Энер­ге­тик для гар­мо­нич­но­го ро­ста

Ро­стов­ская ком­па­ния «Ев­ро­корм» со­зда­ла ры­нок рос­сий­ских энер­ге­ти­ков для по­вы­ше­ния мо­ло­ко­от­да­чи у ко­ров и за­ня­ла на нём до­лю в 50%. Сей­час «Ев­ро­корм» го­то­вит­ся к за­пус­ку ком­би­кор­мо­во­го за­во­да и вы­хо­дит в но­вый сег­мент кор­мов для пти­цы

Ekspert Yug - - СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ | ИННОВАЦИОННЫЙ ДРАЙВЕР ЮГА РОС -

Де­сять лет на­зад пред­при­ни­ма­тель Игорь Ер­ма­ков за­ни­мал­ся им­пор­том кор­мо­вых до­ба­вок для круп­но­го ро­га­то­го ско­та, но ре­шил про­из­во­дить соб­ствен­ный про­дукт. Он про­дал офис в Ро­сто­ве­на-До­ну и вы­ку­пил обанк­ро­тив­ше­е­ся про­из­вод­ство окон в се­ле Во­ло­ши­но Ро­ди­о­но­во-Не­све­тай­ско­го рай­о­на Ро­стов­ской об­ла­сти, па­рал­лель­но пе­ре­во­ору­жая ста­рые мощ­но­сти и хо­дя в су­ды с кре­ди­то­ра­ми. В та­ких усло­ви­ях Игорь Ер­ма­ков со­здал и за­па­тен­то­вал пер­вые рос­сий­ские энер­ге­ти­ки для по­вы­ше­ния мо­ло­ко­от­да­чи ко­ров, смог убе­дить ры­нок в ка­че­стве рос­сий­ских до­ба­вок и от­крыл но­вую ни­шу для дру­гих про­из­во­ди­те­лей, за­няв на ней 50% рын­ка. Сде­лав став­ку на но­вый ры­нок, ком­па­ния рос­ла тем­па­ми «га­зе­ли». Пять лет под­ряд «Ев­ро­корм» рас­тёт дву­крат­ны­ми тем­па­ми. «Экс­пер­ту ЮГ» Игорь Ер­ма­ков рас­ска­зал о том, как придумал пер­вый рос­сий­ский энер­ге­тик, как за­щи­щал­ся от кре­ди­то­ров и кон­тра­фак­та, а так­же о том, че­го не хва­та­ет рос­сий­ско­му биз­не­су.

— Ка­ко­вы се­го­дня про­дук­то­вая ли­ней­ка и мощ­но­сти ком­па­нии?

— Ос­нов­ной про­дукт на­зы­ва­ет­ся «Мил­ка­най­зер». Он пред­став­ля­ет со­бой жид­кую энер­ге­ти­че­скую до­бав­ку для по­вы­ше­ния мо­ло­ко­от­да­чи у круп­но­го ро­га­то­го ско­та. Это за­па­тен­то­ван­ный рос­сий­ский энер­ге­тик, ко­то­рый до нас на рын­ке ни­кто не про­из­во­дил. Он со­сто­ит из че­ты­рёх ос­нов­ных ком­по­нен-

тов — про­пи­лен­гли­ко­ля, гли­це­ри­на, са­ха­ро­зы и ви­та­мин­но­го ком­плек­са. «Мил­ка­най­зер» уве­ли­чи­ва­ет мо­ло­ко­от­да­чу на два-че­ты­ре лит­ра мо­ло­ка в сут­ки на од­ну го­ло­ву. Для мо­лоч­ных ферм это ощу­ти­мый эф­фект. Мы за­ни­ма­ем 50 про­цен­тов рос­сий­ско­го рын­ка жид­ких энер­ге­ти­ков для по­вы­ше­ния мо­ло­ко­от­да­чи и про­из­во­дим сей­час 150 тонн про­дук­ции в месяц. На­чи­на­ли с 30–40 тонн в месяц.

