ОЛЕГ ГРИ­ГО­РЬЕВ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

«По­след­ние два го­да уже не про­ис­хо­дит уде­шев­ле­ния тех­но­ло­гий до­бы­чи слан­це­вой неф­ти. Слан­це­вая от­расль долж­на пе­ре­жить пе­ри­од ре­ор­га­ни­за­ции и кон­со­ли­да­ции. Кто-то уй­дет из биз­не­са, убыт­ки будут за­фик­си­ро­ва­ны, но про­бу­рен­ные сква­жи­ны и обо­ру­до­ва­ние ни­ку­да не ис­чез­нут, и ку­пив­шая их ком­па­ния про­дол­жит до­бы­чу неф­ти. В те­че­ние по­лу­го­да, по­ка бу­дет ид­ти про­цесс пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ния слан­це­вой от­рас­ли США, со­хра­нит­ся пе­ри­од вы­со­ких неф­тя­ных цен».

Фак­то­ры, опре­де­ля­ю­щие крат­ко­сроч­ную и сред­не­сроч­ную ди­на­ми­ку неф­тя­ных ко­ти­ро­вок, мы об­су­ди­ли с на­уч­ным ру­ко­во­ди­те­лем на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ско­го цен­тра «Нео­ко­но­ми­ка» Оле­гом Гри­го­рье­вым. Его про­шлые про­гно­зы диа­па­зо­нов изменения це­ны неф­ти в 2016 и 2017 го­дах ока­за­лись вер­ны­ми.

— Олег Ва­ди­мо­вич, в по­след­нее вре­мя на­ме­ти­лась тен­ден­ция к по­вы­ше­нию неф­тя­ных цен, еще до мас­со­вых аре­стов прин­цев в Са­у­дов­ской Ара­вии. На­сколь­ко устой­чив этот про­цесс?

— Да, на­ме­тил­ся тренд на по­вы­ше­ние сто­и­мо­сти неф­ти. Главный фак­тор, вли­я­ю­щий на неф­тя­ные це­ны, в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве (око­ло по­лу­го­да) бу­дет ра­бо­тать на по­вы­ше­ние неф­тя­ных цен — 60–65 дол­ла­ров за бар­рель, а в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве, на­про­тив, на их по­ни­же­ние до 50–55 дол­ла­ров. Речь идет о по­ли­ти­ке Фе­де­раль­ной ре­зерв­ной си­сте­мы США, со­вер­шен­но оче­вид­но, что она и да­лее бу­дет по­вы­шать ба­зо­вую про­цент­ную став­ку — в де­каб­ре 2017-го и два-три ра­за в сле­ду­ю­щем го­ду. В ре­зуль­та­те став­ка вы­рас­тет до 1,75 или до двух про­цен­тов. Кро­ме то­го, ФРС рас­про­да­ет ак­ти­вы со сво­е­го ба­лан­са, тем са­мым умень­шая ко­ли­че­ство дол­ла­ров в эко­но­ми­ке. Ес­ли рань­ше «слан­це­вая ре­во­лю­ция» дер­жа­лась на бес­пре­пят­ствен­ном фи­нан­си­ро­ва­нии — кре­ди­ты вы­да­ва­лись лег­ко и под низ­кий про­цент, то се­го­дня си­ту­а­ция из­ме­ни­лась. Удо­ро­жа­ние де­нег и умень­ше­ние лик­вид­но­сти кос­ну­лись уже и аме­ри­кан­ских слан­це­ви­ков, да­ле­ко не все по­лу­ча­ют фи­нан­си­ро­ва­ние, идет бо­лее тща­тель­ный от­бор про­ек­тов, слож­нее ста­ло по­лу­чить ре­фи­нан­си­ро­ва­ние. По­след­ние несколь­ко недель ко­ли­че­ство бу­ро­вых устой­чи­во сни­жа­ет­ся. Ура­га­ны в ав­гу­сте и сен­тяб­ре немно­го ис­ка­зи­ли ста­ти­сти­ку, но тренд на со­кра­ще­ние бу­ро­вых уста­но­вок оче­ви­ден. Со­от­вет­ствен­но, при­ро­ста до­бы­чи неф­ти в США не бу­дет, воз­мож­но, бу­дет неболь­шое па­де­ние, это вид­но и по за­па­сам неф­ти в США — они то­же па­да­ют. Учи­ты­вая дей­ствие со­гла­ше­ния «ОПЕК плюс», мож­но го­во­рить о со­кра­ще­нии пред­ло­же­ния неф­ти.

