Что та­кое част­ные ар­мии

В 244 мил­ли­ар­да дол­ла­ров оце­ни­ва­ет­ся ми­ро­вой ры­нок част­ных во­ен­ных ком­па­ний. Рос­сий­ские ЧВК пре­тен­ду­ют на скром­ные пять про­цен­тов, но для на­ча­ла ждут за­ко­на

Ekspert - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Част­ные во­ен­ные ком­па­нии (ЧВК) в Рос­сии оста­нут­ся в се­рой зоне. Ве­ро­ят­но, до кон­ца си­рий­ской вой­ны. В кон­це мар­та пра­ви­тель­ство от­кло­ни­ло за­ко­но­про­ект о де­я­тель­но­сти ЧВК, со­слав­шись на часть 5 ста­тьи 13 Кон­сти­ту­ции РФ, ко­то­рая за­пре­ща­ет де­я­тель­ность об­ще­ствен­ных объ­еди­не­ний, це­ли и дей­ствия ко­то­рых на­прав­ле­ны на со­зда­ние во­ору­жен­ных фор­ми­ро­ва­ний. От­ри­ца­тель­ные за­клю­че­ния на про­ект за­ко­на вы­да­ли все си­ло­вые ве­дом­ства, а так­же Мин­фин. Ини­ци­а­ти­ву де­пу­та­тов под­дер­жал толь­ко ми­нистр ино­стран­ных дел Сер­гей Лав­ров, ко­то­рый на­пом­нил: на­ши во­ен­ные спе­ци­а­ли­сты, в от­ли­чие от дру­гих стран ми­ра, до сих пор ра­бо­та­ют вне пра­вил и ре­гла­мен­тов, по­это­му необ­хо­ди­мо «чет­ко за­фик­си­ро­вать за­ко­но­да­тель­ную ба­зу, для то­го что­бы эти лю­ди бы­ли то­же в пра­во­вом по­ле и за­щи­ще­ны».

Дав­но не сек­рет, что рос­сий­ские ЧВК ра­бо­та­ют в раз­ных го­ря­чих точ­ках ми­ра, на­при­мер в Си­рии или Аф­ри­ке. Ра­бо­та­ют ле­галь­но, но по хит­рым схе­мам и вне пра­во­во­го по­ля. Од­на­ко де­ло не толь­ко в неза­щи­щен­но­сти на­ем­ных сол­дат. За­тя­ги­вая с ле­га­ли­за­ци­ей ЧВК, Рос­сия упус­ка­ет воз­мож­ность за­нять до­лю огром­но­го рын­ка, ем­кость ко­то­ро­го пре­вы­ша­ет сто­и­мост­ные оцен­ки ми­ро­во­го рын­ка во­ору­же­ний. О том, как дру­гие стра­ны ми­ра за­ра­ба­ты­ва­ют на сол­да­тах уда­чи и как вы­нуж­де­ны хит­рить рос­сий­ские ЧВК, рас­ска­зал во­ен­ный экс­перт, ди­рек­тор Цен­тра стра­те­ги­че­ской конъ­юнк­ту­ры Иван Коновалов.

— По­че­му идея принять закон о част­ных во­ен­ных ком­па­ни­ях в на­шей стране воз­ник­ла имен­но сей­час?

— Идея ви­та­ла в воз­ду­хе уже дав­но. То­го, что во всем ми­ре су­ще­ству­ют част­ные во­ен­ные ком­па­нии, у нас до опре­де­лен­но­го мо­мен­та про­сто не за­ме­ча­ли. Мо­мент этот на­сту­пил по­сле вой­ны в Ира­ке, в 2003-м, ко­гда на­шим сы­рье­вым ком­па­ни­ям, ра­бо­та­ю­щим в этой стране, по­тре­бо­ва­лось обес­пе­чить без­опас-