Вто­рой про­дукт мы про­из­во­дим совместно с ма­ла­зий­ской ком­па­ни­ей Berg & Schmidt. Это за­щи­щён­ный жир Eurofat, ко­то­рый яв­ля­ет­ся вто­рой фа­зой корм­ле­ния для по­вы­ше­ния мо­ло­ко­от­да­чи. Он сде­лан по на­шей ре­цеп­ту­ре и за­па­тен­то­ван. Мы вы­пу­сти­ли его на ры­нок в 2017 го­ду и за год за­ня­ли 15 про­цен­тов рос­сий­ско­го рын­ка за­щи­щён­но­го жи­ра.

По­ка неболь­шим объ­ё­мом вы­пус­ка­ем корм для те­лят в воз­расте от трёх дней до трёх ме­ся­цев и го­то­вим­ся к за­пус­ку ком­би­кор­мо­во­го про­из­вод­ства для пти­цы. Так­же мы яв­ля­ем­ся круп­ным им­пор­тё­ром про­пи­лен­гли­ко­ля, гли­це­ри­на, остат­ки ко­то­ро­го про­да­ём на от­кры­том рын­ке.

— Про­из­вод­ство ос­нов­но­го про­дук­та вы за­пу­сти­ли в 2014 го­ду. Ка­кой бы­ла вы­руч­ка ком­па­нии в 2017-м?

— 373 мил­ли­о­на руб­лей. Рост по срав­не­нию с про­шлым годом — в два ра­за. Та­кой рост у нас на­блю­да­ет­ся с мо­мен­та вы­пус­ка на­ше­го ос­нов­но­го про­дук­та. В 2018 го­ду мы пла­ни­ру­ем сно­ва уве­ли­чить вы­руч­ку вдвое и пе­рей­ти в раз­ряд сред­них ком­па­ний.

— Вы рас­тё­те дву­крат­ны­ми тем­па­ми на про­тя­же­нии несколь­ких лет. За счёт че­го это ста­ло воз­мож­ным?

— Мы рас­тём вме­сте с рын­ком, ко­то­рый са­ми же и со­зда­ли. До 2014 го­да в Рос­сии ни­кто не про­из­во­дил энер­ге­ти­ки для круп­но­го ро­га­то­го ско­та, они все им­пор­ти­ро­ва­лись. Санк­ции и об­вал руб­ля фак­ти­че­ски све­ли на нет им­порт до­ба­вок, по­то­му что се­бе­сто­и­мость вы­рос­ла в два ра­за. Мы пер­вы­ми ста­ли про­из­во­дить вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ные кор­мо­вые до­бав­ки в Рос­сии, и во­лей судь­бы за­да­ли тренд на про­из­вод­ство рос­сий­ских энер­ге­ти­ков. И этот ры­нок ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся. Мы по­сто­ян­но смот­рим ана­ли­ти­ку по рын­ку. Так вот, в 2016 го­ду объ­ём рын­ка оце­ни­вал­ся в 1000–1200 тонн, а мы этот объ­ём сде­ла­ли ещё в 2015 го­ду.

Кро­ме то­го, спрос на до­бав­лен­ную сто­и­мость в мо­лоч­ном про­из­вод­стве то­же воз­ник не так дав­но. Жи­вот­но­вод­ство — это же длин­ные день­ги, у нас бы­ли нац­про­ек­ты по раз­ви­тию сель­ско­го хо­зяй­ства. Это ми­ни­мум пять лет. День­ги осво­и­лись, ста­до за­вез­ли, ста­до на­ча­ло до­ить­ся. По­сле про­ект­ных по­ка­за­те­лей по мо­ло­ко­от­да­чи мо­лоч­ным фер­мам ста­ла ин­те­рес­на до­бав­лен­ная сто­и­мость — боль­шая мо­ло­ко­от­да­ча. И этот по­ка­за­тель по до­сти­же­нию до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью мы вы­пол­ня­ем.

