В ОЖИДАНИИ БЕСТСЕЛЛЕРА Олег Но­ви­ков, глав­ный че­ло­век на рос­сий­ском книж­ном рын­ке, смот­рит в бу­ду­щее книж­ной ин­ду­стрии со сдер­жан­ным оп­ти­миз­мом

Олег Но­ви­ков, глав­ный че­ло­век на рос­сий­ском книж­ном рын­ке, смот­рит в бу­ду­щее книж­ной ин­ду­стрии со сдер­жан­ным оп­ти­миз­мом

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

С3 по 6 июня на Крас­ной пло­ща­ди прой­дет уже тре­тий по сче­ту книж­ный фе­сти­валь. В его рам­ках за­пла­ни­ро­ва­но 500 со­бы­тий на 12 пло­щад­ках. На Крас­ной пло­ща­ди со­бе­рут­ся пред­ста­ви­те­ли 400 из­да­тельств со всей Рос­сии. На­ка­нуне фе­сти­ва­ля «Эксперт» по­го­во­рил с ге­не­раль­ным ди­рек­то­ром из­да­тель­ско­го хол­дин­га «Экс­мо-АСТ» Оле­гом Но­ви­ко­вым о том, по ка­ким эко­но­ми­че­ским прин­ци­пам ра­бо­та­ет из­да­тель­ство и что поз­во­ля­ет кни­ге со­хра­нять преж­ний вид в век циф­ро­лю­ции.

Еле­на Ни­ко­ла­е­ва: На­сколь­ко в про­цес­се со­зда­ния кни­ги се­го­дня ва­жен ре­дак­тор?

— На мой взгляд, од­на из функ­ций из­да­тель­ства — быть «мо­сти­ком» меж­ду чи­та­те­лем и ав­то­ром. Ре­дак­тор — тот са­мый че­ло­век, ко­то­рый ве­дет ра­бо­ту с ру­ко­пи­ся­ми и от­би­ра­ет ав­то­ров. До­сти­же­ния Еле­ны Шу­би­ной не слу­чай­ны. Она един­ствен­ная, ко­му уда­лось за по­след­ние де­сять-пят­на­дцать лет вы­пу­стить из-под сво­е­го кры­ла та­кое ко­ли­че­ство мо­ло­дых та­лант­ли­вых ав­то­ров. Из мо­их лич­ных бе­сед с ав­то­ра­ми я знаю, что им ра­бо­та с ре­дак­то­ра­ми то­же крайне важ­на — как воз­мож­ность по­лу­чить со­вет, об­су­дить на­пи­сан­ное, по­лу­чить первую кри­ти­ку.

Вя­че­слав Су­ри­ков: Ка­кие за­да­чи сто­ят пе­ред со­вре­мен­ным ре­дак­то­ром?

— Ко­ли­че­ство ру­ко­пи­сей и вы­хо­дя­щих книг вы­рос­ло в ра­зы. Те­перь най­ти и до­не­сти до чи­та­те­ля ин­фор­ма­цию о кни­ге ста­ло, с од­ной сто­ро­ны, про­ще, с дру­гой — слож­нее. По­яви­лись но­вые сред­ства ком­му­ни­ка­ции, воз­мож­ность бо­лее чет­ко сег­мен­ти­ро­вать и диф­фе­рен­ци­ро­вать це­ле­вую ауди­то­рию. Бе­з­услов­но, есть кни­ги, ко­то­рые пре­тен­ду­ют на на­ци­о­наль­ный мас­штаб. Но ос­нов­ная часть со­вре­мен­ной ли­те­ра­ту­ры чет­ко тар­ге­ти­ро­ва­на. До­не­сти ин­фор­ма­цию о кни­ге до чи­та­те­ля — это часть за­да­чи ре­дак­то­ра. Еще в на­ча­ле 2000-х в «Экс­мо» ре­дак­тор был глав­ным че­ло­ве­ком в биз­не­се. Мар­ке­тин­го­вые ком­му­ни­ка­ции и дис­три­бу­ция — всем этим, хо­тя по­рой не на­пря­мую, управ­ля­ет ре­дак­тор. Но ес­ли речь идет о при­клад­ной ли­те­ра­ту­ре, там си­ту­а­ция несколь­ко дру­гая. На­при­мер, ко­гда к пе­ча­ти го­то­вит­ся кни­га о том, как «Спар­так» стал чем­пи­о­ном, при­вя­зан­ное к ее вы­хо­ду со­бы­тие ед­ва ли не важ­нее все­го осталь­но­го. Но ко­гда мы го­во­рим о ху­до­же­ствен­ной ли­те­ра­ту­ре, по­тен­ци­ал ру­ко­пи­си и мас­штаб воз­мож­но­стей кто-то дол­жен опре­де­лять, и, кро­ме ре­дак­то­ра, это ни­кто в из­да­тель­ском биз­не­се сде­лать не мо­жет. Все осталь­ное вы­стра­и­ва­ет­ся уже ис­хо­дя из то­го, как ре­дак­тор рас­став­ля­ет при­о­ри­те­ты. Ра­бо­ту ре­дак­то­ра и ру­ко­во­ди­те­ля ре­дак­ции мы

оце­ни­ва­ем не толь­ко по ко­ли­че­ству на­пе­ча­тан­ных книг и по ка­че­ству об­ло­жек, но и по ме­сту кни­ги в рей­тин­гах про­даж. И по за­пла­ни­ро­ван­ным объ­е­мам про­даж: и по от­де­лу в це­лом, и по до­ле рын­ка, и по ди­на­ми­ке этой до­ли.

