О ДЕРУСИФИКАЦИИ УКРА­И­НЫ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Укра­и­на при­сту­пи­ла к ра­ди­каль­ной ре­фор­ме об­ра­зо­ва­ния. Ре­фор­ма эта преду­смат­ри­ва­ет, в част­но­сти, окон­ча­тель­ное из­гна­ние рус­ско­го язы­ка из школ. С бу­ду­ще­го го­да клас­сы с пре­по­да­ва­ни­ем на язы­ках на­ци­о­наль­ных мень­шинств оста­нут­ся толь­ко в млад­шей шко­ле, с 2020 го­да укра­ин­ски­ми ста­нут и все млад­шие клас­сы. Кое-ка­кие по­блаж­ки сде­ла­ны для «ко­рен­ных на­ро­дов», то есть крым­ских та­тар, ка­ра­и­мов и га­гау­зов: им по­ка оста­вят от­дель­ные клас­сы. Так­же мож­но бу­дет пре­по­да­вать один-два пред­ме­та на ан­глий­ском язы­ке или ка­ком-ли­бо язы­ке ЕС. Но Рос­сия не вхо­дит в Ев­ро­со­юз, и рус­ских укра­ин­ская власть ко­рен­ным на­ро­дом не счи­та­ет, а по­то­му рус­ско­го язы­ка, род­но­го для боль­шей по­ло­ви­ны на­се­ле­ния стра­ны, в го­су­дар­ствен­ных шко­лах Укра­и­ны бо­лее не оста­нет­ся со­всем. Не толь­ко рус­ско­го, ко­неч­но. Вен­гер­ское пра­ви­тель­ство уже от­ре­а­ги­ро­ва­ло: «Это бес­пре­це­дент­ное огра­ни­че­ние прав 150 ты­сяч эт­ни­че­ских вен­гров, это пол­но­стью про­ти­во­ре­чит кон­сти­ту­ции». Засту­пи­лись за свои де­сят­ки ты­сяч и ру­мы­ны. Рос­сия про де­сят­ки мил­ли­о­нов — мол­чит.

Хо­тя ска­зать-то про эту гнус­ность мож­но мно­гое. Что4 на­ру­ше­ние кон­сти­ту­ции! Их кон­сти­ту­ция; как хо­тят, так и на­ру­ша­ют — ко­му, кро­ме них, это ин­те­рес­но? Ска­жи­те ещё, что «это не ев­ро­пей­ский путь». Ли­ше­ние огром­ной ча­сти на­се­ле­ния воз­мож­но­сти рас­тить и обу­чать сво­их де­тей так, как они са­ми хо­тят, за­слу­жи­ва­ет ку­да бо­лее креп­ких вы­ра­же­ний. Ны­неш­ний Ки­ев, на­при­мер, скло­нен на­зы­вать по­хо­жее об­ра­ще­ние Поль­ши на её во­сточ­ных тер­ри­то­ри­ях в 1930-х го­дах с укра­ин­ца­ми — ге­но­ци­дом, хо­тя и де­укра­и­ни­за­ция у по­ля­ков бы­ла ку­да уме­рен­нее ны­неш­ней дерусификации, и «па­ци­фи­ка­ция» (уми­ро­тво­ре­ние) укра­ин­цев да­ле­ко не до­сти­га­ла мас­шта­бов ны­неш­ней АТО. Са­мое осто­рож­ное, что мож­но ска­зать по по­во­ду об­суж­да­е­мо­го тор­же­ства шо­ви­низ­ма, — это эт­ни­че­ская чист­ка. Ведь по­че­му рус­ские не при­чис­ле­ны к «ко­рен­ным на­ро­дам» стра­ны? Что они толь­ко что по­на­е­ха­ли, да­же эти лю­ди со­врать не ре­ши­лись. Ока­зы­ва­ет­ся, их нель­зя счи­тать ко­рен­ны­ми, по­сколь­ку у них есть «своё на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство» (неправ­да, но сей­час не о том речь). А Укра­и­на для них не своё. Рус­ским по­чти пря­мым тек­стом го­во­рят: или пе­ре­ста­вай­те быть рус­ски­ми, ли­шай­те сво­их де­тей пред­на­зна­чен­ной им от рож­де­ния ве­ли­кой куль­ту­ры — или ва­ли­те в свою Рос­сию. А Рос­сия мол­чит. Не то что по­ли­ти­че­ское ру­ко­вод­ство — да­же спи­кер МИДа За­ха­ро­ва, го­то­вая блес­нуть крас­но­ре­чи­ем по лю­бо­му по­во­ду, про это наг­лое объ­яв­ле­ние на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков гражданами по­след­не­го сор­та не вы­мол­ви­ла ни сло­ва.

