БОЖЕ, ХРАНИ КОРОЛЕВУ

В Те­ат­ре на­ций — пре­мье­ра спек­так­ля Гле­ба Пан­фи­ло­ва «Ау­ди­ен­ция» с Ин­ной Чу­ри­ко­вой в глав­ной ро­ли

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

В Те­ат­ре на­ций — пре­мье­ра спек­так­ля Гле­ба Пан­фи­ло­ва «Ау­ди­ен­ция» с Ин­ной Чу­ри­ко­вой в глав­ной ро­ли

Вэтом спек­так­ле все вы­стро­е­но во­круг Ин­ны Чу­ри­ко­вой. Она и иг­ра­ет королеву, и яв­ля­ет­ся ею. Автор пье­сы Пи­тер Мор­ган ду­мал преж­де все­го о ко­ро­ле­ве Бри­та­нии Ели­за­ве­те II. Ко­неч­но, лю­бо­пыт­но, как у них, у ан­гли­чан, все там устро­е­но и ка­кую роль во всем этом иг­ра­ет оча­ро­ва­тель­ная жен­щи­на в столь при­ят­ных гла­зу ко­стюм­чи­ках. Не­уже­ли она и в са­мом де­ле име­ет ка­кое-то вли­я­ние на бри­тан­скую по­ли­ти­ку? Но ку­да боль­ше нас ин­те­ре­су­ет Ин­на Чу­ри­ко­ва — как бу­дет вы­гля­деть, как ста­нет про­из­но­сить свои ре­пли­ки. Она ле­ген­да, при­чем из раз­ря­да тех, что не при­вя­за­ны к ка­но­ни­че­ско­му об­ра­зу. Он сло­жил­ся в том чис­ле бла­го­да­ря уси­ли­ям Гле­ба Пан­фи­ло­ва: свои луч­шие ро­ли Чу­ри­ко­ва сыг­ра­ла в его филь­мах. И, к сча­стью, этим не огра­ни­чи­лась. Она бы­ла за­ня­та, на­при­мер, в филь­мах ре­жис­се­ров но­во­го по­ко­ле­ния — Ва­си­лия Си­га­ре­ва и Жо­ры Кры­жов­ни­ко­ва — и ока­за­лась там очень умест­ной. Но мы, зри­те­ли, со­ли­дар­ны с Гле­бом Пан­фи­ло­вым и хо­тим ви­деть ее в ро­лях, где она вы­хо­дит на сце­ну в кра­си­вых пла­тьях и в долж­ной ме­ре про­яв­ля­ет свое ве­ли­чие.

Пье­са по­стро­е­на на диа­ло­гах Ели­за­ве­ты II с бри­тан­ски­ми пре­мьер­ми­ни­стра­ми во вре­мя их еже­не­дель­ных ауди­ен­ций. Немно­го стран­но, что они по­сто­ян­но го­во­рят о Рос­сии, при­чем ко­ро­ле­ва в этом слу­чае про­яв­ля­ет уди­ви­тель­ное здра­во­мыс­лие. На са­мом де­ле в этом нет ни­че­го слу­чай­но­го: дра­ма­тург спе­ци­аль­но для Те­ат­ра на­ций до­ра­бо­тал пье­су, вве­дя в ее текст до­пол­ни­тель­ные ак­цен­ты. Мы на­блю­да­ем бри­тан­скую по­ли­ти­ку с вы­со­ты ко­ро­лев­ско­го тро­на, у ко­то­ро­го са­ми бри­тан­цы то и де­ло пы­та­ют­ся «под­пи­лить нож­ки». В сцене пер­вой из еже­не­дель­ных встреч ко­ро­ле­вы и пре­мьер-ми­ни­стра Чер­чилль не сме­ет сесть в ее при­сут­ствии, и ей при­хо­дит­ся его уго­ва­ри­вать. Но вот про­хо­дит де­ся­ток лет, и оче­ред­ной пре­мьер-ми­нистр, в от­ли­чие от Чер­чил­ля вы­брав­ший­ся из са­мых ни­зов, как маль­чиш­ка, про­сит королеву с ним сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся. Уже в первую свою встре­чу с пре­мьер­ми­ни­стром ко­ро­ле­ва пе­ре­иг­ры­ва­ет его: уго­ва­ри­ва­ет на­ру­шить мно­го­ве­ко­вую тра­ди­цию и сесть в ее при­сут­ствии. Во всех осталь­ных эпи­зо­дах она вы­гля­дит вы­ше всех них на го­ло­ву. Уса­див каж­до­го из пре­мьер-ми­ни­стров в крес­ло, она на­чи­на­ет смот­реть на них немно­го свы­со­ка.