ность сво­их объ­ек­тов, ин­фра­струк­ту­ры, по­ста­вок обо­ру­до­ва­ния и про­чее. За­ме­чу, что за­пад­ные неф­те­га­зо­вые ги­ган­ты, ока­зав­ши­е­ся в та­ких же усло­ви­ях, ста­ли поль­зо­вать­ся услу­га­ми сво­их ЧВК. А у нас та­ких ком­па­ний по­чти не бы­ло. В этой си­ту­а­ции, соб­ствен­но, и воз­ник­ло по­ни­ма­ние, что та­кой ры­нок на са­мом де­ле су­ще­ству­ет и ди­на­мич­но рас­тет. По­жа­луй, пер­вой из рос­сий­ских струк­тур на нем на­ча­ла ра­бо­тать груп­па «Цен­трАн­ти­тер­рор» из Орла. Это, по су­ти, бы­ли ре­бя­та из ЧОПа, но дей­ство­ва­ли они за гра­ни­цей, в весь­ма спе­ци­фи­че­ских усло­ви­ях — в зоне кон­флик­та охра­ня­ли объ­ек­ты «ЛУКой­ла». Несколь­ко лет спу­стя у на­ших струк­тур появилась воз­мож­ность охра­нять су­да от со­ма­лий­ских пи­ра­тов, а так­же ра­бо­тать в Гви­ней­ском за­ли­ве. Кро­ме то­го, рос­сий­ских спе­ци­а­ли­стов ста­ли ак­тив­но при­вле­кать для раз­ми­ни­ро­ва­ния раз­лич­ных тер­ри­то­рий. По­это­му и появилась за­ко­но­да­тель­ная ини­ци­а­ти­ва.

— Те­перь уже по­яви­лось но­вое опре­де­ле­ние: част­ная во­ен­но-охран­ная ком­па­ния. В чем от­ли­чие от ЧВК?

— На са­мом де­ле ни в чем. Это про­сто во­прос тер­ми­но­ло­гии. Вы мо­же­те за­ме­тить, что все за­пад­ные ЧВК от­ка­зы­ва­ют­ся от опре­де­ле­ния Private military company (PMC) и пред­по­чи­та­ют на­зы­вать­ся Private security company (PSC). То есть они не хо­тят, что­бы ис­поль­зо­ва­лось сло­во military, по­то­му что это неволь­но со­зда­ет ас­со­ци­а­цию с на­ем­ни­ка­ми. Но как ни мо­ди­фи­ци­ро­вать на­зва­ния, все по­ни­ма­ют, что пред­став­ля­ет со­бой та­кая ком­па­ния и ка­ков род ее де­я­тель­но­сти. ЧВК дей­ству­ет по кон­трак­там с пра­ви­тель­ства­ми или част­ны­ми за­каз­чи­ка­ми толь­ко за гра­ни­цей, непо­сред­ствен­но в зоне по­вы­шен­но­го рис­ка или бо­е­вых дей­ствий. При этом на­до чет­ко по­ни­мать, что лю­бая ЧВК, как бы она се­бя ни по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ла, да­же ес­ли со­вер­ша­ет дей­ствия обо­ро­ни­тель­но­го ха­рак­те­ра, это все рав­но ква­ли­фи­ци­ру­ет­ся как бо­е­вые дей­ствия, при ко­то­рых так или ина­че гиб­нут лю­ди. Яр­кий при­мер — аме­ри­кан­ская Kellogg Brown & Root, ко­то­рая в Ира­ке за­ни­ма­лась ло­ги­сти­кой, стро­и­ла ка­зар­мы, по­став­ля­ла из Кувей­та обо­ру­до­ва­ние, ма­те­ри­а­лы, про­дук­ты. Их кон­вои по­сто­ян­но под­вер­га­лись об­стре­лам, при этом во­ди­те­ли вы­нуж­де­ны бы­ли от­кры­вать от­вет­ный огонь. В ре­зуль­та­те мно­гие из них по­гиб­ли. В це­лом же за два го­да ра­бо­ты в Ира­ке Kellogg Brown & Root по­те­ря­ла несколь­ко со­тен че­ло­век.

