В оче­редь за шаровыми кранами

Ekspert - - СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДОКЛАД -

Сталь­ные ша­ро­вые кра­ны Про­из­во­ди­тель — за­вод «Тем­пер» (г. Кур­ган) Ге­не­раль­ный ди­рек­тор — Сер­гей До­ро­нин

авод «Тем­пер», спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щий­ся на вы­пус­ке сталь­ных ша­ро­вых кра­нов, был по­стро­ен с ну­ля в Кур­гане в 2014 го­ду. И это уже по­хо­ди­ло на аван­тю­ру. Да, ры­нок та­ких кра­нов чрез­вы­чай­но ем­кий, по­сколь­ку сфе­ра их при­ме­не­ния — го­род­ские, меж­по­сел­ко­вые, об­ласт­ные теп­ло­трас­сы и га­зо­про­во­ды, то есть мил­ли­о­ны ки­ло­мет­ров труб. Но в то же вре­мя речь идет о сверх­кон­ку­рент­ной от­рас­ли: в Рос­сии на­ря­ду с мест­ны­ми про­из­во­ди­те­ля­ми пред­став­ле­но де­сят­ка пол­то­ра ино­стран­ных ма­рок из Да­нии, Фин­лян­дии, Поль­ши, Укра­и­ны, а так­же несчет­ное ко­ли­че­ство безы­мян­ных «ки­тай­цев». Что уж го­во­рить о ближ­нем и даль­нем за­ру­бе­жье. Тем не ме­нее уже в 2015 го­ду «Тем­пер» про­ник со сво­ей про­дук­ци­ей на рын­ки, счи­та­ю­щи­е­ся вот­чи­ной за­пад­ных про­из­во­ди­те­лей: в Бе­ло­рус­сию, Ка­зах­стан, Кир­ги­зию. А в 2017 го­ду, что про­сто неве­ро­ят­но, кур­ган­цы на­ча­ли осу­ществ­лять ре­гу­ляр­ные по­став­ки в Фин­лян­дию и Шве­цию. Ес­ли в 2015 го­ду экс­порт­ная вы­руч­ка пред­при­я­тия со­ста­ви­ла 21 млн руб­лей, то в 2017-м — уже 67 млн, или 17% всех про­даж.

В этом го­ду гео­гра­фия экс­пор­та кур­ган­ских ша­ро­вых кра­нов рас­ши­рит­ся еще. По сло­вам соб­ствен­ни­ка и ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра «Тем­пе­ра» Сер­гея До­ро­ни­на, пер­вые пар­тии то­ва­ра от­прав­ле­ны в Азер­бай­джан и Уз­бе­ки­стан, идут пе­ре­го­во­ры с пред­ста­ви­те­ля­ми ОАЭ, за­ме­чен ин­те­рес за­каз­чи­ков из Поль­ши. Что ка­са­ет­ся «ста­рых» экс­порт­ных рын­ков вро­де Ка­зах­ста­на, то по­ток кли­ен­тов от­ту­да на­рас­та­ет. «Я пом­ню, — го­во­рит До­ро­нин, — как сна­ча­ла вся на­ша ко­ман­да пе­ре­жи­ва­ла, что вот, мы все по­ро­ги оби­ли, так ска­зать, но ни­кто не хо­тел с на­ми

ЗЗа­вод «Тем­пер» по­стро­ен в 2014 го­ду в Кур­гане.

Вы­пус­ка­ет сталь­ные ша­ро­вые кра­ны мар­ки Temper.

Про­из­вод­ствен­ные пло­ща­ди: 4000 кв. м. Ста­ноч­ный парк: бо­лее 50 ед.

Объ­ем вы­пус­ка: бо­лее 30 тыс. ед. в ме­сяц. Вы­руч­ка: 400 млн руб­лей.