Дол­жен, од­на­ко, при­знать: да, мне бы хо­те­лось слы­шать, как моя стра­на су­ро­во осу­ди­ла окон­ча­тель­ное ре­ше­ние рус­ско­го во­про­са в укра­ин­ском об­ра­зо­ва­нии, но я вполне по­ни­маю, по­че­му офи­ци­аль­ная, да и по­лу­офи­ци­аль­ная Москва воз­дер­жи­ва­ют­ся от вы­ска­зы­ва­ний. По­то­му что глу­хо мол­чит са­ма рус­ско­языч­ная Укра­и­на. Я по­смот­рел новости на несколь­ких ка­на­лах укра­ин­ско­го ТВ. Про об­суж­да­е­мое здесь со­бы­тие ни­где ни пол­сло­ва. Про ре­фор­му здра­во­охра­не­ния — го­во­рят. Кри­ти­ку­ют. Про пен­си­он­ную ре­фор­му (у них сей­час ре­фор­мы идут тол­стым па­ке­том) — го­во­рят. Очень кри­ти­ку­ют. Пе­ред зда­ни­ем Вер­хов­ной ра­ды пе­ре­кры­то дви­же­ние; пол­сот­ни му­жи­ков лу­пят пал­ка­ми по боч­кам из-под бен­зи­на — про­те­сту­ют про­тив за­ко­на о ре­ги­стра­ции ав­то­мо­би­лей. За­прет же род­но­го язы­ка ни­ко­го не по­бу­дил ни вый­ти на ули­цы, ни да­же пуб­лич­но по­спо­рить. И ес­ли на фоне это­го мол­ча­ния за­про­те­сту­ет Москва, это бу­дет вос­при­ня­то как без­услов­ное до­ка­за­тель­ство её под­стре­ка­тель­ской ро­ли в лю­бых непри­ят­но­стях ре­жи­ма: «Вы же ви­ди­те: по­ка Кремль мол­чал, всё бы­ло хо­ро­шо»… На са­мом-то де­ле, ко­неч­но, не бы­ло хо­ро­шо — бы­ло все­го лишь ти­хо. В про­шлый раз, в 2014 го­ду, угро­за по­бе­ди­те­лей в «ре­во­лю­ции гид­но­сти» на­ту­го за­кру­тить гай­ки на язы­ко­вом во­про­се ока­за­лась од­ним из триг­ге­ров для про­воз­гла­ше­ния До­нец­кой и Лу­ган­ской рес­пуб­лик. Об­суж­да­е­мая но­ва­ция — ещё боль­ший шаг к раз­ва­лу ны­неш­ней державы; не зав­тра, так по­сле­зав­тра он боль­но от­зо­вёт­ся.

