СДЕ­ЛАЙ МНЕ ИММЕРСИВНО!

В Санкт-Пе­тер­бур­ге пре­мье­ра шоу «Без­ли­кие» — пер­во­го боль­шо­го им­мер­сив­но­го про­ек­та в го­ро­де

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

В Санкт-Пе­тер­бур­ге пре­мье­ра шоу «Без­ли­кие» — пер­во­го боль­шо­го им­мер­сив­но­го про­ек­та в го­ро­де

Жен­щи­на в ниж­нем бе­лье ле­жит на опе­ра­ци­он­ном сто­ле. Док­тор при­кла­ды­ва­ет ей к ли­цу ткань, про­пи­тан­ную хло­ро­фор­мом, и та по­гру­жа­ет­ся в нар­ко­ти­че­ский сон. За­тем он бе­рет скальпель и под­но­сит его к ли­цу жен­щи­ны. Вот-вот бу­дет сде­лан над­рез. Док­тор мед­лит, слов­но пы­та­ясь сна­ча­ла пред­ста­вить се­бе ли­нию сколь­же­ния скаль­пе­ля. Во­круг сто­ла и у него за спи­ной сто­ит око­ло де­сят­ка по­сто­рон­них лю­дей — зри­те­лей, чьи ли­ца скры­ты за мас­ка­ми из бе­ло­го пла­сти­ка. Неко­то­рые из них бук­валь­но на­ви­са­ют над сто­лом, ста­ра­ясь не про­пу­стить ни од­ной де­та­ли про­ис­хо­дя­ще­го. На­ко­нец док­тор при­ка­са­ет­ся скаль­пе­лем к ли­цу жен­щи­ны. На ее ко­же по­яв­ля­ет­ся кровь. Еще несколь­ко дви­же­ний — док­тор рас­тя­ги­ва­ет на ли­це па­ци­ент­ки по­лу­про­зрач­ную плен­ку те­лес­но­го цве­та и по­ки­да­ет по­ме­ще­ние: операция за­вер­ше­на. Жен­щи­на при­хо­дит в се­бя, спол­за­ет со сто­ла и с тру­дом пе­ре­ме­ща­ет­ся в угол ком­на­ты, где сто­ит кро­вать; ей еще пред­сто­ит на­деть пла­тье со мно­же­ством за­сте­жек, а это в та­ком со­сто­я­нии нелег­кая за­да­ча.

Ей ни­кто не по­мо­жет, хо­тя лю­дей в ком­на­те хва­та­ет. Но все они в мас­ках, и им не раз­ре­ше­но при­ка­сать­ся к тем, чьи ли­ца от­кры­ты. За про­ис­хо­дя­щим сле­дят лю­ди в чер­ных мас­ках, и, ес­ли кто-то поз­во­лит се­бе вторг­нуть­ся в дей­ствие, они вме­ша­ют­ся и оста­но­вят на­ру­ши­те­ля. Лю­дям в бе­лых мас­ках по пра­ви­лам, дей­ству­ю­щим на тер­ри­то­рии, где разыг­ры­ва­ет­ся им­мер­сив­ное шоу, нель­зя ни­че­го го­во­рить. В по­лу­тем­ном по­ме­ще­нии, оку­тан­ном бе­лым ды­мом, они вы­гля­дят как при­зра­ки, и имен­но та­ко­ва их роль в дей­ствии, ко­то­рое разыг­ры­ва­ют актеры. По­доб­но при­зра­кам, они все ви­дят, пе­ре­ме­ща­ют­ся ку­да им взду­ма­ет­ся, при­ка­са­ют­ся к пред­ме­там, но ли­ше­ны воз­мож­но­сти дей­ство­вать и мо­гут толь­ко на­блю­дать. И в этом у них по­чти нет огра­ни­че­ний. Ко­гда про­ис­хо­дит ка­кая-то сце­на, они мо­гут са­дить­ся ря­дом с ак­те­ра­ми и смот­реть на них в упор, а те будут де­лать вид, что их не за­ме­ча­ют. Ес­ли столкновение ка­жет­ся неиз­беж­ным, на­при­мер в уз­ком про­хо­де, где дей­ству­ю­щее ли­цо встре­ча­ет­ся с «призра­ком», то он про­сто до­ждет­ся мо­мен­та, ко­гда смо­жет бес­пре­пят­ствен­но прой­ти впе­ред.

