ЭКО­НО­МИ­КА И ФИ­НАН­СЫ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

ТУТ ВАМ НЕ ОФШОР

Ре­гу­ли­ро­ва­ние крип­то­сфе­ры от Мин­фи­на и ЦБ вполне в рус­ле ми­ро­во­го трен­да: про­дав­цам то­ке­нов при­дет­ся или встро­ить­ся в фи­нан­со­вую си­сте­му, ко­то­рую они со­би­ра­лись сверг­нуть, или уй­ти в оф­шо­ры и пре­вра­тить­ся в «пра­чеч­ные» для гряз­ных де­нег

Ре­гу­ли­ро­ва­ние крип­то­сфе­ры от Мин­фи­на и ЦБ вполне в рус­ле ми­ро­во­го трен­да: про­дав­цам то­ке­нов при­дет­ся или встро­ить­ся в фи­нан­со­вую си­сте­му, ко­то­рую они со­би­ра­лись сверг­нуть, или уй­ти в оф­шо­ры и пре­вра­тить­ся в «пра­чеч­ные» для гряз­ных де­нег

Мин­фин пред­ло­жил при­знать крип­то­ва­лю­ты циф­ро­вым ак­ти­вом, май­нинг — пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­стью, а ICO и все сдел­ки с то­ке­на­ми про­во­дить толь­ко че­рез ор­га­ни­за­то­ров тор­гов. Два за­ко­но­про­ек­та «О циф­ро­вых фи­нан­со­вых ак­ти­вах» под­го­тов­ле­ны Мин­фи­ном и Цен­траль­ным бан­ком РФ и от­ли­ча­ют­ся друг от дру­га толь­ко в во­про­се ис­поль­зо­ва­ния то­ке­нов как пла­теж­ных средств. При этом Мин­фин вы­сту­па­ет «за», а Цен­траль­ный банк ожи­да­е­мо «про­тив». В осталь­ном за­ко­но­про­ек­ты сов­па­да­ют: май­нинг при­зна­ет­ся пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­стью; вы­пуск то­ке­нов дол­жен со­про­вож­дать­ся пуб­ли­ка­ци­ей офер­ты и ин­ве­сти­ци­он­но­го ме­мо­ран­ду­ма; фи­зи­че­ские ли­ца впра­ве ин­ве­сти­ро­вать в та­кие про­ек­ты не бо­лее 50 тыс. руб­лей; рис­ко­вать боль­ши­ми сум­ма­ми мо­гут лишь ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные ин­ве­сто­ры, в ва­ри­ан­те ЦБ, или толь­ко бро­ке­ры, ди­ле­ры, управ­ля­ю­щие и ор­га­ни­за­то­ры тор­гов — в ва­ри­ан­те Мин­фи­на. Кро­ме то­го, про­ект за­ко­на, под­го­тов­лен­ный Цен­траль­ным бан­ком, со­дер­жит ссыл­ки еще на один за­ко­но­про­ект — «Об аль­тер­на­тив­ных спо­со­бах при­вле­че­ния ин­ве­сти­ций (кра­уд­фандин­ге)», ко­то­рый был так­же опуб­ли­ко­ван в кон­це ян­ва­ря на сай­те Цен­тро­бан­ка. Та­ким об­ра­зом, ЦБ пы­та­ет­ся со­здать ре­гу­ли­ро­ва­ние для всей но­вой сфе­ры при­вле­че­ния ин­ве­сто­ров — и с по­мо­щью ICO, и с по­мо­щью кра­уд­фандин­га и кра­удин­ве­сти­ций.

Пуб­ли­ка­ция этих за­ко­но­про­ек­тов вы­зва­ла бур­ную ре­ак­цию — эти дол­го­ждан­ные до­ку­мен­ты не смог­ли снять про­ти­во­ре­чий меж­ду ре­гу­ля­то­ром и участ­ни­ка­ми рын­ка и, по мне­нию по­след­них, про­де­мон­стри­ро­ва­ли от­сут­ствие прак­ти­че­ских на­вы­ков ис­поль­зо­ва­ния крип­то­ак­ти­вов у за­ко­но­твор­цев, и, как след­ствие, непо­ни­ма­ние их при­ро­ды. На са­мом же де­ле рос­сий­ский ЦБ дви­жет­ся в рус­ле об­ще­ми­ро­вой тен­ден­ции: по­хо­же, крип­то­ак­ти­вы долж­ны бу­дут или встро­ить­ся в су­ще­ству­ю­щее ре­гу­ли­ро­ва­ние, или стать мар­ги­наль­ной оф­шор­ной ис­то­ри­ей. Это долж­но озна­чать ко­нец крип­то­ли­хо­рад­ки в ее ны­неш­нем ви­де.

