ПО­ЗИ­ЦИЯ

«Как в бу­рю ли­стья на де­ре­вьях по­вер­ты­ва­ют­ся из­нан­кой, так смут­ные вре­ме­на в на­род­ной жиз­ни, ло­мая фа­са­ды, об­на­ру­жи­ва­ют за­двор­ки, и при ви­де их лю­ди, при­вык­шие за­ме­чать ли­це­вую сто­ро­ну жиз­ни, неволь­но за­ду­мы­ва­ют­ся и на­чи­на­ют ду­мать, что они до­се­ле ви­де­ли

Ekspert Ural - - СОДЕРЖАНИЕ -

Ни­ко­лай Бер­дя­ев: «Ко вре­ме­ни ре­во­лю­ции ста­рый ре­жим со­вер­шен­но раз­ло­жил­ся, ис­чер­пал­ся и вы­дох­ся. Вой­на до­кон­чи­ла про­цесс раз­ло­же­ния». <…> «Ре­во­лю­ция — ко­нец ста­рой жиз­ни, а не на­ча­ло но­вой, рас­пла­та за дол­гий путь. В ре­во­лю­ции ис­ку­па­ют­ся гре­хи про­шло­го. Ре­во­лю­ция все­гда го­во­рит о том, что власть име­ю­щие не ис­пол­ни­ли сво­е­го на­зна­че­ния. Ре­во­лю­ция все­гда озна­ча­ет, что не бы­ло по­ло­жи­тель­ных твор­че­ских ду­хов­ных сил, улуч­ша­ю­щих и воз­рож­да­ю­щих жизнь, осу­ществ­ля­ю­щих боль­ше прав­ды». <…> «Ком­му­низм в этой фор­ме, в ка­кой он явил­ся в Рос­сии, есть край­ний эта­тизм. Это есть яв­ле­ние чу­до­ви­ща Ле­ви­а­фа­на, ко­то­рый на все на­кла­ды­ва­ет свои ла­пы. Со­вет­ское го­су­дар­ство… есть един­ствен­ное в ми­ре по­сле­до­ва­тель­ное, до кон­ца до­ве­ден­ное то­та­ли­тар­ное го­су­дар­ство». <…> «Это един­ствен­ная власть, вы­пол­ня­ю­щая хоть как-ни­будь защиту Рос­сии от гро­зя­щих ей опас­но­стей». ■

Иван Ильин: «Ре­во­лю­ция со­сто­я­лась в Рос­сии по­то­му, что бы­ла под­го­тов­ле­на в ду­шах лю­дей. С од­ной сто­ро­ны, рос­ло со­чув­ствие ей; с дру­гой сто­ро­ны, па­да­ла со­про­тив­ля­е­мость. Но и то и дру­гое не име­ло бы ре­ша­ю­ще­го зна­че­ния, ес­ли бы со­ци­аль­ная безы­дей­ность и без­де­я­тель­ность рус­ско­го им­пе­ра­тор­ско­го пра­ви­тель­ства не раз­ре­ши­лась в су­щий па­ра­лич во­ли, да еще во вре­мя та­кой вой­ны. Нель­зя, непоз­во­ли­тель­но удер­жи­вать в сво­их ру­ках по­ли­ти­че­скую власть, да еще неогра­ни­чен­ную власть — да еще стоя во гла­ве та­кой стра­ны — и не ве­сти во­ле­вую со­ци­аль­ную по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную к под­ня­тию бла­го­со­сто­я­ния на­род­ных масс». <…> «Ре­во­лю­ция есть ка­та­стро­фа в ис­то­рии Рос­сии, ве­ли­чай­шее го­су­дар­ствен­но­по­ли­ти­че­ское и на­ци­о­наль­но-ду­хов­ное кру­ше­ние, по срав­не­нию с ко­то­рым Сму­та блед­не­ет и мерк­нет» Это «ка­та­стро­фа и безу­мие» не толь­ко в ис­то­рии Рос­сии, но и в ис­то­рии все­го че­ло­ве­че­ства…». ■