— А ком­би­кор­мо­вый за­вод вы ка­ким ви­ди­те?

— Про­ект­ная мощ­ность ком­би­кор­мо­во­го за­во­да — по­ряд­ка 1500 тонн в месяц. Мы за­пу­стим его к кон­цу го­да. Это бу­дет сег­мент пти­цы (брой­ле­ра и несуш­ки), но здесь мы не бу­дем за­хо­дить на ры­нок b2b, по­то­му что это неболь­шая мощ­ность. Мы ста­нем про­да­вать в роз­ни­цу фер­ме­рам и на­се­ле­нию в ра­ди­у­се 150 ки­ло­мет­ров от про­из­вод­ства. Это даст вы­руч­ку по­ряд­ка 75 мил­ли­о­нов руб­лей.

— Вы го­во­ри­те о 50 про­цен­тах рын­ка энер­ге­ти­ков, а кто за­ни­ма­ет осталь­ную до­лю?

— Это ряд ком­па­ний, за­ре­ги­стри­ро­ван­ных в ре­ест­ре кор­мов и кор­мо­вых до­ба­вок, и ещё боль­ше неза­ре­ги­стри­ро­ван­ных про­из­во­ди­те­лей. Ры­нок рас­тёт и за­став­ля­ет нас не толь­ко уве­ли­чи­вать мощ­но­сти, но и за­щи­щать свою ин­тел­лек­ту­аль­ную соб­ствен­ность и ре­пу­та­цию. В 2015 го­ду мы столк­ну­лись с тем, что на­шу про­дук­цию на­ча­ли под­де­лы­вать. Те­перь всю свою про­дук­цию плом­би­ру­ем. Каж­дая на­ша упа­ков­ка, будь то тон­на энер­ге­ти­ка или 250-лит­ро­вая боч­ка с за­щи­щён­ным жи­ром, име­ет плом­бу с уни­каль­ным но­ме­ром, бла­го­да­ря ко­то­ро­му мы лег­ко от­сле­жи­ва­ем на­шу про­дук­цию.

— Как вы мо­же­те сфор­му­ли­ро­вать свои кон­ку­рент­ные пре­иму­ще­ства?

— Что­бы удер­жи­вать до­лю на рын­ке, нуж­но да­вать ка­че­ство вы­ше, чем у кон­ку­рен­тов, по бо­лее низ­кой цене.

На­ши кон­ку­рен­ты по­ку­па­ют сы­рой гли­це­рин и про­пи­лен­гли­коль, мы бе­рём пи­ще­вой, ко­то­рый на 20–30 про­цен­тов до­ро­же, да ещё и с во­ла­тиль­ной це­ной. Но мы бе­рём боль­шие объ­ё­мы, и у нас на­ла­же­ны пря­мые кон­так­ты с немец­ки­ми про­из­во­ди­те­ля­ми. Мы с 2014 го­да не под­ни­ма­ли це­ну, хо­тя ос­нов­ные сы­рье­вые ком­по­нен­ты вы­рос­ли в два ра­за. Ужа­лись в мар­же, за­то на­рас­ти­ли мощ­но­сти. Плюс ра­бо­та­ем с из­держ­ка­ми по тран­зак­ци­ям — по­ку­па­ем ва­лю­ту, при­мер­но по три мил­ли­о­на дол­ла­ров, и фик­си­ру­ем немец­кие до­го­во­ры в евро. Это поз­во­ля­ет нам сни­зить во­ла­тиль­ность сы­рья.

— Как вы на­ра­щи­ва­ли кли­ент­скую ба­зу?