Глеб Пан­фи­лов по­ста­вил спек­такль боль­шо­го сти­ля, ко­гда у зри­те­ля есть воз­мож­ность внять всем ре­пли­кам и вни­ма­тель­но раз­гля­деть де­та­ли де­ко­ра­ций и ко­стю­мов. На сцене нет ни­ка­кой су­е­ты. Все име­ет свой вес. Но ино­гда ви­зу­аль­ный об­раз на­чи­на­ет до­ми­ни­ро­вать. Пер­вый акт за­вер­ша­ет­ся пыш­ной сце­ной ко­ро­на­ции. Ак­те­ры на ка­кое-то вре­мя за­ми­ра­ют в сво­их по­зах, да­вая зри­те­лям воз­мож­ность рас­смот­реть ми­зан­сце­ну во всем ее ве­ли­ко­ле­пии. Ввысь, в по­то­лок, ухо­дят ве­ли­че­ствен­ные ко­лон­ны, на стене про­яв­ля­ют­ся вит­ра­жи, и мы пе­ре­но­сим­ся в Вест­мин­стер­ское аб­бат­ство, что­бы про­ник­нуть­ся ве­ли­чи­ем вос­хож­де­ния че­ло­ве­ка на од­ну из выс­ших сту­пе­ней со­ци­аль­ной лест­ни­цы. И сколь­ко бы ни от­не­ки­ва­лась Ели­за­ве­та II от то­го, что пред­на­зна­че­но ей судь­бой, мы ви­дим: в этот мо­мент с ней про­ис­хо­дит что-то та­кое, от че­го она уже ни­ко­гда не смо­жет от­ка­зать­ся.

Еще со­всем недав­но она бы­ла обыч­ной де­воч­кой: лю­би­ла петь и тан­це­вать. И Пи­тер Мор­ган, а вме­сте с ним и Глеб Пан­фи­лов пы­та­ют­ся по­нять, как обыч­ный че­ло­век, не име­ю­щий же­ла­ния ста­но­вить­ся мо­нар­хом, во­лею су­деб в него пре­вра­ща­ет­ся — и ока­зы­ва­ет­ся бо­лее чем до­стой­ным этой ро­ли. И еще один во­прос: ко­ро­ле­ва иг­ра­ет свою роль или на са­мом де­ле ею яв­ля­ет­ся? Так ли уж за­ви­сит про­ис­хо­дя­щее в стране от ее во­ли, от этих еже­не­дель­ных до­кла­дов? Пи­тер Мор­ган слов­но го­во­рит нам: «Мо­жет быть, это по­ка­жет­ся вам стран­ным, но ко­ро­ле­ва и стра­на, ко­то­рой она не пра­вит, ка­ким-то об­ра­зом свя­за­ны друг с дру­гом. Хо­ти­те верь­те, хо­ти­те нет». Воз­мож­но, все де­ло имен­но в ней — в Ели­за­ве­те II, в том, ка­кой путь она про­шла и кем ста­ла. Воз­мож­но, тот, кто при­дет по­сле нее, уже не бу­дет столь важ­ным для стра­ны че­ло­ве­ком, а ста­нет все­го лишь сим­во­лом, ни на что не вли­я­ю­щим. Но это бу­дет уже дру­гая пье­са и дру­гая ак­три­са. Ес­ли го­во­рить о том, что про­ис­хо­дит сей­час, то королеву иг­ра­ет Ин­на Чу­ри­ко­ва. И от этой ко­ро­ле­вы за­ви­сит ес­ли не все, то очень мно­гое. ■

В глав­ной ро­ли в спек­так­ле Гле­ба Пан­фи­ло­ва «Ау­ди­ен­ция» — Ин­на Чу­ри­ко­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.