ИГ­РА ПРЕ­СТО­ЛА В Са­у­дов­ской Ара­вии идет пе­ре­дел власти. Ма­лень­кий принц ста­вит на ме­сто боль­шую се­мью

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

В Са­у­дов­ской Ара­вии идет пе­ре­дел власти. Ма­лень­кий принц ста­вит на ме­сто боль­шую се­мью

Са­у­дов­ская Ара­вия на­хо­дит­ся на пороге ис­то­ри­че­ских пе­ре­мен. Трид­ца­ти­двух­лет­ний крон­принц Мо­хам­мед бин Сал­ман при помощи сво­е­го от­ца, дей­ству­ю­ще­го ко­ро­ля Сал­ма­на бин Аб­дель­а­зи­за, уже в бли­жай­шее вре­мя взой­дет на пре­стол и обе­ща­ет сра­зу же начать се­рию си­стем­ных ли­бе­раль­ных ре­форм. Среди них уско­ре­ние ре­а­ли­за­ции про­грам­мы «Ви­де­ние-2030» (раз­ви­тие неуг­ле­во­до­род­ных сек­то­ров эко­но­ми­ки), ли­бе­ра­ли­за­ция об­ще­ствен­ной жизни, и да­же ре­ли­ги­оз­ная ре­фор­ма. Крон­принц обе­ща­ет по­стро­ить но­вое го­су­дар­ство, ос­но­ван­ное не на вах­ха­биз­ме, а на прин­ци­пах то­ле­рант­но­сти, от­кры­тое всем ре­ли­ги­ям. То есть пре­вра­тить мен­таль­но сред­не­ве­ко­вую Са­у­дов­скую Ара­вию в со­вре­мен­ную, раз­ви­тую, де­мо­кра­ти­че­скую и то­ле­рант­ную стра­ну. Сим­во­лом ко­то­рой ста­нет сам энер­гич­ный принц (да­же же­на у него все­го лишь одна). По­это­му це­лый ряд ра­ди­каль­ных про­по­вед­ни­ков за­то­че­ны в тюрь­му, и сей­час Мо­хам­мед бин Сал­ман, по неко­то­рым дан­ным, го­то­вит ре­фор­му Со­ве­та уле­мов.

Од­на­ко на пу­ти у прин­ца-ре­фор­ма­то­ра вста­ли мест­ные охра­ни­те­ли — ши­ро­кий со­юз из род­ствен­ни­ков-кор­руп­ци­о­не­ров, лич­ных непри­я­те­лей, уль­тра­кон­сер­ва­то­ров и ре­ли­ги­оз­ных вах­ха­бит­ских ли­де­ров, ко­то­рые со­бра­лись вме­сте, что­бы по­ме­шать ре­а­ли­за­ции неслы­хан­но дерз­ких пла­нов прин­ца и не дать ему вы­рвать стра­ну из идео­ло­ги­че­ско­го сред­не­ве­ко­вья. Не су­мев предот­вра­тить на­зна­че­ние Мо­хам­ме­да крон­прин­цем, они по­пы­та­лись устра­нить его фи­зи­че­ски — несколь­ко ме­ся­цев назад на Мо­хам­ме­да бы­ло со­вер­ше­но по­ку­ше­ние. Од­на­ко принц остал­ся це­лым и невре­ди­мым и в пер­вой по­ло­вине но­яб­ря на­нес от­вет­ный удар, ско­пом аре­сто­вав кор­руп­ци­о­не­ров с на­ме­ре­ни­ем их су­дить и кон­фис­ко­вать на­граб­лен­ное в поль­зу на­ро­да. Ну и, на­ко­нец, рас­чи­стить путь ко­ро­лев­ства в свет­лое будущее.

