­здан, но, нас­коль­ко мне из­вест­но, де­ла там идут не так уж хо­ро­шо, в Ко­ми НЦ про­цесс за­тор­мо­зил­ся, по­сколь­ку кол­лек­ти­вы ин­сти­ту­тов по­ка не со­гла­си­лись на пред­ло­жен­ную схе­му ре­струк­ту­ри­за­ции. В Ека­те­рин­бур­ге по­ка со­хра­ня­ет­ся ста­тус-кво. Но в лю­бом слу­чае мы про­дол­жа­ем жить в усло­ви­ях пол­ной неопре­де­лен­но­сти, ко­то­рая яв­но не спо­соб­ству­ет нор­маль­ной на­уч­ной ра­бо­те. Что ка­са­ет­ся РАН в це­лом — по­до­ждем до осе­ни. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.