Сжи­ма­ет­ся коль­цо ре­гу­ля­то­ров

Под­го­то­вить за­ко­но­про­ек­ты по ре­гу­ли­ро­ва­нию циф­ро­вых тех­но­ло­гий в фи­нан­со­вой сфе­ре пра­ви­тель­ству сов­мест­но с Бан­ком Рос­сии по­ру­чил пре­зи­дент РФ Вла­ди­мир Пу­тин в ок­тяб­ре 2017 го­да. Уже к 1 июля 2018-го пра­ви­тель­ство долж­но вне­сти из­ме­не­ния в за­ко­ны и дать опре­де­ле­ния блок­чей­ну, крип­то­ва­лю­там, смарт-кон­трак­там и то­ке­ну, вве­сти в пра­во­вое по­ле по­ло­же­ния о май­нин­ге и опре­де­лить по­ря­док его на­ло­го­об­ло­же­ния, а так­же уста­но­вить ме­ха­низ­мы ре­гу­ли­ро­ва­ния вы­пус­ка и об­ра­ще­ния циф­ро­вых ак­ти­вов на тер­ри­то­рии РФ «по аналогии с ре­гу­ли­ро­ва­ни­ем пер­вич­но­го раз­ме­ще­ния цен­ных бу­маг». Та­ким об­ра­зом, ос­нов­ные па­ра­мет­ры ре­гу­ли­ро­ва­ния крип­то­от­рас­ли бы­ли опре­де­ле­ны уже в са­мих по­ру­че­ни­ях пре­зи­ден­та: рубль — един­ствен­ное пла­теж­ное сред­ство на тер­ри­то­рии РФ, а ICO (Initial Coin Offering) долж­но ре­гу­ли­ро­вать­ся так же, как и IPO.

За­ко­но­про­ект Мин­фи­на счи­та­ет­ся ра­моч­ным. Так, обо­рот то­ке­нов и крип­то­ва­лют дол­жен про­ис­хо­дить в со­от­вет­ствии с за­ко­ном «О рын­ке цен­ных бу­маг», а ор­га­ни­за­то­ры тор­гов циф­ро­вы­ми ак­ти­ва­ми долж­ны со­от­вет­ство­вать тре­бо­ва­ни­ям за­ко­на «Об ор­га­ни­зо­ван­ных тор­гах». За­ко­но­про­ект ЦБ немно­го бо­лее по­дро­бен и огра­ни­чи­ва­ет, на­при­мер, чис­ло участ­ни­ков ICO при вы­пус­ке то­ке­нов, по­доб­ных ак­ци­ям, 150 ин­ве­сто­ра­ми.

Про­ек­там ЦБ и Мин­фи­на есть аль­тер­на­ти­ва — ее под­го­то­ви­ла Рос­сий­ская ас­со­ци­а­ция крип­то­ва­лют и блок­чей­на (РАКИБ). «Наш за­ко­но­про­ект от­ли­ча­ет­ся от про­ек­та ЦБ. Там ра­моч­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние, не­об­хо­ди­мое для то­го, что­бы уже се­год­ня за­ра­бо­та­ли плат­фор­мы и про­цес­сы ин­ве­сти­ро­ва­ния. ЦБ пред­ла­га­ет бо­лее жест­кое ре­гу­ли­ро­ва­ние про­цес­сов и огра­ни­че­ния по циф­рам. У нас же та­ких огра­ни­че­ний нет. Мы здесь опи­ра­ем­ся на ма­лый и сред­ний биз­нес, ко­то­рый уже уре­гу­ли­ро­ван. По су­ти, мы да­ем ма­ло­му и сред­не­му биз­не­су ин­стру­мен­ты», — го­во­рит ди­рек­тор РАКИБ Ар­се­ний Щель­цин. Так, в за­ко­но­про­ек­те РАКИБ пред­ла­га­ет­ся уве­ли­чить по­рог мак­си­маль­но воз­мож­но­го раз­ме­ра ин­ве­сти­ций для неква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го ин­ве­сто­ра до 500 тыс. руб­лей, а раз­мер при­вле­чен­но­го в хо­де ICO ка­пи­та­ла огра­ни­чить дву­мя мил­ли­ар­да­ми руб­лей — верх­ним пре­де­лом обо­ро­та для сред­не­го биз­не­са. Про­ект РАКИБ, кстати, под­дер­жи­ва­ет Тор­го­во­про­мыш­лен­ная па­ла­та — за­од­но ТПП пред­ла­га­ет ли­цен­зи­ро­вать крип­то­бир­жи и об­мен­ные сер­ви­сы, при­нять ме­ры для ис­клю­че­ния ано­ним­но­сти и об­ло­жить него­су­дар­ствен­ные валюты на­ло­гом.

