ПРЕД­ОЛИМ­ПИЙ­СКОЕ БОМ­БО­МЕ­ТА­НИЕ: СЛУ­ЧАЙ­НОСТЬ ИЛИ ТРЕНД ?

Ekspert Yug - - FRONT PAGE - РЕДАКЦИОННАЯ

екабрь­ские тер­ак­ты в Вол­го­гра­де при всей ужас­но­сти про­ис­шед­ше­го тре­бу­ют пре­дель­но жёст­ко­го ана­ли­за все­го мно­го­об­ра­зия при­чин, при­вед­ших к тра­ге­дии. Од­ни­ми опе­ра­тив­ны­ми дан­ны­ми си­ло­ви­ков здесь обой­тись не по­лу­чит­ся — необ­хо­ди­мо рас­смот­реть мак­си­маль­но ши­ро­кий контекст слу­чив­ше­го­ся не­за­дол­го до Но­во­го го­да. И здесь, ко­неч­но же, сра­зу бро­са­ет­ся в гла­за, что за по­след­ние несколь­ко лет пи­та­тель­ная сре­да для экс­тре­ми­стов сфор­ми­ро­ва­лась да­ле­ко за пре­де­ла­ми Се­вер­но­го Кав­ка­за. Имен­но в этом прин­ци­пи­аль­ное от­ли­чие вол­го­град­ских тер­ак­тов от, до­пу­стим, взры­ва жи­ло­го до­ма в рас­по­ло­жен­ном непо­да­лё­ку Вол­го­дон­ске в 1999 го­ду. Пол­то­ра де­ся­ти­ле­тия на­зад тер­ро­ризм в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве рос­сий­ских ре­ги­о­нов был яв­ле­ни­ем су­гу­бо внеш­ним, сво­е­го ро­да ин­фек­ци­ей, а те­перь мно­гие экс­пер­ты го­во­рят, что ак­тив­ные ячей­ки ра­ди­каль­ных ис­ла­ми­стов по­яви­лись в Рос­сии чуть ли не по­все­мест­но, за ис­клю­че­ни­ем раз­ве что да­лё­кой Чу­кот­ки.

Не на­до ду­мать, что пре­сло­ву­тый джи­хад на­вя­зан нам «ми­ро­вой за­ку­ли­сой», хо­тя внеш­ний фак­тор, бе­з­услов­но, ис­клю­чать нель­зя. Ес­ли же раз­би­рать­ся во внут­рен­них при­чи­нах то­го, по­че­му экс­тре­мизм так лег­ко про­пи­сал­ся в раз­ных угол­ках стра­ны, то глав­ной из них нам пред­став­ля­ет­ся от­сут­ствие у пра­ви­тель­ства ка­кой бы то ни бы­ло внят­ной на­ци­о­наль­ной и ре­ли­ги­оз­ной по­ли­ти­ки. Вы­ска­зы­ва­ния на эту тему, вре­мя от времени зву­ча­щие с вы­со­ких три­бун, ча­ще все­го сви­де­тель­ству­ют о том, что кро­ме на­бив­шей оско­ми­ну «друж­бы на­ро­дов» ру­ко­во­ди­те­лям го­су­дар­ства тут во­об­ще нече­го ска­зать. Хо­тя по­во­дов оза­бо­тить­ся этой те­мой с каж­дым го­дом ста­но­вит­ся всё боль­ше — и речь идёт не толь­ко об ак­ти­ви­за­ции ра­ди­каль­но­го под­по­лья, а и о на­рас­та­ю­щей волне кав­ка­зо- и ис­ла­мо­фо­бии, ко­то­рая за по­след­нее вре­мя мно­го раз да­ва­ла о се­бе знать. Спи­сать это, ска­жем, на спе­ци­фи­ку ту­сов­ки фут­боль­ных фа­на­тов уже не по­лу­чит­ся — ан­ти­кав­каз­ские на­стро­е­ния охва­ти­ли са­мых обыч­ных лю­дей, мно­гие из ко­то­рых на­вер­ня­ка ни ра­зу да­же не пе­ре­се­ка­лись с кав­каз­ца­ми или му­суль­ма­на­ми лич­но.

