ОБЕТОВАННОЕ ПОЛЕНОВО

25 июня в му­зее-усадь­бе Поленово на­чи­на­ет­ся меж­ду­на­род­ный фе­сти­валь ис­кусств «В по­ис­ках Зем­ли обе­то­ван­ной»

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

25 июня в му­зее-усадь­бе Поленово на­чи­на­ет­ся меж­ду­на­род­ный фе­сти­валь ис­кусств «В по­ис­ках Зем­ли обе­то­ван­ной»

Му­зей-усадь­ба про­во­дит фе­сти­валь вме­сте с Еврей­ским куль­тур­ным цен­тром на Ни­кит­ской им. Раль­фа Гольд­ма­на. Каж­дое вос­кре­се­нье в те­че­ние ше­сти недель на тер­ри­то­рии му­зея бу­дут про­хо­дить кон­цер­ты, лек­ции и твор­че­ские ве­че­ра. Те­му фе­сти­ва­ля за­да­ли па­лом­ни­че­ства Ва­си­лия По­ле­но­ва на Во­сток — в Па­ле­сти­ну. Он со­вер­шил их два­жды: в 1881–1882 го­дах и в 1899-м. Пер­вое свя­за­но с его ра­бо­той над по­лот­ном «Хри­стос и греш­ни­ца», вто­рое — с цик­лом кар­тин «Из жиз­ни Хри­ста». Боль­шая часть из них пред­став­ле­на на вы­став­ке «Ва­си­лий По­ле­нов на Свя­той Зем­ле», ко­то­рая про­хо­дит на тер­ри­то­рии му­зея. Она по­ка­зы­ва­ет, нас­коль­ко глу­бо­ко ху­дож­ник был по­гру­жен в еван­гель­скую ис­то­рию, как тща­тель­но он пы­тал­ся вос­со­здать ви­зу­аль­ный об­раз Ии­су­са Хри­ста и тех, кто его окру­жал. Мы ви­дим не толь­ко за­кон­чен­ные кар­ти­ны, но и все, что им пред­ше­ство­ва­ло. Пе­ред на­ши­ми гла­за­ми про­хо­дит ис­то­рия воз­ник­но­ве­ния по­ло­тен, на­пи­сан­ных на еван­гель­ские сю­же­ты. Ста­но­вит­ся яс­но, как рож­дал­ся их за­мы­сел, как ху­дож­ник де­лал пер­вые на­брос­ки.

По­ле­нов всмат­ри­ва­ет­ся в ланд­шафт во­сточ­ных зе­мель, об­ра­щая вни­ма­ние да­же на са­мые незна­чи­тель­ные де­та­ли, и в ли­ца лю­дей, ко­то­рых там встре­ча­ет. Он смот­рит на них гла­за­ми че­ло­ве­ка еван­гель­ских вре­мен. Пы­та­ет­ся раз­гля­деть в них чер­ты лю­дей, ко­гда-то став­ших сви­де­те­ля­ми зем­но­го пу­ти Ии­су­са Хри­ста. Мы по­ни­ма­ем, что ху­дож­ник ехал ту­да с оче­вид­ным на­ме­ре­ни­ем: най­ти свою обе­то­ван­ную зем­лю — и вы­хва­ты­ва­ет из про­стран­ства каж­дую нить, ко­то­рая ве­дет его в те вре­ме­на. Да­же во­семь мас­лич­ных де­ре­вьев, рас­ту­щих пе­ред вхо­дом в ме­четь Ома­ра — на ме­сте, где рань­ше сто­ял храм Со­ло­мо­на, яв­ля­ют­ся для него преж­де все­го по­том­ка­ми тех мас­лин, что да­ли на­зва­ние свя­щен­ной го­ре — Еле­он­ской, где Хри­стос про­из­но­сит свою про­по­ведь и где про­ис­хо­дит его Воз­не­се­ние. По­ле­нов за­ри­со­вы­ва­ет ка­мен­ные стро­е­ния, сте­ны, де­ре­вья: оли­ву и смо­ков­ни­цу — все они сли­ва­ют­ся для него в еди­ный об­раз, ко­то­рый до сих пор жи­вет ка­кой­то сво­ей, осо­бен­ной, жиз­нью и в нем мож­но уви­деть наи­бо­лее ти­пич­ные для Во­сто­ка си­лу­эты и ли­ца. И по­чти в каж­дом этю­де и на­брос­ке уже уга­ды­ва­ют­ся фраг­мен­ты боль­ших кар­тин — да­же в тех, что не име­ют к ним пря­мо­го от­но­ше­ния.

