Альянс глобалистов

Но­вый ак­ци­о­нер «Рос­неф­ти», ки­тай­ский кон­гло­ме­рат «Хуа­синь», ве­дет гло­баль­ную мно­го­от­рас­ле­вую экс­пан­сию, со­век­тор­ную го­су­дар­ствен­ным ин­те­ре­сам. Ре­аль­ную си­нер­гию парт­не­рам еще пред­сто­ит ре­а­ли­зо­вать, но сход­ный стиль ве­де­ния биз­не­са мо­жет стать ос­но­вой для

Ekspert - - РУССКИЙ БИЗНЕС -

Вось­мо­го сен­тяб­ря ста­ло из­вест­но о вхож­де­нии в ка­пи­тал круп­ней­шей рос­сий­ской неф­тя­ной ком­па­нии — ПАО «Рос­нефть» — но­во­го ак­ци­о­не­ра. Им ста­ла част­ная китайская компания China CEFC Energy Company Ltd., ко­то­рая при­об­ре­ла 14,16% ак­ций рос­сий­ско­го энер­ге­ти­че­ско­го мей­джо­ра за 9,1 млрд дол­ла­ров. Про­дав­цом вы­сту­пил кон­сор­ци­ум QHG Oil, сов­мест­ное пред­при­я­тие гло­баль­ной трей­дин­го­вой ком­па­нии Glencore и су­ве­рен­но­го фон­да Ка­та­ра Qatar Investment Authority (QIA), ку­пив­ший 19,5-про­цент­ный па­кет «Рос­неф­ти» у го­су­дар­ствен­но­го «Рос­неф­те­га­за» в де­каб­ре про­шло­го го­да.

Це­на по­след­ней сдел­ки — око­ло ше­сти дол­ла­ров за ак­цию — пре­вы­ша­ет те­ку­щие ко­ти­ров­ки бир­же­во­го рын­ка (при­мер­но на 12%, ес­ли от­тал­ки­вать­ся от ко­ти­ро­вок за­кры­тия на­ка­нуне дня объ­яв­ле­ния сдел­ки, и на 16% — ес­ли рас­смат­ри­вать в ка­че­стве бенч­мар­ка 30-днев­ную сред­не­взве­шен­ную по объ­е­мам тор­гов це­ну), рав­но как и де­кабрь­скую це­ну по­куп­ки кон­сор­ци­у­мом (око­ло 5,45 дол­ла­ра). Так что бридж-соб­ствен­ни­ки вна­кла­де не оста­лись. Вы­ру­чен­ные сред­ства пой­дут на по­га­ше­ние бан­ков­ских зай­мов, при­вле­чен­ных под уча­стие в про­шло­год­ней при­ва­ти­за­ции «Рос­неф­ти». А вот по­че­му ки­тай­цы со­гла­си­лись на пре­мию, до­под­лин­но неяс­но. Ве­ро­ят­но, сдел­ка име­ла и неце­но­вые со­став­ля­ю­щие, пре­фе­рен­ци­аль­ные для по­ку­па­те­ля.

Имен­но сум­мой обя­за­тельств пе­ред бан­ка­ми (круп­ней­ший из кре­ди­то­ров де­кабрь­ской сдел­ки — ита­льян­ский Intesa, про­кре­ди­то­вав­ший по­ку­па­те­лей на 5,2 млрд ев­ро) и опре­де­лял­ся раз­мер пред­ло­жен­но­го ки­тай­цам па­ке­та. Как по­яс­нил в интервью те­ле­ка­на­лу «Россия 24» гла­ва «Рос­неф­ти» Игорь Се­чин, «ре­ше­ние о про­да­же ак­ций бы­ло при­ня­то кон­сор­ци­у­мом в ре­зуль­та­те во­ла­тиль­но­сти на фи­нан­со­вых рын­ках: дол­лар ощу­ти­мо де­валь­ви­ро­вал­ся по от­но­ше­нию к ев­ро и вы­рос­ли расходы на об­слу­жи­ва­ние кре­ди­та. Glencore и Ка­тар­ский ин­ве­сти­ци­он­ный фонд ре­ши­ли най­ти до­пол­ни­тель­но­го парт­не­ра для то­го, что­бы обеспечить пря­мое вла­де­ние ак­ци­я­ми “Рос­неф­ти” без кре­дит­ной на­груз­ки». Оста­ток со­хра­нит­ся в рас­по­ря­же­нии преж­них соб­ствен­ни­ков — 0,5% ак­ций «Рос­неф­ти» у Glencore и 4,7% — у QIA.