— Ес­ли за­ко­на о ЧВК нет, то на ка­ком пра­во­вом ос­но­ва­нии рос­сий­ские ком­па­нии ра­бо­та­ют за гра­ни­цей?

— У нас дей­ству­ет пра­ви­ло: что не за­пре­ще­но, то раз­ре­ше­но. Есте­ствен­но, за ру­бе­жом они ра­бо­та­ют офи­ци­аль­но — ли­бо по кон­трак­там с вла­стя­ми, ли­бо вы­пол­няя под­ря­ды за­пад­ных ЧВК, ко­то­рые та­кие кон­трак­ты име­ют. При этом в Рос­сии они счи­та­ют­ся ЧОПа­ми, а за ру­бе­жом — ЧВК.

— Име­ют­ся в ви­ду кон­трак­ты с во­ен­ны­ми?

— Необя­за­тель­но. Во­ен­ные во­об­ще ред­ко на­ни­ма­ют ЧВК. На­при­мер, Пен­та­гон очень до­зи­ро­ван­но при­вле­ка­ет их к ра­бо­те. А, ска­жем, Го­сдеп, на­обо­рот, глав­ный на­ни­ма­тель аме­ри­кан­ских во­ен­ных ком­па­ний. Это ве­дом­ство при­вле­ка­ет их для под­го­тов­ки по­ли­ции или ар­мии Ира­ка и Аф­га­ни­ста­на, обу­че­ния спец­под­раз­де­ле­ний и так да­лее.

— А по­че­му аме­ри­кан­цы не ис­поль­зу­ют ЧВК в ак­тив­ных бо­е­вых дей­стви­ях?

— Для это­го есть ар­мия. За­чем она то­гда нуж­на, ес­ли всю ра­бо­ту бу­дут де­лать част­ни­ки?

— Мо­тив, как все­гда, в день­гах. Ес­ли аме­ри­кан­ский сол­дат по­гиб на по­ле боя, то по стра­хов­ке его род­ным на­до бу­дет вы­пла­тить мно­гие сот­ни ты­сяч, ес­ли не мил­ли­он дол­ла­ров, то­гда как в слу­чае ги­бе­ли со­труд­ни­ка ЧВК эта сум­ма, по-ви­ди­мо­му, в ра­зы мень­ше…

— Та­кой мо­тив дей­стви­тель­но при­сут­ству­ет. На са­мом де­ле во­прос вза­и­мо­дей­ствия аме­ри­кан­ских во­ен­ных со сво­и­ми же ЧВК весь­ма де­ли­кат­ный. Не сек­рет, что в Пен­та­гоне все­гда не лю­би­ли во­ен­ные ком­па­нии, по­то­му что они в ос­нов­ном об­слу­жи­ва­ют част­ные ин­те­ре­сы. Бо­лее то­го, аме­ри­кан­ские во­ен­ные счи­та­ют, что ЧВК им толь­ко ме­ша­ют. Из­вест­но мно­же­ство слу­ча­ев, ко­гда под­раз­де­ле­ния ар­мии США оста­нав­ли­ва­ли со­труд­ни­ков ЧВК, аре­сто­вы­ва­ли их; до­хо­ди­ло да­же до пе­ре­стре­лок. И тем не ме­нее аме­ри­кан­цам без ЧВК не обой­тись. На­при­мер, в США есть закон, огра­ни­чи­ва­ю­щий уча­стие аме­ри­кан­ских во­ен­но­слу­жа­щих в бо­е­вых дей­стви­ях в Ко­лум­бии. Все­го там мо­жет на­хо­дить­ся несколь­ко со­тен сол­дат и офи­це­ров. Но это­го яв­но недо­ста­точ­но. По­это­му, на­при­мер, для об­слу­жи­ва­ния ра­да­ров, ко­то­рые ра­бо­та­ют в ин­те­ре­сах ко­лум­бий­ской ар­мии и Пен­та­го­на, на­ни­ма­ют ЧВК. Бо­лее то­го, по­чти вся аме­ри­кан­ская авиа­ция, бо­рю­ща­я­ся в Ко­лум­бии с нар­ко­кар­те­ля­ми, част­ная. На­ко­нец, там дей­ству­ет огром­ное ко­ли­че­ство част­ных во­ен­ных ком­па­ний, ко­то­рые ре­ша­ют ло­каль­ные за­да­чи в ин­те­ре­сах не толь­ко Пен­та­го­на, но и ЦРУ. Это ве­дом­ство на­ря­ду с Го­сде­пом так­же яв­ля­ет­ся ве­ду­щим на­ни­ма­те­лем ЧВК.