Об­на­ро­до­ва­ние по­зи­ций Мин­фи­на и ЦБ РФ сов­па­ло по вре­ме­ни с воз­му­ще­ни­ем сек­ре­та­ря аме­ри­кан­ско­го ре­гу­ля­то­ра рын­ка цен­ных бу­маг SEC Джея Клей­то­на без­от­вет­ствен­ны­ми под­хо­да­ми участ­ни­ков рын­ка к за­пус­ку и про­ве­де­нию ICO. «Юри­сты… с од­ной сто­ро­ны, ока­зы­ва­ют со­дей­ствие про­мо­у­те­рам ICO в струк­ту­ри­ро­ва­нии пред­ло­же­ний про­дук­тов, ко­то­рые по клю­че­вым па­ра­мет­рам ана­ло­гич­ны пред­ло­же­ни­ям цен­ных бу­маг, но на­зы­ва­ют это ICO, что да­же зву­чит до­воль­но близ­ко к IPO. С дру­гой сто­ро­ны, эти же юри­сты утвер­жда­ют, что про­дук­ты не яв­ля­ют­ся цен­ны­ми бу­ма­га­ми, а про­мо­у­те­ры дей­ству­ют без со­блю­де­ния за­ко­нов о цен­ных бу­ма­гах, что ли­ша­ет ин­ве­сто­ров за­щи­ты со­глас­но на­шим за­ко­нам о цен­ных бу­ма­гах… Мно­гие ад­во­ка­ты от­сту­па­ют от тре­бо­ва­ний за­ко­но­да­тель­ства о цен­ных бу­ма­гах. И кон­суль­ти­ру­ют кли­ен­тов вы­пус­ка­е­мых то­ке­нов/кой­нов, как об­хо­дить за­кон. При этом эти юри­сты име­ют до­ка­за­тель­ства, что регистрация вы­пус­ка цен­ных бу­маг необ­хо­ди­ма. Эти юри­сты да­ют дву­смыс­лен­ную кон­суль­та­цию “это за­ви­сит”, вме­сто то­го что­бы ска­зать, что та­кой то­кен яв­ля­ет­ся цен­ной бу­ма­гой… Мно­гие пред­при­ни­ма­те­ли сей­час ис­поль­зу­ют сле­ду­ю­щую так­ти­ку: во-пер­вых, на­чи­на­ют мно­го го­во­рить о блок­чейне; во-вто­рых, ме­ня­ют на­зва­ние сво­ей ком­па­нии на “Блок­чейн что-то там”; в-тре­тьих, неза­мед­ли­тель­но вы­пус­ка­ют то­ке­ны — цен­ные бу­ма­ги без над­ле­жа­ще­го рас­кры­тия ин­фор­ма­ции пе­ред ин­ве­сто­ра­ми и со­блю­де­ния необ­хо­ди­мых про­це­дур». Та­ким об­ра­зом, SEC яс­но да­ла по­нять: то­ке­ны по су­ти сво­ей те же цен­ные бу­ма­ги, а зна­чит, лишь во­прос вре­ме­ни, ко­гда они нач­нут ре­гу­ли­ро­вать­ся так же тща­тель­но, как цен­ные бу­ма­ги.

