ВЕЧ­НАЯ МЕР­КЕЛЬ

Ин­три­га вы­бо­ров в Гер­ма­нии не в ре­зуль­та­тах, а в опре­де­ле­нии мо­де­ли по­ли­ти­че­ско­го и эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Ин­три­га вы­бо­ров в Гер­ма­нии не в ре­зуль­та­тах, а в опре­де­ле­нии мо­де­ли по­ли­ти­че­ско­го и эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия

Ан­ге­ла Мер­кель го­то­вит­ся в чет­вер­тый раз воз­гла­вить немец­кое пра­ви­тель­ство. За мощ­ны­ми пле­ча­ми же­лез­ной бун­десканц­ле­рин две­на­дцать лет ру­ко­вод­ства силь­ней­шей стра­ной Ев­ро­со­ю­за, впе­ре­ди, про­ро­чат со­цио­ло­ги, еще че­ты­ре го­да немец­кой ста­биль­но­сти и ос­но­ва­тель­но­сти. Ин­три­га на вы­бо­рах умер­ла еще вес­ной, по­ли­ти­че­ская апа­тия так и не бы­ла пре­одо­ле­на в хо­де кам­па­нии, глав­ные со­пер­ни­ки так и не до­ка­за­ли на­ли­чия су­ще­ствен­ных идео­ло­ги­че­ских раз­но­гла­сий в сво­их про­грам­мах. От­сут­ствие раз­но­об­ра­зия при­ве­ло к по­вы­шен­но­му ин­те­ре­су из­би­ра­те­лей к немейн­стрим­ным и да­же ра­ди­каль­ным пар­ти­ям — раз­ве что здесь сто­ит ожи­дать сюр­при­зов. Прав­да, толь­ко шесть пар­тий из 48 участ­ву­ю­щих в вы­бо­рах в бун­дес­таг су­ме­ют пре­одо­леть пя­ти­про­цент­ный ба­рьер. Вме­сте с тем ны­неш­нее го­ло­со­ва­ние долж­но вы­дать не­мец­ким вла­стям ман­дат на про­ве­де­ние бо­лез­нен­ных ре­форм как внут­ри Гер­ма­нии, так и в еди­ной Ев­ро­пе.

Пер­спек­ти­вы боль­шой ко­а­ли­ции

«На­род­ные пар­тии» — так в Гер­ма­нии на­зы­ва­ют хри­сти­ан­ских де­мо­кра­тов (ХДС) и со­ци­ал-де­мо­кра­тов (СДПГ) — тра­ди­ци­он­но по­лу­ча­ют на вы­бо­рах ос­нов­ную часть го­ло­сов. Обыч­но они сме­ня­ют друг дру­га в ка­че­стве ос­но­вы пра­вя­щей ко­а­ли­ции. Но по­сле про­шлых вы­бо­ров в 2013 го­ду ре­ши­ли объ­еди­нить­ся и об­ра­зо­вать «боль­шую ко­а­ли­цию». В ито­ге со­рат­ни­ки-со­пер­ни­ки че­ты­ре го­да де­ли­ли от­вет­ствен­ность за все про­ис­хо­дя­щее в стране.

Ко­неч­но, пер­вен­ство в ко­а­ли­ции бы­ло за хри­сти­ан­ски­ми де­мо­кра­та­ми и их ли­де­ром — канц­ле­ром Ан­ге­лой Мер­кель, что в этой кам­па­нии сыг­ра­ло злую шут­ку с СДПГ. Кри­ти­ко­вать пра­ви­тель­ство со­ци­ал-де­мо­кра­ты не мо­гут — хоть и на вто­рых ро­лях, но ведь са­ми управ­ля­ли стра­ной. По су­ти, един­ствен­ным экс­клю­зи­вом их пред­вы­бор­ной про­грам­мы ока­зал­ся успеш­ный за­кон о ми­ни­маль­ной опла­те тру­да.

Осталь­ные успе­хи про­шло­го че­ты­рех­ле­тия проч­но ас­со­ци­и­ру­ют­ся с Мер­кель: без­де­фи­цит­ный бюд­жет, без­ра­бо­ти­ца ни­же 6%, ожи­да­е­мый рост ВВП в те­ку­щем го­ду — 1,6%. Нель­зя за­быть и клю­че­вую роль бун­десканц­ле­рин в спа­се­нии зо­ны ев­ро от по­след­ствий ка­зав­ше­го­ся неиз­беж­ным де­фол­та Гре­ции. И «спа­се­ние» Ев­ро­со­ю­за от Тур­ции, стра­ны с кар­ди­наль­но ины­ми по­ли­ти­че­ски­ми и ду­хов­ны­ми цен­но­стя­ми.