Все де­ло в том, что на ру­бе­же ве­ков во всех аме­ри­кан­ских си­ло­вых струк­ту­рах про­шли се­рьез­ные со­кра­ще­ния шта­тов. А ко­гда по­сле 11 сен­тяб­ря 2001 го­да на­ча­лась то­таль­ная вой­на с тер­ро­ром, вы­яс­ни­лось, что в ЦРУ ги­гант­ский де­фи­цит кад­ров, на­чи­ная со спе­ци­а­ли­стов по ИТ и за­кан­чи­вая ли­ца­ми для охра­ны и со­про­вож­де­ния вип-пер­сон. Ну а ко­гда на­ча­лись вой­ны в Аф­га­ни­стане и Ира­ке, этот де­фи­цит при­об­рел гран­ди­оз­ные мас­шта­бы. И его на­до бы­ло как-то вос­пол­нять.

— Не сек­рет, что в свое вре­мя, на­при­мер в Ан­го­ле, ЧВК от­кры­то ве­ла са­мую на­сто­я­щую вой­ну…

— Это бы­ла зна­ме­ни­тая юж­но­аф­ри­кан­ская ком­па­ния Executive Outcomes, ко­то­рая за­кры­лась в 1999 го­ду. Дей­стви­тель­но, она дей­ство­ва­ла как пол­но­цен­ная част­ная ар­мия и да­же вы­иг­ра­ла две вой­ны — од­ну в Ан­го­ле, дру­гую — в Сьер­раЛеоне. При­чем сде­ла­ла все, что на­зы­ва­ет­ся, «под ключ». По­лу­чи­ла два кон­трак­та, ка­жет­ся на со­рок мил­ли­о­нов дол­ла­ров каж­дый, по­сле че­го пол­но­стью раз­гро­ми­ла по­встан­цев, за­чи­сти­ла тер­ри­то­рию. Но даль­ше там на­до бы­ло на­ла­жи­вать мир­ную жизнь, а это­го сде­ла­но не бы­ло. В ито­ге че­рез неко­то­рое вре­мя пар­ти­за­ны вер­ну­лись на свои ме­ста. Но сей­час так уже ни­кто не де­ла­ет — это за­пре­ще­но.

Транс­фор­ма­ция на­ем­ни­ков

— А как во­об­ще по­яви­лись пер­вые ЧВК?