Е. Н.: Как вы оце­ни­ва­е­те объ­ем про­даж?

— Есть об­щий объ­ем про­даж, ко­то­рый свя­зан как с це­ной, с ти­ра­жом, так и соб­ствен­но с тем, на­сколь­ко кни­га ре­аль­но про­да­лась. По­то­му что, как вы зна­е­те (это актуально и для жур­на­лов), про­цент воз­вра­тов — это те рис­ки, ко­то­рые несет биз­нес. То­вар мож­но по­ста­вить, за­гру­зить им пол­ки, но, ес­ли он не про­да­ет­ся, мы все это по­лу­ча­ем об­рат­но. А в Ев­ро­пе, в Шта­тах воз­врат у тор­го­вых се­тей со­став­ля­ет пят­на­дцать-два­дцать про­цен­тов. Мы с эти­ми циф­ра­ми ра­бо­тать не мо­жем.

Е. Н.: А че­рез ка­кое вре­мя идет воз­врат?

— Че­рез год, че­рез два — кни­ги, как про­дук­ты, не пор­тят­ся. Но все рав­но по­сле го­да на пол­ках он мо­раль­но и фи­зи­че­ски уста­ре­ва­ет.

В. С.: Есть ли ка­кой-то уни­вер­саль­ный на­бор тре­бо­ва­ний, ру­ко­вод­ству­ясь ко­то­ры­ми из­да­тель­ство при­ни­ма­ет ру­ко­пись для пе­ча­ти?

— Из­да­тель­ство или бе­рет текст, или не бе­рет, и ес­ли мы го­то­вы рис­ко­вать, то, как пра­ви­ло, все рав­но пла­тим аванс. Для на­чи­на­ю­ще­го ав­то­ра аванс не­боль­шой, два­дцать-трид­цать ты­сяч руб­лей, и он идет в счет ро­я­л­ти. В до­го­во­ре про­пи­сы­ва­ет­ся про­цент от­чис­ле­ний, ко­то­рые ав­тор по­лу­ча­ет от про­даж: в сред­нем от вось­ми до две­на­дца­ти-че­тыр­на­дца­ти про­цен­тов. Ино­гда ав­то­ру аван­си­ру­ют­ся сра­зу несколь­ко книг, что­бы у него был сти­мул ак­тив­но ра­бо­тать, хо­тя это ско­рее ис­клю­че­ние, чем пра­ви­ло. По­пу­ляр­ный ав­тор мо­жет вы­би­рать меж­ду тем из­да­тель­ством, где вы­ше ро­я­л­ти, и тем, ко­то­рое да­ет хо­ро­ший аванс в счет этих ро­я­л­ти. То есть аванс мо­жет быть вы­ше, а про­цент — ни­же, ес­ли, на­при­мер, из­да­тель боль­ше ве­рит в бу­ду­щее.

Е. Н.: Ина­че го­во­ря, 14 про­цен­тов — это мак­си­мум, на ко­то­рый мо­жет рас­счи­ты­вать да­же Улиц­кая?

— Улиц­кая, бе­з­услов­но, мо­жет рас­счи­ты­вать на боль­ший про­цент, по­то­му что для ав­то­ров-звезд, как и для звезд фут­боль­ных или звезд кино, все­гда есть осо­бые усло­вия.

В. С.: Но есть та­кие звез­ды, как Дмит­рий Бы­ков: он пуб­лич­но го­во­рит, что пи­са­тель­ская де­я­тель­ность в Рос­сии не мо­жет быть по уров­ню до­хо­дов ос­нов­ным ви­дом за­ра­бот­ка. По срав­не­нию с си­ту­а­ци­ей, ко­то­рая скла­ды­ва­ет­ся в книж­ной ин­ду­стрии в раз­ви­тых стра­нах, это и в са­мом де­ле бро­са­ет­ся в гла­за.