Боль­шой лич­ный успех политика Мер­кель — сдвиг ХДС от тра­ди­ци­он-

но­го кон­сер­ва­тиз­ма к пра­во­му цен­тру, то, что в Гер­ма­нии на­зы­ва­ют «со­ци­ал­де­мо­кра­ти­за­ци­ей» ХДС. Она вклю­чи­ла в свою про­грам­му и ре­а­ли­зо­ва­ла та­кие пунк­ты, как, на­при­мер, вы­да­чу по­со­бий для ма­ло­лет­них де­тей или по­мощь мо­ло­дым се­мьям в при­об­ре­те­нии жи­лья. Ре­зуль­тат — рост элек­то­раль­ной ба­зы.

Впро­чем, к на­ча­лу 2017 го­да немец­кие со­цио­ло­ги за­ме­ти­ли «уста­лость» из­би­ра­те­лей от Мер­кель, от ее без­аль­тер­на­тив­но­сти. В это же вре­мя со­ци­ал-де­мо­кра­ты вы­бра­ли гла­вой пар­тии и кан­ди­да­том на пост канц­ле­ра экс-пред­се­да­те­ля Ев­ро­пар­ла­мен­та Мар­ти­на Шуль­ца. По дан­ным гер­ман­ской со­цио­ло­ги­че­ской служ­бы Infratest Dimap, в ян­ва­ре за Шуль­ца на вы­бо­рах канц­ле­ра го­то­вы бы­ли про­го­ло­со­вать 41% из­би­ра­те­лей — столь­ко же, сколь­ко за Мер­кель.

При этом 65% нем­цев не по­ни­ма­ли, за ка­кую по­ли­ти­ку вы­сту­па­ет Шульц. И к маю кан­ди­дат от СДПГ на­го­во­рил столь­ко по­пу­лист­ских глу­по­стей, что раз­рыв в рей­тин­ге Шуль­ца и Мер­кель со­ста­вил от 14 до 18% в поль­зу бун­десканц­ле­рин.

И все же «обе на­род­ные пар­тии на­бе­рут на один-два про­цен­та мень­ше го­ло­сов по срав­не­нию с 2013 го­дом», — счи­та­ет ру­ко­во­ди­тель Цен­тра гер­ман­ских ис­сле­до­ва­ний Ин­сти­ту­та Ев­ро­пы РАН Вла­ди­слав Бе­лов. По его мне­нию, «по­вто­ре­ние преж­не­го ко­а­ли­ци­он­но­го ва­ри­ан­та (при стар­шин­стве хри­сти­ан­ских де­мо­кра­тов) стра­те­ги­че­ски неже­ла­тель­но для СДПГ — ее об­нов­ле­ние и воз­вра­ще­ние сим­па­тий из­би­ра­те­лей воз­мож­ны толь­ко в слу­чае пе­ре­хо­да в оп­по­зи­цию».

По­ни­ма­ют это и в ру­ко­вод­стве СДПГ. Мар­тин Шульц уже за­явил, что в ко­а­ли­цию с Ан­ге­лой Мер­кель он не всту­пит. Ны­неш­ний ми­нистр ино­стран­ных дел со­ци­ал-де­мо­крат Зиг­мар Га­б­ри­эль то­же на­зы­ва­ет та­кой со­юз бес­смыс­лен­ным. Тем не ме­нее нема­ло немец­ких по­ли­то­ло­гов счи­та­ют, что ра­ди со­хра­не­ния ста­биль­но­сти и в са­мой Гер­ма­нии, и в Ев­ро­со­ю­зе СДПГ, как от­вет­ствен­ная пар­тия, пой­дет на но­вую «боль­шую ко­а­ли­цию». По­то­му что ста­биль­ность для немец­ко­го бюр­ге­ра — без­услов­ный при­о­ри­тет. А Ан­ге­ла Мер­кель — сим­вол этой ста­биль­но­сти: две­на­дцать лет у вла­сти и в пер­спек­ти­ве еще че­ты­ре го­да. И ни­кто не про­те­сту­ет из-за яко­бы по­пран­ной де­мо­кра­тии.

Пер­спек­ти­ва ко­а­ли­ций

Из­би­ра­тель­ный блок Мер­кель ХДС/ХСС, по про­гно­зам со­цио­ло­гов, на­би­ра­ет 40% го­ло­сов. СДПГ — при­мер­но 25%. 35% го­ло­сов оста­ет­ся чет­вер­ке «ма­лых пар­тий». Имен­но их го­ло­са в бун­дес­та­ге, их го­тов­ность об­ра­зо­вать ко­а­ли­цию в ка­че­стве млад­ше­го, но мно­гое ре­ша­ю­ще­го парт­не­ра опре­де­лит не толь­ко кон­фи­гу­ра­цию вла­сти и оп­по­зи­ции в немец­ком пар­ла­мен­те, но и со­став пра­ви­тель­ства Гер­ма­нии. А зна­чит, и очень мно­гое в Ев­ро­пе и ми­ре.

