ICO по-рус­ски: до­ро­го и страш­но

Рос­сий­ские стар­та­пы ак­тив­но при­вле­ка­ют сред­ства на ICO — и уже к кон­цу го­да ста­нет по­нят­но, сколь­ко сре­ди них ре­аль­ных биз­не­сов и сколь­ко ин­ве­сто­ров вер­нут свои день­ги

Ekspert - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Instagram, Facebook и Google за­пре­ти­ли ре­кла­му крип­то­ва­лют и ICO-про­ек­тов (Initial Coin Offering — пуб­лич­ное раз­ме­ще­ние то­ке­нов). Не от­ста­ет от ми­ро­вых ги­ган­тов и рос­сий­ский «Ян­декс». «Со­глас­но ре­клам­ной по­ли­ти­ке “Ян­декс” не раз­ме­ща­ет ре­кла­му ICO», — ска­за­ли «Экс­пер­ту» в пресс-служ­бе хол­дин­га. Од­но­вре­мен­но аме­ри­кан­ская ко­мис­сия по цен­ным бу­ма­гам (SEC) объ­яв­ля­ет об оче­ред­ном уже­сто­че­нии кон­тро­ля за крип­то­ва­лют­ны­ми раз­ме­ще­ни­я­ми — дан старт де­сят­кам рас­сле­до­ва­ний в от­но­ше­нии ком­па­ний, ко­то­рые при­влек­ли сред­ства в хо­де про­да­жи то­ке­нов. Еще в про­шлом го­ду запрет на уча­стие ин­ве­сто­ров-физлиц в Initial Coin Offering был внед­рен в Китае. Од­на­ко о кон­це ICO го­во­рить ра­но: все эти ме­ры ско­рее на­прав­ле­ны на за­щи­ту ши­ро­ко­го кру­га ин­ве­сто­ров от недоб­ро­со­вест­ных ком­па­ний.

В Рос­сии ICO по-преж­не­му оста­ет­ся за рам­ка­ми ле­галь­но­го пра­во­во­го по­ля, что не оста­нав­ли­ва­ет пред­при­им­чи­вых биз­не­сме­нов, блок­чейн-ро­ман­ти­ков и да­же мо­шен­ни­ков — все они про­дол­жа­ют ге­не­ри­ро­вать идеи и при­вле­кать день­ги че­рез ICO в свои про­ек­ты. Про­ве­сти чер­ту меж­ду тре­мя эти­ми ка­те­го­ри­я­ми и од­но­знач­но опре­де­лить, кто есть кто, слож­но. И са­мый на­деж­ный кри­те­рий для вы­яс­не­ния доб­ро­со­вест­но­сти про­ек­тов — ис­пол­не­ние обе­ща­ний. Но сей­час его нель­зя при­ме­нить в пол­ную си­лу — с мо­мен­та боль­шин­ства раз­ме­ще­ний про­шло еще слиш­ком ма­ло вре­ме­ни. «Про­шлый год стал пе­ре­лом­ным для рос­сий­ско­го ICO-рын­ка. Ес­ли в 2016-м Рос­сия не вхо­ди­ла да­же в первую пя­тер­ку стран по объ­е­мам при­вле­чен­ных ин­ве­сти­ций, то по ито­гам про­шло­го го­да на­ша стра­на за­ня­ла вто­рое ме­сто по по­ка­за­те­лям сборов — 310 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, усту­пив лишь США (мил­ли­ард дол­ла­ров), тре­тье ме­сто за­ни­ма­ет Сингапур (260 мил­ли­о­нов дол­ла­ров), — рас­ска­за­ли “Экс­пер­ту” в Рос­сий­ской ас­со­ци­а­ции крип­то­ва­лют и блок­чей­на. — Од­на­ко по ме­ре ро­ста ко­ли­че­ства ICO воз­рас­тет и ко­ли­че­ство про­ек­тов, по раз­лич­ным при­чи­нам не ре­а­ли­зо­вав­ших­ся. Ес­ли к кон­цу пер­во­го по­лу­го­дия 2017 го­да до­ля та­ко­вых со­став­ля­ла де­сять про­цен­тов, то кон­цу го­да ста­ти­сти­ка фик­си­ро­ва­ла по­ка­за­тель 66 про­цен­тов нере­а­ли­зо­ван­ных ICO». Ины­ми сло­ва­ми, бо­лее 200 млн дол­ла­ров из вло­жен­ных в рос­сий­ские про­ек­ты 310 млн ин­ве­сто­ры мо­гут не по­лу­чить на­зад.

Ча­ще все­го рос­сий­ские ICOстар­та­пы — это ма­лый или сред­ний биз­нес. Есть про­ек­ты, рас­счи­тан­ные на дол­го­сроч­ную пер­спек­ти­ву, блок­чейн в них не про­сто мод­ный тер­мин, а необ­хо­ди­мый ме­ха­низм ре­а­ли­за­ции идеи.