— Дмит­рий Бы­ков не са­мый про­да­ва­е­мый ав­тор, хо­тя, ко­неч­но, вос­тре­бо­ван. Его ти­ра­жи — трид­цать-со­рок ты­сяч. У нас есть ав­то­ры, ко­то­рые про­да­ют­ся ти­ра­жа­ми в пол­мил­ли­о­на­мил­ли­он эк­зем­пля­ров в год. Сей­час ти­раж Дон­цо­вой по­ряд­ка по­лу­то­ра мил­ли­о­нов, и это со­всем дру­гой объ­ем. Прин­ци­пи­аль­ная раз­ни­ца с за­ру­беж­ной прак­ти­кой вы­плат свя­за­на с тем, что у нас сред­ний ти­раж ни­же, чем в раз­ви­тых стра­нах. Сред­ний ти­раж в Рос­сии на­хо­дит­ся на уровне Поль­ши — че­ты­ре с по­ло­ви­ной ты­ся­чи, хо­тя на­се­ле­ние у нас су­ще­ствен­но боль­ше. А при та­ких ти­ра­жах очень тя­же­ло за­ра­бо­тать и из­да­тель­ству, и ав­то­ру. И вто­рое: в Рос­сии це­на на кни­гу по-преж­не­му ни­же, чем в лю­бых дру­гих стра­нах. Мы по­ни­ма­ем, что у на­ших чи­та­те­лей уро­вень до­хо­дов ни­же. Хо­тя дру­гие про­дук­ты мы по­ку­па­ем по ми­ро­вым це­нам и ино­гда до­ро­же: ма­ши­ны, одеж­ду. А кни­ги у нас де­шев­ле. Бе­з­услов­но, в этой си­ту­а­ции жерт­ва­ми от­ча­сти ста­но­вят­ся со­труд­ни­ки и ав­то­ры, по­то­му что ро­я­л­ти счи­та­ют­ся от ко­неч­ных про­даж. Но ес­ли це­на нач­нет рас­ти, со­кра­тит­ся ти­раж и ко­ли­че­ство чи­та­те­лей.

В. С.: «Экс­мо-АСТ» за­ни­ма­ет боль­шую до­лю рын­ка, и у ав­то­ров на са­мом де­ле не так мно­го воз­мож­но­стей вы­би­рать. «Экс­мо-АСТ» за­да­ет пра­ви­ла иг­ры, в том чис­ле в ра­бо­те с ав­то­ра­ми. По­лу­ча­ет­ся, что мо­дель эф­фек­тив­но­го эко­но­ми­че­ско­го су­ще­ство­ва­ния от­дель­но­го ав­то­ра за­клю­ча­ет­ся в том, что он дол­жен как мож­но боль­ше пи­сать. Вы при­во­ди­те в при­мер Да­рью Дон­цо­ву, а это од­на кни­га в три-че­ты­ре ме­ся­ца?

— Я уточ­ню: один­на­дцать книг в год.

В. С.: По­лу­ча­ет­ся, что все долж­ны или стать Да­рья­ми Дон­цо­вы­ми, или го­ло­дать на чер­да­ках?

— Людмила Улиц­кая пи­шет од­ну кни­гу в пять лет.

Е. Н.: И по­чти каж­дый раз го­во­рит, что это по­след­няя кни­га.

— Да, и каж­дый раз пре­ду­пре­жда­ет нас, что вот это точ­но бу­дет по­след­няя кни­га — боль­ше от ме­ня не жди­те, но сум­мар­но у нее до­ста­точ­но вы­со­кие про­да­жи. Я вам ска­жу боль­ше: мы сей­час про­во­дим юби­лей­ный год Мар­ша­ка, и ока­за­лось, что про­да­жи Мар­ша­ка — это пять­сот ты­сяч книг в год. Хо­тя на се­го­дняш­ний день он ни­че­го не пи­шет.

В. С.: Мар­шак — это бренд, ко­то­рый скла­ды­вал­ся де­ся­ти­ле­ти­я­ми.

— Про­да­жи Тол­сто­го, До­сто­ев­ско­го при­бли­зи­тель­но та­кие же. По­это­му во­прос не толь­ко в ко­ли­че­стве на­пи­сан­но­го, но и в ка­че­стве: да­же сто книг ти­ра­жом в три-че­ты­ре ты­ся­чи ме­нее ин­те­рес­ны, чем од­на ти­ра­жом в сто-две­сти ты­сяч. Вот по­че­му мы все-та­ки ори­ен­ти­ру­ем­ся на со­зда­ние бест­сел­ле­ров. Это кни­ги, ко­то­рые про­да­ют­ся ти­ра­жом от трид­ца­ти до пя­ти­де­ся­ти ты­сяч, хо­тя чет­ко­го опре­де­ле­ния, ко­неч­но, нет. Вы­пус­кая кни­гу ти­ра­жом в две-три ты­ся­чи эк­зем­пля­ров, мы прак­ти­че­ски ни­че­го не за­ра­ба­ты­ва­ем.

Е. Н.: За­чем то­гда?