Са­ми «ма­лые пар­тии» пе­ре­жи­ва­ют не луч­шие вре­ме­на. У «зе­ле­ных» боль­шие про­бле­мы с ли­дер­ством, а без яр­кой лич­но­сти во гла­ве хо­ро­ший ре­зуль­тат невоз­мо­жен. Ли­бе­ра­лы из Сво­бод­ной дем­пар­тии (СвДП)? Се­го­дня это ти­пич­ная во­ждист­ская пар­тия. «Ле­вые» бо­лее все­го оза­бо­че­ны от­тя­ги­ва­ни­ем из­би­ра­те­лей у СДПГ на во­сто­ке стра­ны, в быв­шей ГДР. Рей­тинг неру­ко­по­жат­ной в гер­ман­ском по­ли­ти­ку­ме уль­тра­пат­ри­о­тич­ной «Аль­тер­на­ти­вы для Гер­ма­нии» (АдГ) со сни­же­ни­ем остро­ты ми­гра­ци­он­но­го кри­зи­са упал ни­же 10%.

СвДП обыч­но об­ра­зу­ет ко­а­ли­цию с ХДС/ХСС. Но да­же вдво­ем им не на­брать в бун­дес­та­ге по­ло­ви­ны ман­да­тов. Ну­жен тре­тий. АдГ прак­ти­че­ски ис­клю­че­на. Ле­вые зна­чи­тель­но бли­же к СДПГ. Оста­ют­ся толь­ко «зе­ле­ные». И сра­зу воз­ни­ка­ет во­прос о жиз­не­спо­соб­но­сти та­ко­го три­ум­ви­ра­та при су­ще­ству­ю­щих раз­но­гла­си­ях, хо­тя бы толь­ко меж­ду СвДП и «зе­ле­ны­ми». Од­но толь­ко тре­бо­ва­ние «зе­ле­ных» за­пре­тить дви­га­те­ли внут­рен­не­го сго­ра­ния к 2030 го­ду че­го сто­ит. И как оно аук­нет­ся гер­ман­ской ав­то­мо­биль­ной про­мыш­лен­но­сти? СвДП тот еще по­да­рок: про­грамм­ные це­ли пар­тии — при­ня­тие за­ко­на об обя­за­тель­ной ин­те­гра­ции ми­гран­тов и лоб­би­ро­ва­ние ин­те­ре­сов лиц нетра­ди­ци­он­ной сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции.

Меж­ду тем глав­ные элек­то­раль­ные тре­бо­ва­ния нем­цев, обес­пе­чи­ва­ю­щие по­бе­ду Мер­кель и ХДС/ХСС, — со­хра­не­ние при­выч­но­го бла­го­по­лу­чия при ка­те­го­ри­че­ском неже­ла­нии де­лить­ся этим бла­го­по­лу­чи­ем ни внут­ри ЕС, ни за его пре­де­ла­ми.

Немцы вся­че­ски от­тя­ги­ва­ют пуб­лич­ное при­зна­ние неиз­беж­но­сти труд­ных ре­форм в бли­жай­шие пят­на­дцать­д­ва­дцать лет. Для их ре­а­ли­за­ции необ­хо­ди­ма силь­ная, кон­со­ли­ди­ро­ван­ная власть. Это в первую оче­редь мо­дер­ни­за­ция управ­лен­че­ской струк­ту­ры го­су­дар­ства и вы­пол­ня­е­мых им за­дач, из­ме­не­ние со­ци­аль­ной си­сте­мы с уче­том де­мо­гра­фи­че­ских ре­а­лий, по­вы­ше­ние мо­биль­но­сти и кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти немец­кой ра­бо­чей си­лы на ми­ро­вом рын­ке тру­да. Ин­те­рес­но, что немец­кие по­ли­ти­ки во гла­ве с Мер­кель в па­кет ре­форм ЕС за­кла­ды­ва­ют мак­си­маль­но воз­мож­ное ко­ли­че­ство немец­ких идей и раз­ра­бо­ток, что­бы че­рез ев­ро­пей­ские при­ме­ры убе­дить нем­цев в без­аль­тер­на­тив­но­сти ана­ло­гич­ных на­ци­о­наль­ных ре­форм.

Та­ким об­ра­зом, Ев­ро­со­юз для Гер­ма­нии не толь­ко ры­нок, но и по­ли­гон для экс­пе­ри­мен­тов. И боль­шая часть по­ли­ти­че­ско­го клас­са Гер­ма­нии еди­на в необ­хо­ди­мо­сти со­хра­не­ния Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за.

В гре­че­ском за­ле

Вы­ход Ве­ли­ко­бри­та­нии из Ев­ро­со­ю­за — ре­зо­нанс­ное, но не жиз­нен­но опас­ное со­бы­тие для ЕС: бри­тан­цы вхо­ди­ли в Ев­ро­со­юз на осо­бых усло­ви­ях, со­хра­няя соб­ствен­ную ва­лю­ту, за­ко­ны, ре­гу­ли­ру­ю­щие ост­ров­ную эко­но­ми­ку и ры­нок. На­сто­я­щей же угро­зой для ЕС стал кри­зис в Гре­ции, на­чав­ший­ся в 2010 го­ду и раз­рос­ший­ся до ка­зав­ше­го­ся неиз­беж­ным де­фол­та в 2015-м. Со­во­куп­ный долг ма­лень­кой стра­ны со­став­лял 570 млрд дол­ла­ров — сум­ма неподъ­ем­ная к опла­те да­же для стран с раз­ви­той про­мыш­лен­но­стью.