Ин­те­рес­но, что при всей рас­кру­чен­но­сти те­мы «крип­ты» для неко­то­рых ICO хайп ско­рее ми­нус, ведь он при­вле­ка­ет ненуж­ное вни­ма­ние к ос­но­ва­те­лям про­ек­тов. Мно­гие ICO-ко­ман­ды су­ще­ству­ют по­лу­ле­галь­но, хра­нят в сво­их крип­то­ко­шель­ках огром­ные сред­ства, а это со­блазн как для бан­ди­тов, так и для оби­жен­ных ин­ве­сто­ров. По­ка­за­тель­но, что при под­го­тов­ке этой ста­тьи «Экс­перт» об­ра­тил­ся за ком­мен­та­ри­я­ми к се­ми ком­па­ни­ям, из них од­на ко­ман­да от­ка­за­лась от об­ще­ния из стра­ха на­па­де­ния (не уточ­нив, чье­го имен­но), еще од­на опа­са­ет­ся ре­гу­ли­ру­ю­щих ор­га­нов, тре­тья пе­ре­ста­ла су­ще­ство­вать по­сле про­ве­ден­но­го ICO.

До­ро­гое удо­воль­ствие

Пер­вое в ми­ре ICO про­шло в 2013 го­ду. Про­ект Mastercoin, со­би­рав­ший­ся со­здать про­то­кол для совершения фи­нан­со­вых тран­зак­ций и смарт-кон­трак­тов на ос­но­ве блок­чей­на бит­кой­на, со­брал око­ло 50 тыс. бит­кой­нов, что на тот мо­мент при­рав­ни­ва­лось к 500 тыс. дол­ла­ров. На стар­те сбо­ра средств ко­ман­ду про­ек­та об­ви­ня­ли в хо­ро­шо про­ду­ман­ном мо­шен­ни­че­стве. Но ин­ве­сто­ры смог­ли мо­не­ти­зи­ро­вать свои вложения по­сле вы­во­да на тор­ги мо­не­ты Mastercoin и за­ло­жен­но­го в си­сте­му ро­ста ее сто­и­мо­сти. Поз­же мо­не­та бы­ла пе­ре­име­но­ва­на в Omni.

За­пре­ты не оста­нав­ли­ва­ют по­ток же­ла­ю­щих при­влечь день­ги в крип­то­ва­лю­тах, а ор­га­ни­за­то­ры ICO го­то­вы пла­тить за воз­мож­ность ле­галь­но­го обмена со­бран­ных крип­то­ак­ти­вов на фи­ат­ные (то есть обыч­ные) день­ги. Так что наи­боль­шую вы­го­ду в борь­бе за шаль­ные крип­то­день­ги по­лу­ча­ют юри­сты и инвестиционные фон­ды. Од­ни кон­суль­ти­ру­ют сво­их кли­ен­тов по во­про­сам ле­га­ли­за­ции де­я­тель­но­сти и ухо­да от над­зо­ра кон­тро­ли­ру­ю­щих ор­га­нов, а дру­гие по­мо­га­ют вы­во­дить сред­ства из крип­то­сфе­ры в ре­аль­ный фи­ат­ный мир. И те и дру­гие по­лу­ча­ют со­лид­ные ко­мис­си­он­ные, раз­мер ко­то­рых мо­жет быть вы­ра­жен как в про­цен­те от бу­ду­щих сборов, так и в твер­дой де­неж­ной сум­ме. Ито­го­вые рас­хо­ды на кон­суль­тан­тов всех ма­стей у ор-

га­ни­за­то­ров ICO мо­гут до­сти­гать 500 тыс. дол­ла­ров. Так что при та­кой сто­и­мо­сти услуг по про­ве­де­нию ICO го­во­рить о но­вом эко­но­мич­ном и сво­бод­ном от по­сред­ни­ков ме­ха­низ­ме сбо­ре средств на ре­а­ли­за­цию про­ек­тов уже до­воль­но стран­но.

Вы­со­кая во­ла­тиль­ность крип­то­ва­лют — еще один фак­тор рис­ка и воз­мож­но­го удо­ро­жа­ния ICO. Ор­га­ни­за­то­ры ICO, ко­то­рые раз­ме­сти­лись в мо­мент пи­ко­вых зна­че­ний сто­и­мо­сти бит­кой­на и альт­кой­нов в де­каб­ре 2017 го­да, а вы­ве­сти со­бран­ное в обыч­ные день­ги не успе­ли, что на­зы­ва­ет­ся, «по­па­ли». «Как вы­во­дить мас­со­во крип­то­ва­лю­ту в фи­ат, нам по­ка са­мим не со­всем яс­но. Осо­бен­но с уче­том то­го, что она сей­час па­да­ет. В на­сто­я­щее вре­мя фи­нан­си­ру­ем из сво­е­го биз­не­са», — ска­за­ли «Экс­пер­ту» пред­ста­ви­те­ли од­но­го из про­ек­тов.