— Лич­но ез­ди­ли по всей стране на фер­мы и мо­лоч­ные ком­плек­сы. Пер­вые два го­да жи­ли в ма­ши­нах. Ма­ни­а­каль­но вы­во­ди­ли про­дукт на ры­нок. Это не тот про­дукт, ко­то­рый мож­но по­ста­вить на пол­ку ма­га­зи­на, и он зай­дёт на ры­нок. Мы при­ез­жа­ли с бес­плат­ным су­точ­ным объ­ё­мом на трех ко­ров. Был у нас смеш­ной слу­чай. Как-то при­е­ха­ли на од­ну фер­му, а нам зоо­тех­ник от­бор­ным рус­ским ма­том го­во­рит, что та­ких, как вы, га­стро­лё­ров мно­го, неиз­вест­но, что вы в эти энер­ге­ти­ки до­бав­ля­е­те, и пред­ла­га­ет рас­пить свой энер­ге­тик вме­сте. Обещает брать, ес­ли, я здесь его пе­ре­фра­зи­рую, с же­лу­доч­но-ки­шеч­ным трак­том ни­че­го не слу­чит­ся. В об­щем, мы рас­пи­ли бу­тыл­ку «Мил­ка­най­зе­ра».

До сих пор с ни­ми ра­бо­та­ем. Мы сво­их кли­ен­тов зна­ем в ли­цо. Те­перь нам спе­ци­а­ли­сты корм­ле­ния уже са­ми за­да­ют век­тор, к при­ме­ру — «Мил­ка­най­зер» хо­рош, но ес­ли бы вы ту­да до­ба­ви­ли каль­ций, и т. д.

— Вы чув­ство­ва­ли недо­ве­рие имен­но к рос­сий­ским про­дук­там?

— До 2014 го­да рос­сий­ские до­бав­ки мо­лоч­ные ком­плек­сы бра­ли с неохо­той. Но те­перь мы ви­дим, что ры­нок корм­ле­ния из­ме­нил­ся ко­рен­ным об­ра­зом, сей­час в ос­нов­ном здесь при­сут­ству­ет рос­сий­ские ком­па­нии. Ин­декс ро­ста от­рас­ли — вы­став­ки. Рань­ше на стен­дах бы­ли толь­ко ино­стран­цы, из рос­сий­ских — за­ху­да­лые НИИ. Сей­час мы ви­дим рос­сий­ские ры­ноч­ные ком­па­нии.

— Ка­ко­ва сей­час география про­даж ва­шей про­дук­ции?

— Крас­но­дар­ский край — ра­бо­та­ем с круп­ней­ши­ми хол­дин­га­ми, та­ки­ми как Аг­ро­хол­динг име­ни Тка­чё­ва, «Ку­бань», Ку­бан­ский мо­лоч­но-то­вар­ный ком­плекс. Очень мно­го кли­ен­тов у нас в Во­ро­неж­ской об­ла­сти, Бел­го­род­ской об­ла­сти. Ря­зан­скую область мы прак­ти­че­ски всю охва­ты­ва­ем, в Мос­ков­ской об­ла­сти ра­бо­та­ем с самыми круп­ны­ми мо­лоч­ны­ми про­из­во­ди­те­ля­ми — «Плем­за­вод Ра­мен­ское» и ГК «Ро­та-Аг­ро». Ра­бо­та­ем в Во­ло­год­ской об­ла­сти, Ле­нин­град­ской об­ла­сти, Тю­мен­ской об­ла­сти, даль­ше все­го про­да­ём в Ир­кутск. В Ро­стов­ской об­ла­сти у нас с де­ся­ток кли­ен­тов ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са. Здесь ра­бо­та­ем че­рез ди­ле­ра. Так­же ра­бо­та­ем с пред­при­я­ти­я­ми. Став­ро­поль­ский край — очень спе­ци­фич­ный ре­ги­он, до­воль­но слож­но там ра­бо­тать, учи­ты­вая осо­бен­но­сти мест­но­го мен­та­ли­те­та.

— Как к вам при­шла идея соз­дать энер­ге­тик?

