КАВ­КАЗ­СКИЙ КА­БЕЛЬ ТЯ­НЕТ­СЯ К ИМ­ПОР­ТО­ЗА­МЕ­ЩЕ­НИЮ

За­вод «Кав­каз­ка­бель» из го­ро­да Про­хлад­но­го в Кабардино-Балкарии, один из круп­ней­ших рос­сий­ских про­из­во­ди­те­лей ка­бель­ной про­дук­ции, го­тов ре­а­ли­зо­вать круп­ные ин­вест­про­ек­ты, но по­ка не на­хо­дит вза­и­мо­по­ни­ма­ния с бан­ка­ми. От го­су­дар­ства же за­вод про­сит суб­сид

Ekspert Yug - - СОДЕРЖАНИЕ - ЛЮД­МИ­ЛА ШАПОВАЛОВА

За­вод Кабардино-Балкарии, «Кав­каз­ка­бель» оди­низ го­ро­да­из круп­ней­ших Про­хлад­но­го рос- в сий­ских про­из­во­ди­те­лей ка­бель­ной про­дук­ции, го­тов ре­а­ли­зо­вать круп­ные ин­вест­про­ек­ты, но по­ка не на­хо­дит вза­и­мо­по­ни­ма­ния с бан­ка­ми. От го­су­дар­ства же за­вод про­сит суб­си­дий — но не се­бе, а сво­им по­ку­па­те­лям

з-за де­валь­ва­ции руб­ля «Кав­каз­ка­бель» за­кон­чил 2014 год с убыт­ком в 140 млн руб­лей: ос­нов­ные кон­трак­ты с ком­па­ни­я­ми-мо­но­по­ли­ста­ми бы­ли за­клю­че­ны по кур­су 30 руб­лей за дол­лар. На фоне глу­бо­ко­го кри­зи­са в от­рас­ли пред­при­я­тие про­хо­дит сме­ну соб­ствен­ни­ков. В кон­це про­шло­го де­ся­ти­ле­тия «Кав­каз­ка­бель» во­шёл в ор­би­ту хол­дин­га «Син­ди­ка», ос­но­ван­но­го то­гдаш­ним гла­вой Кабардино-Балкарии Ар­се­ном Ка­но­ко­вым (ныне пред­став­ля­ет рес­пуб­ли­ку в Со­ве­те Фе­де­ра­ции), но с ап­ре­ля на за­во­де ра­бо­та­ет но­вая управ­ля­ю­щая ком­па­ния, па­рал­лель­но ре­а­ли­зу­ю­щая про­грам­му оп­ти­ми­за­ции рас­хо­дов и ряд ин­вест­про­ек­тов в об­ла­сти им­пор­то­за­ме­ще­ния. Фор­ма соб­ствен­но­сти бу­дет из­ме­не­на с ЗАО на ак­ци­о­нер­ное об­ще­ство, а в ка­пи­тал вхо­дит Сбер­банк.

Спе­ци­фи­ка про­дук­ции «Кав­каз­ка­бе­ля» та­ко­ва, что пе­ре­смот­реть круг ос­нов­ных контр­аген­тов пред­при­я­тия весь­ма слож­но: 50% про­дук­ции по­став­ля­ет­ся в неф­те­га­зо­вую про­мыш­лен­ность, по­ряд­ка 30% — это си­ло­вой ка­бель, ис­поль­зу­е­мый при стро­и­тель­стве для под­клю­че­ния объ­ек­тов, ещё око­ло 20% — мон­таж­ный ка­бель. Часть от­рас­лей, где ис­поль­зу­ет­ся ка­бель­ная про­дук­ция, на­при­мер, стро­и­тель­ство, рез­ко сни­зи­ли пла­тё­же­спо­соб­ность, а го­су­дар­ствен­ные мо­но­по­лии уве­ли­чи­ли непред­ска­зу­е­мость оплат. Од­на­ко ге­не­раль­ный ди­рек­тор управ­ля­ю­щей ком­па­нии «Кав­каз­ка­бель» Илья Пы­ла­ев счи­та­ет, что пред­при­я­тию вполне по си­лам прой­ти кри­зис и да­же рез­ко уско­рить раз­ви­тие. Се­го­дня у но­вой управ­ля­ю­щей ком­па­нии есть план по на­лад­ке двух ви­дов им­пор­то­за­ме­ща­ю­щей про­дук­ции, но за­вод не мо­жет до­бить­ся рас­смот­ре­ния кре­дит­ных за­явок — по сло­вам г-на Пылаева, бан­ки не вы­ска­зы­ва­ют ни­ка­кой за­ин­те­ре­со­ван­но­сти в ин­вест­про­ек­тах, несмот­ря на на­ли­чие ка­че­ствен­но­го за­ло­га и фи­нан­со­вую от­кры­тость.

