ЧТО МЕ­ША­ЕТ БАН­КУ РОС­СИИ СДЕ­ЛАТЬ ИЗ МОСК­ВЫ ФИ­НАН­СО­ВЫЙ ЦЕНТР

Банк Рос­сии так и не осво­ил­ся в ро­ли ре­гу­ля­то­ра фи­нан­со­во­го рын­ка — хо­тя по боль­шо­му сче­ту от него тре­бу­ют­ся лишь две ве­щи: чет­кая стра­те­гия раз­ви­тия с внят­ны­ми це­ля­ми и ре­аль­ная, по­сле­до­ва­тель­ная за­щи­та ин­ве­сто­ров и по­тре­би­те­лей фи­нан­со­вых услуг

Ekspert - - FRONT PAGE -

зяв­ши­е­ся бук­валь­но из ни­от­ку­да ком­па­нии, не име­ю­щие ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к «Газ­про­му», по­лу ча­ют кон­троль над его «доч­кой» — «Газ­пром га­зо­рас­пре­де­ле­ние Ниж­ний Нов­го­род». Кон­троль пе­ре­да­ет­ся очень про­сто — с по­мо­щью до­пэмис­сии. Ми­но­ри­тар­ные ак­ци­о­не­ры ни­же­го­род­ской ком­па­нии по­про­си­ли Банк Рос­сии не ре­ги­стри­ро­вать ре­ше­ние об этом до­пол­ни­тель­ном вы­пус­ке ак­ций — ведь ком­па­ния и ее ма­жо­ри­тар­ные ак­ци­о­не­ры не ис­пол­ня­ют За­кон об ак­ци­о­нер­ных об­ще­ствах, не вы­став­ляя обя­за­тель­ную офер­ту для мел­ких ин­ве­сто­ров (по­дроб­нее о кон­флик­те ак­ци­о­не­ров об­л­га­зов «Экс­перт» уже пи­сал, см. «Как на­пу­гать “Газ­пром”» в № 36 за 2014 год). Од­на­ко в мар­те это­го го­да Банк Рос­сии спо­кой­но за­ре­ги­стри­ро­вал ре­ше­ние о до­пвы­пус­ке ак­ций, не­смот­ря на то что по за­ко­ну не дол­жен был это­го де­лать. И это лишь один из при­ме­ров то­го, как свое­об­раз­но Банк Рос­сии по­ни­ма­ет за­щи­ту ин­ве­сто­ров и ак­ци­о­не­ров.

«В пос лед­ние мес яцы рег ул ятор на­чал от­зы­вать вы­став­лен­ные пред­пи­са­ния и от­ка­зы­вать­ся от ис­ков, — рас­ска­зы­ва­ет управ­ля­ю­щий ди­рек­тор кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии Myriad Rus Алек­сандр Кли­мен­ко. — На во­про­сы ми­но­ри­тар­ных ак­ци­о­не­ров в ве­дом­стве от­ве­ча­ют, что не со­би­ра­ют­ся вме­ши­вать­ся в хо­зяй­ствен­ную де­я­тель­ность об­ще­ства и на­ру­шать го­су­дар­ствен­ные ин­те­ре­сы. Пред­ла­га­ют са­мо­сто­я­тель­но ид­ти в суд. Мы и идем, но хо­те­лось бы под­держ­ки от го­сор­га­на, ко­то­рый по за­ко­ну дол­жен за­ни­мать­ся за­щи­той прав ак­ци­о­не­ров». В Myriad Rus кон­ста­ти­ру­ют, что в це­лом Банк Рос­сии, иг­ра­ю­щий роль ре­гу­ля­то­ра фи­нан­со­вых рын­ков, стал бо­лее за­кры­тым и бю­ро­кра­ти­че­ским. «Не­по­нят­но, как при на­ли­чии ре­аль­ной вла­сти мож­но до­пу­стить, ска­жем, си­ту­а­цию с об­л­га­за­ми, при ко­то­рой ре­гу­ля­тор вы­но­сит “Газ­про­му” пред­пи­са­ния, но до­бить­ся их ис­пол­не­ния не мо­жет, — удив­ля­ет­ся пред­прав­ле­ния УК “Ар­са­ге­ра” Ва­си­лий Со­ло­вьев. — Ко­гда мы су­ди­лись с “Газ­про­мом” по по­во­ду невы­став­ле­ния офер­ты, пред­ста­ви­те­ли ре­гу­ля­то­ра не за­хо­те­ли участ­во­вать в ка­че­стве тре­тье­го ли­ца и не при­шли на суд».