— Пер­вая та­кая ком­па­ния воз­ник­ла в 1967 го­ду. Ее ор­га­ни­зо­вал Дэ­вид Стир­линг, зна­ме­ни­тый бри­тан­ский пол­ков­ник, со­здав­ший в свое вре­мя спец­наз SAS (Спе­ци­аль­ная де­сант­ная служ­ба Ве­ли­ко­бри­та­нии. — «Экс­перт»). Он дос­ко­наль­но изу­чил дей­ствия на­ем­ни­ков в Кон­го и Йе­мене — и при­шел к вы­во­ду, что эф­фек­тив­ность хо­тя и до­сти­га­ет­ся, но слиш­ком крат­ко­вре­мен­ная. На­пом­ню, в Йе­мене бри­тан­ские на­ем­ни­ки дей­ство­ва­ли на сто­роне ко­ро­лев­ско­го пра­ви­тель­ства сра­зу по­сле то­го, как про­изо­шел пе­ре­во­рот. Там к вла­сти при­шло псев­до­со­ци­а­ли­сти­че­ское пра­ви­тель­ство, ко­то­рое под­дер­жал еги­пет­ский ли­дер Га­маль Аб­дель На­сер. Ро­я­ли­сты в от­вет на­ча­ли вой­ну, а бри­тан­цы и фран­цу­зы по­сла­ли им на по­мощь сво­их на­ем­ни­ков. Но ока­за­лось, что ими очень слож­но управ­лять. Кро­ме то­го, очень ча­сто у на­ем­ни­ков по­яв­ля­ют­ся соб­ствен­ные це­ли, не сов­па­да­ю­щие с це­ля­ми опе­ра­ции. Это, кста­ти, под­твер­дил и кон­фликт в Кон­го. Там в 1967 го­ду про­изо­шло вос­ста­ние на­ем­ни­ков, ко­то­рое воз­гла­вил бель­гий­ский план­та­тор Жан Шрамм. Соб­ствен­но, то­гда и появилась идея со­зда­ния част­ной во­ен­ной ком­па­нии, ко­то­рая по­лу­чит ли­цен­зию и бу­дет кон­тро­ли­ро­вать­ся бри­тан­ским пра­ви­тель­ством и дей­ство­вать в его ин­те­ре­сах для ре­ше­ния ка­ких-то за­дач. Так воз­ник­ла ком­па­ния Watchguard, а уже по­том со­слу­жив­цы Стир­лин­га ор­га­ни­зо­ва­ли це­лую пле­я­ду раз­лич­ных ЧВК.

— А как этот про­цесс про­хо­дил в США?

— Там бы­ло мно­го ком­па­ний та­ко­го ти­па, но сфор­ми­ро­ван­ных по дру­гой схе­ме. Аме­ри­кан­цам тре­бо­ва­лось от част­ни­ков преж­де все­го тех­ни­че­ское и ло­ги­сти­че­ское обес­пе­че­ние сво­их войск. Так появилась, на­при­мер, Air America — част­ная ком-

па­ния, ко­то­рая ра­бо­та­ла для ЦРУ в Кам­бод­же и во Вьет­на­ме. Или дру­гой при­мер — Vinnel. Она стро­и­ла для Пен­та­го­на и ЦРУ сек­рет­ные тюрь­мы во Вьет­на­ме во вре­мя вой­ны. Но в ито­ге аме­ри­кан­ские ЧВК ста­ли брать на се­бя все боль­ше функ­ций и фак­ти­че­ски на­ча­ли дей­ство­вать как част­ные ар­мии. Та же Vinnel сна­ча­ла по­лу­чи­ла кон­трак­ты на под­го­тов­ку ко­ро­лев­ской гвар­дии в Са­у­дов­ской Ара­вии, а уже в 1979-м, во вре­мя вос­ста­ния, она не толь­ко го­то­ви­ла ата­ку, но и фак­ти­че­ски ру­ко­во­ди­ла штур­мом За­по­вед­ной ме­че­ти Аль-Ха­рам в Мек­ке. Но по­на­сто­я­ще­му взрыв­ной рост рын­ка ЧВК при­шел­ся на 2001–2003 го­ды, ко­гда та­кие ком­па­нии ста­ли по­яв­лять­ся сот­ня­ми.

— Во мно­гом это про­изо­шло бла­го­да­ря то­гдаш­не­му ми­ни­стру обо­ро­ны США До­наль­ду Рам­сфель­ду, ко­то­рый фак­ти­че­ски озо­ло­тил аме­ри­кан­ские ЧВК, обес­пе­чив их мно­го­мил­ли­ард­ны­ми кон­трак­та­ми. Что в ито­ге по­ро­ди­ло неви­дан­ную кор­руп­цию…