По­че­му правительство столь бес­по­мощ­но в этих во­про­сах? Нам пред­став­ля­ет­ся, что суть де­ла за­клю­ча­ет­ся в следующем: на­ци­о­наль­но-ре­ли­ги­оз­ная сфе­ра — слиш­ком непро­стой пред­мет для управ­ле­ния ею при по­мо­щи фор­маль­ных по­ка­за­те­лей, тут невоз­мож­но по­ста­вить за­да­чу по ито­гам от­чёт­но­го пе­ри­о­да до­бить­ся та­ких­то ко­ли­че­ствен­ных ре­зуль­та­тов или, тем па­че, за­нять та­кое-то ме­сто в оче­ред­ном меж­ду­на­род­ном рей­тин­ге. А ведь имен­но та­кая уста­нов­ка в по­след­ние го­ды и пре­об­ла­да­ет в пра­ви­тель­стве. Меж­ду тем национальная и ре­ли­ги­оз­ная по­ли­ти­ка тре­бу­ет пре­дель­но кон­крет­ной де­я­тель­но­сти, а не её те­ней или сур­ро­га­тов. При этом нуж­но по­ни­мать: да­же в том слу­чае, ес­ли эта де­я­тель­ность бу­дет на­ла­же­на пра­виль­но, га­ран­тий пре­кра­ще­ния тер­ак­тов или быст­ро­го сни­же­ния меж­на­ци­о­наль­ной на­пря­жён­но­сти нет. Но это не озна­ча­ет, что нуж­но и даль­ше при­дер­жи­вать­ся ны­неш­ней ли­нии, рас­смат­ри­вая воз­ни­ка­ю­щие то тут, то там кон­флик­ты на на­ци­о­наль­но-ре­ли­ги­оз­ной поч­ве в ка­че­стве «от­дель­ных про­яв­ле­ний». Ес­ли кто-то из чи­нов­ни­ков все­рьёз в этом уве­рен, что ж, тут оста­ёт­ся толь­ко вспом­нить зна­ме­ни­тую фра­зу Юрия Ан­дро­по­ва по по­во­ду со­вет­ской но­мен­кла­ту­ры эпо­хи за­стоя: «Мы не зна­ем стра­ны, в ко­то­рой живём».

Что де­лать и с че­го на­чать? Наи­бо­лее мас­штаб­ным фрон­том пред­став­ля­ет­ся сфе­ра управ­ле­ния внут­рен­ни­ми ми­гра­ци­он­ны­ми по­то­ка­ми, ко­то­рые уже при­ве­ли к зна­чи­тель­ным из­ме­не­ни­ям в струк­ту­ре хо­зяй­ства мно­гих ре­ги­о­нов. Наи­бо­лее яр­кий при­мер — Став­ро­поль­ский край, в ко­то­ром про­ис­хо­дит ак­тив­ное за­ме­ще­ние рус­ско­го на­се­ле­ния, осо­бен­но в сель­ской мест­но­сти. Но это лишь один из сю­же­тов. Про­бле­ма в том, что на се­го­дняш­ний день во­об­ще нет внят­ной кар­ти­ны внут­рен­ней ми­гра­ции, не го­во­ря уж о си­сте­ме управ­ле­ния ею. На этом пу­ти пред­сто­ит столк­нуть­ся с во­про­са­ми о том, как вер­нуть рус­ских на Кав­каз, как со­би­рать тру­до­вые ре­сур­сы в од­ном ре­ги­оне и ис­поль­зо­вать их в дру­гих, как кор­рек­ти­ро­вать раз­ви­тие тер­ри­то­рий с учё­том но­вых эт­но­ре­ли­ги­оз­ных ре­а­лий. И здесь, ко­неч­но, не удаст­ся от­де­лать­ся при­выч­ной ка­би­нет­ной ра­бо­той с циф­ра­ми и дан­ны­ми рей­тин­гов.

Д

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.