— Мо­ло­дые ав­то­ры, но­вые ру­ко­пи­си — это часть биз­не­са и часть то­го, что на­до де­лать, что­бы это бы­ло хо­тя бы не убы­точ­но, но за­ра­бот­ка от них ждать не сто­ит. А вот даль­ше есть ав­то­ры, ко­то­рые из­да­ют­ся ти­ра­жом от пя­ти до пя­ти­де­ся­ти ты­сяч, — с ни­ми мы и ра­бо­та­ем. Ин­ве­сти­ру­ем в их про­дви­же­ние, а они при­но­сят нам при­быль и уве­ли­чи­ва­ют объ­е­мы про­даж.

В. С.: Плат­фор­мы для пуб­ли­ка­ции, ко­то­рые сей­час де­ла­ют гром­кие за­яв­ле­ния: что по ко­ли­че­ству книг они уже спо­соб­ны кон­ку­ри­ро­вать с круп­ны­ми из­да­тель­ства­ми…

— Да, по ко­ли­че­ству книг, ко­то­рые пред­став­ля­ют, они спо­соб­ны.

В. С.: Для вас это сво­е­го ро­да «ля­гу­шат­ник», где вы, мо­жет быть, при­смат­ри­ва­е­тесь к ка­ким-то но­вым ав­то­рам?

— «Ля­гу­шат­ник» — это не со­всем кор­рект­ное срав­не­ние, но в це­лом — да. Так мы мо­жем оце­нить спрос. Но нуж­но учи­ты­вать, что раз­ме­щен­ные там ру­ко­пи­си не про­хо­дят ре­дак­тор­скую об­ра­бот­ку.

Е. Н.: Вы мно­го раз го­во­ри­ли, что ин­ду­стрия из­ме­ни­лась тех­но­ло­ги­че­ски. Ка­ким об­ра­зом?

— Се­го­дня мож­но от­дать ру­ко­пись в циф­ро­вую пе­чать и по­лу­чить ее уже на сле­ду­ю­щий день.

Е. Н.: Это уде­шев­ля­ет про­из­вод­ство кни­ги?

— Нет.

Е. Н.: А что то­гда?

— Неболь­шие ти­ра­жи те­перь пе­ча­тать де­шев­ле. Рань­ше мы не ста­ли бы вы­пус­кать кни­гу ти­ра­жом пять­сот эк­зем­пля­ров: се­бе­сто­и­мость при этом бу­дет при­бли­зи­тель­но рав­на про­даж­ной цене. Ес­ли рань­ше это­го про­сто нель­зя бы­ло се­бе поз­во­лить, то сей­час на­пе­ча­тать циф­ро­вым спо­со­бом кни­гу тео­ре­ти­че­ски мож­но. Ес­ли есть спрос, то я го­тов очень до­ро­го ее про­да­вать, но все-та­ки ос­но­ва биз­не­са — это та же пе­чать, ка­кая бы­ла и пять­де­сят лет на­зад, с те­ми же пе­ре­плет­ны­ми ма­ши­на­ми. Не­ко­то­рые про­цес­сы ав­то­ма­ти­зи­ро­ва­ны. На­при­мер, сей­час не на­до ру­ко­пись от­во­зить в ти­по­гра­фию — ее мож­но от­пра­вить че­рез ин­тер­нет. Но в осталь­ном ти­по­граф­ская пе­чать оста­лась той же. Там по­чти ни­че­го не из­ме­ни­лось.

Е. Н.: Ка­кая до­ля за­трат при­хо­дит­ся на каж­дый этап про­из­вод­ства кни­ги?

— При­бли­зи­тель­но две­на­дцать про­цен­тов — до­ля ав­тор­ских от­чис­ле­ний. Два­дцать про­цен­тов — за­тра­ты на ти­по­гра­фию, это сред­ние циф­ры, они мо­гут силь­но раз­ли­чать­ся в за­ви­си­мо­сти от ти­ра­жа. Два­дцать про­цен­тов — на ма­те­ри­а­лы, да­же два­дцать пять: в по­след­нее вре­мя их до­ля в цене вы­рос­ла. Речь идет о на­шей цене. Есть еще на­цен­ка роз­ни­цы.

Е. Н.: Обыч­но она сто про­цен­тов?

– Да, око­ло ста про­цен­тов. Ин­тер­нет де­ла­ет на­цен­ку мень­ше. При­бли­зи­тель­но два­дцать про­цен­тов — се­бе­сто­и­мость из­да­тель­ско­го про­цес­са и еще два­дцать — за­тра­ты на дис­три­бу­цию.

Е. Н.: По­до­жди­те, а мар­жа? Где она по­те­ря­лась?

— Есть еще и воз­вра­ты ти­ра­жа, и дру­гие из­держ­ки. Но в сред­нем мы ра­бо­та­ем с мар­жей на уровне се­ми-вось­ми про­цен­тов.

Е. Н.: Зна­чит, то, что у вас сеть ма­га­зи­нов, оправ­дан­но?

— Сеть ма­га­зи­нов — это дру­гой биз­нес, и он не вхо­дит в из­да­тель­ский кон­тур.