Так вы­гля­дит по­верх­ност­ная трак­тов­ка «но­чи длин­ных кин­жа­лов», ко­то­рая слу­чи­лась в Са­у­дов­ской Ара­вии в на­ча­ле но­яб­ря. На са­мом де­ле ни­ка­кой битвы за ли­бе­ра­ли­за­цию или де­мо­кра­ти­за­цию в Са­у­дов­ской Ара­вии нет и в по­мине. А есть эле­мен­тар­ная борь­ба за власть. За из­ме­не­ние си­сте­мы пре­сто­ло­на­сле­дия, а так­же за за­ме­ну кол­лек­тив­но­го управ­ле­ния го­су­дар­ством по­том­ка­ми пер­во­го ко­ро­ля Аб­дель­а­зи­за ас-Са­уда на лич­ное управ­ле­ние ко­ро­лем. Так что ко­роль Сал­ман и сын его Мо­хам­мед не

столь­ко осво­бож­да­ют ко­ро­лев­ство от вах­ха­бит­ской ре­ли­ги­оз­ной дик­та­ту­ры, сколь­ко пы­та­ют­ся за­ме­нить ее лич­ной свет­ской дик­та­ту­рой. Па­рал­лель­но пре­вра­щая Са­у­дов­скую Ара­вию не в де­мо­кра­ти­че­скую Ара­вию, а в сал­ма­нов­скую Ара­вию.

От ста­ри­ка к ста­ри­ку

Неко­то­рые экс­пер­ты, впро­чем, не ви­дят в дей­стви­ях Сал­ма­на и Мо­хам­ме­да ни­ка­ко­го пре­ступ­ле­ния — лишь сов­па­де­ние лич­ных ин­те­ре­сов и го­су­дар­ствен­ных. Ре­фор­ма си­сте­мы пре­сто­ло­на­сле­дия на­зре­ла уже очень дав­но. По эле­мен­тар­ной при­чине: вы­ми­ра­ют наследники.

Из­на­чаль­но в Са­у­дов­ской Ара­вии су­ще­ство­ва­ла ле­ствич­ная си­сте­ма пре­сто­ло­на­сле­дия — не от от­ца к сы­ну, а от од­но­го сы­на ос­но­ва­те­ля ко­ро­лев­ства Аб­дель­а­зи­за бен Са­уда к дру­го­му. Ее вве­де­ние ко­ро­лем Аб­дель­а­зи­зом дик­то­ва­лось стрем­ле­ни­ем ува­жить не мно­го­чис­лен­ных от­прыс­ков, а их род­ствен­ни­ков по ма­те­рин­ской ли­нии.

То­гда, в пер­вой по­ло­вине XX ве­ка, Аб­дель­а­зиз «сшил» Са­у­дов­скую Ара­вию из огром­но­го чис­ла пле­мен, но при этом не имел аб­со­лют­ной ле­ги­тим­но­сти на Ара­вий­ском по­лу­ост­ро­ве (он не по­то­мок Му­хам­ме­да, да и род его не был та­ким уж ува­жа­е­мым и зна­чи­тель­ным). Про­бле­му он ре­шил аб­со­лют­но в ло­ги­ке родо­пле­мен­но­го строя — взял се­бе в га­рем пред­ста­ви­тель­ниц всех ува­жа­е­мых и нужных ро­дов, по­сле че­го ввел ле­ствич­ную си­сте­му пре­сто­ло­на­сле­дия. В ре­зуль­та­те каж­дый клан был уве­рен, что ес­ли его пред­ста­ви­тель­ни­ца в га­ре­ме яв­ля­ет­ся до­стой­ной жен­щи­ной (то есть ро­дит ко­ро­лю сы­на) и ес­ли этот сын бу­дет здо­ро­вым, то у него есть шанс стать ко­ро­лем всей Са­у­дов­ской Ара­вии. А сы­но­вей у умер­ше­го в 1953 го­ду ко­ро­ля Аб­дель­а­зи­за на­бра­лось — при­го­товь­тесь! — со­рок пять че­ло­век.

Од­на­ко со вре­ме­нем у этой си­сте­мы про­яви­лись по­боч­ные эф­фек­ты. Как вер­но, хоть и ци­нич­но, от­ме­тил аме­ри­кан­ский пуб­ли­цист То­мас Фрид­ман, «по­след­ние со­рок лет клю­че­вой си­лой, опре­де­ля­ю­щей по­ло­же­ние дел в Ко­ро­лев­стве Са­у­дов­ская Ара­вия, был не ис­ла­мизм, не фун­да­мен­та­лизм, не ли­бе­ра­лизм, не ка­пи­та­лизм и не “игизм”. Это бы­ла бо­лезнь Альц­гей­ме­ра». Ста­ри­ки на­сле­до­ва­ли ста­ри­кам. Ес­ли, ко­неч­но, успе­ва­ли — в по­след­нее вре­мя крон­прин­цы ста­ли уми­рать рань­ше ко­ро­лей (преды­ду­щий ко­роль Аб­дал­ла пе­ре­жил двух та­ких на­след­ни­ков — крон­прин­ца Сул­та­на, по­чив­ше­го в 2011 го­ду, и крон­прин­ца Най­е­фа, умер­ше­го в 2012-м), по­это­му да­же бы­ла вве­де­на долж­ность «ви­це-крон­прин­ца», то есть вто­ро­го в оче­ре­ди на­сле­до­ва­ния. Од­на­ко бы­ло оче­вид­но, что по­ра опре­де­лять, кто ста­нет пер­вым ко­ро­лем из по­ко­ле­ния вну­ков. И чьим сы­ном он бу­дет.