На вы­став­ке мы ви­дим сра­зу несколь­ко эс­ки­зов к кар­тине «Хри­стос и греш­ни­ца». По­ле­нов тща­тель­но го­то­вит­ся к то­му, что­бы во­пло­тить вол­ну­ю­щий его сю­жет и его глав­ных ге­ро­ев, преж­де все­го са­мо­го Хри­ста, для со­зда­ния об­ра­за ко­то­ро­го ос­но­во­по­ла­га­ю­щи­ми ста­ли кни­га Эр­не­ста Ре­на­на «Жизнь Ии­су­са», тру­ды фран­цуз­ских ар­хео­ло­гов Фе­ли­си­а­на де Сол­си и Эже­на де Во­гюэ. От­сю­да нека­но­ни­че­ский об­лик Хри­ста. Его длин­ные во­ло­сы со­бра­ны в пу­чок и под­вя­за­ны, и уже это ло­ма­ет сло­жив­ший­ся ви­зу­аль­ный сте­рео­тип. Его об­лик на­де­лен ис­клю­чи­тель­но зем­ны­ми чер­та­ми. По­ле­нов до­ба­вил ли­цу Хри­ста му­же­ствен­но­сти. В од­ном из этю­дов он на­ме­рен­но укруп­ня­ет чер­ты его ли­ца и да­же на­де­ва­ет на него го­лов­ной убор из бе­лой тка­ни, но в окон­ча­тель­ной вер­сии отказывается и от той и от дру­гой де­та­ли. Ии­сус смот­рит на при­ве­ден­ную к нему на суд жен­щи­ну ско­рее да­же с че­ло­ве­че­ской уста­ло­стью. Та глу­по упи­ра­ет­ся и гля­дит на Хри­ста с ис­пу­гом, уве­рен­ная в неот­вра­ти­мо­сти уго­то­ван­ной ей судь­бы — быть по­би­той кам­ня­ми. И ни­кто не мо­жет преду­га­дать, что про­изой­дет даль­ше.

Страсть к Во­сто­ку уга­ды­ва­ет­ся и в том, как про­ду­ма­на и обу­стро­е­на По­ле­но­вым его усадь­ба. Из всех рус­ских уса­деб она вы­де­ля­ет­ся тща­тель­ной рас­счи­тан­но­стью стро­е­ний и ор­га­ни­за­ции ланд­шаф­та. Ху­дож­ник со­зда­вал ее как про­из­ве­де­ние ис­кус­ства — или на­ме­рен­но, или все­го лишь по при­выч­ке. На од­ной из фо­то­гра­фий мы ви­дим, как это ме­сто на бе­ре­гу Оки вы­гля­де­ло до воз­ник­но­ве­ния по­стро­ек: оно ра­зи­тель­но от­ли­ча­лось от то­го ланд­шаф­та, ко­то­рый мы на­блю­да­ем сей­час. Это не про­сто зем­ля, где бы­ли по­стро­е­ны до­ма и вы­рос­ли по­са­жен­ные людь­ми де­ре­вья, не про­сто гар­мо­нич­ное вза­и­мо­про­ник­но­ве­ние тво­ре­ний рук че­ло­ве­че­ских в при­ро­ду — это слов­но и есть са­ма при­ро­да. На­вер­ное, не бу­дет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, что Поленово — од­но из кра­си­вей­ших в ми­ре мест. ■

Эскиз кар­ти­ны «Хри­стос и греш­ни­ца» из кол­лек­ции му­зея-усадь­бы В. Д. По­ле­но­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.