— По­сле 2001 го­да схе­ма для аме­ри­кан­цев рез­ко по­ме­ня­лась: местные ЧВК ста­ли очень вы­год­ны и для Пен­та­го­на, и для Го­сде­па, и для ЦРУ. По­то­му что для них та­кое вза­и­мо­дей­ствие пред­по­ла­га­ло некий ге­шефт. Как появилась всем из­вест­ная Blackwater? (Сей­час пе­ре­име­но­ва­на в Academi. — «Экс­перт».) Ком­па­нию ос­но­вал Эрик Принc, ко­то­ро­му отец оста­вил при­лич­ное со­сто­я­ние — при­мер­но пол­то­ра мил­ли­ар­да. Он слу­жил в ар­мии, был «мор­ским ко­ти­ком», но в кон­це кон­цов ему это на­до­е­ло, и Принс со­здал свою зна­ме­ни­тую тре­ни­ро­воч­ную ба­зу, где обу­ча­лись раз­лич­ные спе­ци­а­ли­сты охран­ных агентств. А его друг Джей­ми Смит, ко­то­рый ра­нее слу­жил в ЦРУ и имел там хо­ро­шие зна­ком­ства, пред­ло­жил ему за­клю­чить сна­ча­ла один кон­тракт на ра­бо­ту в Аф­га­ни­стане, по­том вто­рой и так да­лее. День­ги они, есте­ствен­но, по­де­ли­ли меж­ду со­бой. Но это бы­ло всем вы­год­но, и за ЦРУ по­сле­до­ва­ли уже по-на­сто­я­ще­му круп­ные кон­трак­ты Го­сде­па. В ито­ге че­рез де­сять лет Blackwater пре­вра­ти­лась ед­ва ли не в са­мую бо­га­тую ЧВК. Есте­ствен­но, та­кой под­ход по­рож­да­ет кор­руп­цию. На­при­мер, ко­гда шло раз­би­ра­тель­ство с Kellogg Brown & Root по по­во­ду необос­но­ван­но по­тра­чен­ных де­нег, вы­яс­ни­лось, что один ру­лон туа­лет­ной бу­ма­ги для аме­ри­кан­ско­го сол­да­та в Ира­ке обо­шел­ся бюд­же­ту США ни мно­го ни ма­ло в три­ста дол­ла­ров. Эта ЧВК ка­кое-то вре­мя бы­ла мо­но­по­ли­стом по по­став­кам все­го, что толь­ко мож­но, для ар­мии США в этой стране. Есте­ствен­но, це­ны бы­ли фан­та­сти­че­ские. Или дру­гой при­мер — Custer Battles, ко­то­рая, охра­няя аэро­порт Баг­да­да, су­ме­ла украсть по­чти сто мил­ли­о­нов дол­ла­ров.

Но это­му яв­ле­нию есть про­стое объ­яс­не­ние. Ко­гда ЧВК раз­рос­лись и ста­ли ча­стью во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го ланд­шаф­та, к ним под­клю­чи­лись во­ен­ные лоб­би­сты. А они очень хо­ро­шо зна­ют, как вы­пол­нить за­да­чи аме­ри­кан­ско­го пра­ви­тель­ства и при этом еще и по­пи­лить день­ги.

— Несколь­ко лет на­зад экс­пер­ты ООН под­счи­та­ли, что сум­мар­ная вы­руч­ка всех част­ных во­ен­ных ком­па­ний ми­ра пре­вы­ша­ет 120 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Прав­да, та­кая оцен­ка пред­став­ля­ет­ся весь­ма спор­ной. Ка­ко­ва, по ва­ше­му мне­нию, ре­аль­ная ем­кость это­го рын­ка?

— На са­мом де­ле ем­кость рын­ка зна­чи­тель­но боль­ше. По со­сто­я­нию на де­кабрь 2016 го­да она со­став­ля­ла 244 мил­ли­ар­да дол­ла­ров в год.

