ВЕР­НУ­ЛИ КРЫМ — ВЕР­НЕМ РОС­СИЮ

Воз­вра­ще­ние Кры­ма уси­ли­ло за­прос об­ще­ства на эф­фек­тив­ность и пат­ри­о­тич­ность вла­сти. Несо­от­вет­ствие элит ис­то­ри­че­ско­му со­бы­тию двух­лет­ней дав­но­сти спо­соб­но вы­звать тя­же­лей­ший кри­зис го­су­дар­ства

Ekspert - - FRONT PAGE -

чень хо­чет­ся вер­нуть эти эмо­ции. Хо­тя бы че­рез яр­кие вос­по­ми­на­ния. Ме­ся­ца­ми пе­ре­ли­ва­ю­ще­е­ся по Кры­му хо­ро­вое «Рос­сия, Рос­сия». Вне­зап­ные три­ко­ло­ры на ок­нах и бал­ко­нах по всей стране. Сле­зы в про­ре­зях ба­ла­клав гро­мад­ных спец­на­зов­цев из «Бер­ку­та», ко­то­рые при­е­ха­ли с за­коп­чен­но­го Май­да­на под скан­ди­ро­ва­ние «Спа­си­бо!». Фан­та­сти­че­ский об­раз веж­ли­во­го рус­ско­го сол­да­та, вер­нув­ше­го крым­ско­му «кiту» до­стой­ную бук­ву о. Эмо­ции мно­го­со­став­ные, глу­бо­кие, об­раз­ные, но схлы­нув­шие и пре­вра­тив­ши­е­ся в глу­бо­кое об­ще­на­род­ное чув­ство, имя ко­то­ро­му «Крым­наш». Пло­хо иден­ти­фи­ци­ру­е­мое, но то­таль­но внед­рив­ше­е­ся в на­ци­о­наль­ное со­зна­ние. Се­го­дня под­держ­ка вхож­де­ния по­лу­ост­ро­ва в со­став Рос­сии близ­ка к аб­со­лют­ной — 95%. Чем же обер­нул­ся «Крым­наш» для стра­ны и на­ро­да спу­стя два го­да?

ОЧто та­кое «Крым­наш»

Сей­час есть ощу­ще­ние, что Крым из Рос­сии ни­ку­да и не ухо­дил. И это, по су­ти, не так да­ле­ко от ис­ти­ны. Для граж­дан стра­ны и для боль­шо­го ко­ли­че­ства жи­те­лей со­сед­них рес­пуб­лик те­зис о «раз­де­лен­ном рус­ском на­ро­де» яв­ля­ет­ся про­сто обо­ро­том ре­чи: и бла­го­да­ря услов­но­сти пост­со- вет­ских гра­ниц, и вслед­ствие раз­мы­той на­ци­о­наль­ной идентичности. Укра­и­ну и Бе­ло­рус­сию мы счи­та­ли ча­стью «Рус­ско­го ми­ра» за­дол­го до то­го, как это по­ня­тие во­рва­лось в ме­дий­ное про­стран­ство. «Там» жи­ли «на­ши», по­ка ан­ти­рос­сий­ский де­мон не узур­пи­ро­вал Ки­ев. Крым же все­гда был и оста­вал­ся рус­ским — Вла­ди­мир Пу­тин про­сто на­звал ве­щи сво­и­ми име­на­ми и фор­ма­ли­зо­вал про­цесс. Что ни­сколь­ко не ума­ля­ет ис­то­ри­че­ской зна­чи­мо­сти дан­но­го ре­ше­ния. Для про­сто­го лю­да все бы­ло про­ще: мы вер­ну­ли свое. А по­то­му это сто­ит лю­бых из­дер­жек, будь то эко­но­ми­че­ские санк­ции или внеш­нее дав­ле­ние.