Чис­ло со­труд­ни­ков: 100 че­ло­век. раз­го­ва­ри­вать. А сей­час все при­ле­та­ют сю­да, в Кур­ган, и про­сят: “Мож­но, мы с ва­ми бу­дем ра­бо­тать?”»

Эс­тон­ский след

Сек­рет успе­ха за­во­да «Тем­пер» кро­ет­ся преж­де все­го в его тех­но­ло­гии, ко­то­рая име­ет нерос­сий­ское про­ис­хож­де­ние. А де­ло бы­ло так. Сер­гей До­ро­нин, несколь­ко лет про­ра­бо­тав­ший ме­не­дже­ром по внеш­не­эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти од­но­го оте­че­ствен­но­го за­во­да ша­ро­вых кра­нов, изу­чая кон­ку­рен­тов по рын­ку, об­на­ру­жил в Эсто­нии неболь­шое пред­при­я­тие Temper — оно вы­пус­ка­ло ка­че­ствен­ные кра­ны и по­став­ля­ло их в Ев­ро­пу. Позд­нее Сер­гей от­крыл в Санк­тПе­тер­бур­ге соб­ствен­ную тор­го­вую фир­му и на­чал со­труд­ни­чать с эс­тон­ца­ми, про­да­вая их про­дук­цию в Рос­сии. Спрос на эс­тон­скую мар­ку ока­зал­ся хо­ро­ший, и он го­тов был на­ра­щи­вать объ­е­мы про­даж. Од­на­ко для вла­дель­цев Temper это озна­ча­ло ин­ве­сти­ции в рас­ши­ре­ние мощ­но­стей, что не вхо­ди­ло в их пла­ны. «Про­бле­ма за­во­да бы­ла в том, что они про­из­во­ди­ли хо­ро­шую про­дук­цию, а про­да­вать не уме­ли. И они не ве­ри­ли в этот биз­нес, по­то­му что ря­дом бы­ли кон­ку­рен­ты: по­ля­ки, дат­чане, — у ко­то­рых чет­ко по­став­лен­ный мар­ке­тинг, тех­но­ло­гия про­даж и ко­то­рым от­хо­ди­ла все боль­шая до­ля рын­ка», — рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей. В кон­це кон­цов вла­дель­цы пред­при­я­тия ре­ши­ли за­нять­ся дру­гим про­из­вод­ством, свя­зан­ным с ме­тал­ло­об­ра­бот­кой. То­гда Сер­гею при­шла идея вы­ку­пить у них бренд Temper вме­сте с тех­но­ло­ги­ей и пе­ре­вез­ти на свою ма­лую ро­ди­ну в Кур­ган.

Стро­го го­во­ря, эс­тон­ская тех­но­ло­гия не уни­каль­на, па­тен­та на нее нет. Да и все ша­ро­вые кра­ны, по сло­вам Сер­гея До­ро­ни­на, бо­лее или ме­нее по­хо­жи друг на дру­га. Но есть мно­го ню­ан­сов: в ме­то­дах об­ра­бот­ки ме­тал­ла, из­го­тов­ле­ния и об­ра­бот­ки де­та­лей, в тех­но­ло­гии сбор­ки го­то­вой про­дук­ции — и все это вли­я­ет на ка­че­ство кра­на, срок его служ­бы. «Я ду­маю, что из­на­чаль­ная кон­струк­ция из­де­лия эс­тон­ско­го за­во­да, а он был ос­но­ван в 1993 го­ду, по­сте­пен­но со­вер­шен­ство­ва­лась, из­ме­ня­лась, по­ка не при­шла в оп­ти­маль­ное со­сто­я­ние, что­бы этот кран был до­ста­точ­но на­деж­ным и его экс­плу­а­та­ци­он­ные до­сто­ин­ства оце­ни­ли по­тре­би­те­ли», — счи­та­ет Сер­гей. И все это бы­ло ско­пи­ро­ва­но и взя­то за ос­но­ву на за­во­де

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.