За­ин­те­ре­со­ван­ные сто­ро­ны ста­ви­ли во­про­сы о вы­хо­де (или ис­клю­че­нии) Гре­ции из Ев­ро­со­ю­за, о спи­са­нии зна­чи­тель­ной ча­сти дол­га, его ре­струк­ту­ри­за­ции. В ка­кой-то мо­мент гре­ки до­ду­ма­лись вчи­нить сво­е­му глав­но­му кре­ди­то­ру, Гер­ма­нии, иск с тре­бо­ва­ни­ем воз­вра­тить долг, взя­тый Гит­ле­ром по­чти во­семь­де­сят лет на­зад, да еще с про­цен­та­ми — в

Афи­нах на­счи­та­ли к воз­вра­ту 11 млрд ев­ро. По­хо­же, гре­че­ское ру­ко­вод­ство взя­ло при­мер с экс-пре­зи­ден­та Гру­зии Зви­а­да Гам­са­хур­дия, на­пра­вив­ше­го ле­том 1991 го­да сво­е­му гре­че­ско­му кол­ле­ге пись­мо с тре­бо­ва­ни­ем вер­нуть гру­зи­нам по­хи­щен­ный древни­ми гре­ка­ми во гла­ве с меж­ду­на­род­ным тер­ро­ри­стом Ясо­ном зо­ло­той за­пас стра­ны («зо­ло­тое ру­но») с на­бе­жав­ши­ми про­цен­та­ми.

Си­ту­а­цию с гре­че­ским кри­зи­сом обост­ри­ли до пре­де­ла пар­ла­мент­ские вы­бо­ры в Гре­ции, на ко­то­рых по­бе­ди­ли ле­вые ра­ди­ка­лы во гла­ве с ка­зав­шим­ся без­ба­шен­ным по­пу­ли­стом Алек­си­сом Ци­пра­сом. В ка­че­стве пре­мьер-ми­ни­стра Ци­прас пер­вым де­лом при­е­хал в Моск­ву, на­де­ясь, что что-ни­будь да пе­ре­па­дет от Рос­сии. И ко­неч­но, же­лая по­шан­та­жи­ро­вать ЕС и лич­но фрау Мер­кель.

Но Мер­кель сра­зу обо­зна­чи­ла по­зи­цию Гер­ма­нии по Гре­ции: лю­бая фи­нан­со­вая уступ­ка этой стране пред­став­ля­ет­ся опас­ным по­ли­ти­че­ским ша­гом. В то же вре­мя нель­зя бы­ло допустить де­фол­та Гре­ции: банк­рот­ство и вы­ход Гре­ции из ев­ро­зо­ны (Grexit) мог­ли де­ста­би­ли­зи­ро­вать всю ев­ро­пей­скую фи­нан­со­вую си­сте­му. А по­те­ря та­ких сумм га­ран­ти­ро­ван­но сме­ла бы в по­ли­ти­че­ское небы­тие лю­бое пра­ви­тель­ство Гер­ма­нии. Для бун­десканц­ле­рин по­ло­же­ние де­ла­ла кри­ти­че­ским схо­жая си­ту­а­ция в эко­но­ми­ках все­го юга Ев­ро­пы — в Ита­лии, Ис­па­нии, Пор­ту­га­лии…

Ци­прас ока­зал­ся го­раз­до ум­нее, чем ка­за­лось. И про­дик­то­ван­ные ему из Бер­ли­на усло­вия спа­се­ния остат­ков гре­че­ской эко­но­ми­ки и его, Ци­пра­са, по­ли­ти­че­ской ка­рье­ры при­нял прак­ти­че­ски без­ого­во­роч­но.

Ме­то­ди­ка спа­се­ния стала мо­дель­ной для всех го­су­дарств Ев­ро­со­ю­за, по­гряз­ших в невоз­врат­ных, ка­за­лось бы, дол­гах. Бы­ли со­зда­ны Ев­ро­пей­ский ме­ха­низм ста­биль­но­сти (ESM), вклю­ча­ю­щий Ев­ро­пей­ский фонд фи­нан­со­вой ста­биль­но­сти (EFSF) с ка­пи­та­лом 440 млрд ев­ро, и Ев­ро­пей­ский ме­ха­низм ста­би­ли­за­ции (60 млрд ев­ро). Эти ев­ро­пей­ские ор­га­ни­за­ции ока­за­ли фи­нан­со­вую по­мощь Гре­ции и дру­гим про­блем­ным стра­нам ва­лют­но­го бло­ка во из­бе­жа­ние их де­фол­та. Они дер­жат уже по­ряд­ка по­ло­ви­ны все­го гре­че­ско­го го­су­дар­ствен­но­го дол­га. Со­от­вет­ствен­но, Гер­ма­ния осво­бо­ди­лась от зна­чи­тель­ной ча­сти гре­че­ско­го дол­га, рас­пре­де­лив гре­че­ские дол­го­вые обя­за­тель­ства по всем ев­ро­пей­ским парт­не­рам.