За­няв­ший пре­стол в 2015 го­ду ны­неш­ний ко­роль Сал­ман бин Аб­дель­а­зиз ре­шил, что сын бу­дет его, и из всех сво­их де­тей оста­но­вил вы­бор на прин­це Мо­хам­ме­де бин Сал­мане, ко­то­ро­го для на­ча­ла на­зна­чил на пост ми­ни­стра обо­ро­ны. По­сле че­го стал рас­чи­щать ему до­рож­ку к власти. Сна­ча­ла убрал с нее сво­е­го млад­ше­го бра­та и на­след­ни­ка Мукри­на (ви­це-крон­прин­ца при Аб­дал­ле, став­ше­го крон­прин­цем при Сал­мане), ко­то­рый в том же 2015 го­ду по­дал в от­став­ку. Сде­лать это бы­ло нетруд­но. По сло­вам ара­би­ста Лео­ни­да Иса­е­ва, по­зи­ции Мукри­на из­на­чаль­но бы­ли очень сла­бы­ми, в том чис­ле по­то­му, что его ма­те­рью бы­ла быв­шая йе­мен­ская ра­бы­ня.

По­сле от­став­ки Мукри­на ко­роль офи­ци­аль­но за­пу­стил в крон­прин­цы тре­тье поколение. По­на­ча­лу Мо­хам­мед бин Сал­ман был на­зна­чен лишь ви­це­крон­прин­цем, а ос­нов­ным на­след­ни­ком стал сын не успев­ше­го стать ко­ро­лем Най­е­фа Мо­хам­мед бин Най­еф. Спра­вить­ся с ко­то­рым ока­за­лось ку­да слож­нее, чем с Мукри­ном. Но­вый крон­принц был вли­я­тель­ной фи­гу­рой в ко­ро­лев­ской се­мье и к то­му же уна­сле­до­вал от па­пы пост гла­вы МВД. Од­на­ко в ито­ге спра­ви­лись и с ним — уже в июне 2017 го­да Мо­хам­ме­да бин Най­е­фа «ухо­дят» с поста на­след­ни­ка, и его за­ни­ма­ет Мо­хам­мед бин Сал­ман, становясь тем са­мым пер­вым на­след­ни­ком.

Мо­ло­дой и дерз­кий

На пер­вый взгляд вы­бор ко­ро­ля ока­зал­ся не очень удач­ным. Крон­принц Мо­хам­мед

бин Сал­ман, ко­неч­но, от­ли­ча­ет­ся умом и со­об­ра­зи­тель­но­стью, но па­рал­лель­но из­ве­стен сво­ей экс­прес­сив­но­стью и эмо­ци­о­наль­но­стью. «Эта­кая квинт­эс­сен­ция мо­ло­дой са­у­дов­ской эли­ты. Ам­би­ци­оз­ный, под­вер­жен эмо­ци­ям. С ним слож­но ве­сти пе­ре­го­во­ры, он дей­ству­ет си­ту­а­тив­но, ему не хва­та­ет праг­ма­тиз­ма», — по­яс­ня­ет Лео­нид Иса­ев. На пер­вый взгляд имен­но эта вспыль­чи­вость и при­ве­ла к фиа­ско в двух важ­ней­ших внеш­не­по­ли­ти­че­ских про­ек­тах, ко­то­рые на­чал и ку­ри­ро­вал мо­ло­дой крон­принц: войне в Йе­мене (ко­то­рую Мо­хам­мед бин Сал­ман на­чал уже че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­сле сво­е­го вос­ше­ствия на пост ми­ни­стра обо­ро­ны КСА) и ди­пло­ма­ти­че­ском дав­ле­нии на Ка­тар.

