ЗКаг­кон­ла­о­ув­чо­ик­тЗь ар­го­бло­тво­овк иЗ­гар­га­от­льо­вок­ко­мЗан­год­лео­вок

ЛПри­одеЛк­тиRдCЛMиLд иЛ­зиП­деЛр­ми­ди Лсо­изд­даЛ­лип­дрЛо­гир­да­мЛ­мин­доЛе иод­беЛс­пи­ед­чЛе­ни­и­де,Лсип­до­сЛо­ибд­но­Леи«днаЛу­ич­ди­тЛь»ид­грЛу­пип­дуЛри­од­боЛто­ивд­сЛ­ли­ажд еЛ­нин­до Лраиб­до­тЛа­итьд. ЛГ­лиа­двнЛо­и­е­д­прЛе­и­ид­мЛу­щи­ед­сЛтви­о­диЛ­хит­дехЛ­но­ил­доЛ­ги­и­ид—ЛисднЛи­жи­ед­нЛи­е­ид­за­Лти­рад­тЛ

Ekspert - - РУССКИЙ БИЗНЕС -

Ос­но­ва­те­ли перм­ско­го стар­та­па RCML (Robot Control Meta Language) за­яв­ля­ют, что раз­ра­бо­тан­ное ими про­грамм­ное обес­пе­че­ние для про­мыш­лен­ных роботов («по на­у­ке» их на­зы­ва­ют за­про­грам­ми­ро­ван­ны­ми ма­ни­пу­ля­то­ра­ми) уже сов­ме­сти­мо бо­лее чем c по­ло­ви­ной про­мыш­лен­ных роботов во всем ми­ре. Про­ект стал парт­не­ром ве­ду­щих ми­ро­вых про­из­во­ди­те­лей роботов — Kuka, АВВ, Fanuc. На оче­ре­ди Yaskawa, Kawasaki, Omron.

Перм­ский про­грам­мист Ми­ха­ил Тюль­кин и вен­чур­ный ин­ве­стор Дмит­рий Су­тор­мин в 2012 го­ду на­ча­ли об­ду­мы­вать но­вый соф­твер­ный про­ект, свя­зан­ный с ро­бо­то­тех­ни­кой, ко­то­рую они счи­та­ли бу­ду­щим про­из­вод­ства. Су­тор­мин — биз­нес-ан­гел, ко­то­рый по­след­ние го­ды за­ни­мал­ся ИТ-стар­та­па­ми. Тюль­кин, кан­ди­дат тех­ни­че­ских на­ук и ма­те­рый ай­тиш­ник, на­чал про­грам­ми­ро­вать, еще учась в вось­мом клас­се, а в университете (он учил­ся в Перм­ском по­ли­те­хе по спе­ци­аль­но­сти «ком­плекс­ная защита объ­ек­тов ин­фор­ма­ти­за­ции») уже брал­ся за ре­ше­ние слож­ных за­дач — про­грам­ми­ро­вал си­сте­мы ком­плек­то­ва­ния штан­го­вых глу­бин­ных на­со­сов. Пред­при­ни­ма­те­ли счи­та­ли, что ми­ро­вой ры­нок про­грамм­но­го обес­пе­че­ния для роботов (его об­щий объ­ем сей­час со­став­ля­ет по­ряд­ка 40 млрд дол­ла­ров) бу­дет быст­ро рас­ти вме­сте с услож­не­ни­ем за­дач, ко­то­рые ре­ша­ют ро­бо­ти­зи­ро­ван­ные про­из­вод­ства. Как и сам ры­нок про­мыш­лен­ных роботов: по про­гно­зу International Federation of Robotics (IFR), в 2018 го­ду их про­да­жи со­ста­вят 400 тыс. штук (сей­час в ми­ре 1,6 млн роботов). Идея бы­ла в том, что­бы со­здать уни­вер­саль­ную про­грамм­ную сре­ду, ко­то­рая упро­сти­ла бы про­грам­ми­ро­ва­ние роботов и об­лег­чи­ла ре­ше­ние за­дач по сты­ков­ке ро­бо­ти­зи­ро­ван­ных устройств и ко­ор­ди­на­ции их сов­мест­ной ра­бо­ты. За счет упро­ще­ния про­грам­ми­ро­ва­ния мож­но бы­ло бы зна­чи­тель­но сни­зить за­тра­ты на про­из­вод­ство и ра­бо­ту про­грам­ми­стов. «Ко­гда мы ста­ли об­суж­дать ре­ше­ние этой за­да­чи, сра­зу при­шли к мыс­ли о создании уни­вер­саль­но­го язы­ка про­грам­ми­ро­ва­ния для роботов», — го­во­рит Ми­ха­ил Тюль­кин. К 2014 го­ду они раз­ра­бо­та­ли от­кры­тый софт Robot Control Meta Language и опи­са­ли его в учеб­ни­ке — с при­ме­ра­ми ре­ше­ния за­дач по про­грам­ми­ро­ва­нию роботов.