Два го­да рос­сий­ские ин­тел­лек­ту­а­лы пы­та­лись под­ве­сти идео­ло­ги­че­скую ба­зу под мощ­ное кон­со­ли­ди­ру­ю­щее чув­ство, воз­ник­шее в рус­ском об­ще­стве по­сле воз­вра­ще­ния по­лу­ост­ро­ва. «Крым­ский кон­сен­сус» объ­еди­нил биз­не­сме­на и ра­бо­че­го, до­мо­хо­зяй­ку и те­лезвез­ду, со­ци­а­ли­ста и на­сто­я­ще­го ли­бе­ра­ла. Что же это за чув­ство? Связь вре­мен и па­мять о хри­сти­ан­ских кор­нях, ухо­дя­щих сквозь со­вет­ский ин­тер­на­ци­о­на­лизм в цар­скую Рос­сию вплоть до кре­ще­ния кня­зя Вла­ди­ми­ра в Хер­со­не­се? Взрыв пат­ри­о­тиз­ма, вне­зап­но про­бив­ший за­ку­по­рен­ное по­тре­би­тель­ским бла­го­ден­стви­ем са­мо­со­зна­ние? «Рус­ская вес­на», дав­шая старт тя­ге к со­би­ра­тель­ству рус­ских зе­мель?

«Эмо­ция, вы­зван­ная воз­вра­ще­ни­ем Кры­ма, бы­ла и бу­дет все­гда, — убеж­ден рос­сий­ский фи­ло­соф, про­фес­сор фи­ло­соф­ско­го фа­куль­те­та МГУ Фе­дор Ги­ре­нок. — Де­ло в том, что у рус­ско­го на­ро­да не сфор­ми­ро­ва­но на­ци­о­наль­ное со­зна­ние, хо­тя его пы­та­ют­ся сфор­ми­ро­вать. Мы раз­ви­ва­лись не как нация. Рус­ское со­зна­ние в боль­шей ча­сти им­пер­ское, оно сфор­ми­ро­ва­лось за по­след­ние 200 лет. Нуж­но по­ни­мать, что, ко­гда име­ешь де­ло с рус­ски­ми, име­ешь де­ло с им­пер­ским со­зна­ни­ем со все­ми его плю­са­ми и изъ­я­на­ми».

Раз­ве не уди­ви­тель­но, что рых­лое, раз­дроб­лен­ное, аморф­ное, по­те­рян­ное об­ще­ство вне­зап­но вы­ки­ну­ло мощ­ную кон­со­ли­ди­ру­ю­щую эмо­цию, при­чем не в от­вет на угро­зу извне (мо­тив про­ти­во­сто­я­ния внеш­не­му врагу по­явил­ся поз­же), а ре­а­ги­руя на со­зи­да­тель­ную, по­зи­тив­ную, ин­те­гра­ци­он­ную идею? Эмо­цию, услож­нен­ную глу­бо­ким са­мо­ана­ли­зом: «Кто мы? За­чем мы здесь? Ку­да мы идем?» Крым за­пу­стил по­иск на­ци­о­наль­ной идентичности, ко­то­рый Вла­ди­мир Пу­тин без­успеш­но пы­тал­ся несколь­ко лет ак­ти­ви­ро­вать «свер­ху» — на Вал­дае и дру­гих дис­кус­си­он­ных пло­щад­ках, пре­крас­но, впро­чем, по­ни­мая, что про­цесс из­вле­че­ния на­ци­о­наль­ной са­мо­иден­ти­фи­ка­ции мо­жет про­хо­дить

лишь в глу­би­нах на­род­но­го со­зна­ния. Ис­кра вы­жи­га­лась не раз: и в от­вет на ле­ген­дар­ный раз­во­рот Ев­ге­ния При­ма­ко­ва над Ат­лан­ти­кой, и в мо­мент брос­ка в Приш­ти­ну, и по­сле жест­кой во­ен­ной ре­ак­ции на гру­зин­скую агрес­сию в Аб­ха­зии и Юж­ной Осе­тии. Од­на­ко бес­пре­це­дент­ный пат­ри­о­ти­че­ский подъ­ем слу­чил­ся лишь по­сле крымского ре­фе­рен­ду­ма, ко­то­рый из­ба­вил рус­ских от ком­плек­са по­беж­ден­но­го на­ро­да.