Е. Н.: Но ведь это очень пра­виль­но для вас — вла­деть та­ким ак­ти­вом?

— Это пра­виль­но, по­то­му что, ес­ли бы мы в свое вре­мя не ин­ве­сти­ро­ва­ли в раз­ви­тие роз­ни­цы, нам сей­час негде бы­ло бы про­да­вать кни­ги. Это сей­час уже ин­тер­нет-про­да­жи мо­гут от­ча­сти ре­шать та­кие во­про­сы, но се­го­дня успеш­ное раз­ви­тие роз­ни­цы для нас — это точ­ка опо­ры и точ­ка ро­ста. За по­след­ние три го­да вы­руч­ка роз­ни­цы уве­ли­чи­лась в два ра­за. Се­го­дня вы­руч­ка ком­па­нии «Чи­тай-го­род / Но­вый книж­ный / Бук­во­ед» при­бли­жа­ет­ся к два­дца­ти мил­ли­ар­дам руб­лей.

Е. Н.: С чем вы это свя­зы­ва­е­те?

— С тем, что она ак­тив­но от­кры­ва­ет книж­ные ма­га­зи­ны. Пять­де­сят про­цен­тов при­бы­ли ин­ве­сти­ру­ет­ся в от­кры­тие книж­ных ма­га­зи­нов. Се­го­дня это по­ряд­ка пя­ти­сот де­вя­но­ста де­вя­ти мил­ли­о­нов руб­лей в год. Это не по­куп­ка, а аренд­ные от­но­ше­ния, и тем не ме­нее ин­ве­сти­ции нуж­ны: в под­го­тов­ку по­ме­ще­ния, в по­куп­ку обо­ру­до­ва­ния.

Е. Н.: Да, это се­рьез­ная ин­ве­сти­ция.

— В про­шлом го­ду они от­кры­ли во­семь­де­сят книж­ных ма­га­зи­нов. На этот год план та­кой же. Мы пла­ни­ру­ем охва­тить книж­ны­ми ма­га­зи­на­ми все го­ро­да с на­се­ле­ни­ем бо­лее пя­ти­де­ся­ти ты­сяч че­ло­век.

Е. Н.: С ума сой­ти! Это сколь­ко книг на­до про­да­вать в год, что­бы пла­тить за арен­ду?

— На са­мом де­ле это ин­те­рес­ный и успеш­ный биз­нес. Мы вы­шли на хо­ро­шую опе­ра­ци­он­ную рен­та­бель­ность и раз­ви­ва­ем­ся. Ес­ли рань­ше роз­ни­ца рос­ла за счет кре­ди­тов, ко­то­рые предо­став­ля­ло из­да­тель­ство, то се­го­дня они са­ми ин­ве­сти­ру­ют при­быль в раз­ви­тие книж­ных ма­га­зи­нов. Биз­нес стал при­быль­ным. Но это во­прос опы­та, ком­пе­тен­ций, зна­ний, тех­но­ло­гий. Что ин­те­рес­но: Amazon то­же ре­шил от­кры­вать книж­ные ма­га­зи­ны офлайн. То есть хо­тя и пред­ре­ка­ли смерть книж­ной роз­ни­це, вы­яс­ни­лось, что она то­же мо­жет быть эф­фек­тив­ной.

В. С.: Мы ви­дим, что в му­зы­каль­ной ин­ду­стрии про­изо­шли гло­баль­ные из­ме­не­ния: фи­зи­че­ские но­си­те­ли прак­ти­че­ски ис­чез­ли. За счет че­го дер­жит­ся книж­ная ин­ду­стрия? По­че­му на этом рын­ке все-та­ки все еще вос­тре­бо­ван бу­маж­ный но­си­тель?

— Еще пять лет на­зад участ­ни­ки Франк­фурт­ской книж­ной яр­мар­ки очень гру­сти­ли по это­му по­во­ду. Круп­ней­шие аме­ри­кан­ские из­да­тель­ства со­би­ра­лись пе­ре­ез­жать из цен­тра в при­го­ро­ды, оп­ти­ми­зи­ро­вать рас­хо­ды: они се­рьез­но опа­са­лись, что циф­ро­вая кни­га, а воз­мож­но, и сам­из­дат, убьет бу­маж­ную, убьет их вы­руч­ку, уни­что­жит их вос­тре­бо­ван­ность имен­но как биз­не­са. Но с каж­дым го­дом си­ту­а­ция вы­гля­дит все луч­ше и луч­ше. Из­да­те­ли уви­де­ли, что элек­трон­ная кни­га не уби­ва­ет биз­нес, а на­обо­рот, по­мо­га­ет ему. За счет элек­трон­ных книг до­хо­ды вы­рос­ли, по­то­му что кни­га ста­ла до­ступ­нее чи­та­те­лю, осо­бен­но мо­ло­до­му, ко­то­рый не хо­дил в книж­ные ма­га­зи­ны и ори­ен­ти­ро­вал­ся толь­ко на элек­трон­ные СМИ и элек­трон­ное про­дви­же­ние. Те­перь он в соц­се­тях по­лу­чил ин­фор­ма­цию, тут же за­шел в ма­га­зин, тут же ку­пил, и ока­за­лось, что это очень удоб­но. Охват ауди­то­рии уве­ли­чил­ся.