Дол­го­сроч­ные по­след­ствия по­ли­ти­ки ФРС небла­го­при­ят­ны для цен на нефть. Бу­дет ухуд­шать­ся фи­нан­со­вое по­ло­же­ние раз­ви­ва­ю­щих­ся стран, они столк­нут­ся с бо­лее вы­со­ки­ми про­цен­та­ми по кре­ди­там, с невоз­мож­но­стью ре­фи­нан­си­ро­вать­ся, это ка­са­ет­ся и го­су­дар­ствен­ных, и кор­по­ра­тив­ных дол­гов. Это сни­зит их эко­но­ми­че­ский рост и спрос на нефть.

Важ­ным фак­то­ром, на­ря­ду с по­ли­ти­кой ФРС, яв­ля­ет­ся си­ту­а­ция в ки­тай­ской эко­но­ми­ке. В Ки­тае недав­но про­шел съезд КПК (жив­шие в СССР пом­нят, как ва­жен съезд пар­тии), к которому то­ва­рищ Си Цзинь­пин обя­зан был по­дой­ти в орео­ле успе­ха. Я счи­таю, что уско­ре­ние ми­ро­вой эко­но­ми­ки в этом го­ду, в том чис­ле рост спро­са на нефть, обес­пе­чил по боль­шей ча­сти Ки­тай. Нор­ма­ли­за­ция эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки КНР неиз­беж­но при­ве­дет к сни­же­нию спро­са на нефть. Рез­кое тор­мо­же­ние ки­тай­ской эко­но­ми­ки, че­го все­ми си­ла­ми пы­та­ет­ся не до­пу­стить ки­тай­ское ру­ко­вод­ство, спо­соб­но об­ру­шить неф­тя­ные це­ны ни­же 30 дол­ла­ров, но это ма­ло­ве­ро­ят­ный сце­на­рий.

— Аме­ри­кан­ские слан­це­ви­ки пре­крас­но се­бя чув­ство­ва­ли при цене 45–50 дол­ла­ров за бар­рель. Не­уже­ли рост сто­и­мо­сти неф­ти до 60–64 дол­ла­ров не ком­пен­си­ру­ет уже­сто­че­ние мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки?

— Во-пер­вых, аме­ри­кан­ская мар­ка неф­ти WTI по­до­ро­жа­ла не так силь­но, как Brent, и спред ме­ду ни­ми со­ста­вил уже семь дол­ла­ров на бар­ре­ле. А во­вто­рых, рань­ше фи­нан­си­ро­ва­ние по­лу­ча­ли про­ек­ты с до­ста­точ­ным де­неж­ным по­то­ком, не все­гда при­быль­ные. По­на­ча­лу счи­та­лось, что слан­це­вая неф­те­до­бы­ча рен­та­бель­на при 60 дол­ла­рах за бар­рель, с раз­ви­ти­ем и уде­шев­ле­ни­ем тех­но­ло­гий неко­то­рые про­ек­ты ста­ли рен­та­бель­ны при 45–50 дол­ла­рах за бар­рель. Но це­на 50 дол­ла­ров за WTI не обес­пе­чи­ва­ла при­быль­но­сти всех слан­це­вых про­ек­тов, а, ска­жем, око­ло по­ло­ви­ны. У ин­ве­сто­ров бы­ло мно­го де­ше­вых де­нег, и их на­до бы­ло где-то раз­ме­щать, а по­сколь­ку слан­це­вые тех­но­ло­гии со­вер­шен­ство­ва­лись, сни­жа­лась се­бе­сто­и­мость до­бы­чи, бы­ла на­деж­да, что пер­во­на­чаль­но убы­точ­ные про­ек­ты ста­нут при­быль­ны­ми. Но по­след­ние два го­да уже не про­ис­хо­дит уде­шев­ле­ния тех­но­ло­гий до­бы­чи слан­це­вой неф­ти. Слан­це­вая от­расль долж­на пе­ре­жить пе­ри­од ре­ор­га­ни­за­ции и кон­со­ли­да­ции. Кто-то уй­дет из биз­не­са, убыт­ки будут за­фик­си­ро­ва­ны, но про­бу­рен­ные сква­жи­ны и обо­ру­до­ва­ние ни­ку­да не ис­чез­нут, и ку­пив­шая их ком­па­ния про­дол­жит до­бы­чу неф­ти. В те­че­ние по­лу­го­да, по­ка бу­дет ид­ти про­цесс пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ния слан­це­вой от­рас­ли США, со­хра­нит­ся пе­ри­од вы­со­ких неф­тя­ных цен.