У про­ис­хо­дя­ще­го в особ­ня­ке на Двор­цо­вой на­бе­реж­ной, ко­то­рый по во­ле со­зда­те­лей «Без­ли­ких» (они же со­зда­те­ли мос­ков­ско­го про­ек­та «Вер­нув­ши­е­ся») пре­вра­щен в неболь­шой го­ро­док, есть чет­кий сце­на­рий. Актеры ра­бо­та­ют на раз­ных эта­жах и в раз­ных ком­на­тах. Они рас­пре­де­ле­ны так, что, в ка­кой из рай­о­нов го­ро­да ни пой­дет че­ло­век в бе­лой мас­ке, непре­мен­но на­ткнет­ся на сце­ну из мест­ной жизни. Она за­кан­чи­ва­ет­ся, ак­тер пе­ре­ме­ща­ет­ся в дру­гое ме­сто, и ес­ли зри­тель по­же­ла­ет, то мо­жет пе­ре­ме­стить­ся вслед за ним. Но это не един­ствен­ный ал­го­ритм про­смот­ра им­мер­сив­но­го шоу: бе­лая мас­ка мо­жет про­сто не по­ки­дать по­нра­вив­ше­е­ся по­ме­ще­ние и ждать, ко­гда там что-ни­будь про­изой­дет. Или ни­че­го не ждать, а хо­дить по ком­на­там и изу­чать их ин­те­рьер и раз­ло­жен­ные в них пред­ме­ты. Но вряд ли ему удаст­ся остать­ся на­едине с са­мим со­бой: в этом ему по­ме­ша­ют как актеры, так и дру­гие бе­лые мас­ки, бес­ко­неч­но сну­ю­щие ту­да­сю­да, их дви­же­ние по­чти ха­о­тич­но.

Но есть и еще один ва­ри­ант им­мер­сив­но­го раз­ви­тия со­бы­тий, до­ступ­ный толь­ко неко­то­рым из зри­те­лей. По­чти у всех есть шанс пе­ре­жить индивидуальный опыт. Но это про­изой­дет лишь в том слу­чае, ес­ли ак­тер его вы­бе­рет — возь­мет за ру­ку, от­ве­дет в от­дель­ную ком­на­ту, они за­кро­ют­ся, зри­тель сни­мет мас­ку, а что бу­дет даль­ше, не зна­ет ни­кто, да­же сам ак­тер: у него все­гда есть сво­бо­да вы­бо­ра, и он впра­ве дей­ство­вать не по пла­ну. У зри­те­ля тем бо­лее нет пла­на, он то­же снял мас­ку и то­же мо­жет дей­ство­вать, как ему взду­ма­ет­ся: те­перь он пол­но­цен­ный участ­ник те­ат­раль­но­го дей­ствия. Неко­то­рые так жаж­дут пе­ре­жить это, что сле­ду­ют за ак­те­ра­ми по пя­там и ло­вят их взгляд. И ес­ли ак­тер вы­би­ра­ет их, то для них это ста­но­вит­ся куль­ми­на­ци­ей шоу. Всем осталь­ным уго­то­ван эф­фект­ный фи­нал, ко­гда бе­лые мас­ки со­бе­рут­ся все вме­сте на го­род­ской пло­ща­ди и будут со­зер­цать фи­наль­ную хи­рур­ги­че­скую опе­ра­цию док­то­ра. На­вер­ное, ко­гда в тес­ное про­стран­ство на­би­ва­ет­ся пол­то­ры-две сот­ни ма­сок и все они гля­дят из тем­но­ты вверх, это вы­гля­дит очень эф­фект­но. Но ви­деть их мо­гут толь­ко актеры — им то­же по­ла­га­ет­ся своя пор­ция яр­ких ви­зу­аль­ных впе­чат­ле­ний. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.