РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИЯ ВНУТ­РИ НАС

В Москве со­сто­я­лась од­на из са­мых вы­со­ко­ор­га­ни­зо­ван­ных и мас­штаб­ных яр­ма­рок со­вре­мен­но­го ис­кус­ства Cosmoscow. Те­ма это­го го­да — «Где ре­во­лю­ция?»

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

В Москве со­сто­я­лась од­на из са­мых вы­со­ко­ор­га­ни­зо­ван­ных и мас­штаб­ных яр­ма­рок со­вре­мен­но­го ис­кус­ства Cosmoscow. Те­ма это­го го­да — «Где ре­во­лю­ция?»

На Cosmoscow — тво­ре­нии кол­лек­ци­о­не­ра и ме­це­на­та Мар­га­ри­ты Пуш­ки­ной — на сей раз пред­став­ле­ны свы­ше 50 га­ле­рей, и им всем есть что по­ка­зать. Это лиш­нее до­ка­за­тель­ство то­го, что со­вре­мен­ное ис­кус­ство мож­но счи­тать ско­рее жи­вым, чем мерт­вым. Сколь­ко бы ни го­во­ри­ли и са­ми ху­дож­ни­ки, и га­ле­ри­сты о за­ча­точ­ном со­сто­я­нии оте­че­ствен­но­го арт­рын­ка, ху­дож­ни­ки не остав­ля­ют по­пы­ток его по­ко­рить и от­пра­вить­ся да­лее, за его пре­де­лы, пусть это и ка­жет­ся де­лом без­на­деж­ным. Все они в по­ис­ке идей, спо­соб­ных пе­ре­вер­нуть ху­до­же­ствен­ный мир. Впро­чем, есть и ста­рые идеи, зри­те­ли еще не успе­ли их оце­нить в долж­ной ме­ре — они за­ро­ди­лись в го­ло­ве ав­то­ра, ста­ли ча­стью его ин­ди­ви­ду­аль­но­го сти­ля, по­че­му же он дол­жен от них от­ка­зы­вать­ся и ис­кать что-то но­вое? Кол­лек­ци­о­не­ры — а на ны­неш­ней вы­став­ке имен­но они глав­ные ге­рои — в свою оче­редь ищут ху­дож­ни­ка, на ко­то­ро­го мож­но сде­лать став­ку, вло­жить в него од­ни день­ги, а по­лу­чить — дру­гие. Бла­го­да­ря их стре­ми­тель­но­му дви­же­нию на­встре­чу друг дру­гу ху­до­же­ствен­ное про­стран­ство со­вре­мен­но­го изоб­ра­зи­тель­но­го ис­кус­ства ста­но­вит­ся все бо­лее пест­рым.

Твор­че­ство скуль­пто­ра Ива­на Горш­ко­ва, за­яв­лен­но­го на вы­став­ке как ху­дож­ник го­да, яв­ля­ет со­бой во­пло­ще­ние прин­ци­па пест­ро­ты в кон­цен­три­ро­ван­ном ви­де. Ма­ло то­го что он ком­би­ни­ру­ет ма­те­ри­а­лы и изоб­ра­зи­тель­ное сред­ства, на­сла­и­вая один об­раз на дру­гой, так еще и по­лу­чен­ный ре­зуль­тат вы­хо­дит яр­ким, кри­ча­щим, про­ти­во­ре­чи­вым — со­че­та­ю­щим в се­бе как при­тя­га­тель­ные чер­ты, так и от­тал­ки­ва­ю­щие.

Фо­то­ху­дож­ник Ан­ту­ан Ро­уз, твор­че­ство ко­то­ро­го пред­став­ля­ет Samuel Maenhoudt Gallery, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ща­я­ся на со­вре­мен­ной ху­до­же­ствен­ной фо­то­гра­фии, об­ле­ка­ет прин­цип пест­ро­ты в глян­це­вую обо­лоч­ку и на­кла­ды­ва­ет его на об­раз окру­жа­ю­ще­го ми­ра. Пляж, за­став­лен­ный зон­ти­ка­ми от солн­ца, вид свер­ху, лю­ди в раз­но­цвет­ных ко­стю­мах, сто­я­щие на до­ро­ге, лыж­ни­ки, вы­ехав­шие на трас­су, — все со­от­вет­ству­ет ему в мак­си­маль­ной сте­пе­ни. Но в этом слу­чае мы ви­дим толь­ко кра­со­ту, ко­то­рая ка­жет­ся неру­ко­твор­ной: ко­гда все воз­ни­ка­ет са­мо со­бой и все, что ты дол­жен сде­лать, — ока­зать­ся в нуж­ное вре­мя в нуж­ном ме­сте.