— Что ме­ша­ет аме­ри­кан­цам по­став­лять свою бо­лее де­ше­вую нефть в Ев­ро­пу и Азию, вы­тес­няя с рын­ка Рос­сию и Са­у­дов­скую Ара­вию?

— США бо­лее со­ро­ка лет не экс­пор­ти­ро­ва­ли нефть, им необ­хо­ди­мо вос­ста­но­вить тор­го­вую ин­фра­струк­ту­ру. Кро­ме то­го, WTI от­ли­ча­ет­ся от рос­сий­ской и са­у­дов­ской неф­ти, и для ее пе­ре­ра­бот­ки тре­бу­ет­ся пе­ре­на­лад­ка неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щих за­во­дов. Нео­клас­си­ки пред­по­ла­га­ют, что эко­но­ми­че­ские процессы про­ис­хо­дят мгно­вен­но: ес­ли сто­и­мость неф­ти WTI ни­же Brent — тут же все сре­а­ги­ро­ва­ли. В ре­аль­но­сти боль­шин­ство иг­ро­ков рын­ка будут смот­реть, со­хра­нит­ся ли раз­ни­ца в сто­и­мо­сти, необ­хо­ди­мо убе­дить­ся в бес­пе­ре­бой­но­сти бу­ду­щих по­ста­вок, при­нять ре­ше­ние и начать его ре­а­ли­зо­вы­вать, на что уй­дет не ме­нее го­да. Но да­же в 2019 го­ду про­цесс пе­ре­хо­да на WTI не бу­дет мас­со­вым — мно­гие пред­по­чтут по­смот­реть, что по­лу­чит­ся у тех, кто ре­шит­ся на та­кой пе­ре­ход.

— Спо­соб­на ли ОПЕК плюс при­со­еди­нив­ши­е­ся стра­ны еще силь­нее со­кра­тить экс­порт неф­ти с це­лью под­ня­тия це­ны?

— Бюд­жет Са­у­дов­ской Ара­вии не сба­лан­си­ро­ван при ны­неш­ней цене на нефть, но со­кра­ще­ние экс­пор­та не бу­дет ком­пен­си­ро­ва­но ро­стом цен. Са­уди­ты и так несут на се­бе ос­нов­ную тя­жесть ны­неш­них со­кра­ще­ний до­бы­чи, и боль­шей на­груз­ки они не вы­дер­жат. Аре­сты прин­цев и предъ­яв­ле­ние им сче­та на 800 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров — это ре­зуль­тат де­фи­ци­та бюд­же­та. Са­у­дов­ская Ара­вия, пы­та­ясь из­ба­вить­ся от неф­тя­ной за­ви­си­мо­сти, про­во­дит мо­дер­ни­за­цию сво­ей эко­но­ми­ки. Но неэф­фек­тив­ные вло­же­ния толь­ко уси­ли­ва­ют ее за­ви­си­мость от неф­ти, так как тре­бу­ют по­сто­ян­ных до­та­ций, а взять их, кро­ме экс­пор­та неф­ти, неот­ку­да. Ес­ли «ОПЕК плюс» вновь со­кра­тит экс­порт, то это мо­жет ожи­вить аме­ри­кан­ских слан­це­ви­ков, не­смот­ря на уже­сто­че­ние по­ли­ти­ки ФРС.

— Ка­ко­вы, на ваш взгляд, шан­сы на из­ме­не­ние по­ли­ти­ки ФРС и, со­от­вет­ствен­но, кор­рек­ти­ров­ки про­гно­за неф­тя­ных цен?