«Вос­ста­нов­ле­ние Кры­ма в со­ста­ве Рос­сии, это, ко­неч­но, шаг к пе­ре­смот­ру бе­ло­веж­ской ка­пи­ту­ля­ции, пре­одо­ле­ние по­след­ствий ка­та­стро­фы раз­де­ла стра­ны, — счи­та­ет док­тор по­ли­ти­че­ских на­ук, про­фес­сор фа­куль­те­та по­ли­то­ло­гии МГУ Сер­гей Чер­ня­хов­ский. —Это­бы­ли­мен­но раз­дел стра­ны, а не рас­пад, спро­во­ци­ро­ван­ный те­ми или ины­ми по­ли­ти­че­ски­ми си­ла­ми, ино­гда внут­рен­ни­ми. Это бы­ло по­рож­де­ние субъ­ект­но­сти. Чем вы­зва­на остро­та и бо­лез­нен­ность ре­ак­ции на­ше­го за­пад­но­го кон­ку­ри­ру­ю­ще­го парт­не­ра? По­ку­ше­ни­ем на их до­ми­ни­ро­ва­ние. Си­ту­а­ция с Кры­мом в от­но­ше­нии ми­ро­вой по­ли­ти­ки — это пол­ный ана­лог то­го, что про­изо­шло в 1776 го­ду, ко­гда США ска­за­ли, что им не указ. То­гда они бро­си­ли вы­зов ми­ро­во­му ге­ге­мо­ну. В но­вей­ших усло­ви­ях Рос­сия, Крым бро­са­ют вы­зов со­вре­мен­но­му ми­ро­во­му ге­ге­мо­ну. Мы ска­за­ли, что мы неза­ви­си­мы, мы су­ве­рен­ны».

Внеш­ний фак­тор

Борь­ба за су­ве­рен­ность про­во­ди­мой по­ли­ти­ки, за пра­во са­мо­сто­я­тель­но опре­де­лять бу­ду­щее свое и сво­ей стра­ны ста­ла вто­рым фак­то­ром, уси­лив­шим крым­ские эмо­ции. Ре­ше­ни­ем вер­нуть по­лу­ост­ров в со­став стра­ны Рос­сия в ра­зы по­вы­си­ла став­ки в про­ти­во­сто­я­нии с аме­ри­кан­ской идео­ло­ги­ей ис­клю­чи­тель­но­сти. До это­го со­бы­тия пред­ло­же­ние Рос­сии раз­ра­бо­тать но­вую ар­хи­тек­ту­ру меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний, ос­но­ван­ную на вза­им­ном ува­же­нии ин­те­ре­сов, толь­ко де­кла­ри­ро­ва­лось, но по­сле мар­тов­ских со­бы­тий 2014 го­да во­прос встал ребром, по­сколь­ку был разрушен ба­ланс, воз­ник­ший по­сле раз­ва­ла Со­ю­за. Необ­хо­ди­мо бы­ло ли­бо за­ста­вить Рос­сию вер­нуть­ся к преж­ним пра­ви­лам иг­ры, ли­бо на­щу­пать но­вые. Мы оста­лись непре­клон­ны. За­пад в от­вет още­ти­нил­ся санк­ци­я­ми, не же­лая упус­кать при­выч­ную и вы­год­ную для се­бя мо­дель ми­ро­устрой­ства. Се­го­дня, не­смот­ря на жест­кую пуб­лич­ную по­зи­цию, в ми­ре уже сми­ри­лись с вос­со­еди­не­ни­ем Рос­сии и Кры­ма. Во­прос ле­ги­ти­ма­ции сто­ит для За­па­да, а не для нас. При этом ос­нов­ная точ­ка кон­фрон­та­ции от­нюдь не Та­ври­да, и не Дон­басс, и да­же не Си­рия — а все тот же во­прос о но­вых рам­ках меж­ду­на­род­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний.