Бо­лее то­го, 6 де­каб­ря Ко­мис­сия по тор­гов­ле то­вар­ны­ми фью­черса­ми (CFTC) на­пра­ви­ла по­вест­ку в суд ком­па­ни­ям Bitfinex и Tether. Bitfinex — крип­то­бир­жа, ко­то­рая вы­пу­сти­ла соб­ствен­ную крип­то­ва­лю­ту Tether, яко­бы обес­пе­чен­ную дол­ла­ра­ми США. Так это или нет, неиз­вест­но, обе­щан­ный аудит так и не был про­ве­ден, а кон­тракт с ауди­тор­ской ком­па­ни­ей Friedman LLP был рас­торг­нут из­за «невы­но­си­мо по­дроб­ных рас­че­тов».

Трид­ца­то­го ян­ва­ря в Юж­ной Ко­рее всту­пил в дей­ствие за­прет на про­ве­де­ние ано­ним­ных опе­ра­ций с крип­то­ва­лю­та­ми, хо­тя слу­хи о за­кры­тии крип­то­бирж на тер­ри­то­рии стра­ны не оправ­да­лись. Ра­нее в Ки­тае вла­сти за­пре­ти­ли ор­га­ни­за­цию ICO, а Facebook внес из­ме­не­ния в пра­ви­ла раз­ме­ще­ния и де­мон­стра­ции ре­кла­мы крип­то­ва­лют и ICO в со­ци­аль­ной се­ти — те­перь реклама все­го это­го в Facebook за­пре­ще­на.

В то же вре­мя все дей­ствия вла­стей и ре­гу­ля­то­ров не мо­гут на­не­сти непо­пра­ви­мо­го ущер­ба крип­то­ми­ру — ско­рее речь идет о его ба­лан­си­ров­ке для до­сти­же­ния боль­шей про­зрач­но­сти. Так, несмот­ря на воз­му­ще­ние Джея Клей­то­на, ни­ка­ких за­пре­ти­тель­ных норм в от­но­ше­нии крип­то­ва­лют SEC так и не при­ня­ла. В США за­пу­щен и дей­ству­ет фью­черс на бит­койн на Чи­каг­ской бир­же CBOE Global Markets. Несмот­ря на за­прет на про­ве­де­ние ICO, в Ки­тае все еще рас­по­ло­же­но до 80% май­нин­го­вых мощ­но­стей, а слу­хи о запрете май­нин­га там до сих пор оста­ют­ся толь­ко лишь слу­ха­ми.

На этом фоне весь­ма сме­лы­ми вы­гля­дят ини­ци­а­ти­вы пре­зи­ден­та Бе­ло­рус­сии Алек­сандра Лу­ка­шен­ко: в кон­це де­каб­ря он под­пи­сал де­крет о со­зда­нии спе­ци­аль­ных усло­вий для участ­ни­ков крип­то­рын­ка. До­ку­мент уста­нав­ли­ва­ет ра­моч­ные усло­вия для ис­поль­зо­ва­ния крип­то­ак­ти­вов и тех­но­ло­гий на тер­ри­то­рии Бе­ло­рус­сии, но в от­ли­чие от рос­сий­ских за­ко­но­про­ек­тов не под­ра­зу­ме­ва­ет вве­де­ния до­пол­ни­тель­ных на­ло­гов и поз­во­ля­ет со­вер­шать сдел­ки с циф­ро­вы­ми ак­ти­ва­ми че­рез крип­то­бир­жи всем же­ла­ю­щим, вне за­ви­си­мо­сти от их ре­зи­дент­ства. Этот де­крет был с вос­тор­гом вос­при­нят рос­сий­ским крип то со об­ще­ством—та­ких ком­форт­ных усло­вий нет ни в од­ной об­лю­бо­ван­ной рос­сий­ски­ми крип то ин­ве­сто­ра­ми юрис­дик­ции. Все это поз­во­лит Бе­ло­рус­сии при­влечь крип­то­ин­ве­сти­ции и тех­но­ло­гии, а так­же по­лу­чить свою до­лю крип­то­хай­па.