На на­ча­ло 2016 го­да долг Гре­ции со­став­лял 321,3 млрд ев­ро, или 180% ВВП. Для его об­слу­жи­ва­ния Гре­ция по­лу­ча­ет кре­ди­ты в рам­ках про­грамм по­мо­щи от груп­пы меж­ду­на­род­ных кре­ди­то­ров в об­мен на жест­кие ре­фор­мы. Сто­ро­ны до­го­во­ри­лись об ос­нов­ных прин­ци­пах ре­струк­ту­ри­за­ции дол­га, что­бы рас­хо­ды Гре­ции на его об­слу­жи­ва­ние не пре­вы­ша­ли 15% ВВП до 2030 го­да и 20% ВВП — до 2060-го. Афи­ны осво­бож­де­ны от дол­го­вых вы­плат стра­нам ев­ро­зо­ны до 2040 го­да. Про­цент­ные став­ки по их кре­ди­там за­фик­си­ро­ва­ны на уровне 1,5%. По оцен­кам МВФ, эти ме­ры поз­во­лят сни­зить дол­го­вую на­груз­ку Гре­ции вдвое к 2060 го­ду, в про­тив­ном слу­чае долг стра­ны к это­му мо­мен­ту мо­жет до­стичь 250% ВВП.

Од­ним из клю­че­вых усло­вий по­мо­щи Гре­ции стал про­фи­цит­ный бюд­жет стра­ны. В сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве пер­вич­ный про­фи­цит дол­жен со­став­лять 3,5% ВВП. Од­на­ко экс­пер­ты МВФ, так­же за­дей­ство­ван­но­го в спа­се­нии Гре­ции, рас­счи­та­ли, что про­фи­цит Гре­ции сни­зит­ся до 1,8% ВВП в 2017 го­ду с 3,3% ВВП в 2016-м, а в 2018 го­ду по­вы­сит­ся толь­ко до 2% ВВП. Од­на­ко да­ле­кая от сан­ти­мен­тов ди­рек­тор-рас­по­ря­ди­тель Меж­ду­на­род­но­го ва­лют­но­го фон­да Кри­стин Ла­гард при­зва­ла со­кра­тить ис­кус­ствен­ный про­фи­цит бюд­же­та Гре­ции до бо­лее ста­биль­ных 1,5% ВВП, «что­бы со­здать на­ло­го­вые воз­мож­но­сти для луч­ше­го тар­ге­ти­ро­ва­ния со­ци­аль­ной по­мо­щи, сти­му­ли­ро­ва­ния го­су­дар­ствен­ных ин­ве­сти­ций и сни­же­ния на­ло­гов для под­держ­ки эко­но­ми­че­ско­го ро­ста». По мне­нию МВФ, жест­кие усло­вия ев­ро­пей­цев для Гре­ции не да­дут эко­но­ми­ке стра­ны вос­ста­но­вить­ся по­сле мно­го­лет­не­го кри­зи­са. Но Мер­кель и сан­ти­мен­ты несов­ме­сти­мы.

В ито­ге при­ни­ма­е­мых мер за шесть ме­ся­цев 2017 го­да рост гре­че­ской эко­но­ми­ки со­ста­вил 0,8%, а по ито­гам го­да ожи­да­ет­ся на уровне 2%, со­об­щил Ци­прас. За пер­вые че­ты­ре ме­ся­ца 2017 го­да при­ток ин­ве­сти­ций со­ста­вил 1,4 млрд ев­ро. Тем­пы их ро­ста ис­клю­чи­тель­ные. В со­от­вет­ствии с но­вым за­ко­ном о раз­ви­тии за­вер­ше­на оцен­ка по­чти 800 но­вых ин­ве­сти­ци­он­ных про­ек­тов на сум­му 2 млрд ев­ро. Апро­би­ро­ван­ная на Гре­ции схе­ма вы­во­да из эко­но­ми­че­ской ка­та­стро­фы стра­ны­пред­де­фолт­ни­цы на­вер­ня­ка «све­тит» и дру­гим юж­но­ев­ро­пей­ским стра­нам.

Кста­ти, ны­неш­няя эс­ка­ла­ция се­па­ра­тиз­ма в Ка­та­ло­нии, по мне­нию экс­пер­тов, стала след­стви­ем стра­ха бла­го­по­луч­ной про­вин­ции-до­но­ра из-за про­блем­но­го бюд­же­та Ис­па­нии. Ка­та­лон­цы ре­зон­но опа­са­ют­ся вме­сте со всей Ис­па­ни­ей ока­зать­ся под ка­пель­ни­цей с горь­ки­ми гре­че­ски­ми ле­кар­ства­ми оздо­ров­ле­ния фи­нан­со­вой си­сте­мы и эко­но­ми­ки.