Ин­ве­сто­ры, про­фу­част­ни­ки рын­ка и экс­пер­ты, ко­то­рых мы опро­си­ли, схо­дят­ся в том, что дей­ствия Бан­ка Рос­сии на фи­нан­со­вом рын­ке не име­ют чет­ко­го век то­ра. Пот ре­би­те ли фи­нан­со­вых услуг не чув­ству­ют се­бя за­щи­щен­ным, а про­фу­част­ни­ки не по­ни­ма­ют, как даль­ше бу­дет раз­ви­вать­ся фи­нан­со­вый ры­нок, ведь чет­кой кон­цеп­ции раз­ви­тия ре­гу­ля­тор так и

Вне пред­ло­жил. Мо­жет по­ка­зать­ся, что ощу­ще­ния во­все не глав­ное там, где ца­рят циф­ры. Од­на­ко, на са­мом де­ле, на фон­до­вом рын­ке как раз ощу­ще­ния крайне важ­ны. От ре­гу­ля­то­ра ожи­да­ют преж­де все­го ре­ши­тель­но­сти и спра­вед­ли­во­сти. Не сек­рет, что об­раз­цом ре­гу­ля­то­ра фи­нан­со­во­го рын­ка яв­ля­ет­ся аме­ри­кан­ская Ко­мис­сия по цен­ным бу­ма­гам, SEC. Ее ре­прес­сив­ная мощь дей­стви­тель­но впе­чат­ля­ет: толь­ко за 2015 фис­каль­ный год SEC вы­нес­ла 807 пред­пи­са­ний и по­лу­чи­ла штра­фы на 4,2 млрд дол­ла­ров. SEC не бо­ит­ся вме­ши­вать­ся ни в чьи хо­зяй­ствен­ные ин­те­ре­сы: на­при­мер, не да­лее как ме­сяц на­зад Ко­мис­сия оштра­фо­ва­ла на 80 млн дол­ла­ров ми­ро­во­го ги­ган­та Monsanto за ис­ка­же­ние ин­фор­ма­ции о при­бы­ли. По­пла­ти­лись и три топ-ме­не­дже­ра, а ген­ди­рек­тор и фи­нан­со­вый ди­рек­тор не по­стра­да­ли лишь по­то­му, что вер­ну­ли свои бо­ну­сы (в сум­ме око­ло 4 млн дол­ла­ров). Это во­все не озна­ча­ет, что на фи­нан­со­вом рын­ке США ма­ло на­ру­ше­ний — их хва­та­ет, от со­кры­тия при­бы­ли до мошенничеств под ви­дом бро­кер­ско­го биз­не­са. Но ак­тив­на я по­зи­ция SEC за­став­ля­ет ин­ве­сто­ров ве­рить, что на­ка­за­ние неот­вра­ти­мо и их ин­те­ре­сы охра­ня­ют. В этом и за­клю­ча­ет­ся ос­нов­ная роль со­здан­ной в 1934 го­ду SEC: вну­шать ин­ве­сто­рам до­ве­рие к фи­нан­со­вым рын­кам. К со­жа­ле­нию, по­ка Банк Рос­сии, сме­нив­ший Фе­де­раль­ную ко­мис­сию по фи­нан­со­вым рын­кам в ро­ли ре­гу­ля­то­ра, яв­но не справ­ля­ет­ся с ана­ло­гич­ной за­да­чей в от­но­ше­нии рос­сий­ских ин­ве­сто­ров. А на­бор раз­роз­нен­ных пред­по­ло­же­ний, за­ме­нив­ший со­бой необ­хо­ди­мый стра­те­ги­че­ский до­ку­мент, вну­ша­ет опа­се­ние, что и даль­ше наш фон­до­вый ры­нок бу­дет су­ще­ство­вать сам по се­бе.