За­тем стар­та­пе­ры со­бра­ли кон­трол­лер с соф­том, ко­то­рый мог за­про­грам­ми­ро­вать сра­зу несколь­ко роботов и за­ста­вить их вза­и­мо­дей­ство­вать, и ре­ши­ли про­де­мон­стри­ро­вать свою раз­ра­бот­ку на вы­став­ке Robotics Expо. Они арен­до­ва­ли у ком­па­нии Kuka двух роботов, а в при­да­чу к ним при­вез­ли соб­ствен­но­руч­но со­бран­ных ма­лень­ких роботов — гу­се­нич­ные устрой­ства в ви­де те­ле­жек. Но всех роботов то­гда не успе­ли под­клю­чить к кон­трол­ле­ру. Де­ло в том, что с ре­аль­ным про­мыш­лен­ным ро­бо­том пер­мя­ки столк­ну­лись впер­вые лишь неза­дол­го до вы­став­ки. «Мы шли в сфе­ру ро­бо­то­тех­ни­ки фак­ти­че­ски ди­ле­тан­та­ми, — го­во­рит Ми­ха­ил. — В этом есть плю­сы: у нас неза­мы­лен­ный глаз и мы мо­жем со­вер­шить прорыв. Хо­тя, как вы­яс­ни­лось поз­же, уже в 2016 го­ду, по­доб­ные по­пыт­ки де­ла­лись и раньше —и в про­грам­ми­ро­ва­нии роботов, и в раз­ра­бот­ке уни­вер­саль­ных язы­ков про­грам­ми­ро­ва­ния для них. То есть идея не са­мая но­вая, но вре­мя для нее при­шло толь­ко сей­час». На­при­мер, су­ще­ству­ет ROS (Robot Operating System), опе­ра­ци­он­ная си­сте­ма для роботов, раз-

ра­бо­тан­ная в Ст­эн­фор­де. Но она, по сло­вам Дмитрия Су­тор­ми­на, боль­ше ори­ен­ти­ро­ва­на на про­грам­ми­ро­ва­ние од­но­го ро­бо­та, а не их со­во­куп­но­сти.

Раз­ра­бот­ка RCML за­ин­те­ре­со­ва­ла мно­гих: от круж­ков по лю­би­тель­ской ро­бо­то­тех­ни­ке до круп­ных про­из­водств и ин­те­гра­то­ров про­мыш­лен­ных роботов. После это­го ос­но­ва­те­ли про­ек­та сня­ли офис, рас­ши­ри­ли ко­ман­ду, на­брав перм­ских про­грам­ми­стов (сей­час в шта­те про­ек­та семь че­ло­век и еще столь­ко же на аут­сор­син­ге) и ста­ли «до­пи­ли­вать» про­дукт, ори­ен­ти­ру­ясь на ак­ту­аль­ные для ро­бо­ти­зи­ро­ван­ных про­из­водств за­да­чи. Ра­бо­та­ли на деньги, ко­то­рые в про­ект вло­жил Су­тор­мин, — с мо­мен­та стар­та око­ло 30 млн руб­лей.