Вы­дви­гая за­пад­но­му ми­ру тре­бо­ва­ния (и о при­зна­нии Кры­ма рос­сий­ским, и о необ­хо­ди­мо­сти рав­но­прав­но­го диа­ло­га по но­вым па­ра­мет­рам ми­ро­устрой­ства), Вла­ди­мир Пу­тин оста­вал­ся по­нят­ным для сво­е­го на­ро­да по­ли­ти­ком, по­сколь­ку опи­рал­ся на пред­став­ле­ние о спра­вед­ли­во­сти — неве­ро­ят­но глу­бо­кое чув­ство. Имен­но по­это­му, не­смот­ря на санк­ции и жест­кую ан­ти­за­пад­ную про­па­ган­ду, рос­си­яне в мас­се сво­ей не ушли в глухую агрес­сив­ную за­щи­ту, не за­ку­по­ри­лись в хо­лод­ном пан­ци­ре, а с по­ни­ма­ни­ем от­нес­лись к угро­зам уязв­лен­но­го ян­ки и к необ­хо­ди­мым ра­ди Кры­ма жерт­вам. Тем бо­лее не про­изо­шло идео­ло­ги­че­ско­го раз­ры­ва с ев­ро­пей­ски­ми цен­ност­ны­ми ори­ен­ти­ра­ми.

Прав­да, го­тов­ность участ­во­вать в «крым­ском вы­бо­ре» про­де­мон­стри­ро­ва­ли да­ле­ко не все слои об­ще­ства. Са­мое пе­чаль­ное — рас­ко­ло­лась эли­та. «Вос­со­еди­не­ние с Кры­мом озна­ча­ло прин­ци­пи­аль­ный от­каз иг­рать по пра­ви­лам, ко­то­рые пи­шут­ся в Ва­шинг­тоне, Лон­доне и Брюс­се­ле, — счи­та­ет Ва­ле­рий Фе­до­ров, ге­не­раль­ный ди­рек­тор ВЦИОМ. — Крым со­здал двой­ной кон­фликт: внеш­ний — с За­па­дом и внут­рен­ний кон­фликт в эли­те, ко­то­рая ока­за­лась по­став­ле­на пе­ред вы­бо­ром. Об­ще­ство­то дав­но свой вы­бор сде­ла­ло. Про­сто это­му яв­ле­нию не бы­ло да­но имя, не бы­ло зна­ме­ни, не бы­ло вы­со­чай­шей санк­ции. А эли­та ока­за­лась пе­ред необ­хо­ди­мо­стью или по­ме­нять клю­че­вые фак­то­ры сво­е­го по­ве­де­ния, или го­то­вить за­го­вор, или про­сто отъ­ез­жать из стра­ны».

Необ­хо­ди­мость вы­бо­ра

Рас­кол элит (в са­мом ши­ро­ком смыс­ле это­го сло­ва) по крым­ско­му во­про­су по­ро­дил несколь­ко се­рьез­ных ди­лемм в са­мых раз­ных сфе­рах на­шей жиз­ни. Наи­бо­лее гиб­ки­ми и быст­ры­ми ока­за­лись по­ли­ти­ки, как ни­кто за­ви­ся­щие от эмо­ций элек­то­ра­та. Впро­чем, сре­да ме­ня­лась са­ма, без кон­стру­и­ро­ва­ния свер­ху. Вла­ди­мир Пу­тин, еди­но­лич­но при­няв­ший ре­ше­ние о воз­вра­ще­нии Кры­ма вме­сте со все­ми рис­ка­ми, по­лу­чил бес­пре­це­дент­но вы­со­кий рей­тинг под­держ­ки, ко­то­рый на­вер­ня­ка вы­дер­жит уда­ры эко­но­ми­че­ских неуря­диц и ги­по­те­ти­че­ски оста­вит не у дел воз­мож­ных кон­ку­рен­тов на вы­бо­рах 2018 го­да. Крым­ским ре­ше­ни­ем Пу­тин без­услов­но за­кре­пил за со­бой ста­тус фи­гу­ры ис­то­ри­че­ско­го мас­шта­ба: по­хо­жих у нас нет и, к со­жа­ле­нию, не пред­ви­дит­ся.

