Чер­ные одеж­ды

Ekspert - - ТЕМА НЕДЕЛИ -

В2014–2015 го­дах в топ-10 стран с наи­боль­шим бо­гат­ством вхо­ди­ла Да­ния. Дей­стви­тель­но, ин­декс Джи­ни, ко­то­рый по­ка­зы­ва­ет уро­вень эко­но­ми­че­ско­го нера­вен­ства, в Да­нии по по­ка­за­те­лю бо­гат­ства со­став­ля­ет 0,9. Од­на­ко ес­ли этот ин­декс рас­счи­ты­ва­ет­ся по до­хо­дам, то он со­став­ля­ет 0,2. От­сю­да вид­но, что Да­ния использует бо­гат­ства для ин­ве­сти­ро­ва­ния в эко­но­ми­ку. Си­сте­ма дей­ству­ет та­ким об­ра­зом, что сбе­ре­же­ния пре­вра­ща­ют­ся в ин­ве­сти­ции, за счет ко­то­рых по­яв­ля­ют­ся но­вые ра­бо­чие ме­ста, при этом но­вые ра­бо­чие ме­ста луч­ше, чем лик­ви­ди­ро­ван­ные ста­рые, со­от­вет­ствен­но они и сто­ят до­ро­же. От­сю­да и рост за­ра­бот­ной пла­ты и до­хо­дов. Та­ким об­ра­зом, нера­вен­ство становится дви­га­те­лем эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия.

Но ес­ли при вы­со­ком нера­вен­стве сбе­ре­же­ния не транс­фор­ми­ру­ют­ся в ин­ве­сти­ции, ко­то­рые со­зда­ют но­вые ра­бо­чие ме­ста, то то­гда нера­вен­ство об­ла­ча­ет­ся в «чер­ные одеж­ды» и становится мо­гиль­щи­ком эко­но­ми­че­ско­го ро­ста.

Се­год­ня Россия от­ли­ча­ет­ся высоким нера­вен­ством по бо­гат­ству (ин­декс Джи­ни — 0,9) и высоким нера­вен­ством по до­хо­дам (ин­декс Джи­ни — 0,4). При этом у нас на про­тя­же­нии по­след­них пят­на­дца­ти лет еже­год­но ис­че­за­ет при­мер­но 300 тыс. хо­ро­ших ра­бо­чих мест и со­зда­ет­ся столь­ко же пло­хих, с бо­лее низ­кой за­ра­бот­ной пла­той. Внут­рен­нее сбе­ре­же­ние в Рос­сии при­мер­но рав­но сбе­ре­же­ни­ям, вы­ве­зен­ным из стра­ны. Та­ким об­ра­зом, это бо­гат­ство не ге­не­ри­ру­ет но­вые ра­бо­чие ме­ста и эко­но­ми­че­ский рост.

Но и те бо­гат­ства, ко­то­рые на­хо­дят­ся внут­ри стра­ны, то­же не транс­фор­ми­ру­ют­ся в ин­ве­сти­ции, ко­то­рые при­во­ди­ли бы к со­зда­нию ра­бо­чих мест с вы­со­кой за­ра­бот­ной пла­той. По­это­му на­ше нера­вен­ство в чер­ных одеж­дах.

Од­но­знач­но­го от­ве­та на во­прос, по­че­му так про­ис­хо­дит, нет. Россия ста­ла бед­ной стра­ной в 1900-е го­ды, но се­год­ня мы стра­на со сред­ни­ми до­хо­да­ми. Сей­час мы на­хо­дим­ся при­мер­но на 50-м ме­сте по уров­ню ВВП на ду­шу на­се­ле­ния в ми­ро­вых рей­тин­гах. Мы по­па­ли в ло­вуш­ку сред­них до­хо­дов. Оли­гар­хи­че­ский ка­пи­та­лизм, ко­то­рый мы по­стро­и­ли, не ста­вит се­бе це­лей и за­дач фор­ми­ро­ва­ния сред­не­го клас­са, а рас­смат­ри­ва­ет лишь та­кие пу­ти раз­ви­тия биз­не­са, ко­то­рые да­ва­ли бы вы­со­кую нор­му при­бы­ли при низ­ких из­держ­ках.