Се­мен Франк: Ре­во­лю­ция по­доб­на по­пыт­ке «с по­мо­щью взры­ва ис­пра­вить недо­стат­ки па­ро­вой ма­ши­ны» или с по­мо­щью зем­ле­тря­се­ния «уста­но­вить це­ле­со­об­раз­ную рас­пла­ни­ров­ку улиц го­ро­да». <…> «Как бы ни бы­ли глу­бо­ки, на­сто­я­тель­ны, глу­бо­ки и ор­га­нич­ны по­треб­но­сти об­ще­ства, не удо­вле­тво­ря­е­мые «ста­рым по­ряд­ком», ре­во­лю­ция ни­ко­гда и ни­где не есть це­ле­со­об­раз­ный, осмыс­лен­ный спо­соб их удо­вле­тво­ре­ния. <…> В кон­це вся­кой ре­во­лю­ции общество, в ре­зуль­та­те неис­чис­ли­мых бед­ствий и стра­да­ний анар­хии, ока­зы­ва­ет­ся в худ­шем по­ло­же­нии, чем до нее…».

<…> «Глав­ное тра­ги­че­ское недо­ра­зу­ме­ние рус­ской ре­во­лю­ции, свое­об­раз­ное со­дер­жа­ние ее тра­ги­че­ской бес­смыс­лен­но­сти — <…> ре­во­лю­ция эта ос­но­ва­на бы­ла на де­мо­кра­ти­че­ском дви­же­нии, на на­чав­шем­ся еще с мо­мен­та осво­бож­де­ния кре­стьян в сти­хий­ном про­цес­се бы­то­вой «де­мо­кра­ти­за­ции», про­ник­но­ве­нии низ­ших сло­ев во все об­ла­сти об­ще­ствен­ной, го­су­дар­ствен­ной, куль­тур­ной жиз­ни, про­цес­се, внут­ренне ру­ко­во­ди­мым вле­че­ни­ем кре­стьян­ства к са­мо­сто­я­тель­но­сти и са­мо­чин­но­сти, т.е. в сущ­но­сти, соб­ствен­ни­че­ским ин­стинк­там. <…>»

<…> Со­ци­а­лизм увлек на­род­ные мас­сы «не сво­им по­ло­жи­тель­ным иде­а­лом, а сво­ей си­лой от­тал­ки­ва­ния от ста­ро­го строя. <…> По су­ще­ству, это бы­ла все­рос­сий­ская пу­га­чев­щи­на на­ча­ла ХХ в.». ■

Геор­гий Пле­ха­нов: Нет «объ­ек­тив­ных усло­вий, нуж­ных для углуб­ле­ния ре­во­лю­ции в смыс­ле за­ме­ны ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го строя со­ци­а­ли­сти­че­ским. <…> Рус­ская ис­то­рия не смо­ло­ла той му­ки, из ко­то­рой бу­дет со вре­ме­нем ис­пе­чен пше­нич­ный пи­рог со­ци­а­лиз­ма».

<…> «Стра­на не мо­жет быть ве­ли­кой, по­ка бед­ны ее граж­дане. В бо­гат­стве граждан — бо­гат­ство го­су­дар­ства. Истин­ное ве­ли­чие стра­ны опре­де­ля­ет­ся не ее тер­ри­то­ри­ей и да­же не ее ис­то­ри­ей, а де­мо­кра­ти­че­ски­ми тра­ди­ци­я­ми, уров­нем жиз­ни граждан. По­ка граж­дане бед­ны, по­ка нет де­мо­кра­тии, стра­на не га­ран­ти­ро­ва­на от со­ци­аль­ных по­тря­се­ний и да­же от рас­па­да». ■

Ан­тон Де­ни­кин: «Глав­ный, бо­лее то­го, един­ствен­ный во­прос, ко­то­рый глу­бо­ко вол­но­вал ду­шу кре­стьян­ства, ко­то­рый за­сло­нял со­бой все про­чие яв­ле­ния и со­бы­тия — вы­му­чен­ный, вы­стра­дан­ный ве­ка­ми во­прос о зем­ле».