Од­на­ко дру­гие экс­пер­ты счи­та­ют, что вы­бор был вер­ный и что ко­ро­лев­ству сей­час ну­жен имен­но та­кой агрес­сив­ный принц. «Из всех сво­их сы­но­вей Сал­ман вы­брал Мо­хам­ме­да во мно­гом из-за ре­ши­тель­но­сти по­след­не­го. Да, эта ре­ши­тель­ность ино­гда пре­вра­ща­ет­ся в аван­тю­ризм, од­на­ко на фоне кри­зи­са в Пер­сид­ском за­ли­ве лю­бое про­ти­во­сто­я­ние Ира­ну вы­гля­дит как ре­ши­тель­ный шаг», — по­яс­нил в бе­се­де с на­шим кор­ре­спон­ден­том экс­перт рос­сий­ско­го со­ве­та по меж­ду­на­род­ным де­лам Ан­тон Мар­да­сов.

Что же ка­са­ет­ся про­иг­ран­ных кам­па­ний, под­пор­тив­ших по­ли­ти­че­ское ре­зю­ме крон­прин­ца, то это еще как по­смот­реть. «Ес­ли це­лью бы­ло уси­ле­ние гео­по­ли­ти­че­ских по­зи­ций КСА, то, на­при­мер, вой­на в Йе­мене бы­ла ошиб­кой, и са­у­дов­ское уча­стие в ней к успе­хам не при­ве­ло. Но ес­ли це­лью бы­ло упро­че­ние лич­ных по­зи­ций крон­прин­ца Мо­хам­ме­да в ко­ро­лев­стве, то он свои ди­ви­ден­ды по­лу­чил. Под пред­ло­гом мо­би­ли­за­ции ре­сур­сов на борь­бу с вра­гом — Ира­ном и его йе­мен­ски­ми со­юз­ни­ка­ми — крон­прин­цу уда­лось устра­нить с за­ни­ма­е­мых долж­но­стей ряд непри­ят­ных ему лю­дей», — рас­ска­за­ла «Экс­пер­ту» со­вет­ник ди­рек­то­ра рос­сий­ско­го Ин­сти­ту­та стра­те­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний Еле­на Су­по­ни­на.

Ка­тар­скую опе­ра­цию мож­но оце­ни­вать точ­но по та­ким же ле­ка­лам. Для го­су­дар­ствен­ных ин­те­ре­сов КСА она за­вер­ши­лась, мяг­ко го­во­ря, кон­фу­зом, но при этом по­мог­ла крон­прин­цу Мо­хам­ме­ду бин Сал­ма­ну из­ба­вить­ся от вто­ро­го со­пер­ни­ка в борь­бе за трон — крон­прин­ца Мо­хам­ме­да бин Най­е­фа. «Му­хам­мед бин Най­еф при­над­ле­жал к кла­ну, ко­то­рый кор­ня­ми ухо­дит к пра­вя­ще­му в Ка­та­ре се­мей­ству ат-Та­ни. По­это­му его окру­же­ние име­ло опре­де­лен­ную связь с Ка­та­ром, ори­ен­ти­ро­ва­лось на связь с До­хой и да­же неко­то­ры­ми счи­та­лось ка­тар­ски­ми лоб­би­ста­ми в КСА», — по­яс­ня­ет Лео­нид Иса­ев. И ко­гда раз­ра­зил­ся кри­зис в са­у­дов­ско-ка­тар­ских от­но­ше­ни­ях, то по­лу­чи­лось, что ми­нистр внут­рен­них дел ко­ро­лев­ства ока­зал­ся за­ме­шан­ным в свя­зах с «глав­ным спон­со­ром тер­ро­риз­ма в За­ли­ве». Во власт­ных ко­ри­до­рах Эр-Ри­яда сра­зу же под­ня­лась вол­на, ко­то­рая и по­нес­ла Мо­хам­ме­да бин Най­е­фа пря­ми­ком к от­став­ке, при­чем как с поста крон­прин­ца, так и с поста ми­ни­стра внут­рен­них дел. По­сле че­го крон­принц Мо­хам­мед бин Сал­ман взял под кон­троль ми­ни­стер­ство и на­чал там за­чист­ку. Со­брав тем са­мым под сво­им кон­тро­лем две из трех важ­ней­ших си­ло­вых струк­тур ко­ро­лев­ства.