— ФРС в бли­жай­ший год не по­ме­ня­ет свою по­ли­ти­ку, ес­ли толь­ко в США не нач­нет­ся ре­цес­сия. Но да­же пред­ви­дя ре­цес­сию, ФРС все рав­но про­дол­жит уже­сто­чать мо­не­тар­ную по­ли­ти­ку. ФРС хо­чет рас­ши­рить ко­ри­дор сво­их возможностей, что­бы в слу­чае на­ступ­ле­ния ре­цес­сии мож­но бы­ло ре­а­ги­ро­вать сни­же­ни­ем став­ки, не при­бе­гая к ко­ли­че­ствен­но­му смяг­че­нию.

■ Дмит­рий Гав­ри­лен­ко

С на­ча­ла го­да Мин­фин ку­пил в ре­зер­вы ЦБ 9,5 млрд дол­ла­ров. До кон­ца го­да бу­дет, ви­ди­мо, 12,5–13 млрд. И это не так уж мно­го. В лю­бом слу­чае курс руб­ля по­ка оста­ет­ся да­же бо­лее силь­ным, чем был при той же цене на нефть (с по­прав­кой на ин­фля­цию) в от­сут­ствие на­прав­лен­ных про­тив него ин­тер­вен­ций.

Вто­рая по­тен­ци­аль­ная при­чи­на — уход ин­ве­сто­ров с раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ков, про­явив­ший­ся в па­де­нии со­бра­тьев руб­ля по этим рын­кам про­тив дол­ла­ра на 3–6% за по­след­ний ме­сяц. Дру­ги­ми сло­ва­ми, ослаб­ле­ние руб­ля — след­ствие той же при­чи­ны утра­ты ап­пе­ти­та гло­баль­но­го ин­ве­сто­ра к раз­ви­ва­ю­щим­ся рын­кам в це­лом. Про­сто несколь­ко от­сро­чен­ное весь­ма бла­го­при­ят­ной для руб­ля ис­то­ри­ей на неф­тя­ном рын­ке.

В слу­чае руб­ля ин­ве­сти­ции в него при­ни­ма­ют глав­ным об­ра­зом фор­му кэр­ри-трей­да с ОФЗ, ста­но­вя­ще­го­ся след­стви­ем «невоз­мож­ной тро­и­цы» в от­кры­той эко­но­ми­ке (несов­ме­сти­мость од­но­вре­мен­но­го управ­ле­ния став­ка­ми и кур­сом при от­сут­ствии огра­ни­че­ний на транс­гра­нич­ные ин­ве­сти­ции). При­ток средств нере­зи­ден­тов в них за де­вять ме­ся­цев со­ста­вил по­ряд­ка 560 млрд руб­лей. Это да­же больше, чем ин­тер­вен­ции Мин­фи­на, и, сле­до­ва­тель­но, объ­яс­ня­ет, по­че­му по­след­ние ес­ли и за­тор­мо­зи­ли укреп­ле­ние руб­ля, то все же не при­ве­ли к его фун­да­мен­таль­но­му ослаб­ле­нию.

Од­на­ко раз­во­ро­та в на­прав­ле­нии по­то­ка порт­фель­ных ин­ве­сти­ций по­ка уви­деть неот­ку­да, по­сколь­ку нет офи­ци­аль­ных дан­ных за ок­тябрь и толь­ко оцен­ки за но­ябрь. Но да­же ес­ли та­кой разворот про­ис­хо­дит, на­сколь­ко су­ще­стве­нен он для руб­ля? По опы­ту кон­ца про­шло­го го­да, ко­гда за­кры­тие по­зи­ций нере­зи­ден­тов в ОФЗ дей­стви­тель­но про­ис­хо­ди­ло, курс руб­ля это не по­до­рва­ло ни­как, по­сколь­ку ЦБ про­сто уве­ли­чил предо­став­ле­ние ва­лют­ной лик­вид­но­сти бан­кам из сво­их ре­зер­вов.

Тре­тья при­чи­на мо­жет быть свя­за­на с вы­хо­дом на внут­рен­ний ва­лют­ный ры­нок ка­ко­го-ли­бо ино­го круп­но­го по­ку­па­те­ля по­ми­мо ин­тер­ве­ни­ру­ю­ще­го по пра­ви­лам Мин­фи­на. Про­хо­ди­ла, в част­но­сти, ин­фор­ма­ция, что ки­тай­ская энер­ге­ти­че­ская кор­по­ра­ция «Хуа­синь» со­би­ра­лась при­об­ре­сти мно­го­стра­даль­ный па­кет при­ва­ти­за­ци­он­ных ак­ций «Рос­неф­ти» у но­ми­наль­но вла­де­ю­ще­го им кон­сор­ци­у­ма, од­на­ко на кре­дит, ко­то­рый дол­жен предо­ста­вить ВТБ. Так ли это и нуж­но ли для этого бан­ку кон­со­ли­ди­ро­вать око­ло 10 млрд дол­ла­ров с рын­ка, ска­зать труд­но.