Спа­сти Гре­цию в со­ста­ве объ­еди­нен­ной Ев­ро­пы уда­лось. Но та же Мер­кель за­ко­но­па­ти­ла все ще­ли для про­ник­но­ве­ния в Ев­ро­со­юз Тур­ции.

Ту­рец­кий гам­бит

В по­след­ней чет­вер­ти XIX ве­ка Гер­ма­ния до­би­лась ста­ту­са глав­но­го со­юз­ни­ка Тур­ции. Бер­лин взял­ся за ре­ор­га­ни­за­цию ту­рец­кой ар­мии, по­лу­чив вза­мен кон­цес­сию на стро­и­тель­ство Баг­дад­ской же­лез­ной до­ро­ги. В по­сле­во­ен­ном вос­ста­нов­ле­нии Гер­ма­нии ту­рец­кие ра­бо­чие сыг­ра­ли весь­ма зна­чи­тель­ную роль. Но след­стви­ем мно­го­ве­ко­во­го со­юз­ни­че­ства ста­ло раз­рас­та­ние ту­рец­кой диас­по-

ры в ФРГ бо­лее чем до трех мил­ли­о­нов че­ло­век. Боль­шин­ство из них со­хра­ни­ли свя­зи с Тур­ци­ей.

По­бе­див на вы­бо­рах 2002 го­да, Пар­тия спра­вед­ли­во­сти и раз­ви­тия (ПСР) во гла­ве с Ре­дже­пом Эр­до­га­ном объ­яви­ла о стрем­ле­нии за­вер­шить за­тя­нув­ший­ся про­цесс вступ­ле­ния в Ев­ро­со­юз. В 2005 го­ду воз­об­но­ви­лась по­этап­ная адап­та­ция Тур­ции к пра­во­вым нор­мам Ев­ро­со­ю­за. Но в сен­тяб­ре 2007 го­да Мер­кель и фран­цуз­ский пре­зи­дент Ни­ко­ля Сар­ко­зи за­бло­ки­ро­ва­ли про­ект. А Па­риж вы­дви­нул усло­ви­ем воз­об­нов­ле­ния пе­ре­го­во­ров о при­е­ме при­зна­ние Тур­ци­ей ге­но­ци­да ар­мян в 1915 го­ду.

Но им­ми­гра­ци­он­ный кри­зис вы­ну­дил Мер­кель воз­об­но­вить кон­так­ты с Эр­до­га­ном. Во­сем­на­дца­то­го мар­та 2016 го­да сто­ро­ны за­клю­чи­ли сдел­ку. Ан­ка­ра пе­ре­кры­ва­ет неле­галь­ные пу­ти при­то­ка бе­жен­цев в Ев­ро­пу. За это Тур­ция долж­на по­лу­чить до 2018 го­да шесть мил­ли­ар­дов ев­ро. Кро­ме то­го, Ев­ро­со­юз воз­об­нов­ля­ет пе­ре­го­вор­ный про­цесс о член­стве Тур­ции и вво­дит с ней без­ви­зо­вый ре­жим.

Тур­ция пол­но­стью вы­пол­ни­ла взя­тые обя­за­тель­ства, по­ка не по­лу­чив из Бер­ли­на ни цен­та. А Мер­кель на днях пуб­лич­но при­зна­лась, что «ни­ко­гда не ви­де­ла» Тур­цию в ка­че­стве чле­на ЕС. И что Тур­ция «умо­по­мра­чи­тель­но уда­ля­ет­ся от Ев­ро­пы».

Ту­рец­кие вла­сти, в свою оче­редь, утвер­жда­ют, что немцы скры­ва­ют у се­бя в стране бо­е­ви­ков Ра­бо­чей пар­тии Кур­ди­ста­на, при­знан­ной Ан­ка­рой тер­ро­ри­сти­че­ской ор­га­ни­за­ци­ей. Этап­ной в гер­ма­но-ту­рец­ких от­но­ше­ни­ях стала при­ня­тая бун­дес­та­гом в июле 2016 го­да ре­зо­лю­ция о при­зна­нии ге­но­ци­да ар­мян. Как след­ствие, пра­ви­тель­ство Тур­ции объ­яви­ло неже­ла­тель­ны­ми ви­зи­ты немец­ких по­ли­ти­ков на авиа­ба­зу НАТО «Ин­джир­лик», где дис­ло­ци­ро­ва­ны сол­да­ты бун­дес­ве­ра, сняв этот за­прет лишь на днях.

Шульц, кста­ти, об­ви­нял Мер­кель в ошиб­ках в ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ке. По его мне­нию, Гер­ма­ния, от­крыв гра­ни­цы для бе­жен­цев в 2015 го­ду, под­ста­ви­ла парт­не­ров по Ев­ро­со­ю­зу. Са­ми немцы при­ня­ли и раз­ме­сти­ли бо­лее мил­ли­о­на бе­жен­цев. Оста­ет­ся толь­ко га­дать, ка­кие по­след­ствия вы­звал бы от­каз Эр­до­га­на слу­жить пре­гра­дой для даль­ней­ше­го про­ник­но­ве­ния бе­жен­цев в Ев­ро­пу. Тем бо­лее в пред­две­рие вы­бо­ров.