Хип­сте­ры в по­мощь?

Впро­чем, устра­не­ния кон­ку­рен­тов бы­ло недо­ста­точ­но: про­тив па­пы и сы­на вы­сту­пи­ла зна­чи­тель­ная часть пле­мян­ни­ков и ку­зе­нов. И не по­мог­ли да­же от­то­чен­ные де­ся­ти­ле­ти­я­ми ко­ро­лев­ские на­вы­ки (до сво­е­го вос­ше­ствия на пре­стол ко­роль Сал­ман ис­пол­нял роль се­мей­но­го «ре­ша­лы» — он при­ми­рял и на­хо­дил ком­про­мисс меж­ду кла­на­ми и от­дель­ны­ми прин­ца­ми). Все ведь пре­крас­но по­ни­ма­ли, что по­сле за­ня­тия тро­на Мо­хам­мед бу­дет пра­вить дол­го и са­мо­сто­я­тель­но, а зна­чит, на кол­лек­тив­ной си­сте­ме управ­ле­ния ко­ро­лев­ством, как и на шан­сах лет этак че­рез пять прий­ти к власти, мож­но по­ста­вить крест.

Эле­мен­том внут­рен­ней борь­бы Сал­ма­на и Мо­хам­ме­да с Се­мьей и ста­ла по­пыт­ка об­ра­тить­ся за по­ис­ком ле­ги­тим­но­сти к на­ро­ду: вся про­грам­ма «Ви­де­ние 2030», все ли­бе­раль­ные ре­чи бы­ли на­це­ле­ны на по­вы­ше­ние по­пу­ляр­но­сти крон­прин­ца среди са­у­дов­ской мо­ло­де­жи. И на пер­вый взгляд линия бы­ла вер­ной. По­чти 70% на­се­ле­ния Са­у­дов­ской Ара­вии — это лю­ди мо­ло­же трид­ца­ти лет. Две­сти тысяч учат­ся за гра­ни­цей, тридцать пять тысяч из них еже­год­но воз­вра­ща­ют­ся до­мой по за­вер­ше­нии обу­че­ния, и они, есте­ствен­но, хо­тят не ша­ри­а­та, а раз­вле­че­ний, как в Аме­ри­ке и Швейцарии. Хо­тят жить нор­маль­ной «за­пад­ной» жиз­нью до­ма, а не ка­тать­ся ре­гу­ляр­но за глот­ком ее в со­сед­ний Бах­рейн. Неуди­ви­тель­но, что крон­принц со сво­и­ми иде­я­ми быст­ро стал ге­ро­ем твит­те­ра. Од­на­ко вне пре­де­лов твит­те­ра помощи Мо­хам­ме­ду от этой стра­ты немно­го. «Мо­ло­дежь ко­ро­лев­ства вряд ли в пол­ной ме­ре бу­дет спо­соб­на поддержать его ны­неш­ние идеи про­сто в си­лу от­сут­ствия у нее со­ци­аль­ных сти­му­лов со­вер­шать ка­кие-ли­бо ре­во­лю­ци­он­ные дей­ствия и пре­дель­но уз­ко­го кру­го­зо­ра у ее

по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства», — пи­шут экс­пер­ты Ин­сти­ту­та Ближ­не­го Во­сто­ка. Как, в об­щем-то, бы­ло ма­ло на­деж­ды и на внеш­нюю под­держ­ку — ап­ло­дис­мен­ты ино­стран­ных пра­во­за­щит­ни­ков слож­но бы­ло кон­вер­ти­ро­вать в ре­аль­ную под­держ­ку крон­прин­ца в де­ле пре­одо­ле­ния или предот­вра­ще­ния воз­мож­но­го бун­та са­у­дов­ских элит.

В то же вре­мя са­ми эли­ты про­сто жда­ли под­хо­дя­ще­го мо­мен­та для этого бун­та. А имен­но меж­ду­цар­ствия — пе­ри­о­да от смер­ти ко­ро­ля Сал­ма­на до ко­ро­на­ции са­мо­го крон­прин­ца Мо­хам­ме­да. Это пер­вое на­сле­до­ва­ние по пря­мой ли­нии от от­ца к сы­ну, и мно­гие, не стес­нен­ные бо­лее ав­то­ри­те­том па­пы, мог­ли бы лег­ко и гром­ко оспо­рить ле­ги­тим­ность сы­на.

