ГЛУБИНА ПРОСТОТЫ /

Как юве­лир­ная са­мо­зван­ка пре­вра­ти­ла укра­ше­ния в вы­ска­зы­ва­ние

Ekspert Ural - - NEWS -

«Укра­ше­ния для де­ву­шек, которые не но­сят укра­ше­ний» — в 2013 го­ду этот сло­ган, при­ду­ман­ный на­чи­на­ю­щим ека­те­рин­бург­ским юве­ли­ром На­та­льей Брян­це­вой, хо­лод­ным ду­шем ока­тил мест­ный ры­нок. По­чти все пред­ло­же­ние на нем то­гда бы­ло сфор­ми­ро­ва­но чем-то на­ряд­ным, ви­ти­е­ва­тым, с до­ро­ги­ми кам­ня­ми и слож­ной тех­ни­кой. Дев­чон­кам в джин­сах и ке­дах и на­деть-то бы­ло нече­го.

— В первую оче­редь я ори­ен­ти­ро­ва­лась на свои по­треб­но­сти. Мне хо­те­лось но­сить укра­ше­ния, но не укра­шать се­бя, — вспо­ми­на­ет Брян­це­ва. — Для сво­е­го под­хо­да к юве­лир­ке я да­же при­ду­ма­ла ан­глий­ский нео­ло­гизм — Newelry (в про­ти­во­вес тра­ди­ци­он­ным из­де­ли­ям Fine Jewelry, которые на­де­ва­ют по осо­бым слу­ча­ям). Я стре­ми­лась со­зда­вать по­все­днев­ные укра­ше­ния, в ко­то­рых про­стые гео­мет­ри­че­ские фор­мы и глад­кая огран­ка кам­ней со­че­та­ют­ся с ка­кой-то иро­ни­ей, внут­рен­ним вы­ска­зы­ва­ни­ем.

В 2018-м эта фи­ло­со­фия ед­ва ли ко­му-то по­ка­жет­ся но­ва­тор­ской. За пять лет ми­ни­ма­лизм из хи­ло­го ру­чей­ка пре­вра­тил­ся в мейн­стрим. Се­го­дня его адеп­та­ми яв­ля­ют­ся мил­ли­он (и это не та­кая уж и ги­пер­бо­ла) одеж­ных и ак­сес­су­ар­ных брен­дов. Но ком­па­ния Брян­це­вой, со­вер­шив­шая мен­таль­ный сдвиг в по­ни­ма­нии юве­лир­ки, их как буд­то не за­ме­ча­ет, про­да­вая по пол­то­ры ты­ся­чи укра­ше­ний в ме­сяц.

Лон­дон, ко­то­ро­го не бы­ло

— К ре­мес­лен­ным ра­бо­там ме­ня тя­ну­ло с дет­ства, мне все­гда хо­те­лось что-то де­лать ру­ка­ми, — го­во­рит На­та­лья Брян­це­ва. — Од­на­ко я по­лу­чи­ла эко­но­ми­че­ское об­ра­зо­ва­ние и до 2013-го ра­бо­та­ла ком­мер­че­ским и кре­а­тив­ным ди­рек­то­ром ре­клам­но­го агент­ства. Как-то в раз­го­во­ре с му­жем я бро­си­ла в воз­дух «а бы­ло бы здорово пой­ти и по­учить­ся юве­лир­но­му ди­зай­ну». Он при­нял это как ру­ко­вод­ство к дей­ствию и на день рож­де­ния по­да­рил мне недель­ный курс для но­вич­ков в лон­дон­ском кол­ле­дже ис­кусств St. Martins.

Бо­ясь «опо­зо­рить­ся на весь мир», Брян­це­ва при­ня­лась ис­кать ме­сто, где ее мог­ли обу­чить хо­тя бы ба­зо­вым на­вы­кам юве­лир­но­го де­ла. Она уго­во­ри­ла вла­дель­цев ма­лень­кой ма­стер­ской по ре­мон­ту укра­ше­ний взять над ней шеф­ство. Са­ма ку­пи­ла ин­стру­мент и ма­те­ри­а­лы. В жерт­ву но­во­му увле­че­нию бы­ли от­да­ны буд­ние ве­че­ра и вы­ход­ные.