<…> «Нет ду­шев­но­го по­коя. Каж­дый день — кар­ти­на хи­ще­ний, гра­бе­жей, на­си­лий по всей тер­ри­то­рии во­ору­жен­ных сил. Рус­ский на­род сни­зу до­вер­ху пал так низ­ко, что не знаю, удаст­ся ли ему под­нять­ся из гря­зи». ■ Эду­ард Хал­летт «Тэд» Карр: «Рус­ская ре­во­лю­ция 1917 го­да бы­ла по­во­рот­ным пунк­том в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства, и, вполне ве­ро­ят­но, ис­то­ри­ки бу­ду­ще­го на­зо­вут ее ве­ли­чай­шим со­бы­ти­ем XX ве­ка. Ис­то­ри­ки еще очень дол­го бу­дут спо­рить и рез­ко рас­хо­дить­ся в сво­их оцен­ках ее, как это бы­ло в свое вре­мя с Ве­ли­кой Фран­цуз­ской ре­во­лю­ци­ей. Од­ни бу­дут про­слав­лять рус­скую ре­во­лю­цию как ис­то­ри­че­скую ве­ху в осво­бож­де­нии че­ло­ве­че­ства от гне­та, дру­гие — про­кли­нать за пре­ступ­ле­ния и ка­та­стро­фу. Рус­ская ре­во­лю­ция бы­ла пер­вым от­кры­тым вы­зо­вом ка­пи­та­ли­сти­че­ской си­сте­ме, ко­то­рая в Ев­ро­пе к кон­цу XIX сто­ле­тия до­стиг­ла сво­е­го апо­гея. То, что ре­во­лю­ция раз­ра­зи­лась в раз­гар Пер­вой ми­ро­вой вой­ны и ча­стич­но бы­ла ее ре­зуль­та­том, вряд ли слу­чай­ное сов­па­де­ние. Вой­на на­нес­ла удар по меж­ду­на­род­ной ка­пи­та­ли­сти­че­ской си­сте­ме, сло­жив­ший­ся к 1914 го­ду, и об­на­жи­ла ее внут­рен­нюю не­ста­биль­ность. Ре­во­лю­цию мож­но рас­смат­ри­вать и как след­ствие, и как при­чи­ну упад­ка ка­пи­та­лиз­ма». ■

P.S.

За­яв­ле­ние ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та США от 7 но­яб­ря 2017 г. по слу­чаю На­ци­о­наль­но­го дня жертв ком­му­низ­ма: Се­го­дня На­ци­о­наль­ный день жертв ком­му­низ­ма зна­ме­ну­ет 100-лет­нюю го­дов­щи­ну боль­ше­вист­ской ре­во­лю­ции в Рос­сии. Боль­ше­вист­ская ре­во­лю­ция по­слу­жи­ла ис­точ­ни­ком воз­ник­но­ве­ния Со­вет­ско­го Со­ю­за и ста­ла на­ча­лом мрач­ных де­ся­ти­ле­тий ре­прес­сив­но­го ком­му­низ­ма — по­ли­ти­че­ской фи­ло­со­фии, несов­ме­сти­мой со сво­бо­дой, про­цве­та­ни­ем и ува­же­ни­ем к че­ло­ве­че­ской жиз­ни. В те­че­ние про­шло­го сто­ле­тия то­та­ли­тар­ные ком­му­ни­сти­че­ские ре­жи­мы во всем ми­ре уни­что­жи­ли бо­лее 100 мил­ли­о­нов че­ло­век и при­нес­ли экс­плу­а­та­цию, на­си­лие и неопи­су­е­мые раз­ру­ше­ния неиз­ме­ри­мо боль­ше­му ко­ли­че­ству лю­дей. Эти дви­же­ния, с их лжи­вы­ми пре­тен­зи­я­ми на осво­бож­де­ние, си­сте­ма­ти­че­ски ли­ша­ли ни в чем не по­вин­ных лю­дей да­ро­ван­ных Бо­гом прав — сво­бо­ды ве­ро­ис­по­ве­да­ния, сво­бо­ды объ­еди­не­ний и бес­чис­лен­ных дру­гих прав, ко­то­рые мы счи­та­ем свя­щен­ны­ми. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.