БОЛЬ­ШЕ, ЧЕМ «НА­ШЕ РА­ДИО»

С 7 по 9 июля в Боль­шом За­ви­до­во прой­дет му­зы­каль­ный фе­сти­валь «На­ше­ствие», ко­то­рый дав­но пе­ре­стал быть фе­сти­ва­лем од­ной ра­дио­стан­ции

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

С 7 по 9 июля в Боль­шом За­ви­до­во прой­дет му­зы­каль­ный фе­сти­валь «На­ше­ствие», ко­то­рый дав­но пе­ре­стал быть фе­сти­ва­лем од­ной ра­дио­стан­ции

Ев­ге­ния Киселева воз­глав­ля­ет «Муль­ти­ме­диа Хол­динг», в ко­то­рый вхо­дят та­кие ра­дио­стан­ции, как «На­ше ра­дио», Вest FM, Rock FM, Ра­дио Jazz 89.1 FM, Ultra и дру­гие, с ян­ва­ря 2015 го­да. Ее об­щий стаж ра­бо­ты в сфе­ре ра­дио — 18 лет. «Экс­перт» по­го­во­рил с ней о том, что сей­час пред­став­ля­ет со­бой фе­сти­валь «На­ше­ствие» и как он свя­зан с тем, что про­ис­хо­дит в эфи­ре «На­ше­го ра­дио».

— Для че­го ну­жен фе­сти­валь «На­ше­ствие» хол­дин­гу? В мо­мент его за­пус­ка Ми­ха­ил Ко­зы­рев го­во­рил о нем как о про­мо­ак­ции «На­ше­го ра­дио» — что из­ме­ни­лось с тех пор?

— Для «На­ше­го ра­дио» это по-преж­не­му мощ­ный ин­стру­мент про­дви­же­ния, но сей­час это не про­сто фе­сти­валь «На­ше­го ра­дио» — это са­мо­сто­я­тель­ный бренд, ко­то­рый мо­жет пре­крас­но су­ще­ство­вать и без него, на­столь­ко он раз­но­сто­рон­ний. По­ми­мо глав­ной у нас есть до­пол­ни­тель­ные сце­ны, где ис­пол­ня­ет­ся не толь­ко му­зы­ка, зву­ча­щая на «На­шем ра­дио». Мы ста­ра­ем­ся при­слу­ши­вать­ся к тем, кто при­ез­жа­ет на фе­сти­валь, и пы­та­ем­ся по­нять, что им нуж­но. Ес­ли они за­хо­тят услы­шать Ста­са Ми­хай­ло­ва — по­че­му нет? Это ар­тист, чья му­зы­ка не по­па­да­ет в фор­мат «На­ше­го ра­дио», но ес­ли лю­ди, при­ез­жа­ю­щие на фе­сти­валь, за­хо­тят услы­шать его вы­ступ­ле­ние, мы сде­ла­ем это для них.

— Кто при­ез­жа­ет на фе­сти­валь?

— В первую оче­редь это на­ши слу­ша­те­ли. Но воз­мож­но, есть и те, кто не слу­ша­ет «На­ше ра­дио». Сю­да едут за ат­мо­сфе­рой и на­стро­е­ни­ем. По­че­му наш сло­ган — «Глав­ное при­клю­че­ние го­да»? По­то­му, что для на­ших го­стей это и в са­мом де­ле при­клю­че­ние. Фе­сти­валь про­хо­дит в июле, а в но­яб­ре пред­ше­ству­ю­ще­го го­да стар­ту­ет про­да­жа би­ле­тов, и лю­ди сра­зу на­чи­на­ют их по­ку­пать, да­же не зная, что там бу­дет. Не мы со­зда­ем ат­мо­сфе­ру на фе­сти­ва­ле, как бы мы это­го ни хо­те­ли. Мы да­ем для это­го толь­ко пред­по­сыл­ку, ат­мо­сфе­ру со­зда­ют те, кто сю­да при­ез­жа­ет.

— Что со­бой пред­став­ля­ет эко­но­ми­ка фе­сти­ва­ля?

— С ней все хо­ро­шо. На се­го­дняш­ний день мы, по всей ви­ди­мо­сти, един­ствен­ный фе­сти­валь, ко­то­рый се­бя оку­па­ет да­же при от­сут­ствии парт­не­ров и спон­со­ров. Бы­ли вре­ме­на, ко­гда он яв­лял­ся убы­точ­ным, — в са­мом на­ча­ле. По­сте­пен­но мы ста­ли вы­хо­дить на при­быль­ность. Нель­зя ска­зать, что она очень быст­ро рас­тет, но это толь­ко по­то­му, что мы ста­ра­ем­ся как мож­но боль­ше ин­ве­сти­ро­вать в улуч­ше­ние усло­вий пре­бы­ва­ния на фе­сти­ва­ле.