Сал­ман и Мо­хам­мед, ко­неч­но, про­счи­ты­ва­ли та­кой ва­ри­ант, и имен­но по­это­му, по слу­хам, ко­роль ре­шил окон­чить свое прав­ле­ние по-ки­тай­ски — то есть не вы­но­сом впе­ред но­га­ми, а по­чет­ной от­став­кой с передачей власти на­след­ни­ку еще при сво­ей жизни. Ко­роль Сал­ман очень бо­лен и да­же пе­ре­дви­га­ет­ся с тру­дом. По­это­му ожи­да­лось, что вся эта про­це­ду­ра прой­дет уже в конце 2017-го — на­ча­ле 2018 го­да.

По­жа­луй­те в оте­ли

«Ночь длин­ных кин­жа­лов» на­ча­лась 4 но­яб­ря. В хо­де мас­штаб­ной спе­цо­пе­ра­ции, вклю­чав­шей в се­бя бло­ки­ро­ва­ние аэро­пор­тов и взя­тие под охра­ну важ­ней­ших объ­ек­тов стра­ны, про­шли мас­со­вые аре­сты са­у­дов­ской эли­ты. Среди за­дер­жан­ных бо­лее де­ся­ти прин­цев, че­ты­ре чле­на ка­б­ми­на, де­сят­ки быв­ших ми­ни­стров, вли­я­тель­ных са­нов­ни­ков и про­сто ува­жа­е­мых в са­у­дов­ской иерар­хии лю­дей.

Од­ним из важ­ней­ших аре­сто­ван­ных «ку­зе­нов» стал принц Му­таиб бин Аб­дал­ла — сын преды­ду­ще­го ко­ро­ля. Тут не бы­ло ни­че­го лич­но­го, про­сто принц кон­тро­ли­ро­вал по­след­нюю непод­кон­троль­ную Мо­хам­ме­ду се­рьез­ную си­ло­вую струк­ту­ру — На­ци­о­наль­ную гвар­дию. «В слу­чае се­рьез­но­го про­те­ста среди от­стра­ня­е­мых на­след­ни­ком чле­нов ко­ро­лев­ской се­мьи она, в прин­ци­пе, мог­ла стать аль­тер­на­тив­ным цен­тром си­лы, — го­во­рит Ан­тон Мар­да­сов. — Ведь Нац­г­вар­дия, по су­ти, пле­мен­ная струк­ту­ра. Боль­шая часть ее при­над­ле­жит к пле­ме­ни ша­мар, из ко­то­ро­го выш­ла мать быв­ше­го ко­ро­ля Аб­дал­лы». Под дамоклов меч по­пал и один из бо­га­тей­ших лю­дей стра­ны — принц аль-Ва­лид бин Та­ляль, капитал ко­то­ро­го оце­ни­ва­ет­ся в 17 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Его на­зы­ва­ли воз­мож­ным спон­со­ром са­у­дов­ской фрон­ды.

При­шли и к на­хо­дя­ще­му­ся под до­маш­ним аре­стом «ка­тар­ско­му стра­даль­цу» — Мо­ха­ме­ду бин Най­е­фу. Он вро­де как и не особо хо­тел лезть в борь­бу меж­ду крон­прин­цем и фрон­дой, од­на­ко ес­ли бы все-та­ки ре­шил­ся, то стал бы се­рьез­ным ин­стру­мен­том в ру­ках последней. Во-пер­вых, из-за сво­е­го преды­ду­ще­го ста­ту­са крон­прин­ца, во-вто­рых, из-за свя­зей внут­ри быв­шей се­мей­ной вот­чи­ны — МВД, в-тре­тьих, из-за хо­ро­ших кон­так­тов с аме­ри­кан­ца­ми.

В це­лом же на мо­мент сда­чи этого но­ме­ра в пе­чать аре­сты про­дол­жа­ют­ся, по неофи­ци­аль­ным дан­ным, за­дер­жа­но уже бо­лее 500 че­ло­век. Боль­шая часть из них со­дер­жит­ся в «тюрь­мах для ува­жа­е­мых лю­дей» — пя­ти­звез­доч­ных оте­лях.