Ми­ха­ил Тюль­кин сей­час жа­ле­ет о том, что про­ек­ту очень дол­го не уда­ва­лось пра­виль­но по­зи­ци­о­ни­ро­вать­ся на рын­ке. Боль­ше го­да ушло на то, что­бы по­нять: не нуж­но со­зда­вать про­дукт для всей ар­мии роботов, вклю­чая об­ра­зо­ва­тель­ную, сер­вис­ную, мо­биль­ную ро­бо­то­тех­ни­ку, необ­хо­ди­мо скон­цен­три­ро­вать­ся на сег­мен­те про­мыш­лен­ной ро­бо­то­тех­ни­ки, наи­бо­лее мар­жи­наль­ном и фи­нан­со­во ем­ком. Та­кое ре­ше­ние они при­ня­ли толь­ко в де­каб­ре 2015 го­да.

Сво­и­ми кли­ен­та­ми они ви­де­ли про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия, ис­поль­зу­ю­щие ро­бо­то­тех­ни­ку, про­из­во­ди­те­лей роботов, ко­то­рые мог­ли бы ис­поль­зо­вать эле­мен­ты RCML в сво­их про­дук­тах, а так­же ин­те­гра­то­ров про­мыш­лен­но­го обо­ру­до­ва­ния и ПО.

Мно­го­за­дач­ные ро­бо­ты

При­клад­ные за­да­чи, ко­то­рые дол­жен ре­шать RCML — про­мыш­лен­ный кон­трол­лер с эле­мен­та­ми искусственного ин­тел­лек­та, — это пе­ре­про­грам­ми­ро­ва­ние роботов и ав­то­пе­ре­на­лад­ка, пе­ре­строй­ка обо­ру­до­ва­ния под но­вые или из­ме­нив­ши­е­ся за­да­чи и усло­вия ра­бо­ты. То есть софт RCML в чис­ле про­че­го поз­во­ля­ет быст­ро пе­ре­хо­дить с про­из­вод­ства од­но­го ви­да про­дук­ции на дру­гой. Про­ект пред­ла­га­ет кли­ен­там при­об­ре­сти ли­цен­зию на ис­поль­зо­ва­ние мо­ду­лей RCML для ра­бо­ты с про­мыш­лен­ны­ми ро­бо­та­ми — это сто­ит пол­то­ры ты­ся­чи дол­ла­ров в год.

По сло­вам Дмитрия Ива­но­ва, ди­рек­то­ра по ин­но­ва­ци­он­но­му раз­ви­тию ПАО «ОДК-Са­турн» («Са­турн» был кор­по­ра­тив­ным парт­не­ром тре­ка в ак­се­ле­ра­то­ре GenerationS, где участ­во­вал RCML), ос­нов­ное пре­иму­ще­ство ис­поль­зо­ва­ния кон­трол­ле­ров RCML — уни­вер­саль­ность язы­ка про­грам­ми­ро­ва­ния, что озна­ча­ет со­кра­ще­ние за­трат на про­грам­ми­ро­ва­ние раз­лич­ных устройств ро­бо­ти­зи­ро­ван­ной ли­нии. С по­мо­щью RCML мож­но про­грам­ми­ро­вать непо­сред­ствен­но про­из­вод­ствен­ную за­да­чу для ли­нии, а не от­дель­ные устрой­ства. Этот язык про­грам­ми­ро­ва­ния не чув­стви­те­лен к смене мар­ки обо­ру­до­ва­ния, мо­жет под­дер­жи­вать раз­ные его вер­сии обо­ру­до­ва­ния и т. д. — все это со­кра­ща­ет объ­ем ра­бо­ты про­грам­ми­ста и сни­жа­ет тре­бо­ва­ния к его ква­ли­фи­ка­ции.

Как утвер­жда­ет Ми­ха­ил Тюль­кин, RCML как ми­ни­мум вдвое со­кра­ща­ет вре­мя, за­тра­чи­ва­е­мое на ав­то­пе­ре­на­лад­ку ро­бо­ти­зи­ро­ван­но­го про­из­вод­ства. За­да­чи по­сто­ян­ной мо­дер­ни­за­ции и на­пи­са­ния но­во­го соф­та для роботов воз­ни­ка­ют на мно­гих пред­при­я­ти­ях, где они вы­пол­ня­ют несколь­ко функ­ций, а так­же на мел­ко­се­рий­ных и ка­сто­ми­зи­ро­ван­ных про­из­вод­ствах, где каж­дое из­де­лие уни­каль­но и за­да­чи роботов ча­сто ме­ня­ют­ся. Функ­ци­о­нал у соф­та ши­ро­кий, го­во­рит Ми­ха­ил: он уме­ет ана­ли­зи­ро­вать воз­мож­но­сти и за­да­чи роботов и со­став­лять для каж­до­го ал­го­ритм дей­ствий; он спо­со­бен на­кап­ли­вать опыт, то есть за­по­ми­нать, ка­кие ро­бо­ты по­ка­за­ли низ­кие или вы­со­кие ре­зуль­та­ты, по ка­ким тра­ек­то­ри­ям дви­жут­ся луч­ше или ху­же. «С раз­ви­ти­ем ка­сто­ми­за­ции и трен­да DIY, “сде­лай сам”, наш ры­нок бу­дет толь­ко уве­ли­чи­вать­ся», — счи­та­ет Тюль­кин.