— На что вы тра­ти­те день­ги? На чем за­ра­ба­ты­ва­е­те?

— Тра­тим на ин­фра­струк­ту­ру: по су­ти, мы воз­во­дим го­род в пу­стом по­ле — там ни­че­го нет. Преж­де все­го стро­им сце­ны для му­зы­каль­ных вы­ступ­ле­ний. Тра­тим день­ги на ор­га­ни­за­цию охра­ны. Мы при­вле­ка­ем как го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры, так и него­су­дар­ствен­ные, по­то­му что сей­час это очень важ­но. Вкла­ды­ва­ем мно­го де­нег в нему­зы­каль­ные раз­вле­че­ния — во все, что мо­жет за­нять лю­дей, по­ка они не слу­ша­ют му­зы­ку. Это ос­нов­ные за­тра­ты. Плюс убор­ка тер­ри­то­рии, туа­ле­ты, душ. Един­ствен­ный ис­точ­ник до­хо­дов фе­сти­ва­ля — про­да­жа би­ле­тов.

— Вы рас­смат­ри­ва­е­те дру­гие фе­сти­ва­ли, ор­га­ни­зо­ван­ные ана­ло­гич­ным об­ра­зом, как кон­ку­рен­тов?

— Та­ких фе­сти­ва­лей, как «На­ше­ствие», немно­го, сре­ди них мож­но от­ме­тить «Доб­ро­фест», «Ди­кую мя­ту», Alfa Future people. Но мы не кон­ку­ри­ру­ем друг с дру­гом. Мы со­би­ра­ем раз­ные ауди­то­рии, ко­то­рые ни­как не пе­ре­се­ка­ет­ся, мо­жет быть, лишь ка­кой-то ма­лень­кий процент. При этом фе­сти­ва­ля, со­по­ста­ви­мо­го по мас­шта­бам с «На­ше­стви­ем», нет.

— Как он стал та­ким, ка­кой сей­час? Ка­кие уси­лия для это­го бы­ли пред­при­ня­ты?

— Он на­чи­нал­ся как кон­церт­ная пло­щад­ка. Но мы сра­зу по­ня­ли, что его нуж­но раз­ви­вать. И глав­ное, че­го мы до­би­лись, — это его ау­ди­то­рия: лю­ди, ему пре­дан­ные, они яв­ля­ют­ся и слу­ша­те­ля­ми «На­ше­го ра­дио» в том чис­ле.

— Нас­коль­ко охот­но му­зы­кан­ты при­ез­жа­ют на этот фе­сти­валь? Как вы с ни­ми до­го­ва­ри­ва­е­тесь?

— Все при­ез­жа­ют с удо­воль­стви­ем. У нас нет ни­ка­ких слож­но­стей с тем, что­бы ко­го-то по­звать. Не бы­ва­ет так, что кто-то го­во­рит: «Нет, я не по­еду». Му­зы­кан­ты мо­гут от­ка­зать­ся вы­сту­пить толь­ко по несколь­ким при­чи­нам: ко­гда у них боль­шой тур, ес­ли они где-то да­ле­ко и не мо­гут при­е­хать фи­зи­че­ски ли­бо бы­ва­ет та­кое, что он три-че­ты­ре го­да под­ряд вы­сту­па­ет и в этот раз го­во­рит: «Да­вай­те в этом го­ду я не по­еду, мне

на­до но­вую про­грам­му сде­лать, а в сле­ду­ю­щем го­ду я ее сыг­раю на фе­сти­ва­ле, и все бу­дет очень кру­то». Му­зы­кан­ты здесь ра­бо­та­ют не бес­плат­но, для них это ком­мер­че­ская ис­то­рия. На глав­ной сцене вы­сту­па­ют все му­зы­кан­ты, ко­то­рые ро­ти­ру­ют­ся на «На­шем ра­дио». Ма­лая сце­на «На­ше 2.0» ча­стич­но так­же для ро­ти­ру­ю­щих­ся на «На­шем ра­дио», а ча­стич­но — для тех, чьи пес­ни по­ка там не ис­пол­ня­ют­ся, и тех, ко­го в эфи­ре «На­ше­го ра­дио» не бу­дет ни­ко­гда. В ны­неш­нем го­ду на этой сцене бу­дет вы­сту­пать Га­рик Су­ка­чев и «Бри­га­да С», при­чем это бы­ло его же­ла­ние, а мы с удо­воль­стви­ем его под­дер­жа­ли.

— По­ми­мо про­ве­де­ния фе­сти­ва­лей, по­доб­ных «На­ше­ствию», как еще ра­дио­стан­ции удер­жи­ва­ют свою ауди­то­рию в эпо­ху гло­баль­ных пе­ре­мен в сфе­ре ме­диа?