И«Боль­шой за­вод не мо­жет оста­но­вить­ся»

— Как от­ра­зи­лась на ва­шем пред­при­я­тии и в це­лом на от­рас­ли де­валь­ва­ция руб­ля? Да­ло ли па­де­ние кур­са ка­ки­е­то пре­иму­ще­ства оте­че­ствен­ным про­из­во­ди­те­лям?

— Все ка­бель­ные за­во­ды в кон­це про­шло­го го­да по­нес­ли се­рьёз­ные убыт­ки из-за это­го скач­ка дол­ла­ра. У нас бы­ли круп­ные кон­трак­ты с «Рос­нефтью», в ко­то­рых ого­ва­ри­вал­ся курс 30 руб­лей за дол­лар, и когда он стал сто­ить 80, мы по­лу­ча­ли огром­ные убыт­ки — в ито­ге вы­шли на ми­нус 140 мил­ли­о­нов по ито­гам го­да. Но ес­ли гос­мо­но­по­лия за­клю­чи­ла кон­тракт, она не пе­ре­смат­ри­ва­ет его усло­вия, невзи­рая на по­доб­ные форс-ма­жо­ры. Они пред­ла­га­ют от­ка­зать­ся от кон­трак­та, по­сле че­го нас бы внес­ли в «чёр­ный спи­сок», и пять лет мы бы не име­ли до­сту­па к кон­трак­там с этой ком­па­ни­ей.

— Неред­ко кри­зис спо­соб­ству­ет ослаб­ле­нию кон­ку­рен­ции, посколь­ку с рын­ка ухо­дят сла­бей­шие иг­ро­ки. Для ва­шей от­рас­ли это ха­рак­тер­но?

— Хо­тя «Кав­каз­ка­бель» — од­но из круп­ней­ших рос­сий­ских пред­при­я­тий ка­бель­ной про­мыш­лен­но­сти, вхо­дя­щее в Топ-10 сво­ей от­рас­ли, кон­ку­рен­ция до­ста­точ­но вы­со­ка. Обыч­но в жёст­кой кон­ку­рент­ной борь­бе в вы­иг­рыш­ном по- ло­же­нии ока­зы­ва­ет­ся тот, кто мень­ше и гиб­че, кто мо­жет на несколь­ко ме­ся­цев от­клю­чить стан­ки, взять пе­ре­дыш­ку, на­брать порт­фель за­ка­зов, а по­том сно­ва вер­нуть­ся на ры­нок. У боль­шо­го за­во­да та­кой воз­мож­но­сти нет, посколь­ку у нас по­ряд­ка ты­ся­чи со­труд­ни­ков и боль­шая со­ци­аль­ная на­груз­ка — мы обес­пе­чи­ва­ем теп­ло­снаб­же­ние го­ро­да Про­хлад­но­го. По­это­му мы не мо­жем се­бе поз­во­лить оста­но­вить­ся.

— То­го порт­фе­ля за­каз­чи­ков, ко­то­рый у вас уже есть, хва­та­ет для под­дер­жа­ния те­ку­щей де­я­тель­но­сти?

— Пла­тё­же­спо­соб­ность на­ших за­каз­чи­ков ощу­ти­мо сни­зи­лась: да­же от­сроч­ки пла­те­жа в 90 дней хва­та­ет не всем. При­чём есть контр­аген­ты, ко­то­рые пред­ска­зу­е­мо не со­блю­да­ют сро­ки опла­ты, а есть та­кие за­каз­чи­ки, как «Рос­нефть», в слу­чае с ко­то­рой ты ни­ко­гда не мо­жешь знать, во­вре­мя они за­пла­тят или нет. У нас был мо­мент, когда про­сроч­ка свы­ше 20 дней толь­ко от од­ной «Рос­неф­ти» со­став­ля­ла свы­ше 192 мил­ли­о­нов руб­лей!

— Как ре­шать та­кую про­бле­му — вы же вряд ли от­ка­же­тесь от ра­бо­ты с «Рос­нефтью»?

— Мне ка­жет­ся, это во­прос го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния. Ес­ли нет тех­ни­че­ской воз­мож­но­сти пла­тить сво­им по­став­щи­кам быст­рее, зна­чит, необ­хо­ди­мо при­вле­кать бан­ки, ко­то­рые бу­дут обес­пе­чи­вать эти пла­те­жи. Они долж­ны раз­ви­вать ин­сти­ту­ты фак­то­рин­га, услу­ги ак­кре­ди­ти­вов. Тем бо­лее что это ко­рот­кая лик­вид­ность: нам не нуж­ны день­ги на семь лет, это про­сто за­кры­тие от­сроч­ки пла­те­жа в 90 дней. Не­уже­ли Сбер­банк не уве­рен, что «Рос­нефть» за­пла­тит? Дай­те нам эти день­ги, а по­том бе­ри­те их у «Рос­неф­ти». Во-вто­рых, на­до бы, ко­неч­но, на го­су­дар­ствен­ном уровне тща­тель­нее ре­гу­ли­ро­вать сро­ки пла­те­жей от та­ких ком­па­ний. Да­же ког-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.