— Но от­ку­да та­кая ги­гант­ская циф­ра? Она вклю­ча­ет в се­бя вы­руч­ку всех охран­ных агентств по все­му ми­ру? За­ме­тим, что да­же ми­ро­вой ры­нок во­ору­же­ний оце­ни­ва­ет­ся мень­ше чем в 150 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров…

— На­до по­ни­мать: ко­гда мы го­во­рим о ми­ро­вом рын­ке ору­жия, то име­ем в ви­ду толь­ко экс­порт­ные кон­трак­ты. А ес­ли к это­му при­ба­вить по­став­ки во­ен­ной тех­ни­ки на внут­рен­ние рын­ки стран для на­ци­о­наль­ных во­ору­жен­ных сил, то ито­го­вая сум­ма бу­дет в ра­зы боль­ше.

Те­перь о рын­ке ЧВК. Оцен­ка его объ­е­мов дей­стви­тель­но вклю­ча­ет в се­бя вы­руч­ку всех ком­па­ний, агентств и струк­тур, так или ина­че свя­зан­ных с обес­пе­че­ни­ем без­опас­но­сти. Все они очень услов­но мо­гут быть раз­де­ле­ны на че­ты­ре ти­па. Во-пер­вых, это ком­па­нии, ко­то­рые непо­сред­ствен­но ве­дут бо­е­вые дей­ствия в ин­те­ре­сах кли­ен­та. Сей­час та­ких офи­ци­аль­но уже прак­ти­че­ски не оста­лось. Во-вто­рых, это кон­сал­тин­го­вые ком­па­нии, ко­то­рые пла­ни­ру­ют бо­е­вые опе­ра­ции, но са­ми в них не участ­ву­ют. Они же, как пра­ви­ло, ре­ша­ют во­про­сы с за­лож­ни­ка­ми и так да­лее. Они обу­ча­ют вой­ска, тре­ни­ру­ют раз­лич­ные си­ло­вые струк­ту­ры, в том чис­ле раз­ве­ды­ва­тель­ные. В-тре­тьих, это так на­зы­ва­е­мые ло­ги­сти­че­ские ком­па­нии, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся обес­пе­че­ни­ем «под ключ». То есть за­клю­ча­ют кон­тракт с лю­бой ар­ми­ей ми­ра и обес­пе­чи­ва­ют ее всем необ­хо­ди­мым в те­че­ние ка­ко­го-то вре­ме­ни. При этом их со­труд­ни­ки, ко­неч­но же, мо­гут при­ме­нять ору­жие — про­сто по­то­му, что это необ­хо­ди­мо, ска­жем, в том слу­чае, ес­ли ло­ги­сти­ка про­хо­дит в зоне бо­е­вых дей­ствий. На­ко­нец, к чет­вер­той ка­те­го­рии от­но­сят­ся част­ные охран­ные ком­па­нии, за­ни­ма­ю­щи­е­ся без­опас­но­стью ка­ких-то объ­ек­тов, на­при­мер пе­ри­мет­ра по­соль­ства. У нас их ча­сто на­зы­ва­ют ЧОП, но на са­мом де­ле это не со­всем вер­но, посколь­ку та­кие ор­га­ни­за­ции то­же ра­бо­та­ют в зоне бо­е­вых дей­ствий или во­ен­ных кон­флик­тов и не очень-то впи­сы­ва­ют­ся в при­ня­тую клас­си­фи­ка­цию.

— А сколь­ко из этих 244 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, за­ра­бо­тан­ных ЧВК, при­хо­дит­ся на опе­ра­ции на внеш­них рын­ках,

в том чис­ле в зоне бо­е­вых дей­ствий?