Но боль­шин­ство чи­та­те­лей все рав­но пред­по­чи­та­ет тра­ди­ци­он­ную кни­гу — по мно­гим при­чи­нам. Она и при­выч­ней, и ин­фор­ма­ция луч­ше усва­и­ва­ет­ся. На За­па­де не бы­ло фак­то­ра элек­трон­но­го пи­рат­ства, по­это­му элек­трон­ные кни­ги там сто­ят столь­ко же, сколь­ко бу­маж­ные. Ты мо­жешь вы­би­рать, но де­шев­ле не бу­дет, а до­хо­ды из­да­те­лей и их мар­жа да­же вы­рос­ли. И сей­час си­ту­а­ция ста­би­ли­зи­ро­ва­лась на всех рын­ках. Где-то, как в США, элек­трон­ные кни­ги за­ни­ма­ют трид­цать про­цен­тов рын­ка (в ос­нов­ном это ху­до­же­ствен­ная ли­те­ра­ту­ра), а бу­маж­ные — семь­де­сят. Где-то, как в Гер­ма­нии, на уровне несколь­ких про­цен­тов. Но там элек­трон­ная кни­га с

са­мо­го на­ча­ла не бы­ла вос­тре­бо­ва­на. Та­кой раз­рыв свя­зан с тем, что в Аме­ри­ке Amazon ак­тив­но про­дви­гал устрой­ства для чте­ния, в Гер­ма­нии же из­да­те­ли элек­трон­ных книг день­ги на мар­ке­тинг не тра­ти­ли.

Е. Н.: Сей­час для мно­гих про­чи­тать длин­ный текст — боль­шая пробле­ма: им го­раз­до про­ще по­смот­реть ви­део. Кни­ги в ка­ком фор­ма­те вы мо­же­те пред­ло­жить этой ча­сти ауди­то­рии?

— Мои де­ти — млад­шей два го­да, а дру­гим доч­кам во­семь и один­на­дцать лет — пре­крас­но слу­ша­ли на ка­ни­ку­лах аудиок­ни­ги. Хо­тя они чи­та­ли кни­ги, но в дан­ный мо­мент им аудио­фор­мат ка­жет­ся са­мым ин­те­рес­ным.

Е. Н.: Вы де­ла­е­те на это став­ку? На ка­кие дан­ные вы опи­ра­е­тесь?

— В США аудиок­ни­ги за­ни­ма­ют пять про­цен­тов рын­ка.

Е. Н.: Как по­лу­чи­лось, что они так быст­ро вы­рос­ли?

— В по­след­ние три-че­ты­ре го­да аудиок­ни­ги ока­за­лись вос­тре­бо­ва­ны за счет удоб­ства по­треб­ле­ния: на­дел на­уш­ни­ки, вклю­чил пле­ер и мо­жешь слу­шать кни­гу, по­ка едешь на ра­бо­ту. Это те но­вые тех­но­ло­ги­че­ские воз­мож­но­сти, ко­то­рые нам по­мо­га­ют. И мы не про­ти­во­по­став­ля­ем аудиок­ни­гу или элек­трон­ную бу­маж­ной, тра­ди­ци­он­ной. Мы счи­та­ем, что это еди­ный про­дукт. Это до­пол­ни­тель­ная воз­мож­ность дать чи­та­те­лю кни­гу в том фор­ма­те, в ка­ком ему удоб­но бу­дет ее вос­при­ни­мать.

В. С.: На при­ме­ре ре­дак­ции «Экс­мо non-fiction» мы ви­дим, на­сколь­ко успеш­ным мо­жет быть из­да­тель­ство в про­да­же ав­тор­ских прав за ру­бе­жом. Воз­мож­но ли этот опыт рас­ти­ра­жи­ро­вать на осталь­ные ре­дак­ции?

— Об­ще­при­ня­тая ми­ро­вая прак­ти­ка та­ко­ва, что про­да­жа­ми прав за­ни­ма­ют­ся агент­ства. Се­го­дня невоз­мож­но га­ран­ти­ро­вать ав­то­ру, что мы его пра­ва про­да­дим за­ру­беж­ным из­да­тель­ствам, со­от­вет­ствен­но, у нас нет ос­но­ва­ний при­об­ре­тать у него эти пра­ва, по­то­му что мы не го­то­вы пла­тить за меж­ду­на­род­ные пра­ва. Со­вре­мен­ная рос­сий­ская ли­те­ра­ту­ра не са­мый вос­тре­бо­ван­ный в ми­ре про­дукт. Пре­це­ден­ты есть, и по­чти все ве­ду­щие ав­то­ры из­да­ют­ся, но это не ста­ло гло­баль­ным трен­дом, по­сколь­ку вос­тре­бо­ван­ность рус­ской ли­те­ра­ту­ры — это часть об­щей вос­тре­бо­ван­но­сти и вос­при­я­тия то­го, что про­ис­хо­дит в стране. Для за­пад­ных из­да­тельств со­вре­мен­ная русская про­за се­го­дня не бо­лее чем эк­зо­ти­ка.