Все ро­бо­ты ми­ра

Что­бы по­нять, как мас­шта­би­ро­вать про­да­жи, про­ект по­дал за­яв­ку в федеральный ак­се­ле­ра­тор тех­но­ло­ги­че­ских стар­та­пов

GenerationS и по­лу­чил воз­мож­ность при­нять уча­стие в ак­се­ле­ра­ци­он­ном тре­ке. Как счи­та­ет Ми­ха­ил, это по­мог­ло уточ­нить по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ние на рын­ке. «Мы то­гда хоть уже и по­ни­ма­ли, что бу­дем ре­шать за­да­чи ав­то­пе­ре­на­лад­ки ро­бо­ти­зи­ро­ван­ных про­из­водств, но по­че­му-то про­дол­жа­ли рас­ска­зы­вать о сво­ей раз­ра­бот­ке как о язы­ке, на ко­то­ром мо­гут об­щать­ся ро­бо­ты, — объ­яс­ня­ет он. — Это зву­чит про­сто и кра­си­во, но не со­от­вет­ству­ет ре­аль­но­сти, а глав­ное, про­из­вод­ствен­ни­ки не ви­дят здесь вы­го­ды для се­бя». Со­труд­ни­ки НПО «Са­турн» (кор­по­ра­тив­но­го парт­не­ра тре­ка) из бю­ро ро­бо­ти­за­ции изу­чи­ли про­дукт стар­та­па и, по су­ти, смог­ли про­фес­си­о­наль­но рас­ска­зать пред­при­ни­ма­те­лям, в чем смысл про­дук­та и как пред­ла­гать его кли­ен­там.

По­чти од­но­вре­мен­но с GenerationS стар­та­пе­ры по­да­ва­ли за­яв­ку в ак­се­ле­ра­тор Фон­да раз­ви­тия ин­тер­нет-ини­ци­а­тив (ФРИИ). Но ту­да они при­шли слиш­ком «зе­ле­ны­ми», чуть ли не с един­ствен­ной про­да­жей. От­бор прой­ти не уда­лось, и они об­ра­ти­лись в фонд за услу­гой стра­те­ги­че­ско­го пла­ни­ро­ва­ния. По­лу­чи­ли со­вет взять свое ноу-хау за ос­но­ву и стро­ить ком­па­нию — ин­те­гра­то­ра про­из­вод­ствен­ных ро­бо­ти­зи­ро­ван­ных яче­ек с эле­мен­та­ми RCML. Потому что, по мне­нию экс­пер­тов, на рын­ке про­мыш­лен­ной ро­бо­то­тех­ни­ки вос­тре­бо­ван имен­но ком­плекс­ный про­дукт. Но Тюль­кин от­мел эту воз­мож­ность, и од­на из при­чин в том, что это при­вя­за­ло бы стар­тап к ло­каль­но­му рын­ку. Оста­ва­ясь чи­сто соф­твер­ной ком­па­ни­ей, мож­но ра­бо­тать уда­лен­но по все­му ми­ру, не от­кры­вая фи­ли­а­лов с боль­шим шта­том со­труд­ни­ков — та­кие расходы про­ект про­сто не по­тя­нул бы.

