Го­тов ли За­пад к хо­лод­ной войне

Ekspert - - ПОЛИТИКА ХОЛОДНАЯ ВОЙНА -

Одо­леть Рос­сию на­ско­ком не вы­шло. Те­перь же за­пад­ная оли­гар­хия го­то­вит ре­сур­сы и об­ще­ствен­ное мне­ние для пол­но­цен­но­го «хо­лод­но­го» про­ти­во­сто­я­ния вдол­гую

Став­ки по­вы­ша­ют­ся. От­но­ше­ния меж­ду Рос­си­ей и За­па­дом де­гра­ди­ру­ют от труд­ных бес­ком­про­мисс­ных переговоров и ин­фор­ма­ци­он­ной вой­ны до пря­мых во­ен­ных угроз, ди­пло­ма­ти­че­ских кон­флик­тов, спе­ку­ля­ций и про­во­ка­ций. «Де­ло Скри­па­ля» и массовая вы­сыл­ка рос­сий­ских ди­пло­ма­тов — но­вая точ­ка невоз­вра­та, ко­гда окон­ча­тель­но ста­ло по­нят­но: преж­ние за­ко­ны ци­ви­ли­зо­ван­но­го ми­ра пе­ре­ста­ют дей­ство­вать, для де­мо­ни­за­ции Рос­сии бу­дут хо­ро­ши лю­бые сред­ства, без до­ка­за­тельств и неудоб­ных во­про­сов. В ка­кой точ­ке хо­лод­ной вой­ны на­хо­дит­ся се­год­ня мир? Об этом мы бе­се­ду­ем с про­фес­со­ром НИУ ВШЭ Дмит­ри­ем Ев­ста­фье­вым.

— Для пол­но­цен­ной хо­лод­ной вой­ны нуж­на идео­ло­гия, ко­то­рая фик­си­ру­ет ан­та­го­ни­сти­че­ские по­зи­ции сто­рон. На се­го­дняш­ний день мы это­го не ви­дим, хо­тя от­дель­ные эле­мен­ты уже обо­зна­чи­лись. В 2014 го­ду ни­че­го та­ко­го ни­кто не мог се­бе пред­ста­вить. С точ­ки зре­ния клас­си­че­ско­го марк­сиз­ма то, что мы то­гда на­блю­да­ли в от­но­ше­ни­ях меж­ду За­па­дом и Рос­си­ей, мож­но бы­ло чет­ко впи­сы­вать в па­ра­диг­му ме­жим­пе­ри­а­ли­сти­че­ских про­ти­во­ре­чий. Про­сто клас­си­ка жан­ра — Ильич бы по­ра­до­вал­ся.

Сей­час уже по­сте­пен­но по­яв­ля­ет­ся конфликт бу­ду­щих «об­ра­зов ми­ра». На За­па­де про­дол­жа­ет до­ми­ни­ро­вать об­раз от­но­си­тель­но цен­тра­ли­зо­ван­но­го ми­ра с еди­ны­ми уни­вер­саль­ны­ми, по су­ти оли­гар­хи­че­ски­ми, кон­ту­ра­ми при­ня­тия ре­ше­ний. Посмот­ри­те, как лег­ко об­ле­те­ла вся эта идео­ло­ги­че­ская ми­шу­ра про де­мо­кра­тию, ин­сти­ту­ты, про кол­лек­тив­ные ре­ше­ния. Фак­ти­че­ски за­пад­ный мир и его са­тел­ли­ты — это оли­гар­хи­че­ская си­сте­ма, где на­вер­ху гло­баль­ная ари­сто­кра­тия, в се­ре­дине некая ме­не­джер­ская про­слой­ка, а вни­зу, что на­зы­ва­ет­ся, «клер­ки», ко­то­рые вы­пол­ня­ют ре­ше­ния. Со­всем вни­зу «ра­бо­тя­ги», ко­то­рым во­об­ще ни­че­го «по­ли­ти­че­ско­го» знать не обя­за­тель­но. Они мо­гут быть во­об­ще вы­клю­че­ны из со­ци­аль­ной жиз­ни. Со­вре­мен­ный за­пад­ный мир — это аб­со­лют­ная каль­ка клас­си­че­ской за­пад­ной кор­по­ра­ции с уси­лен­ны­ми при­зна­ка­ми со­ци­аль­ной се­гре­га­ции.

Рос­сия и ряд дру­гих стран, преж­де все­го Ки­тай, но не толь­ко он, про­дви­га­ют об­раз «ми­ра на­ци­о­наль­ных су­ве­ре­ни­те­тов». В нем внут­ри стран, без­услов­но, до­воль­но жест­кие по­ли­ти­че­ские, вер­нее ад­ми­ни­стра­тив­ные, ре­жи­мы. И жест­кость ре­жи­ма — есте­ствен­ный эле­мент на­ци­о­наль­но­го су­ве­ре­ни­те­та. Но на над­на­ци­о­наль­ном уровне эти жест­кие внут­ри ре­жи­мы ве­дут вполне де­мо­кра­ти­че­ский диа­лог с ува­же­ни­ем по­зи­ции друг дру­га.

Ин­те­рес­ная диа­лек­ти­ка: вро­де бы у пер­вой мо­де­ли внут­ри как бы де­мо­кра­тия. Хо­тя этой де­мо­кра­тии все мень­ше и мень­ше. А у дру­гой внут­ри как бы ав­то­ри­та­ризм, хо­тя это­го ав­то­ри­та­риз­ма то­же ста­но­вит­ся все мень­ше и мень­ше. Все гло­баль­ные ре­ше­ния в пер­вой мо­де­ли при­ни­ма­ет некая фак-

Дмит­рий Евстафьев, про­фес­сор НИУ ВШЭ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.