В. С.: Воз­мож­но ли рас­ши­ре­ние хол­дин­га «Экс­мо-АСТ» за счет по­куп­ки за­пад­но­го из­да­тельств и со­зда­ния та­ким об­ра­зом еще од­но­го ка­на­ла для про­дви­же­ния рус­ской ли­те­ра­ту­ры за ру­беж? Мо­жет быть, все де­ло в том, что нет ин­фра­струк­ту­ры для ее рас­про­стра­не­ния?

— Мы изу­ча­ли меж­ду­на­род­ный опыт и по­ня­ли: из­да­тель­ские хол­дин­ги, как пра­ви­ло, при­вя­за­ны к на­ци­о­наль­но­му язы­ку, по­то­му что осо­бен­но­сти язы­ка про­еци­ру­ют­ся на ре­зуль­та­ты биз­не­са. Ска­жем, ан­гло­языч­ные из­да­тель­ства ра­бо­та­ют во всех ан­гло­языч­ных стра­нах, но их нет во Фран­ции, там свои из­да­тель­ства, в Ита­лии — свои, в Ис­па­нии — свои. На­при­мер, из­да­тель­ство «Пла­не­та» ра­бо­та­ет во всем ис­па­но­языч­ном ми­ре и всю­ду вос­тре­бо­ва­но, вез­де есть его фи­ли­а­лы, вы­пус­ка­ю­щие кни­ги на ис­пан­ском язы­ке. Мы ор­га­ни­че­ски при­вя­за­ны к рус­ско­му язы­ку. Мы дол­гие го­ды ра­бо­та­ли на рын­ке Укра­и­ны, по­ка ту­да не за­пре­ти­ли ввоз рос­сий­ских книг, и сей­час те­ря­ем там сво­е­го чи­та­те­ля. Но опять же это свя­за­но не с на­шей из­да­тель­ской де­я­тель­но­стью, а с внеш­ни­ми фак­то­ра­ми, на ко­то­рые мы вли­ять не мо­жем. С точ­ки зре­ния со­зда­ния при­клад­ной ли­те­ра­ту­ры за ру­бе­жом воз­мож­но­сти, на­вер­ное, ши­ре, но есть и су­ще­ствен­ные огра­ни­че­ния, и с ни­ми ра­но или позд­но при­дет­ся столк­нуть­ся, ра­бо­тая на лю­бом ев­ро­пей­ском рын­ке. По­это­му у нас нет ка­ких-ли­бо ре­аль­ных пла­нов по со­зда­нию фи­ли­а­лов в ев­ро­пей­ских стра­нах. Об этом по­ка го­во­рить не при­хо­дит­ся. Е. Н.: Есть ли у вас пробле­ма с ав­то­ра­ми?

— Ес­ли бы у нас бы­ло боль­ше хо­ро­ших ру­ко­пи­сей, мы бы боль­ше вы­пус­ка­ли книг. Наш биз­нес не име­ет ста­биль­но­го по­треб­ле­ния. Вы как чи­та­тель по­ни­ма­е­те: ес­ли у вас бу­дет ин­те­рес­ная кни­га, вы ее про­чте­те, бу­дет еще од­на — вы ее то­же ста­не­те чи­тать, а не бу­дет — вы не бу­де­те чи­тать ни­че­го.

Е. Н.: Ес­ли че­ло­век при­вык чи­тать, он най­дет что по­чи­тать — он же не мо­жет, на­при­мер, не есть.

— При­выч­ка важ­на, но мы же ви­дим: ес­ли по­яв­ля­ет­ся но­вый бест­сел­лер, ка­кая-то гло­баль­ная кни­га, ин­те­рес к чте­нию и объ­ем про­даж зна­чи­тель­но рас­тут, а вме­сте с ни­ми и ры­нок. И так не толь­ко у нас: «Гар­ри Пот­тер» в свое вре­мя дал се­рьез­ное раз­ви­тие ев­ро­пей­ско­му и аме­ри­кан­ско­му рын­кам и уве­ли­чил объ­ем про­даж. От­сут­ствие зна­чи­мых бест­сел­ле­ров по­рой при­во­дит к сни­же­нию рын­ка в це­лом. Для нас ос­нов­ной во­прос се­го­дня — обес­пе­чить по­яв­ле­ние но­вых на­ци­о­наль­ных ав­то­ров ми­ро­во­го уров­ня. Это то, над чем хо­те­лось бы ра­бо­тать.