— Я очень мно­го ез­жу по мо­лоч­ным фер­мам в Аме­ри­ке и Ев­ро­пе. В 2012 го­ду на од­ной из фин­ских ферм я уви­дел, что ко­ро­вам для по­вы­ше­ния мо­ло­ко­от­да­чи да­ют несколь­ко кор­мо­вых до­ба­вок — про­пи­лен­гли­коль, гли­це­рин, са­ха­ро­зу. Я по­ду­мал: «По­че­му бы не сме­шать эти ком­по­нен­ты и не сде­лать про­дукт, ко­то­рый бы пол­но­стью за­кры­вал по­треб­ность в по­вы­ше­нии мо­ло­ко­от­да­чи?». Сы­рье­вой со­став в про­цен­тах нам сде­ла­ла не­мец­кая ком­па­ния «Био­хим». Ви­та­мин­но-ми­не­раль­ный ком­плекс раз­ра­бо­та­ли фран­цу­зы. Всё это сме­шать во­еди­но и апро­би­ро­вать по­мог Все­рос­сий­ский ин­сти­тут жи­вот­но­вод­ства (ВИЖ). Это бы­ла слож­ная за­да­ча. Нуж­но бы­ло про­бо­вать раз­ные тем­пе­ра­тур­ные ре­жи­мы, раз­ную рас­тво­ри­мость ви­та­ми­нов, смот­реть, как это ра­бо­та­ет с хи­ми­че­ски­ми про­цес­са­ми. К при­ме­ру, ма­те­ма­ти­че­ски эти ком­по­нен­ты да­ют об­мен­ную энер­гию ни­же за­яв­лен­ной, но в це­поч­ке хи­ми­че­ских про­цес­сов у ко­ров по­ка­за­те­ли уве­ли­чи­ва­ют­ся дву­крат­но или трёх­крат­но. Сей­час мы со­труд­ни­ча­ем толь­ко с ВИЖ. Я счи­таю, что это самый ав­то­ри­тет­ный ин­сти­тут в Рос­сии, ко­то­рый спо­со­бен по­кры­вать по­треб­но­сти про­из­во­ди­те­лей, со­вер­шен­ство­вать на­ши про­дук­ты и де­лать что-то но­вое. Мне в ВИЖ сра­зу ска­за­ли, что «Мил­ка­най­зер» — это док­тор­ская, над ко­то­рой я сей­час ра­бо­таю. На­де­юсь, в те­че­ние бли­жай­ших трёх лет по­лу­чит­ся за­щи­тить. Но один ВИЖ — это ма­ло для стра­ны, ко­неч­но. На­ша сель­ско­хо­зяй­ствен­ная на­у­ка от­ста­ёт от ми­ро­вых тен­ден­ций лет на два­дцать.

— Вы вы­ку­пи­ли про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти у обанк­ро­тив­ше­го­ся за­во­да пла­сти­ко­вых окон ООО «Арт пласт» ещё в 2011 го­ду. По­че­му вы ста­ли про­из­во­дить свои энер­ге­ти­ки толь­ко в 2014 го­ду, а ком­би­кор­мо­вый за­вод от­кры­ва­е­те лишь в 2018 го­ду?