А по­че­му мол­чит рус­ско­языч­ное боль­шин­ство, по­че­му мол­чат да­же учи­те­ля, на де­сят­ки ты­сяч ко­то­рых на­дви­га­ют­ся тя­жё­лые бе­ды, по­нять нехит­ро. На это есть прит­ча о ля­гуш­ке в ки­пят­ке. Го­во­рят, что, ес­ли ля­гуш­ку ки­нуть в ки­пя­ток, она вы­прыг­нет; ес­ли же по­са­дить её в хо­лод­ную во­ду, а по­том эту во­ду мед­лен­но на­гре­вать, то ля­гуш­ка, ни в ка­кую се­кун­ду не со­зна­вая опас­но­сти, без­ро­пот­но сва­рит­ся. Так оно и по­лу­чи­лось: на­ступ­ле­ния на рус­ский язык, на русскую куль­ту­ру и еди­ную с Рос­си­ей ис­то­рию шли с пер­во­го дня су­ще­ство­ва­ния но­вой Укра­и­ны; иные ша­ги на этом пу­ти бы­ли мерз­ки­ми, иные — вполне при­ем­ле­мы­ми, но как во­да вски­пе­ла, боль­шин­ство рус­ско­языч­ных так и не за­ме­ти­ли. Что они бу­дут де­лать, ко­гда осо­зна­ют, что всё по­лу­чи­лось ку­да се­рьёз­нее, чем ду­ма­лось, — боль­шой во­прос. В ка­кие-ли­бо мас­со­вые про­те­сты по это­му по­во­ду — как и по мно­же­ству дру­гих по­во­дов для недо­воль­ства, ко­то­рые власть под­ки­ды­ва­ет на­се­ле­нию, — я ве­рю сла­бо. Ро­пот в соцсетях бу­дет, ко­неч­но, на­рас­тать — осо­бен­но в бу­ду­щем го­ду, ко­гда лю­ди осо­зна­ют смысл со­бы­тия на соб­ствен­ном опы­те; но от это­го ро­по­та, как мы дав­но уже зна­ем, ни­ко­му ни жар­ко и ни хо­лод­но. Кто смо­жет се­бе поз­во­лить част­ную шко­лу, бу­дет ста­рать­ся учить де­тей там — го­во­рят, эта тен­ден­ция уже от­ме­ча­ет­ся. Про­чие, мо­жет быть, по­сте­пен­но со­об­ра­зят устра­и­вать об­щи­ми уси­ли­я­ми ка­кие-то до­пол­ни­тель­ные к гос­шко­лам точ­ки обу­че­ния, где мож­но бу­дет да­вать де­тям хоть ос­но­вы род­ной куль­ту­ры.

Тут, я ду­маю, ле­жит и от­вет на во­прос, что на­до де­лать Рос­сии. Ни­че­го не нуж­но при­ду­мы­вать — Со­рос и мно­гие дру­гие всё необ­хо­ди­мое дав­но при­ду­ма­ли без нас. Нуж­но все­мер­но — и день­га­ми, и людь­ми, и спе­ци­аль­ны­ми ин­тер­нет-пор­та­ла­ми, и вни­ма­ни­ем боль­ших ме­диа — под­дер­жи­вать та­кие па­рал­лель­ные об­ра­зо­ва­тель­ные струк­ту­ры. Ес­ли это вос­крес­ные шко­лы при пра­во­слав­ных церк­вях — хо­ро­шо. Ес­ли это круж­ки при биб­лио­те­ках — за­ме­ча­тель­но. НКО или ни­как не фор­ма­ли­зо­ван­ные объ­еди­не­ния част­ных лиц — то­же под­дер­жим. Уве­ряю вас, мо­жет по­лу­чить­ся ни­чуть не ме­нее и да­же бо­лее эф­фек­тив­но, чем у Со­ро­са в его удач­ней­шие го­ды. По­нят­но, что офи­ци­аль­ный Ки­ев бу­дет все­ми воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми (то­же дав­но и хо­ро­шо из­вест­ны­ми) это­му ме­шать, но столь же по­нят­но, что ра­ди­каль­но по­ме­шать та­кой под­держ­ке он не смо­жет. Свя­тое же де­ло — за­щи­та ба­зо­вых прав сво­бод­ной лич­но­сти. Не очень-то оста­но­вишь. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.