Май­не­ры не хо­тят быть пред­при­ни­ма­те­ля­ми

Еще од­ним кам­нем преткновения в ре­гу­ли­ро­ва­нии крип­то­сфе­ры мо­жет стать май­нинг. Несмот­ря на то что на Рос­сию при­хо­дит­ся лишь 2% ми­ро­во­го май­нин­га, крип­то­со­об­ще­ство еще не оста­ви­ло идею, что на­ша стра­на про­сто пред­на­зна­че­на для май­нин­га и долж­на сде­лать все, что­бы пе­ре­хва­тить ини­ци­а­ти­ву у се­го­дняш­не­го ли­де­ра — Ки­тая. «Сей­час в Рос­сии в ин­ду­стрии май­нин­га ра­бо­та­ют око­ло 200 ты­сяч че­ло­век, 50 ты­сяч ор­га­ни­за­ций, объ­еди­не­ний, так на­зы­ва­е­мые ло­каль­ные май­не­ры и око­ло ты­ся­чи круп­ных май­не­ров, ко­то­рые дей­ству­ют по всей на­шей стране», — за­явил ин­тер­нет-ом­буд­смен Дмит­рий Ма­ри­ни­чев в хо­де от­ры­той дис­кус­сии в Рос­сий­ском эко­но­ми­че­ском уни­вер­си­те­те им.Г.В.Пле ха­нов а« За­ко­но­да­тель­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние рын­ка крип­то­ва­лют и ин­ве­сти­ций на их ос­но­ве: на­уч­ный под­ход и прак­ти­че­ский взгляд».

«Мы, ко­неч­но, не смо­жем ре­гу­ли­ро­вать ни блок­чейн, ни крип­то­ва­лю­ты в рам­ках те­ку­ще­го за­ко­но­да­тель­ства, и это невоз­мож­но бу­дет сде­лать ни в од­ной стране. Мы бу­дем ре­гу­ли­ро­вать тех­но­ло­гию толь­ко со сто­ро­ны огра­ни­че­ний, и в этом на­до при­знать­ся друг дру­гу. Ес­ли мы бу­дем ре­гу­ли­ро­вать тех­но­ло­гию с точ­ки зре­ния бу­ду­ще­го, с точ­ки зре­ния осо­зна­ния циф­ро­во­го зав­траш­не­го дня, то нам при­дет­ся из­ме­нить огром­ное ко­ли­че­ство да­же не за­ко­нов, а та­бу внут­ри соб­ствен­ной го­ло­вы», — рас­суж­да­ет Ма­ри­ни­чев. Что ка­са­ет­ся су­ти де­ла, то ин­тер­нет-ом­буд­смен убеж­ден: май­нинг про­из­во­дит рас­че­ты, ре­зуль­та­ты ко­то­рых не мо­гут счи­тать­ся объ­ек­том на­ло­го­об­ло­же­ния. Сей­час в за­ко­но­про­ек­тах «О циф­ро­вых фи­нан­со­вых ак­ти­вах» от ЦБ и Мин­фи­на май­нинг при­зна­ет­ся пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­стью со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми от­сю­да по­след­стви­я­ми: необ­хо­ди­мо ре­ги­стри­ро­вать юр­ли­цо и пла­тить на­ло­ги.

У ICO рус­ское ли­цо и ино­стран­ный ад­рес

Несмот­ря на то что крип­то­ин­ду­стрия на­хо­дит­ся на эта­пе за­рож­де­ния, у нее уже есть спе­ци­а­ли­за­ция по стра­нам. В Ки­тае, как уже го­во­ри­лось, скон­цен­три­ро­ва­но наи­боль­шее ко­ли­че­ство май­нин­го­вых мощ­но­стей; в Юж­ной Ко­рее рас­по­ло­же­но боль­ше все­го крип­то­бирж. Рос­сий­ский вклад в крип­то­эко­но­ми­ку то­же вполне оче­ви­ден: 50–60% всех ор­га­ни­за­то­ров ICO в ми­ре — ко­ман­ды с рус­ски­ми кор­ня­ми. «По­чти по­ло­ви­на спе­ци­а­ли­стов по блок­чей­ну, ко­то­рые сей­час про­во­дят ICO, на мой взгляд, спе­ци­а­ли­сты из Рос­сии, спе­ци­а­ли­сты с рус­ски­ми кор­ня­ми», — уточ­ня­ет ос­но­ва­тель агент­ства ICOcra.com Ratings Service Петр Ге­ле­ран­ский. — Со­от­вет­ствен­но, по­тен­ци­ал Рос­сии как ме­ста для при­вле­че­ния ин­ве­сти­ций до­воль­но вы­сок, по­то­му что у нас есть че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал».