— Я не ви­жу ка­ких-то гло­баль­ных транс­фор­ма­ций. Все го­во­рят, что ау­ди­то­рия идет в ин­тер­нет и в мо­биль­ные при­ло­же­ния. Да, бе­з­услов­но, у всех по­яви­лись га­д­же­ты, но что ка­са­ет­ся ра­дио­стан­ций на­ше­го хол­дин­га, мы по­ка не ви­дим от­то­ка ауди­то­рии и не ду­ма­ем, что это про­изой­дет в бли­жай­шем бу­ду­щем. Ко­неч­но, нель­зя недо­оце­ни­вать эту ис­то­рию, и у нас есть сай­ты, мо­биль­ные при­ло­же­ния — ау­ди­то­рия мо­жет по­лу­чать до­ступ к эфи­ру на­ших ра­дио­стан­ций все­ми воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми. Ес­ли че­ло­век ушел в ин­тер­нет, мы его там ждем.

— Для ра­дио­стан­ций утро — это по-преж­не­му прайм­тайм? Или что-то из­ме­ни­лось за по­след­нее вре­мя?

— Для «На­ше­го ра­дио» пик про­слу­ши­ва­ний при­хо­дит­ся на драйв-тайм, ко­гда че­ло­век едет на ра­бо­ту, а по­том он пе­ре­хо­дит в ре­жим про­слу­ши­ва­ния на ра­бо­чем ме­сте. У нас есть на этот счет ис­сле­до­ва­ния, где это очень чет­ко про­сле­жи­ва­ет­ся. У ра­дио­стан­ции Jazz 89.1 FM боль­шие объ­е­мы до­маш­них и офис­ных про­слу­ши­ва­ний, в драйв-тайм у них объ­ем про­слу­ши­ва­ний чуть ни­же, чем у «На­ше­го ра­дио».

— При­хо­ди­лось ли вам при­ни­мать ре­ше­ние о пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­нии ра­дио­стан­ций хол­дин­га?

— «На­ше Ра­дио», Rock FM, Ра­дио Jazz 89.1 FM не пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­лись, и с ни­ми это вряд ли ко­гда-ни­будь про­изой­дет. В эфир Best FM мы од­но вре­мя до­бав­ля­ли рус­скую му­зы­ку, по­то­му что по­ня­ли: ау­ди­то­рия это­го хо­чет. Сей­час мы от это­го ушли и вер­ну­лись к ан­гло­языч­но­му фор­ма­ту, по­сколь­ку на рын­ке по­яви­лось мно­го ра­дио­стан­ций с рус­ско­языч­ной му­зы­кой и нам не хо­те­лось их по­вто­рять. Ко­гда ра­дио­стан­ции пы­та­ют­ся по­вто­рить успеш­ный фор­мат, это не ра­бо­та­ет. Ни­кто сей­час не смо­жет сде­лать вто­рое «На­ше ра­дио» или вто­рое «Рус­ское ра­дио». Се­го­дня на рын­ке нет сво­бод­ных фор­ма­тов, ко­гда мож­но прий­ти и ска­зать: «Я это сде­лаю, и это бу­дет ра­бо­тать». Я в это не ве­рю.

— Нас­коль­ко сей­час вос­тре­бо­ва­ны но­во­сти на му­зы­каль­ных ра­дио­стан­ци­ях? Нуж­ны ли они там?

— У нас в хол­дин­ге есть На­ци­о­наль­ная служ­ба но­во­стей, ко­то­рая де­ла­ет но­вост­ные бло­ки для на­ших че­ты­рех ра­дио­стан­ций. Мы да­ем но­во­сти в на­ча­ле ча­са, что­бы не от­пус­кать ауди­то­рию на ин­фор­ма­ци­он­ные стан­ции. Мы все лю­ди, и все жи­вем в ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве. Я са­ма, ес­ли день не по­слу­шаю ра­дио, не по­смот­рю те­ле­ви­зор, ока­зы­ва­юсь слов­но в ин­фор­ма­ци­он­ном ва­ку­у­ме. Курс дол­ла­ра, что про­ис­хо­дит с на­шей по­ли­ти­кой — вам же это ин­те­рес­но? Но­вост­ной вы­пуск очень ко­рот­кий, но чрез­вы­чай­но ем­кий, он от­ра­жа­ет те по­зи­ции, ко­то­рые лю­дям ин­те­рес­ны в лю­бом слу­чае.

— Ка­кие эко­но­ми­че­ские фак­то­ры сей­час наи­бо­лее зна­чи­мы для ра­дио­стан­ций?