— По­то­му что мы вы­во­ди­ли этот за­вод из банк­рот­ства па­рал­лель­но с тех­ни­че­ским пе­ре­во­ору­же­ни­ем все­го иму­ще­ствен­но­го ком­плек­са, в ко­то­рый ин­ве­сти­ро­ва­ли 85 мил­ли­о­нов руб­лей. Как толь­ко мы вы­ку­пи­ли эти мощ­но­сти, сю­да сра­зу же сбе­жа­лись все кре­ди­то­ры, опе­ча­та­ли за­вод. Бы­ло вре­мя, ко­гда мы гли­це­рин за­ли­ва­ли че­рез ок­но но­чью, по­то­му что две­ри бы­ли оплом­би­ро­ва­ны. Год на­зад арбитражный суд Ро­стов­ской об­ла­сти утвер­дил ми­ро­вое со­гла­ше­ние по это­му де­лу. Мы по­га­си­ли все дол­ги пе­ред кре­ди­то­ра­ми и ста­ли пол­но­цен­ны­ми соб­ствен­ни­ка­ми про­из­вод­ствен­но­го ком­плек­са. По­это­му толь­ко в про­шлом го­ду ста­ли фор­си­ро­вать за­пуск ком­би­кор­мо­во­го про­из­вод­ства, не упус­кая свои энер­ге­ти­ки.

— Это бы­ли за­ём­ные сред­ства?

— Нет, соб­ствен­ные. Нас кре­ди­ту­ет Сбер­банк, но это не кре­ди­ты на раз­ви­тие, это по­пол­не­ние обо­рот­ных средств, ко­то­рые поз­во­ля­ют нам при на­ра­щи­ва­нии кли­ент­ской ба­зы да­вать от­сроч­ку, за­ку­пать сы­рьё, не сбав­ляя рост. На раз­ви­тие мы тра­тим свою при­быль.

— Какие глав­ные пре­пят­ствия для раз­ви­тия ин­но­ва­ций вы сей­час ви­ди­те?

— От­сут­ствие кон­ку­рент­ной сре­ды во мно­гих об­ла­стях. Имен­но кон­ку­рен­ция рож­да­ет ин­но­ва­ции: ес­ли в тво­ей ни­ше есть несколь­ко кон­ку­рен­тов, ты про­сто обя­зан быть луч­ше их, это мо­ти­ви­ру­ет те­бя на соз­да­ние ин­но­ва­ций, но­вых про­дук­тов. И ещё, лет 20 на­зад у лю­дей бы­ла го­раз­до боль­ше пред­при­ни­ма­тель­ской ини­ци­а­ти­вы, они го­то­вы бы­ли брать на се­бя от­вет­ствен­ность. Сей­час её очень ма­ло.

— Как мо­жет вы­гля­деть ин­фра­струк­ту­ра под­держ­ки ин­но­ва­ций на го­су­дар­ствен­ном уровне для то­го, что­бы ин­но­ва­ции ста­ли драй­ве­ром эко­но­ми­че­ско­го ро­ста?

— Я бы не со­зда­вал ни­ка­кие эко­си­сте­мы и не вме­ши­вал ту­да го­су­дар­ство. По­че­му го­су­дар­ство долж­но участ­во­вать в биз­не­се? Го­су­дар­ство да­ёт биз­не­су пра­во­вое по­ле, в ко­то­ром он ра­бо­та­ет. Но го­су­дар­ство — это не ин­но­ва­тор, это кон­сер­ва­тор.

— На ка­ких на­прав­ле­ни­ях и при ка­ких усло­ви­ях бы­ли бы воз­мож­ны про­ры­вы в ва­шей от­рас­ли?

— На­ша от­расль бу­дет рас­ти, по­то­му что рас­тёт по­треб­ность в оте­че­ствен­ном мо­ло­ке. Мы уверены в том, что ры­нок бу­дет рас­ти в бли­жай­шие семь-де­сять лет. Но­вые про­дук­ты бу­дут по­яв­лять­ся, ис­хо­дя из по­треб­но­стей мо­лоч­ных фирм. Им по­на­до­бит­ся по­вы­шать жир­ность мо­ло­ка, по­вы­шать ко­ли­че­ство мо­ло­ка и т.д. Они ста­нут дик­то­вать па­ра­мет­ры рын­ка. ■

Имен­но кон­ку­рен­ция рож­да­ет ин­но­ва­ции: ес­ли в тво­ей ни­ше есть несколь­ко кон­ку­рен­тов, ты про­сто обя­зан быть луч­ше их

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.