— За­бав­но, но в Сент-Мар­тинс я так и не по­па­ла, — улы­ба­ет­ся На­та­лья Брян­це­ва. — Ак­ку­рат в мо­мент оформ­ле­ния до­ку­мен­тов Бри­та­ния из­ме­ни­ла ми­гра­ци­он­ные пра­ви­ла, и да­же для недель­ных кур­сов мне ста­ла нуж­на сту­ден­че­ская ви­за. По­езд­ку в Лон­дон мы, тем не ме­нее, от­ме­нять не ста­ли.

На­ша квар­ти­ра рас­по­ла­га­лась в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от кол­ле­джа, и, что­бы лишний раз се­бя не тер­зать, при­хо­ди­лось по­сто­ян­но при­ду­мы­вать об­ход­ные марш­ру­ты. Бы­ло очень обид­но, но сей­час я по­ни­маю: ни­че­го бы мне этот Сент-Мар­тинс не дал.

А вот ма­стер­ская, где учи­ли тех­но­ло­гии, а не ди­зай­ну, да­ла. Спустя пол­то­ра го­да «ко­вы­ря­ний» у бу­ду­ще­го юве­ли­ра на­ча­ло по­лу­чать­ся из­го­тав­ли­вать при­ду­ман­ные ею же укра­ше­ния. Пер­вые ра­бо­ты влет разо­шлись по по­дру­гам. И то­гда мар­ке­то­лог внут­ри Брян­це­вой ска­зал: по­ра. Она сфо­то­гра­фи­ро­ва­ла коль­ца и серь­ги, со­зда­ла ак­ка­унт в Ин­с­та­гра­ме, на ко­лен­ке (чи­тай — шаб­лоне Squarespace) со­бра­ла сайт. В пер­вые ме­ся­цы за­ка­зов бы­ло немно­го, но шли они со всей Рос­сии, что за­ста­ви­ло фир­му на по­чти ну­ле­вых объ­е­мах от­ра­ба­ты­вать про­цесс до­став­ки.

Ам­би­ци­оз­ный ре­клам­щик внут­ри Брян­це­вой был еще бо­лее аван­тю­рен. Под его вли­я­ни­ем де­воч­ка из ма­стер­ской ре­ши­лась на уча­стие в меж­ду­на­род­ном кон­кур­се Swarovski Kostroma Contest. Ее кон­ку­рен­та­ми бы­ли за­во­ды с боль­шой ис­то­ри­ей и та­ки­ми же тех­но­ло­ги­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми. Но та­лант и нестан­дарт­ность одо­ле­ли мощь: брас­лет-ве­точ­ка из бе­ло­го зо­ло­та с на­бух­ши­ми поч­ка­ми-то­па­за­ми (в фор­му­ли­ров­ке со­зда­те­ля — «ко­ря­воч­ка») взял гран-при и пре­вра­тил са­мо­зван­ку в од­но­го из са­мых пер­спек­тив­ных мо­ло­дых юве­ли­ров.

«V» зна­чит…

В 2014-м креп­ча­ю­щий бренд Natalia Bryantseva ис­чер­пал ре­зерв рук его ос­но­ва­тель­ни­цы. Ко­ли­че­ство за­ка­зов с каж­дым ме­ся­цем уве­ли­чи­ва­лось, нуж­но бы­ло вы­хо­дить в се­рию.