— Ре­клам­ные бюд­же­ты име­ют свой­ство то со­кра­щать­ся, то на­ра­щи­вать­ся. Бы­ли кри­зис­ные пе­ри­о­ды — в 2008-м, 2014-м. Они ока­за­ли пря­мое вли­я­ние на ра­бо­ту ра­дио­стан­ций как биз­нес-струк­тур. И ес­ли со­кра­ща­ют­ся до­хо­ды, зна­чит, ру­ко­во­ди­те­лям нуж­но ре­гу­ли­ро­вать рас­хо­ды, что­бы не уй­ти в убы­ток. Наш хол­динг при­быль­ный. Не мо­гу ска­зать за все ра­дио­стан­ции на рын­ке, но есть та­кие, у ко­то­рых очень низ­кие рей­тин­ги, и, на­вер­ное, у них мо­гут быть финансовые про­бле­мы. Од­на­ко нуж­но по­ни­мать, что у каж­дой ра­дио­стан­ции свой объ­ем рас­хо­дов. Ес­ли у нее есть утрен­нее шоу, мно­го про­грамм, но­во­сти, это рез­ко его уве­ли­чи­ва­ет. В та­ком слу­чае все за­ви­сит от ис­кус­ства управ­ле­ния — сде­лать так, что­бы ра­дио­стан­ция бы­ла при­быль­ной при лю­бом уровне до­хо­дов. Но в сфе­ре ра­дио, как и во вся­ком шоу-биз­не­се, мы жи­вем как на вул­кане. Здесь в лю­бой мо­мент мо­жет про­изой­ти что-то та­кое, что вы­бьет из ко­леи.

— Как мно­го хи­тов по­став­ля­ет вам му­зы­каль­ная ин­ду­стрия?

— Ра­дио так устро­е­но, что нам все­го мало. Мы все­гда от­кры­ты для по­лу­че­ния че­го-то но­во­го. Ни­ко­гда не бу­дем удо­вле­тво­ре­ны ко­ли­че­ством и ка­че­ством ма­те­ри­а­ла, ко­то­рый нам при­но­сят. Нам все­гда хо­чет­ся боль­ше хо­ро­шей му­зы­ки, что­бы наш слу­ша­тель был все­гда до­во­лен, что­бы мы мог­ли пред­ло­жить ему то, че­го еще не бы­ло.

— Как раз­ви­ва­ет­ся фор­мат «На­ше­го ра­дио», ко­то­рый был из­на­чаль­но вы­стро­ен на му­зы­ке групп, сфор­ми­ро­вав­ших­ся в про­шлом ве­ке? Кто идет им на сме­ну?

— У нас до­ста­точ­но мно­го но­вых имен. Есть про­ект «На­ше 2.0», ку­да мы при­вле­ка­ем но­вых ар­ти­стов. В эфи­ре у нас про­хо­дят бит­вы, ко­гда слу­ша­те­ли са­ми опре­де­ля­ют, ка­кая пес­ня луч­ше. За­тем она по­па­да­ет в эфир. Семь­де­сят про­цен­тов му­зы­ки «На­ше­го ра­дио» — это му­зы­ка ар­ти­стов, став­ших по­пу­ляр­ны­ми в вось­ми­де­ся­тые—де­вя­но­стые, но у нас есть и но­вая му­зы­ка, есть но­вые име­на.

— Как вы оце­ни­ва­е­те со­сто­я­ние ин­ду­стрии в це­лом? Ка­ким ви­ди­те ее бу­ду­щее?

— На мой взгляд, ин­ду­стрия на­хо­дит­ся в очень хо­ро­шем со­сто­я­нии. Каж­дый год мы на­блю­да­ем, как лю­ди ин­ве­сти­ру­ют день­ги в по­куп­ку но­вых ча­стот в FM-диа­па­зоне в раз­ных го­ро­дах. Мы ви­дим: с ра­дио­стан­ци­я­ми, ко­то­рые бы­ли со­зда­ны дав­но, управ­ля­ют­ся гра­мот­но и успеш­ны, ни­че­го не про­ис­хо­дит. Да, мы смот­рим, как раз­ви­ва­ет­ся ин­тер­нет, и де­ла­ем все воз­мож­ное, что­бы на­ши ра­дио­стан­ции бы­ли и там. На мой взгляд, это един­ствен­но вер­ное ре­ше­ние. ■

На­ше­ствие — круп­ней­ший фе­сти­валь на пост­со­вет­ском про­стран­стве. В про­шлом го­ду его по­се­ти­ли 200 тыс. че­ло­век

Ев­ге­ния Ки­си­ле­ва — ге­не­раль­ный ди­рек­тор «Муль­ти­ме­ди­аХол­дин­га» с 2015 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.