Есте­ствен­но, об­ви­ня­ют их не в по­ли­ти­че­ских пре­ступ­ле­ни­ях, а в фи­нан­со­вых. Спе­ци­аль­но со­здан­ный На­ци­о­наль­ный ан­ти­кор­руп­ци­он­ный ко­ми­тет (ко­то­рый по слу­чаю воз­гла­вил Мо­хам­мед бин Сал­ман) об­ви­нил всех аре­сто­ван­ных в кор­руп­ции. Они «по­ста­ви­ли лич­ные ин­те­ре­сы вы­ше об­ще­ствен­ных и ста­ли во­ро­вать из го­су­дар­ствен­ных фон­дов», — го­во­рит­ся в пресс-ре­ли­зе ко­ми­те­та.

Вы­бор об­ви­не­ний был весь­ма муд­рым. Во-пер­вых, фак­ты кор­руп­ции лег­ко до­ка­зать — си­сте­ма управ­ле­ния в КСА по­стро­е­на на взят­ках и «ко­мис­си­он­ных». Во-вто­рых, имен­но эта де-фа­кто уза­ко­нен­ная си­сте­ма взя­точ­ни­че­ства больше все­го бе­сит мо­ло­дежь, на мнение ко­то­рой и опи­ра­ет­ся Мо­хам­мед бин Сал­ман. Ну и, на­ко­нец, в-тре­тьих, об­ви­не­ния в кор­руп­ции поз­во­ля­ют экс­про­при­и­ро­вать у экс­про­при­а­то­ров. По дан­ным ми­ни­стер­ства ин­фор­ма­ции ко­ро­лев­ства, бан­ков­ские сче­та аре­сто­ван­ных будут за­мо­ро­же­ны, а лю­бые ак­ти­вы, свя­зан­ные с кор­руп­ци­он­ны­ми де­ла­ми, будут за­ре­ги­стри­ро­ва­ны как го­су­дар­ствен­ная соб­ствен­ность. По неко­то­рым дан­ным, власти мо­гут стря­сти с аре­сто­ван­ных по­ряд­ка 800 млрд дол­ла­ров. Неуди­ви­тель­но, что, по дан­ным Bloomberg, из КСА уже на­чал­ся ис­ход ка­пи­та­лов. Це­лый ряд са­у­дов­ских мил­ли­ар­де­ров про­да­ют свою соб­ствен­ность в За­ли­ве, пе­ре­во­дя со­сто­я­ние в кэш или в лик­вид­ные ак­ти­вы за ру­бе­жом.

Фрон­да про­дол­жит­ся

В це­лом ны­неш­ний ра­унд остал­ся за Мо­хам­ме­дом бин Сал­ма­ном. Бо­лее то­го, он яв­ный фа­во­рит в даль­ней­шей борь­бе с Се­мьей. На его сто­роне па­па, ад­ми­ни­стра­тив­ный ап­па­рат, весь (те­перь, по­сле аре­ста Му­таи­ба бин Аб­дул­лы) си­ло­вой блок. «По­ка крон­принц дей­ству­ет очень гра­мот­но — он не про­сто устра­ня­ет недо­воль­ных, но и ста­вит на осво­бо­див­ши­е­ся ме­ста сво­их лю­дей. И ес­ли он ста­нет ко­ро­лем, то под­чи­нен­ные тех, ко­го он убрал, будут слу­шать­ся Мо­хам­ме­да — власть в КСА все­гда бы­ла пер­со­ни­фи­ци­ро­ва­на и скон­цен­три­ро­ва­на на лич­но­сти ко­ро­ля», — го­во­рит Еле­на Су­по­ни­на. Од­на­ко ко­ро­лем нуж­но еще стать. Тео­ре­ти­че­ски, ко­неч­но, Сал­ман мо­жет пря­мо сей­час от­дать власть Мо­хам­ме­ду (для этого уже все го­то­во, в том чис­ле ви­део­об­ра­ще­ние). Но ес­ли от­став­ка со­сто­ит­ся сей­час, то про­па­ган­дист­ской ма­шине ко­ро­лев­ства бу­дет очень труд­но про­ти­во­сто­ять кра­моль­ным вер­си­ям, что ан­ти­кор­руп­ци­он­ная кам­па­ния по су­ти яв­ля­ет­ся эле­мен­тар­ной чист­кой. По­это­му, не ис­клю­че­но, па­па и сын немно­го по­до­ждут, что да­ет их про­тив­ни­кам неоце­ни­мый ре­сурс — вре­мя.