«Крым­ский кон­сен­сус» на­дол­го, ес­ли не на­все­гда, за­фик­си­ро­вал рам­ки по­ли­ти­че­ской и пар­тий­ной борь­бы. Ты мо­жешь быть пра­вым или ле­вым, ло­я­ли­стом или ре­во­лю­ци­о­не­ром, ру­гать власть или вос­хва­лять ре­жим, но, ес­ли «Крым не наш», доб­ро по­жа­ло­вать в мар­ги­на­лы, дру­жок. Ты не про­сто по­те­ря­ешь элек­то­раль­ный про­цент, но свои же те­бе плю­нут в спи­ну. Из­би­ра­тель­ные кам­па­нии по­след­них двух лет крас­но­ре­чи­во об этом сви­де­тель­ству­ют.

Не­смот­ря на то­таль­ный кон­сен­сус боль­шин­ства в от­но­ше­нии Кры­ма, от­дель­ные ли­ца, ис­по­ве­ду­ю­щие мар­ги­наль­ные идеи, не бы­ли вы­дав­ле­ны из по­ли­ти­че­ско­го по­ля. Так на­зы­ва­е­мая неси­стем­ная оп­по­зи­ция по-преж­не­му ши­ро­ко пред­став­ле­на в пуб­лич­ном про­стран­стве. Ре­гу­ляр­но оби­жа­ясь, что ее на­зы­ва­ют «пя­той ко­лон­ной», эта часть эли­ты сло­во за сло­вом за­креп­ля­ет за со­бой ста­тус «пре­да­те­лей». Вер­хом ненор­маль­но­сти стал недав­ний Форум сво­бод­ной Рос­сии в При­бал­ти­ке, где на­ко­нец бы­ло внят­но ар­ти­ку­ли­ро­ва­но тре­бо­ва­ние пе­ре­дать стра­ну под ино­стран­ное управ­ле­ние. Впро­чем, еще до всех этих от­кро­ве­ний, как раз по­сле Кры­ма, пат­ри­о­тич­ное боль­шин­ство по­ста­ви­ло крест как на по­ли­ти­че­ских при­тя­за­ни­ях неси­стем­ной оп­по­зи­ции, так и на сред­не­сроч­ной воз­мож­но­сти изнутри ак­ти­ви­ро­вать цвет­ные ре­во­лю­ци­он­ные сце­на­рии.

Слож­нее об­сто­ит де­ло в эко­но­ми­че­ской и со­ци­аль­ной плос­ко­сти. Уже яс­но, что не уда­лось сва­лить на Крым все про­бле­мы рос­сий­ской эко­но­ми­ки и про­сче­ты чи­нов­ни­ков. Непро­фес­си­о­на­лизм от­дель­ных лиц обо­шел­ся нам го­раз­до до­ро­же, неже­ли санк­ции или па­де­ние цен на нефть. Оче­вид­но, что пе­ре­кры­тие ино­стран­но­го рын­ка кре­ди­то­ва­ния раз­ру­ши­ло сло­жив­шу­ю­ся мо­дель рос­сий­ской эко­но­ми­ки ну­ле­вых и чет­ко по­ста­ви­ло во­прос о по­ис­ке но­вой кон­цеп­ции раз­ви­тия. Од­на­ко для «ли­бе­раль­но­го» кру­га чи­нов­ни­ков эта раз­вил­ка так и оста­лась ди­лем­мой, без от­ве­та и хо­тя бы по­пы­ток по­ис­ка иных стра­те­гий. Есть, впро­чем, и по­зи­тив­ные сиг­на­лы: по­яви­лось по­ни­ма­ние без­аль­тер­на­тив­но­сти став­ки на на­ци­о­наль­ную

В Бах­чи­са­рае уста­но­ви­ли па­мят­ник «веж­ли­во­му» рос­сий­ско­му сол­да­ту

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.