— По­чти слу­чай­но в Москве я по­зна­ко­ми­лась с ека­те­рин­бург­ским пред­при­ни­ма­те­лем Ва­ди­мом Чур­ки­ным (ком­па­ния «Юве­лир­ный дом». — Ред.), — рас­ска­зы­ва­ет На­та­лья Брян­це­ва. — Он по­кру­тил мое коль­цо в ру­ках, хмык­нул что-то вро­де «гру­бень­ко, но сей­час такое мод­но» и пу­стил ме­ня на про­из­вод­ство. Мо­ти­вы его ре­ше­ния мне до сих пор не яс­ны. С точ­ки зре­ния до­хо­да наш за­каз был со­всем не ин­те­ре­сен. Воз­мож­но, у него про­ста­и­ва­ла часть мощ­но­стей, и он по­ду­мал «а по­че­му бы и нет». Это сей­час мы ис­поль­зу­ем трех­мер­ные мо­де­ли, 3D-пе­чать и ком­пью­тер­ные рас­че­ты, а по­на­ча­лу я при­но­си­ла на про­из­вод­ство об­ра­зец, сде­лан­ный соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми. Его адап­ти­ро­ва­ли к осо­бен­но­стям обо­ру­до­ва­ния и мно­жи­ли. Хо­ро­шо, что к то­му мо­мен­ту я уже кое-что по­ни­ма­ла в тех­но­ло­гии и не пы­та­лась со­здать нечто нево­пло­ти­мое в фаб­рич­ных усло­ви­ях.

По­сте­пен­но к вы­пус­ку укра­ше­ний под­клю­чи­лись еще два про­из­вод­ства и гра­ниль- ный цех (все че­ты­ре пло­щад­ки рас­по­ло­же­ны неда­ле­ко от Ека­те­рин­бур­га).

Точ­кой, раз­де­лив­шей недол­гую ис­то­рию брен­да на до и по­сле, стал но­ябрь 2016-го. То­гда Natalia Bryantseva пре­вра­ти­лась в Avgvst Jewelry. Ав­густ —по­то­му что у по­след­не­го ме­ся­ца ле­та есть осо­бые на­стро­е­ние и аро­мат, ла­тин­ская «v» вме­сто ан­глий­ской «u» — что­бы быть вне вре­ме­ни (да и что­бы по­ис­ко­вик нор­маль­но ин­дек­си­ро­вал об­ще­упо­тре­би­мое сло­во).

— У ме­ня бы­ло как ми­ни­мум три при­чи­ны, что­бы из­ме­нить имя, — по­яс­ня­ет На­та­лья Брян­це­ва. — Во-пер­вых, я не очень люб­лю пуб­лич­ность. На на­чаль­ном эта­пе об­ще­ствен­ный ин­те­рес не до­став­лял мне осо­бо­го дис­ком­фор­та, но по ме­ре ро­ста он стал ме­ня тя­го­тить. Лю­дям ока­за­лось не все рав­но, как я вы­гля­жу, во что я оде­та, что я де­лаю. Во-вто­рых, у ме­ня нет пла­нов по со­зда­нию юве­лир­ной ди­на­стии. И ка­кой смысл то­гда остав­лять в ве­ках свое имя? В-тре­тьих, мне ка­жет­ся, что фа­ми­лия Брян­це­ва не со­от­вет­ству­ет ди­зайн-ко­ду ком­па­нии. Про­из­но­сишь его, и в го­ло­ве рож­да­ет­ся об­раз мат­реш­ки в ушан­ке или бо­яры­ни в са­нях, за­пря­жен­ных трой­кой. Как-то не бьет­ся с ас­ке­тиз­мом и прин­ци­па­ми ба­уха­у­са, которые я ис­по­ве­дую.

В де­каб­ре 2016-го Avgvst от­кры­ва­ет пер­вый флаг­ман­ский ма­га­зин — в род­ном для мар­ки Ека­те­рин­бур­ге, в зда­нии, яв­ля­ю­щем­ся па­мят­ни­ком кон­струк­ти­виз­ма. В ин­те­рье­ре — ни де­ко­ра, ни леп­ни­ны, ни де­та­лей, ми­ни­ма­лизм и круп­ная гео­мет­рия. В пря­мо­уголь­ни­ке вит­ри­ны вид­но боль­шое круг­лое зер­ка­ло — на­мек на су­пре­ма­ти­че­скую ком­по­зи­цию.

В мар­те 2017-го — но­вый фла­жок на кар­те. Avgvst по­яв­ля­ет­ся в Санкт-Пе­тер­бур­ге в про­стран­стве кон­цепт-сто­ра Porta 9. Июль 2018-го — тре­тий ма­га­зин — в Москве, на Пат­ри­ар­ших.