В Рос­сии труд­но рас­счи­ты­вать на быст­рый рост про­даж ли­цен­зий. По­ка у RCML их чуть боль­ше де­сят­ка. Первую про­да­ли Ин­же­нер­но­му цен­тру ПНИПУ (сва­роч­ное про­из­вод­ство), еще од­но­го кли­ен­та стар­тап на­шел в США — это про­ект в об­ла­сти 3D-пе­ча­ти, а дру­го­го — в Ис­па­нии, где у за­каз­чи­ка бы­ла за­да­ча по пе­ре­клад­ке и сор­ти­ров­ке де­та­лей.

«Рос­сий­ский ры­нок очень мал, и на нем прак­ти­че­ски от­сут­ству­ют соб­ствен­ные до­ми­ни­ру­ю­щие раз­ра­бот­ки», — го­во­рит Дмит­рий Ива­нов. По дан­ным На­ци­о­наль­ной ас­со­ци­а­ции участ­ни­ков рын­ка ро­бо­то­тех­ни­ки, сред­не­го­до­вые про­да­жи про­мыш­лен­ных роботов в Рос­сии со­став­ля­ют 500–600 штук, на на­ча­ло 2016 го­да в стране их тру­ди­лось око­ло 8000 еди­ниц.

По рас­че­там Ми­ха­и­ла Тюль­ки­на, да­же ес­ли про­да­жи роботов в Рос­сии вы­рас­тут вдвое, RCML не смо­жет про­дать боль­ше 15–30 ли­цен­зий в год. А «точ­ка без­убы­точ­но­сти» про­ек­та — пол­то­ры-две ты­ся­чи ли­цен­зий в год. «Ро­бо­ти­за­ция в стране на невы­со­ком уровне, кро­ме то­го, ча­ще всего у нас внед­ря­ют го­то­вые ре­ше­ния, взя­тые с За­па­да. По та­ко­му же пу­ти идет, на­при­мер, Ки­тай», — ком­мен­ти­ру­ет Ми­ха­ил.

Рос­сий­ских ин­те­гра­то­ров про­мыш­лен­ных роботов — ком­па­нии, ко­то­рые со­зда­ют ро­бо­ти­зи­ро­ван­ные ячей­ки и ли­нии на про­из­вод­ствах, — по­ка не уда­ет­ся убе­дить в пре­иму­ще­ствах RCML. «Ли­бо у нас пло­хо раз­вит ры­нок, ли­бо мы не мо­жем до­не­сти вы­го­ду сво­е­го про­дук­та, — го­во­рит Тюль­кин. — Этой осе­нью мы за­пла­ни­ро­ва­ли большую по­езд­ку в Гер­ма­нию с ви­зи­та­ми в Kuka и к ее ин­те­гра­то­рам, что­бы про­те­сти­ро­вать мо­дель на­ше­го вза­и­мо­дей­ствия».

На со­труд­ни­че­ство с Kuka про­ект воз­ла­га­ет боль­шие на­деж­ды. Немец­кая компания мо­жет вы­сту­пить ре­сел­ле­ром про­дук­та RCML, по­став­ляя си­сте­му сво­им кли­ен­там. Сей­час про­хо­дит тех­ни­че­ский аудит. «Мы по­ни­ма­ем, что у RCML есть огром­ные плю­сы, — го­во­рит Гри­го­рий Школь­ни­ков, ме­не­джер по раз­ви­тию биз­не­са рос­сий­ско­го фи­ли­а­ла Kuka. — Стан­дарт­ный язык ро­бо­та сло­жен, лю­дей нуж­но спе­ци­аль­но обу­чать ра­бо­те с ним. У RCML же есть свой син­так­сис, это упро­ща­ет про­грам­ми­ро­ва­ние, да­ет воз­мож­но­сти для ко­опе­ра­ции роботов. Мы счи­та­ем раз­ра­бот­ку ин­те­рес­ной и пер­спек­тив­ной».

Но у RCML есть и кон­ку­ри­ру­ю­щие аль­тер­на­тив­ные раз­ра­бот­ки. По сло­вам Школь­ни­ко­ва, по­доб­ное ре­ше­ние пред­ла­га­ет ис­пан­ская компания, но у них ли­цен­зии до­ро­же и функ­ци­о­нал мень­ше. На рын­ке есть и дру­гие ком­па­нии, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся ин­те­гра­ци­ей роботов, — по­треб­ность в та­ком ПО оче­вид­но ве­ли­ка. «Воз­мож­но, с по­доб­ным про­дук­том ско­ро вый­дет кто-то из круп­ных ком­па­ний», — го­во­рит Дмит­рий Су­тор­мин.