В. С.: Как вы са­ми оце­ни­ва­е­те си­ту­а­цию, ко­гда вы­ход кни­ги уже не ста­но­вит­ся со­бы­ти­ем?

— Ес­ли бы в стране из­да­ва­лось сто-две­сти книг в год, как ко­гда-то, то, по­нят­ное де­ло, каж­дая мог­ла бы стать со­бы­ти­ем. Мы вы­пус­ка­ем по­ряд­ка два­дца­ти ты­сяч на­име­но­ва­ний в год, а все­го в стране вы­хо­дит сто ты­сяч на­име­но­ва­ний — по это­му по­ка­за­те­лю мы в пя­тер­ке ве­ду­щих стран. И огра­ни­чи­вать их ко­ли­че­ство ни­как не хо­чет­ся: у чи­та­те­ля долж­на быть воз­мож­ность вы­бо­ра. За та­кое мно­го­об­ра­зие мы бо­ро­лись дол­гие го­ды, и нет смыс­ла от него от­ка­зы­вать­ся.

В. С.: Но пла­та за мно­го­об­ра­зие та­ко­ва, что вме­сто круп­ных фи­гур у нас мно­го-мно­го ма­лень­ких ав­то­ров.

— Это во­прос и со­ци­аль­ный то­же. Тем не ме­нее кто-то из ав­то­ров все-та­ки ста­но­вит­ся та­кой фи­гу­рой. С ро­лью Улиц­кой ни­кто се­го­дня спо­рить не бу­дет. Мно­гое за­ви­сит и от ав­то­ра то­же. Но пробле­ма как та­ко­вая есть, и она нас силь­но бес­по­ко­ит.

В. С.: А вы ви­ди­те ее ре­ше­ние? Или про­дол­жи­те на­ра­щи­вать мно­го­об­ра­зие?

— У нас ас­сор­ти­мент сей­час не рас­тет. Сред­ний ти­раж уже на пре­де­ле. Ос­нов­ные на­ши уси­лия на­прав­ле­ны на то, что­бы стать бли­же к на­шим чи­та­те­лям. Пробле­ма толь­ко в том ко­ли­че­стве СМИ, ко­то­рые пи­шут о кни­гах. Но воз­мож­но­сти со­ци­аль­ных медиа се­го­дня до­ста­точ­но ши­ро­ки. По­се­ща­е­мость круп­ней­ше­го пор­та­ла Livelib, пи­шу­ще­го о кни­гах, — во­семь мил­ли­о­нов по­се­ти­те­лей в ме­сяц, и это хо­ро­ший ре­сурс. По­се­ща­е­мость круп­ней­ше­го рос­сий­ско­го ин­тер­нет-ма­га­зи­на «Ла­би­ринт» (а там не толь­ко вит­ри­ны, но и мно­го ин­фор­ма­ции, по­мо­га­ю­щей лю­дям сде­лать вы­бор) на­хо­дит­ся на уровне пя­ти-ше­сти мил­ли­о­нов, а все­го в стране со­рок мил­ли­о­нов чи­та­те­лей, и мы долж­ны со­здать для них та­кую сре­ду, ко­то­рая упро­стит им вы­бор. На­при­мер, се­го­дня, вы­пус­кая кни­ги, на­ши ре­дак­то­ры де­ла­ют не толь­ко анон­сы, но и бук­трей­ле­ры и рас­сы­ла­ют их на­шим парт­не­рам.

В. С.: На­сколь­ко зна­чим для ин­ду­стрии книж­ный фе­сти­валь на Крас­ной пло­ща­ди?

— Это со­бы­тие для книж­ной ин­ду­стрии ста­ло флаг­ман­ским. Это празд­ник для из­да­те­лей и чи­та­те­лей. Та­ко­го нет ни в од­ной стране — что­бы на глав­ной пло­ща­ди сто­ли­цы про­хо­дил книж­ный фе­сти­валь. Это на­ше на­ци­о­наль­ное до­сти­же­ние, и, на мой взгляд, оно на дол­гие го­ды ста­нет фун­да­мен­том и сим­во­лом раз­ви­тия книж­ной ин­ду­стрии. По­сле Го­да ли­те­ра­ту­ры и по­яв­ле­ния фе­сти­ва­ля я от­ме­чаю, что по­зи­тив­ные мо­мен­ты на рын­ке ста­ли пре­ва­ли­ро­вать над нега­тив­ны­ми. В це­лом мож­но ска­зать, что се­го­дня на раз­ви­тие от­рас­ли мы смот­рим со сдер­жан­ным оп­ти­миз­мом. ■

Олег Но­ви­ков, ге­не­раль­ный ди­рек­тор круп­ней­ше­го в Рос­сии из­да­тель­ско­го хол­дин­га «Экс­мо-АСТ»

Книж­но­му фе­сти­ва­лю на Крас­ной пло­ща­ди нет ана­ло­гов ни в од­ной стране ми­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.