— На этом мы во­прос рас­ши­ре­ния соб­ствен­но­го ри­тей­ла, ду­маю, за­кро­ем, — за­клю­ча­ет Брян­це­ва. — Стро­и­тель­ство роз­ни­цы, пре­вра­ще­ние в се­те­вую мар­ку — не моя исто­рия. К то­му же око­ло 40% на­шей вы­руч­ки се­го­дня ге­не­ри­ру­ет ин­тер­нет­ма­га­зин (для юве­лир­ки, где он­лай­н­про­да­жи счи­та­ют­ся, мяг­ко ска­жем, вто­ро­сте­пен­ны­ми, это уди­ви­тель­ная циф­ра. — Ред.). В то же вре­мя я не ис­клю­чаю ро­ста парт­нер­ско­го ка­на­ла. Се­го­дня на него при­хо­дит­ся при­мер­но 15 — 20% на­ше­го обо­ро­та (укра­ше­ния Avgvst про­да­ют­ся, на­при­мер, в «Зо­ло­том яб­ло­ке», мос­ков­ских Афи­мол­ле и ЦУМе. — Ред.).

Флан­го­вая те­ма раз­ви­тия Avgvst — кол­ла­бо­ра­ции. По­ка их слу­чи­лось три: две с ху­дож­ни­ком Про­те­ем Те­ме­ном и од­на с ре­дак­то­ром Interview, экс-главре­дом Vogue и кре­а­тив­ным кон­суль­тан­том ген­ди­рек­то­ра Тре­тья­ков­ки Але­ной До­лец­кой.

С Про­те­ем, по сло­вам Брян­це­вой, все на­чи­на­лось как «фан и ржа­ка». Она дав­но хо­те­ла ис­поль­зо­вать его гра­фи­ку для оформ­ле­ния упа­ков­ки или сай­та, в од­ной из facebook­бе­сед да­же пред­ло­жи­ла ху­дож­ни­ку про­дать пра­ва на изоб­ра­же­ния. Но ему уда­лось ак­ку­рат­но с этой те­мы «съе­хать». Немно­гим поз­же бу­ду­щие кол­ла­бор­ци­о­ни­сты встре­ти­лись в ба­ре. И за бо­ка­лом ви­на Про­тей пред­ло­жил: «А да­вай сде­ла­ем что-ни­будь смеш­ное (для него это зна­чит класс­ное), ко­леч­ки, на­при­мер». Спустя несколь­ко встреч на сал­фет­ке по­явил­ся «Кос­ми­че­ский ат­лас» — кол­лек­ция, по­свя­щен­ная небес­ным те­лам. Те­перь на под­хо­де еще од­на сов­мест­ная юве­лир­ная идея.

Пер­вое зна­ком­ство с Але­ной До­лец­кой то­же бы­ло за­оч­ным. Брян­це­ва, при­е­хав­шая на съем­ку в Interview, пе­ре­да­ла в по­да­рок главре­ду серь­ги, а чуть поз­же по­лу­чи­ла от нее пись­мо с вос­тор­га­ми. Сна­ча­ла До­лец­кая

пред­ло­жи­ла сде­лать кол­лек­цию для ее про­ек­та «Да­чаStore», а за­тем — кол­ла­бо­ра­цию. Alma — кап­су­ла, по­свя­щен­ная Аль­ме Пиль, пер­вой и един­ствен­ной жен­щине-юве­ли­ру, ра­бо­тав­шей у Кар­ла Фа­бер­же, — уви­де­ла свет в ян­ва­ре 2018-го.

— С кем бы мне еще хо­те­лось всту­пить в кол­ла­бо­ра­цию? — раз­мыш­ля­ет Брян­це­ва. — Ес­ли оста­вить за скоб­ка­ми ба­наль­но­сти вро­де Ра­фа Си­мон­са, Фи­би Фай­ло, то я бы сде­ла­ла укра­ше­ния для ге­ро­инь филь­ма Ву­ди Ал­ле­на.