Од­на­ко на че­ло­ве­че­ском ка­пи­та­ле все и за­кан­чи­ва­ет­ся. В 2017 го­ду в ми­ре бы­ло про­ве­де­но око­ло ты­ся­чи раз­лич­ных ICO, вло­же­ния в них до­стиг­ли че­ты­рех мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Од­на­ко до сих пор лишь од­на ком­па­ния, ко­то­рая про­во­ди­ла ICO, ука­за­ла в ка­че­стве сво­е­го ад­ре­са Рос­сию — это плат­фор­ма Waves. Все осталь­ные про­ек­ты рас­по­ла­га­ют­ся за пре­де­ла­ми РФ или во­об­ще не име­ют юри­ди­че­ско­го ад­ре­са. «Боль­шин­ство русских про­ек­тов, ко­то­рые де­ла­ют рус­ские ре­бя­та, во­об­ще не име­ют юрис­дик­ции и юр­ли­ца. По­че­му? По­то­му, что бан­ков­ско­го сче­та для это­го не на­до, со­от­вет­ствен­но не на­до ни­ко­му ни­че­го объ­яс­нять», — рас­ска­зал «Экс­пер­ту» ав­стра­лий­ский биз­нес­мен, CEO блок­чей­н­про­ек­та Сhronobank.io, парт­нер ICO Promo Сер­гей Сер­ги­ен­ко.

Несмот­ря на то что в Рос­сии де­я­тель­ность в крип­то­ми­ре во­об­ще ни­как не ре­гу­ли­ру­ет­ся и есть толь­ко ре­ко­мен­да­ции и пре­ду­пре­жде­ния от Бан­ка Рос­сии и Рос­фин­мо­ни­то­рин­га о рис­ках, при­су­щих циф­ро­вым ак­ти­вам, рос­сий­ские май­не­ры, ос­но­ва­те­ли про­ек­тов и блок­чей­нраз­ра­бот­чи­ки не счи­та­ют Рос­сию ком­форт­ной юрис­дик­ци­ей.

«У нас есть за­ко­но­да­тель­ство и есть ин­те­ре­сы неко­то­рых го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов, ко­то­рые неко­то­рым об­ра­зом пу­га­ют со­об­ще­ство, и, та­ким об­ра­зом, мно­гие пер­спек­тив­ные и ин­те­рес­ные ICO-про­ек­ты, ко­то­рые мог­ли бы при­влечь ин­ве­сти­ции в Рос­сию, вы­би­ра­ют бо­лее бла­го­склон­ные юрис­дик­ции. Деньгам нуж­но спо­кой­ствие», — счи­та­ет Петр Ге­ле­ран­ский. «Бо­лее то­го, те, кто на­чи­на­ют про­ект в Рос­сии, ча­ще все­го по­том ухо­дят за пре­де­лы рос­сий­ско­го за­ко­но­да­тель­ства, по­то­му что очень слож­но об­щать­ся со вся­ки­ми ор­га­на­ми и ре­бя­та­ми, ко­то­рые, мо­жет быть, при­дут», — по­яс­ня­ет Сер­гей Сер­ги­ен­ко.

Сре­ди юрис­дик­ций, ко­то­рые вы­би­ра­ют ос­но­ва­те­ли ICO-про­ек­тов, наи­боль­шей по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ет­ся Син­га­пур — стра­на, где есть фи­нан­со­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние крип­то­ак­ти­вов, ко­то­рое поз­во­ля­ет со­вер­шать опе­ра­ции с крип­то­ак­ти­ва­ми в пра­во­вом по­ле.

«В Син­га­пу­ре до­воль­но хо­ро­шо от­ре­гу­ли­ро­ва­но за­ко­но­да­тель­ство в этой сфе­ре. Бо­лее бла­го­склон­ная юрис­дик­ция — Гибрал­тар», — рас­ска­зы­ва­ет Петр Ге­ле­ран­ский.