Еще од­на тен­ден­ция — ра­ди­каль­ная ар­ха­и­за­ция, воз­вра­ще­ние в невы­ра­зи­тель­ный ха­ос, он мо­жет вы­гля­деть как всплеск, со­здан­ный Ко­но­ром Ма­к­ри­ди (его пред­ста­ви­ла Asker Gallery) од­ним дви­же­ни­ем ки­сти. Ему вто­рит Вла­ди­мир Трям­кин из Во­сточ­ной га­ле­реи, со­тво­рив­ший «Же­лез­ный объ­ект» че­рез то­чеч­ную де­фор­ма­цию же­стя­но­го по­лот­на, — в ито­ге пе­ред на­ми пред­ста­ет нечто, на­де­лен­ное по­чти хто­ни­че­ской мо­щью, скры­тое за же­лез­ным экра­ном, де­фор­ми­ру­ю­щим­ся на на­ших глазах от воз­дей­ствия сил, ко­то­рые на­хо­дят­ся за ним. Что про­ис­хо­дит, ко­гда эти си­лы про­ры­ва­ют­ся на­ру­жу, мы ви­дим на вы­став­лен­ной про­ект­ным про­стран­ством Prosjektrom Normanns кар­тине Пе­ра Кри­сти­на Бра­у­на «Вос­по­ми­на­ние об из­вер­же­нии вул­ка­на III»: сти­хия об­ле­ка­ет­ся в слож­но­со­чи­нен­ные клу­бы ды­ма и вби­ра­ет в се­бя все доступное взгля­ду про­стран­ство.

Есть на яр­мар­ке ме­сто и упо­ря­до­чен­но­му ми­ру. Он по­чти та­ков, ка­ким мы его обыч­но ви­дим. Фронт­мен Га­ле­реи 21 Вла­ди­мир Ду­боссар­ский взы­ва­ет к уто­чен­ным фор­мам, утра­чи­ва­ю­щим свое бы­лое со­вер­шен­ство, но не ста­но­вя­щим­ся от это­го ме­нее пре­крас­ны­ми: объ­ект его ви­зу­аль­но­го вос­хи­ще­ния — скрип­ка без струн, на­по­ло­ви­ну по­гру­жен­ная в во­ду ис­кус­ствен­ной си­не­вы, в ко­то­рой ре­а­ли­стич­но от­ра­жа­ют­ся раз­ве­си­стые паль­мы.

Ви­та­лий Пуш­ниц­кий, пред­став­ля­ю­щий сво­им твор­че­ством га­ле­рею Ма­ри­ны Ги­сич, вво­дит нас в за­бро­шен­ное по­ме­ще­ние, од­на из стен ко­то­ро­го за­стек­ле­на, и за­став­ля­ет со­сре­до­то­чить­ся на бе­лом по­лотне, сто­я­щем пря­мо на­про­тив смот­ря­ще­го. Воз­мож­но, так он пы­та­ет­ся про­бу­дить на­ше во­об­ра­же­ние, за­ста­вить ви­деть по­ми­мо за­хлам­лен­ной ре­аль­но­сти тот са­мый бе­лый лист, на ко­то­ром мы мо­жем изоб­ра­зить мир та­ким, ка­ким хо­те­ли бы его ви­деть. И в этот мо­мент ве­лик со­блазн вос­поль­зо­вать­ся опы­том ху­дож­ни­ков Ива­на Горш­ко­ва и Ан­ту­а­на Ро­уза и до­ба­вить в во­об­ра­жа­е­мый, а вслед за ним и в ре­аль­ный мир пест­ро­ты, яр­ко­сти. Воз­мож­но, это и есть об­раз по­те­рян­но­го рая. Его об­ре­те­нию все­гда пред­ше­ству­ет фа­за уни­что­же­ния преж­не­го, одыш­ли­во­го, ми­ра. «Где ре­во­лю­ция?» — спра­ши­ва­ют ху­дож­ни­ки. И са­ми же от­ве­ча­ют: «Ре­во­лю­ция внут­ри нас». ■

Cosmoscow — един­ствен­ная меж­ду­на­род­ная арт-яр­мар­ка в Рос­сии и СНГ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.