После объ­яв­ле­ния о сдел­ке ак­ции «Рос­неф­ти» на Мос­ков­ской бир­же по­до­ро­жа­ли на 3,5%.

Боль­шин­ство от­рас­ле­вых ана­ли­ти­ков по­зи­тив­но оце­ни­ва­ют сдел­ку, счи­тая, что «Рос­нефть» при­об­ре­ла ди­на­мич­но­го и пер­спек­тив­но­го стра­те­ги­че­ско­го парт­не­ра. Мы ре­ши­ли рас­ска­зать о нем по­дроб­нее, со­брав ин­фор­ма­цию из открытых ис­точ­ни­ков.

Чест­ная экс­пан­сия

Но­вый ак­ци­о­нер «Рос­неф­ти» из­ве­стен в гло­баль­ной энер­ге­ти­че­ской от­рас­ли су­ще­ствен­но мень­ше, чем его го­су­дар­ствен­ные со­оте­че­ствен­ни­ки — CNPC и Sinopec. CEFC (в кор­по­ра­тив­ных до­ку­мен­тах она име­ну­ет­ся так­же «Хуа­синь», от слов «Хуа» — Ки­тай и «синь» — чест­ность) бы­ла со­зда­на в 2002 го­ду ам­би­ци­оз­ным два­дца­ти­пя­ти­лет­ним Е Цзянь­ми­ном (Ye Jianming), ко­то­рый и по сей день оста­ет­ся ос­нов­ным соб­ствен­ни­ком. Он же за­ни­ма­ет долж­ность пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров кор­по­ра­ции. Исто­ки со­сто­я­ния гос­по­ди­на Е по сей день оста­ют­ся за­гад­кой для за­пад­ных и ази­ат­ских жур­на­ли­стов.

Хо­тя на энер­ге­ти­че­ский сек­тор при­хо­дит­ся бо­лее по­ло­ви­ны биз­не­са кор­по­ра­ции «Хуа­синь», спектр ее де­я­тель­но­сти им да­ле­ко не ис­чер­пы­ва­ет­ся. Вто­рое важ­ней­шее на­прав­ле­ние — фи­нан­сы. Вот как опи­са­на эта ветвь биз­не­са CEFC на сай­те ком­па­нии (при­ме­ча­тель­но, что у него име­ет­ся рус­ско­языч­ное «зер­ка­ло», мы его и про­ци­ти­ру­ем): «Компания на­ме­ре­на со­здать меж­ду­на­род­ный ин­ве­сти­ци­он­ный банк… по­стро­ить ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ную си­сте­му энер­ге­ти­че­ских и фи­нан­со­вых услуг, про­дви­нуть юань на меж­ду­на­род­ный ры­нок».

Зачем част­ной ком­па­нии ре­шать су­гу­бо го­су­дар­ствен­ную за­да­чу ин­тер­на­ци­о­на­ли­за­ции юа­ня — во­прос от­кры-

Гла­ва «Рос­неф­ти» Игорь Се­чин (сле­ва) оп­ти­ми­стич­но оце­ни­ва­ет пер­спек­ти­вы парт­нер­ства с ки­тай­ской кор­по­ра­ци­ей «Хуа­синь», седь­мой по раз­ме­ру част­ной кор­по­ра­ци­ей Ки­тая, воз­глав­ля­е­мой ее соб­ствен­ни­ком Е Цзянь­ми­ном

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.