Сер­гей Сер­ги­ен­ко до­бав­ля­ет Лих­тен­штейн и Швей­ца­рию, од­на­ко ком­па­ния там бу­дет сто­ить от ста ты­сяч дол­ла­ров. «Син­га­пур удо­бен, ес­ли вы­во­дить в фи­ат. При сбо­ре в фи­а­те нель­зя со­би­рать боль­ше пя­ти мил­ли­о­нов син­га­пур­ских дол­ла­ров без до­ку­мен­тов, для оформ­ле­ния ко­то­рых тре­бу­ет­ся мно­го вре­ме­ни и де­нег. За ним идут непо­нят­ные оф­шо­ры ти­па Кай­ма­но­вых ост­ро­вов и так да­лее. В по­след­нее вре­мя очень хо­ро­шо идут в Ав­стра­лию, по­то­му что там упро­сти­ли вы­вод из крип­ты в фи­ат», — рас­ска­зы­ва­ет г-н Сер­ги­ен­ко.

В бли­жай­шие три го­да на­пря­же­ние во­круг ICO бу­дет толь­ко на­рас­тать: ста­нет яс­но, ка­кие про­ек­ты со­сто­я­лись, а ка­кие про­сто со­бра­ли день­ги и рас­тво­ри­лись. Вот тут-то ин­ве­сто­ры в то­ке­ны и вспом­нят о ре­гу­ли­ро­ва­нии

В оф­шо­ре всем хо­ро­шо

Прав­да, не ме­нее важ­ны для ос­но­ва­те­лей стар­та­пов и ICO на­деж­ды на то, что в ино­стран­ных юрис­дик­ци­ях им бу­дет лег­че из­бе­жать на­ка­за­ния за мо­шен­ни­че­ство и фи­нан­со­вые на­ру­ше­ния. Хо­тя в том же Син­га­пу­ре очень стро­гое фи­нан­со­вое за­ко­но­да­тель­ство, ко­то­рое рас­смат­ри­ва­ет лю­бую по­греш­ность, до­пу­щен­ную при ве­де­нии фи­нан­со­во­го уче­та, как умыш­лен­ное мо­шен­ни­че­ство.

Еще бо­лее жест­кие огра­ни­че­ния при про­ве­де­нии фи­нан­со­вых опе­ра­ций на­кла­ды­ва­ет ре­зи­дент­ство в США. Аме­ри­кан­ские над­зор­ные органы уже сей­час то и де­ло на­кла­ды­ва­ют аре­сты на сче­та и сер­ве­ры крип­то­бирж по по­до­зре­нию в мо­шен­ни­че­стве и на­ру­ше­нии ан­тиот­мы­воч­но­го за­ко­но­да­тель­ства. До сих пор для уча­стия в ICO ин­ве­сто­ры долж­ны по­ста­вить «га­лоч­ки» воз­ле пунк­тов, ко­то­рые под­твер­жда­ют, что они не яв­ля­ют­ся ре­зи­ден­та­ми США.

Дей­ствия аме­ри­кан­ско­го ре­гу­ля­то­ра мо­гут стать од­ним из ва­ри­ан­тов от­ве­та на во­прос, как го­су­дар­ство мо­жет удер­жать кон­троль над крип­то­ва­лю­та­ми, хо­тя пред­ста­ви­те­ли крип­то­ми­ра и счи­та­ют се­бя неуяз­ви­мы­ми. «Пробле­ма в том, что у Мин­фи­на нет ме­то­дов ре­гу­ли­ро­ва­ния. Ес­ли IPO про­во­дит­ся на опре­де­лен­ных пло­щад­ках и это мож­но кон­тро­ли­ро­вать, фи­ат­ные день­ги идут из бан­ка в банк, и им все­гда мож­но сде­лать “стоп”. В ICO они про­сто не смо­гут это сде­лать», — уве­рен Сер­гей Сер­ги­ен­ко. Тем не ме­нее лю­бой ос­но­ва­тель ICO и ин­ве­стор в крип­то­ак­тив ста­но­вит­ся уяз­ви­мым в тот мо­мент, ко­гда он вы­хо­дит в фи­ат­ные день­ги и пы­та­ет­ся по­тра­тить их в стране с жест­ким фи­нан­со­вым и бан­ков­ским ре­гу­ли­ро­ва­ни­ем. Го­су­дар­ство лег­ко мо­жет от­сле­дить этот мо­мент. Так что, по­хо­же, крип­то­мир вста­ет пе­ред вы­бо­ром: или встро­ить­ся в уже со­здан­ную фи­нан­со­вую си­сте­му, ко­то­рую они пы­та­лись от­ри­цать, или до­воль­ство­вать­ся ро­лью мар­ги­наль­но­го ми­ра для вы­во­да де­нег, как «чер­ные» оф­шо­ры.