Услов­ный Сингапур

Ес­ли ко­ман­да ра­бо­та­ет над пол­но­стью циф­ро­вым про­дук­том и его ре­а­ли­за­ция не при­вя­за­на к кон­крет­ной стране или юрис­дик­ции, то необ­хо­ди­мо­сти легализовать се­бя в Рос­сии, об­ра­зо­вав тут юрлицо, у ко­ман­ды нет. «Мож­но вы­пла­чи­вать зар­пла­ту в крип­то­ва­лю­те или кон­вер­ти­ро­вать ее в руб­ли и опла­чи­вать в руб­лях по до­го­во­ру найма со­труд­ни­кам, — рас­ска­зы­ва­ет Алек­сей Дек­те­рев, ос­но­ва­тель и гла­ва тех­ни­че­ско­го ауди­та ИТ-про­ек­тов Melania.io. — То­гда со­труд­ник или на­ня­тый спе­ци­а­лист, по­лу­чив­ший та­ким пу­тем “опла­ту тру­да”, сам от­чи­ты­ва­ет­ся пе­ред на­ло­го­вы­ми ор­га­на­ми и пла­тит три­на­дца­ти­про­цент­ный на­лог с по­лу­чен­ных до­хо­дов».

Дру­гое де­ло, ес­ли сбор де­нег про­ис­хо­дил для ре­а­ли­за­ции ре­аль­но­го про­ек­та в кон­крет­ной стране. То­гда при­хо­дит­ся вза­и­мо­дей­ство­вать с под­ряд­чи­ка­ми и по­сред­ни­ка­ми при стро­и­тель­стве фер­мы или за­во­да, за­ку­пать обо­ру­до­ва­ние, за­клю­чать до­го­во­ры на по­став­ку обо­ру­до­ва­ния и про­дук­ции. В этом слу­чае уже необ­хо­дим ле­галь­ный пра­во­вой ста­тус.

«Ес­ли нуж­но при­влечь сред­ства че­рез ICO, что­бы что-то по­стро­ить в Рос­сии в ре­аль­ном сек­то­ре, то­гда есть та­кой путь: ком­па­ния ре­ги­стри­ру­ет­ся в ка­че­стве юрлица в Син­га­пу­ре. По­че­му имен­но Сингапур? Это та­кой пор­тал меж­ду этим (ре­аль­ным) и тем (крип­то­ва­лют­ным) ми­ра­ми. Бан­ков­ская си­сте­ма и за­ко­но­да­тель­ство Син­га­пу­ра поз­во­ля­ют от­кры­вать сче­та в крип­то­ва­лю­те. Ком­па­ния там ре­ги­стри­ру­ет­ся, от­кры­ва­ет счет и за­клю­ча­ет до­го­вор с ин­ве­сти­ци­он­ным фон­дом в Син­га­пу­ре. Есть юри­сты и ор­га­ни­за­ции, ко­то­рые де­ла­ют это все “под ключ”. За­тем ком­па­ния при­вле­ка­ет сред­ства че­рез ICO: со­зда­ет сайт, ко­ман­да объ­яв­ля­ет о кра­уд­сей­ле (при­вле­че­ние средств) и от­кры­ва­ет сбор средств в крип­то­ва­лю­те, на­при­мер в эфи­ре (крип­то­ва­лю­та Ethereum. — “Экс­перт”) и (или) дру­гих. По­сле это­го син­га­пур­ский ин­ве­сти­ци­он­ный фонд при­ни­ма­ет крип­то­ва­лю­ту со сче­та ком­па­нии и кон­вер­ти­ру­ет ее в дол­ла­ры по кур­су, а за­тем по ин­ве­сти­ци­он­но­му до­го­во­ру пе­ре­во­дит сред­ства в дол­ла­рах в Рос­сию, как буд­то не бы­ло ни­ка­ко­го кра­уд­фандин­га, ни­кто ни­че­го не со­би­рал, а ком­па­ния про­сто на­шла в Син­га­пу­ре ин­ве­сто­ра, ко­то­рый ре­шил вло­жить сред­ства в ее про­ект. По ин­ве­сти­ци­он­но­му до­го­во­ру в Рос­сию на сче­та ком­па­нии стар­та­па при­хо­дят дол­ла­ры», — опи­сы­ва­ет схе­му ICO Алек­сей Дек­те­рев. На ос­но­ва­нии это­го ин­ве­сти­ци­он­но­го до­го­во­ра рос­сий­ская ком­па­ния каж­дый раз за­пра­ши­ва­ет необ­хо­ди­мую сум­му на опла­ту стро­и­тель­ства или за по­став­ку обо­ру­до­ва­ния. В Рос­сии фир­ма пла­тит на­ло­ги, за­ра­бот­ную пла­ту, со­блю­да­ет все за­ко­ны и предо­став­ля­ет фи­нан­со­вую от­чет­ность.