Немед­лен­но­го по­зи­ти­ва для бюд­же­та дорожающая нефть не при­не­сет, это исто­рия бу­ду­ще­го го­да. «С точ­ки зре­ния бюд­жет­ных до­хо­дов 2017 го­да ны­неш­ний рост цен на нефть ма­ло что ме­ня­ет, це­ны на экс­порт­ные кон­трак­ты уста­нав­ли­ва­ют­ся за­ра­нее и не ко­леб­лют­ся од­но­вре­мен­но с те­ку­щей це­ной на нефть, по­это­му фис­каль­ный эффект, в слу­чае ес­ли це­ны на нефть за­кре­пят­ся вы­ше уров­ня 60 дол­ла­ров за бар­рель, про­явит­ся толь­ко в 2018 го­ду, — по­яс­ня­ет “Экс­пер­ту” осо­бен­но­сти фор­ми­ро­ва­ния ми­ро­вых цен на нефть На­та­лия Ор­ло­ва, ру­ко­во­ди­тель Цен­тра мак­ро­эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за Аль­фа-бан­ка. — Ес­ли ори­ен­ти­ро­вать­ся на сце­на­рий сред­ней це­ны на нефть в 60 дол­ла­ров за бар­рель, то это при­не­сет бюд­же­ту по­ряд­ка двух трил­ли­о­нов до­пол­ни­тель­ных го­до­вых до­хо­дов. В тео­рии эти сред­ства дей­стви­тель­но долж­ны быть на­прав­ле­ны на пополнение сбе­ре­же­ний пра­ви­тель­ства; од­на­ко при ро­сте цен на нефть воз­ни­ка­ет иску­ше­ние часть этих средств по­тра­тить. По­это­му нуж­но бу­дет вни­ма­тель­но сле­дить за спо­соб­но­стью пра­ви­тель­ства со­хра­нить при­вер­жен­ность бюд­жет­но­му пра­ви­лу в слу­чае улуч­ше­ния ми­ро­вой конъ­юнк­ту­ры».

При этом це­ны на нефть да­же вы­ше 63–64 дол­ла­ров за бар­рель ма­ло чем по­мо­гут кур­су руб­ля — его ро­ста ана­ли­ти­ки в це­лом не ждут. «Учи­ты­вая, что ле­том це­на неф­ти в руб­ле­вом вы­ра­же­нии спус­ка­лась ни­же 2800 за бар­рель, ны­неш­ний подъ­ем к уров­ням вы­ше 3700 руб­лей поз­во­ля­ет ни­ве­ли­ро­вать на­коп­лен­ный из­бы­точ­ный де­фи­цит бюд­же­та и с уче­том зна­чи­тель­но­го объ­е­ма внеш­них вы­плат до кон­ца го­да (око­ло 20 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров), ока­зы­ва­ю­щих дав­ле­ние на курс руб­ля, по­лу­чить бла­го­при­ят­ный курс для экс­пор­те­ров», — счи­та­ет за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра по ин­ве­сти­ци­ям ИК «Уни­вер» Дмит­рий Александров.

Пре­пят­ство­вать укреп­ле­нию руб­ля будут так­же со­хра­ня­ю­щи­е­ся рис­ки даль­ней­ше­го уси­ле­ния санк­ци­он­но­го дав­ле­ния. «Рост цен на нефть ком­пен­си­ру­ет­ся со­хра­ня­ю­щим­ся от­то­ком ка­пи­та­ла на фоне рис­ка, что Россия мо­жет столк­нуть­ся с но­вы­ми санк­ци­он­ны­ми уже­сто­че­ни­я­ми. По этой при­чине укреп­ле­ние кур­са не бу­дет зна­чи­тель­ным, но ры­нок мо­жет вер­нуть­ся на уров­ни 55–56 руб­лей за дол­лар», — по­ла­га­ет На­та­лия Ор­ло­ва. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.