От­толк­нув Эр­до­га­на, Мер­кель фак­ти­че­ски сде­ла­ла без­аль­тер­на­тив­ным для Тур­ции со­юз­ни­че­ство с Рос­си­ей. Йош­ка Фи­шер, экс-гла­ва МИД Гер­ма­нии, счи­та­ет, что изо­ли­ро­ван­ная, от­чуж­ден­ная, по­ли­ти­че­ски оди­но­кая Тур­ция — огром­ный риск для Ев­ро­пы. И цен­ное при­об­ре­те­ние для Рос­сии.

Рус­ский во­прос

В тер­ми­но­ло­гии гер­ман­ско­го канц­ле­ра, Крым ан­нек­си­ро­ван Рос­си­ей, а «Ма­ло­рос­сия» — от­дель­ные рай­о­ны До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей — под­верг­лась рос­сий­ской агрес­сии.

Впро­чем, сло­ва не страш­ны. Бе­да в утра­те до­ве­рия меж­ду ру­ко­вод­ством двух ве­ду­щих ев­ро­пей­ских го­су­дарств — Рос­сии и Гер­ма­нии. Ан­ге­ла Мер­кель бы­ла од­ним из ини­ци­а­то­ров ан­ти­рос­сий­ских эко­но­ми­че­ских санк­ций. Но она же участ­во­ва­ла в пе­ре­го­во­рах в Мин­ске и яв­ля­ет­ся од­ним из га­ран­тов Мин­ских со­гла­ше­ний. И на­вер­ня­ка дав­но по­ня­ла, что ре­а­ли­зо­вать их прак­ти­че­ски невоз­мож­но: По­ро­шен­ко не хо­чет ссо­рить­ся с укра­ин­ски­ми ра­ди­ка­ла­ми.

Сом­ни­тель­но, что­бы Мер­кель, да и вся по­ли­ти­че­ская эли­та Гер­ма­нии не по­ни­ма­ли, что ни Пу­тин, ни дру­гие пред­ста­ви­те­ли рос­сий­ско­го ру­ко­вод­ства про­сто не мог­ли не от­клик­нуть­ся на скла­ды­вав­шу­ю­ся на Укра­ине си­ту­а­цию. И ес­ли с До­нец­ком и Лу­ган­ском еще мож­но го­во­рить о ва­ри­ан­тах раз­ви­тия со­бы­тий, то вы­сту­пить про­тив воз­вра­ще­ния Кры­ма в со­став Рос­сии для Пу­ти­на и его окру­же­ния — га­ран­ти­ро­ван­ная по­ли­ти­че­ская смерть. Но, за­иг­рав­шись в санк­ци­он­ные иг­ры, в Бер­лине упу­сти­ли мо­мент, ко­гда на­брав­ший обо­ро­ты кон­фликт по­про­сту по­те­рял управ­ля­е­мость и стал под­кон­тро­лен ко­рыст­ным ин­те­ре­сам за­оке­ан­ских по­ли­ти­ков.

От­но­ше­ния меж­ду США и Гер­ма­ни­ей да­ле­ко не без­об­лач­ны. Бер­лин не скрывает за­ин­те­ре­со­ван­но­сти в ре­ани­ма­ции за­мо­ро­жен­но­го Трам­пом со­гла­ше­ния о транс­ат­лан­ти­че­ском тор­го­вом парт­нер­стве, обес­по­ко­ен на­ме­ре­ни­ем аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та огра­ни­чить экс­порт ев­ро­пей­ской ста­ли и немец­ких ав­то­мо­би­лей в США, на­де­ет­ся до­бить­ся по­ло­жи­тель­но­го пе­ре­смот­ра непри­ми­ри­мой по­зи­ции по кли­ма­ти­че­ско­му Па­риж­ско­му со­гла­ше­нию.

Трамп рез­ко кри­ти­ку­ет Гер­ма­нию за «агрес­сив­ную» тор­го­вую по­ли­ти­ку: экс­порт Гер­ма­нии в США до­стиг 148 млрд дол­ла­ров, им­порт из США — 81 млрд, саль­до дву­сто­рон­ней тор­гов­ли в 2016 го­ду со­ста­ви­ло 67 млрд дол­ла­ров в поль­зу Бер­ли­на. Пря­мые про­из­вод­ствен­ные ин­ве­сти­ции ФРГ в США в 2016 го­ду (255,5 млрд дол­ла­ров) бо­лее чем вдвое пре­вы­ша­ют аме­ри­кан­ские ин­ве­сти­ции в ФРГ (108,1 млрд), а обо­рот фи­ли­а­лов немец­ких ком­па­ний в США (466,4 млрд дол­ла­ров) на треть боль­ше обо­ро­та фи­ли­а­лов аме­ри­кан­ских ком­па­ний в ФРГ (365,5 млрд).