Про­дать мысль

— Мне ка­жет­ся, вре­мя ве­ли­ких гло­баль­ных ма­рок прошло, — рез­ко раз­во­ра­чи­ва­ет те­му На­та­лья Брян­це­ва. — Нет боль­ше ни Фред­ди Мер­кью­ри, ни Tiffany. Мы ныр­ну­ли в эпо­ху ни­ше­вых ве­щей и ку­чи мел­ких яв­ле­ний. Со­вер­шен­но бес­смыс­лен­но се­го­дня ко­му-то до­ка­зы­вать, что твой плей­лист са­мый кру­той. Вполне воз­мож­но, что о груп­пе, ко­то­рую ты счи­та­ешь ге­ни­аль­ной, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство тво­их дру­зей и кол­лег ни­ко­гда не слы­ша­ли. Да, ты мо­жешь хай­па­нуть, стать все­мир­но из­вест­ным. Но дол­го с то­бой ни-

кто оста­вать­ся не бу­дет. Очень быст­ро те­бя сме­тет кто-то но­вый, а то­го — сле­ду­ю­щий еще но­вее. Ку­ми­ров боль­ше нет.

Имен­но по­это­му Брян­це­ва и не ду­ма­ет стро­ить им­пе­рию. Она уве­ре­на: Avgvst оста­нет­ся брен­дом, ко­то­рый тя­го­те­ет к ни­ше­во­сти, про­из­во­дит piece of art и про­да­ет эти ку­соч­ки ис­кус­ства лю­дям, це­ня­щим но­ва­тор­ство.

Са­мый боль­шой страх ека­те­рин­бург­ско­го юве­ли­ра — стать мас­со­вой мар­кой и ти­ра­жи­ро­вать от­кро­вен­ный по­пс.

— Под­стра­и­вать­ся под ауди­то­рию или вос­пи­ты­вать ее — веч­ный во­прос, — рас­суж­да­ет Брян­це­ва. — Ино­гда ме­ня под­ры­ва­ет сде­лать су­пер­т­рен­до­вую вещь, ко­то­рую все ку­пят, или на­обо­рот — из­го­то­вить коль­цо, ко­то­рое по­па­дет в кни­гу «500 луч­ших укра­ше­ний», но бу­дет со­вер­шен­но нено­си­бель­ным. Я вся­че­ски дав­лю в се­бе эти же­ла­ния и ста­ра­юсь ид­ти по гра­ни, не сва­ли­ва­ясь в край­но­сти. В ми­ре мо­ды есть хит­рый ход — 30% кол­лек­ции де­лать «уле­тев­ши­ми», а 70% — про­да­ва­е­мы­ми. В юве­лир­ке он то­же ра­бо­та­ет. У ме­ня был опыт ухо­да в мас­сов­ку. Мне там не по- нра­ви­лось: слиш­ком при­ми­тив­но и тес­но.

Что от­ли­ча­ет Avgvst от дру­гих ми­ни­ма­ли­стич­ных брен­дов? Преж­де все­го мысль, ко­то­рая вы­хо­дит да­ле­ко за рам­ки са­мо­го укра­ше­ния и кар­ди­наль­но ме­ня­ет сце­на­рий вза­и­мо­дей­ствия ауди­то­рии с юве­лир­кой. Shopping experience для Брян­це­вой — очень ши­ро­кое по­ня­тие, вклю­ча­ю­щее про­дукт, его це­ну, упа­ков­ку, ме­сто про­да­жи, ре­кла­му и (в чем и со­сто­ит но­ва­тор­ство) ас­со­ци­а­ции. Од­на из по­след­них кол­лек­ций Avgvst, на­при­мер, до­пол­ня­лась спе­ци­аль­но со­здан­ным му­зы­каль­ным аль­бо­мом. А по­че­му бы не вы­пу­стить к укра­ше­ни­ям бе­лую ру­баш­ку или, ска­жем, ко­фей­ный на­пи­ток.

Дру­гая от­ли­чи­тель­ная чер­та — са­мо­быт­ность ди­зай­на и ка­че­ство про­дук­та. Avgvst ак­тив­но ис­поль­зу­ет в из­де­ли­ях кам­ни, со­зда­ет объ­ем­ные, а не плос­кост­ные струк­ту­ры, не ко­пи­ру­ет кар­тин­ки из Pinterest. Мел­ким до­мо­ро­щен­ным фир­мам такое ед­ва ли под си­лу.