«Вряд ли сей­час сто­ит ожи­дать от са­у­дов­ской фрон­ды се­рьез­но­го контр­уда­ра. Ее чле­нов слиш­ком силь­но при­ло­жи­ли и за­бло­ки­ро­ва­ли со всех сто­рон. Од­на­ко в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве воз­мож­но­сти мо­гут по­явить­ся, осо­бен­но ес­ли крон­принц Мо­хам­мед бу­дет со­вер­шать ошиб­ки», — го­во­рит Ан­тон Мар­да­сов. Среди этих оши­бок мо­жет ока­зать­ся аван­тю­ра в Ли­ване (ко­то­рая не толь­ко уда­рит по са­у­дов­ско­му бюд­же­ту, но и мо­жет при­ве­сти к уси­ле­нию изо­ля­ции КСА) или обостре­ние конфликта в Йе­мене. Оба конфликта счи­та­ют­ся эле­мен­та­ми вой­ны про­тив Ира­на, и крон­принц — ярый сто­рон­ник этой вой­ны. Мо­хам­мед бин Сал­ман уже на­звал по­став­ки иран­ских ра­кет ху­си­там пря­мой во­ен­ной агрес­си­ей Те­ге­ра­на и ак­том вой­ны про­тив ко­ро­лев­ства. Воз­мож­но, он по­пы­та­ет­ся че­рез обостре­ние внеш­не­го конфликта кон­со­ли­ди­ро­вать эли­ты, од­на­ко мо­жет на­рвать­ся на са­бо­таж этих элит и по­лу­чить бо­лез­нен­ные фиа­ско.

На­ко­нец, есть бо­лее ра­ди­каль­ные ва­ри­ан­ты ре­ше­ния про­бле­мы с мо­ло­дым Мо­хам­ме­дом. «Глу­хая фрон­да из двор­цов про­дол­жит­ся и мо­жет при­нять са­мые раз­ные фор­мы. В ис­то­рии ко­ро­лев­ской се­мьи бы­ли слу­чаи и на­силь­ствен­ной ги­бе­ли мо­нар­хов от рук род­ствен­ни­ков, по­это­му ис­клю­чать са­мые неожи­дан­ные со­бы­тия нель­зя», — го­во­рит Еле­на Су­по­ни­на. По неко­то­рым дан­ным, пер­вый под­ход к сна­ря­ду уже со­сто­ял­ся: в ав­гу­сте на крон­прин­ца Мо­хам­ме­да бы­ла совершена по­пыт­ка по­ку­ше­ния. Воз­мож­но, она и по­слу­жи­ла триг­ге­ром для под­го­тов­ки «но­чи длин­ных кин­жа­лов».

А что же внут­рен­няя транс­фор­ма­ция и мо­дер­ни­за­ция? Неко­то­рые экс­пер­ты на­де­ют­ся, что она все-та­ки со­сто­ит­ся в ка­че­стве ин­стру­мен­та вой­ны крон­прин­ца про­тив кон­сер­ва­тив­ной эли­ты. Дру­гие же смот­рят на про­цесс бо­лее ре­а­ли­стич­но. «Она за­глох­нет сра­зу же по­сле вы­иг­ры­ша глав­ной гонки — уни­что­же­ния лю­бой кон­ку­ри­ру­ю­щей с ним си­лы внут­ри ко­ро­лев­ства. Кор­руп­ция ни­ку­да не ис­чез­нет: мо­ло­дых прин­цев то­же на­до кор­мить, они долж­ны на­би­рать жи­рок, а ина­че не бу­дет ло­яль­но­сти и под­держ­ки», — пи­шет Ин­сти­тут Ближ­не­го Во­сто­ка. ■

*До­цент де­пар­та­мен­та по­ли­то­ло­гии Фи­нан­со­во­го уни­вер­си­те­та при пра­ви­тель­стве РФ.

Крон­прин­ца Мо­хам­ме­да бин Най­е­фа ли­ши­ли и ко­ро­ны, и ми­ни­стер­ства

Ко­роль Сал­ман бин Аб­дель­а­зиз хо­тел до­го­во­рить­ся по-хо­ро­ше­му

Крон­прин­ца Мо­хам­ме­да бин Сал­ма­на счи­та­ют вы­скоч­кой

Крон­прин­цу Мукри­ну бин Аб­дель­а­зи­зу не по­вез­ло с ма­мой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.