В от­ли­чие от США, ко­то­рые име­ют хро­ни­че­ский де­фи­цит внеш­ней тор­гов­ли (502 млрд дол­ла­ров в 2016 го­ду), пла­теж­но­го ба­лан­са по сче­ту те­ку­щих опе­ра­ций (469 млрд), гос­бюд­же­та (4,4% ВВП), ФРГ по всем этим по­ка­за­те­лям на про­тя­же­нии мно­гих лет под­дер­жи­ва­ет про­фи­цит (со­от­вет­ствен­но, 295 млрд дол­ла­ров, 294,3 млрд, 0,8% ВВП).

Имен­но рас­ту­щее эко­но­ми­че­ское пре­вос­ход­ство ФРГ ле­жит в ос­но­ве на­рас­та­ю­щих раз­но­гла­сий меж­ду Трам­пом и Мер­кель. По­жа­луй, един­ствен­ное кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство аме­ри­кан­ской про­мыш­лен­но­сти пе­ред немец­кой — на­ли­чие соб­ствен­ных де­ше­вых энер­го­ре­сур­сов. По­это­му при­ня­тый в июле 2017 го­да в США за­кон об уже­сто­че­нии санк­ций в от­но­ше­нии Рос­сии бьет не толь­ко по на­шей стране, но и по ев­ро­пей­ской и пре­жде все­го гер­ман­ской про­мыш­лен­но­сти. По но­вым пра­ви­лам пра­ви­тель­ство США мо­жет оштра­фо­вать ино­стран­ные ком­па­нии, ес­ли те участ­ву­ют в про­ек­тах, свя­зан­ных с ин­ве­сти­ро­ва­ни­ем, об­слу­жи­ва­ни­ем, из­го­тов­ле­ни­ем обо­ру­до­ва­ния для рос­сий­ских тру­бо­про­во­дов. В осо­бен­но­сти это ка­са­ет­ся про­ек­та «Се­вер­ный по­ток — 2», ко­то­рый дол­жен бу­дет по­став­лять газ из Рос­сии в Ев­ро­пу.

Фе­де­раль­ное пра­ви­тель­ство Гер­ма­нии вы­сту­пи­ло про­тив экс­тер­ри­то­ри­аль­ных санк­ций, ко­то­рые мо­гут воз­дей­ство­вать на тре­тьи стра­ны. А Ан­ге­ла Мер­кель за­яви­ла, что Ев­ро­па боль­ше не мо­жет по­ла­гать­ся на США и долж­на «взять свою судь­бу в соб­ствен­ные ру­ки».

Гер­ман­ское биз­нес-со­об­ще­ство про­тив при­ме­не­ния санк­ций в ка­че­стве по­ли­ти­че­ско­го ин­стру­мен­та: в опро­се, сов­мест­но про­ве­ден­ном Рос­сий­ско-гер­ман­ской внеш­не­тор­го­вой па­ла­той и Во­сточ­ным ко­ми­те­том гер­ман­ской эко­но­ми­ки, 91% пред­ста­ви­те­лей немец­ких ком­па­ний вы­ска­за­лись про­тив санк­ций.

Не­смот­ря на санк­ции, ин­ве­сти­ции немец­ких ком­па­ний в Рос­сию за по­след­ние ме­ся­цы да­же на­ча­ли рас­ти. В мае от­крыл за­вод из­го­то­ви­тель элек­трон­ных ком­по­нен­тов Phoenix Contact. Liebherr, про­из­во­ди­тель стро­и­тель­ных ма­шин, в июне от­крыл в Ке­ме­ров­ской об­ла­сти но­вый, уже тре­тий в Рос­сии ре­монт­но-склад­ской ком­плекс. Ком­па­ния Viessmann, про­из­во­ди­тель ото­пи­тель­ных си­стем, от­кры­ла в Ли­пец­ке за­вод по про­из­вод­ству ото­пи­тель­ных кот­лов, ин­ве­сти­ро­вав 22 млн ев­ро. Daimler на­чи­на­ет стро­и­тель­ство но­во­го за­во­да Mercedes-Benz в Мос­ков­ской об­ла­сти. Про­из­во­ди­тель ле­кар­ствен­ных средств Bionorica пла­ни­ру­ет стро­и­тель­ство фар­ма­цев­ти­че­ско­го ком­плек­са в Во­ро­не­же. На днях от­кро­ет­ся за­вод про­из­во­ди­те­ля средств из­ме­ре­ний Wika Mera в Москве.

Рос­сия жиз­нен­но за­ин­те­ре­со­ва­на в про­дол­же­нии со­труд­ни­че­ства со сво­им вто­рым по­сле Ки­тая внеш­не­тор­го­вым парт­не­ром. И по­то­му долж­на быть удо­вле­тво­ре­на уве­рен­ной по­бе­дой Мер­кель на вы­бо­рах. ■

Фрау Мер­кель по­бе­ду из рук не упу­стит

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.