Толь­ко 32 млн че­ло­век сей­час за­ня­ты на круп­ных и сред­них пред­при­я­ти­ях (хо­ро­шие ра­бо­чие ме­ста) при 70 млн ра­бо­та­ю­ще­го на­се­ле­ния. Еще 15–20 млн — это хо­ро­шие ра­бо­чие ме­ста в ма­лом биз­не­се и са­мо­за­ня­то­сти. Это озна­ча­ет, что 18–20 млн ра­бот­ни­ков тру­дят­ся в усло­ви­ях нефор­маль­ной эко­но­ми­ки. Это мо­дель раз­ви­тия, ко­то­рую мы вы­бра­ли два­дцать пять лет назад и ни­как не хо­тим по­ме­нять.

В дру­гих стра­нах со­зда­ны ме­ха­низ­мы пре­одо­ле­ния ло­вуш­ки сред­них до­хо­дов. Свя­за­ны они с пе­ри­о­ди­че­ским вы­сво­бож­де­ни­ем ра­бот­ни­ков, за­ня­тых в наи­бо­лее от­ста­лых и неэф­фек­тив­ных сфе­рах. При этом в пе­ре­до­вых сфе­рах соз­да­ют­ся ра­бо­чие ме­ста с вы­со­кой за­ра­бот­ной пла­той. Сред­ства, по­лу­ча­е­мые ра­бот­ни­ка­ми, по­сту­па­ют в эко­но­ми­ку, фор­ми­ру­ют спрос, в от­вет на ко­то­рый на­чи­на­ют воз­ни­кать но­вые ра­бо­чие ме­ста, но уже с но­вым уров­нем за­ра­бот­ной пла­ты. В ре­зуль­та­те сред­няя за­ра­бот­ная пла­та в стране в це­лом становится вы­ше.

Между тем, для то­го что­бы за­пу­стить ме­ха­низ­мы ро­ста, нуж­но со­зда­вать ра­бо­чие ме­ста с вы­со­кой за­ра­бот­ной пла­той. Нуж­на, как при­ня­то сей­час го­во­рить, по­ли­ти­че­ская во­ля, ко­то­рая мог­ла бы за­ста­вить оли­гар­хи­че­ский ка­пи­тал со­зда­вать та­кие ра­бо­чие ме­ста. По­ка пред­ста­ви­те­ли оли­гар­хи­че­ско­го ка­пи­та­ла жи­вут в уве­рен­но­сти, что при ны­неш­нем низ­ком уровне за­ра­бот­ной пла­ты эко­но­ми­ка мо­жет пой­ти в рост.

Про­грес­сив­ный на­лог не са­мый луч­ший ме­ха­низм. По­вы­ше­ние на­ло­гов в це­лом при­во­дит к до­пол­ни­тель­но­му дав­ле­нию на биз­нес, потому не яв­ля­ет­ся ме­рой, сти­му­ли­ру­ю­щей рост. Од­на­ко ес­ли в Рос­сии од­на часть об­ще­ства не за­ду­мы­ва­ет­ся о том, как ин­ве­сти­ро­вать в эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие, то про­грес­сив­ный на­лог мо­жет стать для вла­сти прак­ти­че­ски един­ствен­ным до­ступ­ным ме­ха­низ­мом со­хра­не­ния по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти. Ви­ди­мо, про­грес­сив­ный на­лог мо­жет быть тем стра­хом, ко­то­рый за­ста­вит оли­гар­хи­че­ский ка­пи­тал ин­ве­сти­ро­вать в че­ло­ве­ка.

■ Ли­лия Ов­ча­ро­ва, ди­рек­тор по со­ци­аль­ным ис­сле­до­ва­ни­ям Ин­сти­ту­та социальной по­ли­ти­ки НИУ ВШЭ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.