Бла­гие на­ме­ре­ния

Банк Рос­сии взял на се­бя функ­ции ме­га­ре­гу­ля­то­ра фи­нан­со­во­го рын­ка в сен­тяб­ре 2013 го­да. Вы­пол­няв­шая до то­го мо­мен­та кон­троль­ные и над­зор­ные функ­ции ФСФР по­про­си­ла об уве­ли­че­нии шта­та и фи­нан­си­ро­ва­ния: служ­бе как раз вме­ни­ли в обя­зан­ность ре­гу­ли­ро­вать огром­ный ры­нок мик­ро­фи­нан­со­вых ор­га­ни­за­ций и бы­ло яс­но, что без уве­ли­че­ния ап­па­ра­та спра­вить­ся с ней невоз­мож­но. Но вме­сто это­го пер­вый ви­це-пре­мьер РФ Игорь Шу­ва­лов пред­ло­жил пе­ре­дать функ­ции ФСФР Бан­ку Рос­сии, со­здав, та­ким об­ра­зом, ме­га­ре­гу­ля­тор. Кон­цеп­ция ме­га­ре­гу­ли­ро­ва­ния до­воль­но по­пу­ляр­на в ми­ре: есть тео­рия, что еди­но­му ве­дом­ству го­раз­до удоб­нее ре­гу­ли­ро­вать бан­ки, бро­ке­ров и дру­гие фи­нан­со­вые ком­па­нии, так как обыч­но фи­нан­со­вые хол­дин­ги вклю­ча­ют в се­бя все воз­мож­ные ви­ды биз­не­са.

Банк Рос­сии от­ныне дол­жен был не толь­ко за­щи­щать рубль и обес­пе­чи­вать его устой­чи­вость, раз­ви­тие и укреп­ле­ние бан­ков­ской си­сте­мы, раз­ви­тие и ста­биль­ность на­ци­о­наль­ной пла­теж­ной си­сте­мы, но и раз­ви­тие и ста­биль­ность рос­сий­ско­го фи­нан­со­во­го рын­ка.

«Функ­ции ме­га­ре­гу­ля­то­ра — над­зор и ре­гу­ли­ро­ва­ние. При­ня­то счи­тать, что над­зор от­ве­ча­ет за си­стем­ные рис­ки и устой­чи­вость фи­нан­со­вых ор­га­ни­за­ций, а ре­гу­ли­ро­ва­ние — за под­дер­жа­ние на рын­ке кон­ку­рен­ции и за­щи­ту прав по­тре­би­те­лей фи­нан­со­вых услуг, — по­яс­ня­ет про­фес­сор НИУ ВШЭ Алек­сандр Абрамов. — С над­зо­ром ЦБ в це­лом справ­ля­ет­ся. Это не озна­ча­ет, что в от­но­ше­нии небан­ков­ских фи­нан­со­вых струк­тур он уже ра­бо­та­ет. Ско­рее ме­га­ре­гу­ля­тор энер­гич­но стро­ит то, че­го при ФСФР не бы­ло: си­сте­му пру­ден­ци­аль­но­го над­зо­ра». Счи­та­ет­ся, что пру­ден­ци­аль­ный над­зор поз­во­ля­ет предот­вра­тить про­бле­мы в фи­нан­со­вых ор­га­ни­за­ци­ях. Как это бу­дет ра­бо­тать в от­но­ше­нии про­фу­част­ни­ков фи­нан­со­во­го рын­ка, по­ка неяс­но, но в бан­ков­ской сфе­ре пру­ден­ци­аль­ный

На фи­нан­со­вом рын­ке США хва­та­ет на­ру­ше­ний, но ак-

тив­ная по­зи­ция SEC за­став­ля­ет ин­ве­сто­ров ве­рить, что

на­ка­за­ние неот­вра­ти­мо и их ин­те­ре­сы охра­ня­ют

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.