Воз­врат средств ICO-ин­ве­сто­рам так­же мо­жет быть за­ло­жен в усло­вия до­го­во­ра меж­ду рос­сий­ской ком­па­ни­ей и син­га­пур­ской (ин­вест­фонд обыч­но то­же яв­ля­ет­ся сто­ро­ной в та­ком до­го­во­ре). Ко­гда ком­па­ния на­чи­на­ет по­лу­чать при­быль, эта при­быль ухо­дит в фонд как воз­врат ин­ве­сти­ций.

Как имен­но по­сту­па­ют день­ги от оф­шор­ной «ком­па­нии-ин­ве­сто­ра» в рос­сий­скую, за­ви­сит от фан­та­зии пред­при­ни­ма­те­лей, но ча­ще все­го это или взнос в устав­ный капитал, или до­го­вор зай­ма. «У учре­ди­те­ля рос­сий­ско­го юри­ди­че­ско­го ли­ца есть действующий биз­нес. Все день­ги по­па­да­ют в это юри­ди­че­ское ли­цо че­рез до­го­во­ры зай­ма», — рас­ска­за­ли «Экс­пер­ту» в ру­ко­вод­стве од­но­го из ICO-про­ек­тов.

В этом ме­ха­низ­ме Сингапур — услов­ная юрис­дик­ция, в дру­гих оф­шор­ных зо­нах ре­а­ли­зу­ют­ся по­хо­жие ме­ха­низ­мы со сво­и­ми тон­ко­стя­ми и ню­ан­са­ми. «Са­мая “кра­си­вая” юрис­дик­ция — Швей­ца­рия, но она до­ступ­на да­ле­ко не всем, — счи­та­ет Мак­сим Че­реш­нев, международный сек­ре­тарь IDACB (International Decentralized Association of Cryptocurrency and Blockchain), за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля орг­ко­ми­те­та The World Blockchain and Cryptocurrency Summit. — Ту­да идут про­ек­ты с се­рьез­ны­ми пла­на­ми. Швей­цар­ская юрис­дик­ция — что-то вро­де зна­ка ка­че­ства. Наи­бо­лее же по­пу­ляр­ны Кай­ма­но­вы и Бри­тан­ские Вир­гин­ские ост­ро­ва. Они по­нят­ны и про­зрач­ны для ин­ве­сто­ров и недо­ро­ги в об­слу­жи­ва­нии». Кро­ме то­го, ICO-ко­ман­да долж­на по­ни­мать, что, на­при­мер, при­ме­не­ние ан­глий­ско­го пра­ва, с од­ной сто­ро­ны, на­деж­но для ин­ве­сто­ра, с дру­гой — де­ла­ет прак­ти­че­ски без­за­щит­ным са­мо ICO: недо­воль­ный ин­ве­стор или да­же эд­вай­зер мо­жет в лю­бой мо­мент за­бло­ки­ро­вать все бан­ков­ские сче­та про­ек­та (пре­це­ден­ты уже бы­ли) в бри­тан­ском су­де, об­ра­ща­ет вни­ма­ние Мак­сим Че­реш­нев.

Что­бы оплатить все рас­хо­ды на­чаль­но­го эта­па, пред­при­ни­ма­те­ли ста­ра­ют­ся сна­ча­ла про­ве­сти pre-ICO — пред­ва­ри­тель­ную про­да­жу то­ке­нов про­ек­та с дис­кон­том к ос­нов­ной продаже, но по­ка не ре­ги­стри­руя юрлицо ни в оф­шо­ре, ни да­же в Рос­сии. День­ги от pre-ICO обыч­но идут на опла­ту услуг кон­суль­тан­тов, мар­ке­то­ло­гов, ре­клам­щи­ков, про­грам­ми­стов, юри­стов и ко­мис­сий ин­ве­сти­ци­он­ным ком­па­ни­ям.

«Экс­перт» по­об­щал­ся с несколь­ки­ми ком­па­ни­я­ми, ко­то­рые при­влек­ли сред­ства че­рез ме­ха­низм ICO, что­бы вы­яс­нить, по­че­му был вы­бран имен­но этот спо­соб при­вле­че­ния средств, что они пред­ла­га­ют ин­ве­сто­рам и как про­ис­хо­дит ре­а­ли­за­ция про­ек­тов на прак­ти­ке. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.