В бли­жай­шие три го­да на­пря­же­ние во­круг ICO бу­дет толь­ко воз­рас­тать. «В 2018 го­ду ICO бу­дет ста­но­вить­ся все боль­ше. 2018–2020 го­ды нач­нут по­ка­зы­вать, ка­кие про­ек­ты со­сто­я­лись, а ка­кие нет. По­то­му что неко­то­рые про­ек­ты со­бра­ли день­ги, но так и не да­ли ни­ка­ко­го ре­аль­но­го про­дук­та. Мно­гие про­ек­ты со­би­ра­ли под идею, а ее на­до ре­а­ли­зо­вать. Неко­то­рые про­ек­ты со­бра­ли де­нег боль­ше, чем нуж­но для то­го, что­бы ре­а­ли­зо­вать. Со­от­вет­ствен­но, у них бу­дет неко­то­рая ин­фля­ция сто­и­мо­сти то­ке­нов. То есть с те­че­ни­ем вре­ме­ни ка­че­ствен­ные про­ек­ты оста­нут­ся, а вот на­нос­ные бу­дут с те­че­ни­ем вре­ме­ни вы­мы­вать­ся», — осто­ро­жен Петр Ге­ле­ран­ский.

То, что боль­шая часть средств, со­бран­ных в хо­де ICO, по­лу­че­на под идею, озна­ча­ет: ча­сто у ко­ман­ды раз­ра­бот­чи­ков нет да­же про­то­ти­па, не го­во­ря уже о дей­ству­ю­щей мо­де­ли. Лишь в ред­ких слу­ча­ях ко­ман­ды раз­ра­бот­чи­ков, со­брав сред­ства, дей­стви­тель­но тра­тят их на раз­ра­бот­ку или за­пуск обещанного про­ек­та. От то­го, что стартапы ор­га­ни­зу­ют­ся на блок­чейне с ис­поль­зо­ва­ни­ем крип­то­гра­фии, их ор­га­ни­за­то­ры не ста­ли бо­лее честными или луч­ши­ми ме­не­дже­ра­ми. Все они стал­ки­ва­ют­ся с про­бле­ма­ми ро­ста, за ис­клю­че­ни­ем, по­жа­луй, од­ной: недо­ста­ток средств им не гро­зит.

Все эти фак­то­ры ста­нут при­чи­на­ми огром­ной вол­ны кру­ше­ния на­дежд ин­ве­сто­ров, ко­то­рые вкла­ды­ва­ли в идею и да­ва­ли день­ги, по­то­му что «они хо­ро­шие ре­бя­та». Один из по­след­них при­ме­ров мо­шен­ни­че­ства — ICO стар­та­па Prodeum. Его ав­то­ры за неде­лю со­бра­ли шесть мил­ли­о­нов дол­ла­ров, а 28 ян­ва­ря 2018 го­да с сай­та ис­чез­ла вся ин­фор­ма­ция — на глав­ной стра­ни­це оста­лось толь­ко сло­во «пе­нис». В бли­жай­шие го­ды «хо­ро­ших ре­бят» оста­нет­ся очень ма­ло, а разо­ча­ро­ван­ных и об­ма­ну­тых ин­ве­сто­ров очень мно­го. И вот тут все они вспом­нят о ре­гу­ли­ро­ва­нии, ко­то­ро­го еще нет.

«ICO — это очень слож­ный про­цесс, с мно­же­ством про­блем, ко­то­рые тре­бу­ют вни­ма­ния, и, ко­неч­но, глав­ным объ­ек­том ре­гу­ли­ро­ва­ния долж­на стать за­щи­та ин­ве­сто­ров от ска­ма (фаль­ши­вых про­ек­тов), от мо­шен­ни­че­ских про­ек­тов. Та­ким об­ра­зом, глав­ной за­да­чей пра­ви­тель­ства долж­на стать за­бо­та об об­ще­стве и о каж­дом его пред­ста­ви­те­ле, о его эко­но­ми­ке» — та­ко­го мне­ния при­дер­жи­ва­ет­ся CEO Gravel Coin Па­о­ло Кар­ней­ро из Бра­зи­лии. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.