Стар­тап рас­счи­ты­ва­ет успеть во­вре­мя за­нять свою ни­шу на меж­ду­на­род­ном рын­ке, уже в этом го­ду по­лу­чив ин­ве­сти­ции от фон­дов в раз­ме­ре двух мил­ли­о­нов дол­ла­ров, что поз­во­лит быст­ро про­дви­гать тех­но­ло­гию в ми­ре. В первую оче­редь Тюль­кин и Су­тор­мин хо­тят вый­ти на ры­нок Гер­ма­нии, где есть уже се­рьез­ный парт­нер в ли­це Kuka, а за­тем от­пра­вить­ся в Юго-Во­сточ­ную Азию — в Юж­ную Ко­рею, Син­га­пур и Ки­тай, от­крыв офис во Вла­ди­во­сто­ке. Ну а ес­ли ин­ве­сти­ций не бу­дет, то про­ект бу­дет ори­ен­ти­ро­вать­ся преж­де всего на ры­нок Гер­ма­нии и од­но­вре­мен­но при­смат­ри­вать­ся к Ки­таю. «Ра­ду­ет, что ки­тай­ский ры­нок немно­го от­ста­ет от ев­ро­пей­ско­го, там за­да­чи по ав­то­пе­ре­на­лад­ке ро­бо­ти­зи­ро­ван­ных про­из­водств не так “го­ря­чи”, а зна­чит, в за­па­се у нас еще год-два, — го­во­рит Ми­ха­ил Тюль­кин. — Но очень ско­ро тра­ди­ци­он­ны­ми спо­со­ба­ми там бу­дет ав­то­ма­ти­зи­ро­ва­но все, что мож­но, и воз­ник­нут за­да­чи, ко­то­рые сей­час по­яв­ля­ют­ся в Ев­ро­пе, — свя­зан­ные с ка­сто­ми­за­ци­ей про­дук­ции, с ре­ше­ни­я­ми, где тре­бу­ют­ся адап­тив­ное по­ве­де­ние, тех­ни­че­ское зре­ние, где ли­бо ро­бо­ты ра­бо­та­ют вме­сте, ли­бо робот с человеком. Там очень при­го­дит­ся на­ша раз­ра­бот­ка».

Но в це­лом вто­рой ва­ри­ант раз­ви­тия — скром­ный и «без­де­неж­ный» — для стар­та­па несет боль­шой риск из-за рас­ту­щей кон­ку­рен­ции, убеж­ден Ми­ха­ил Тюль­кин: «Будь у нас воз­мож­ность вый­ти на ми­ро­вой ры­нок пря­мо сей­час, мы очень быст­ро пе­ре­ло­ми­ли бы пред­став­ле­ния на­ших кли­ен­тов о ро­бо­ти­зи­ро­ван­ных ячей­ках и о на­шем ре­ше­нии по ав­то­пе­ре­на­лад­ке. Оста­лись бы ли­де­ра­ми в сво­ей ма­лень­кой ни­ше и по­шат­ну­ли по­зи­ции круп­ных ев­ро­пей­ских кон­цер­нов, ко­то­рые, как нам из­вест­но, уже ак­тив­но ве­дут раз­ра­бот­ки в об­ла­сти про­грам­ми­ро­ва­ния и ин­те­гра­ции роботов». ■

В про­мыш­лен­но­сти есть за­кон: ес­ли не по­ка­зать тех­но­ло­гию в ра­бо­те, она ни для ко­го не су­ще­ству­ет — кар­тин­ка на экране мо­ни­то­ра не ко­ти­ру­ет­ся. Ко­ман­да RCML де­мон­стри­ру­ет на вы­ста­воч­ном стен­де, как ро­бо­ты мо­гут «со­труд­ни­чать»

Ми­ха­ил Тюль­кин, со­ос­но­ва­тель RCML, по ду­ху про­грам­мист, но ра­ди раз­ви­тия про­ек­та пе­ре­сту­пил че­рез се­бя и на­чал за­ни­мать­ся мар­ке­тин­гом и про­да­жа­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.