Avgvst не про­дви­га­ет­ся. Нет, у брен­да, ко­неч­но, есть стра­ни­ца в Facebook и Instagram (с 22,5 тыс. под­пис­чи­ков), до­воль­но мно­го вре­ме­ни и де­нег тра­тит­ся на съем­ку лук­бу­ков, ор­га­ни­за­цию и про­ве­де­ние кли­ент­ских ме­ро­при­я­тий. Но чи­сто на ре­кла­му у Брян­це­вой ухо­дит не боль­ше несколь­ких ты­сяч руб­лей в ме­сяц.

— Мы ста­ра­ем­ся вы­пус­кать пол­но­цен­ные ре­ли­зы раз в квар­тал, — ком­мен­ти­ру­ет На­та­лья Брян­це­ва. — Кро­ме то­го, у нас есть по­сто­ян­ная ли­ней­ка Avgvst Basic, ко­то­рую мы по­пол­ня­ем при­мер­но раз в неде­лю и та­ким об­ра­зом под­дер­жи­ва­ем уро­вень до­фа­ми­на у на­ших ин­ста­грам-под­пис­чи­ков. Укра­ше­ния из се­зон­ных кол­лек­ций мы про­да­ем три-шесть ме­ся­цев, что­бы сде­лать их от­но­си­тель­но ред­ки­ми. К этой мо­де­ли мы при­шли не сра­зу. По­на­ча­лу ком­мер­че­ски успеш­ные мо­де­ли мы фи­га­чи­ли до тех пор, по­ка их не пе­ре­ста­ва­ли по­ку­пать. Но в ка­кой-то мо­мент я по­ня­ла, что это нечест­но.

Ко­ман­да Avgvst — это семь че­ло­век: мо­де­льер, за­ни­ма­ю­щий­ся ви­зу­а­ли­за­ци­ей и 3 D- про то ти­пи­ро­ва­ни­ем укра­ше­ний, ру­ко­во­ди­тель про­из­вод­ства, кон­тро­ли­ру­ю­щий по­став­ку кам­ней, ру­ко­во­ди­те­ли ин­тер­нет­ма­га­зи­на и оф­флай­но­вой роз­ни­цы, то­ва­ро­вед, кон­тент­щик, ве­ду­щий соц­се­ти, и са­ма ос­но­ва­тель­ни­ца брен­да.

— Сво­и­ми ру­ка­ми я боль­ше ни­че­го не де­лаю, за вер­ста­ком не си­жу, в ме­тал­ле не ко­вы­ря­юсь, — с до­лей иро­нии кон­ста­ти­ру­ет Брян­це­ва. — Чест­но го­во­ря, я при­шла к то­му, от че­го в ка­кой-то мо­мент сбе­жа­ла, — к по­сто­ян­ной пе­ре­сыл­ке элек­трон­ных пи­сем. Прав­да, удо­воль­ствия я те­перь от нее по­лу­чаю несрав­ни­мо боль­ше. А ес­ли се­рьез­но, моя зо­на от­вет­ствен­но­сти — это раз­ра­бот­ка ди­зай­на и за­пуск укра­ше­ния в про­из­вод­ство. В эти про­цес­сы я во­вле­че­на на 100%. Веч­но ли я бу­ду юве­ли­ром? Ко­неч­но, нет. Я хо­чу быть по­ва­ром, от­крыть класс­ную сто­лов­ку и про­сто кор­мить людей. ■

Как юве­лир­ная са­мо­зван­ка пре­вра­ти­ла укра­ше­ния в вы­ска­зы­ва­ние

Но­вый ма­га­зин Avgvst в Москве. За ди­зайн от­ве­ча­ло мос­ков­ско-нью-йорк­ское бю­ро Crosby Studios

Флаг­ман Avgvst в Ека­те­рин­бур­ге. Круг зер­ка­ла в квад­ра­те вит­ри­ны — по­свя­ще­ние Ма­ле­ви­чу

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.