— Это невоз­мож­но оце­нить, так как мно­гие ЧВК, во-пер­вых, силь­но ди­вер­си­фи­ци­ро­ва­ны, а во-вто­рых, ес­ли и пред­став­ля­ют ка­ку­ю­то от­чет­ность, то толь­ко кон­со­ли­ди­ро­ван­ную. На­при­мер, в Кувей­те есть круп­ная ЧВК, ко­то­рая во­об­ще-то за­ни­ма­ет­ся стро­и­тель­ством раз­лич­ных объ­ек­тов в ин­те­ре­сах си­ло­вых струк­тур в зо­нах по­вы­шен­но­го рис­ка, а так­же их обес­пе­че­ни­ем. Она за­ра­бо­та­ла сот­ни мил­ли­о­нов, ес­ли не мил­ли­ар­ды дол­ла­ров, но не участ­во­ва­ла в бо­е­вых дей­стви­ях, хо­тя и на­хо­ди­лась чуть ли не в эпи­цен­тре кон­флик­та. Или дру­гой при­мер — бри­тан­с­ко­дат­ская G4 Securicor. Это ед­ва ли не са­мая боль­шая ЧВК в ми­ре. У нее 657 ты­сяч со­труд­ни­ков в 124 стра­нах ми­ра. Од­на­ко они дей­ству­ют не толь­ко в зоне бо­е­вых дей­ствий, но и про­сто си­дят в офи­се или охра­ня­ют ка­кие-то объ­ек­ты. По­это­му вы­чле­нить дан­ные о том, сколь­ко ком­па­ния за­ра­бо­та­ла, гру­бо го­во­ря, на войне, про­сто нере­аль­но.

— Кто глав­ные иг­ро­ки на рын­ке ЧВК в ми­ре?

— Аме­ри­кан­цы и бри­тан­цы. По­ми­мо на­ци­о­наль­ных ком­па­ний у них есть мно­же­ство сов­мест­ных струк­тур. В це­лом ан­гло­сак­сы кон­тро­ли­ру­ют фак­ти­че­ски де­вя­но­сто про­цен­тов все­го ми­ро­во­го рын­ка.

— А сколь­ко кон­тро­ли­ру­ют ком­па­нии из Рос­сии?

— Нис­коль­ко. На­ши ком­па­нии ра­бо­та­ют по суб­кон­трак­там с те­ми же бри­тан­ца­ми или аме­ри­кан­ца­ми и дей­ству­ют под их эги­дой. Ед­ва ли не един­ствен­ное ис­клю­че­ние — «груп­па Ва­г­не­ра». Офи­ци­аль­но ее на­ни­ма­ло си­рий­ское пра­ви­тель­ство.

Юрис­дик­ция доб­рой во­ли

— А кто и как ре­гу­ли­ру­ет де­я­тель­ность ЧВК? Мы не нашли ни од­но­го международного пра­во­во­го ак­та на эту те­му…

— На меж­ду­на­род­ном уровне пред­при­ни­ма­лась по­пыт­ка сфор­му­ли­ро­вать некие пра­ви­ла дей­ствий ЧВК, но к еди­но­му мне­нию прий­ти не уда­лось. Вы же по­ни­ма­е­те, что да­же на уровне тер­ми­но­ло­гии очень труд­но раз­де­лить та­кие по­ня­тия, как, ска­жем, «доб­ро­во­лец», «на­ем­ник» и «со­труд­ник ЧВК». Все три ка­те­го­рии лю­дей так или ина­че по­лу­ча­ют день­ги — прав­да, очень по-раз­но­му.

Есть так на­зы­ва­е­мый документ Мон­тре (не пу­тать с од­но­имен­ной Кон­вен­ци­ей о ста­ту­се про­ли­вов Бос­фор и Дар­да­нел­лы. — «Экс­перт»), ко­то­рый стал ито­гом международного про­цес­са, ини­ци­и­ро­ван­но­го Швей­ца­ри­ей и Меж­ду­на­род­ным ко­ми­те­том Крас­но­го Кре­ста. Он опре­де­ля­ет ра­моч­ные прин­ци­пы дей­ствия ЧВК. Этот документ под­пи­са­ли 17 го­су­дарств, сре­ди ко­то­рых США, Ве­ли­ко­бри­та­ния, Фран­ция и Ки­тай. Бо­лее то­го, к нему при­со­еди­ни­лось свы­ше трех­сот раз­лич­ных ком­па­ний по все­му ми­ру, вклю­чая по­чти все круп­ней­шие ЧВК.

— Но «документ Мон­тре» не име­ет ни­ка­кой юри­ди­че­ской си­лы…

— Хо­тя это офи­ци­аль­ный документ, он дей­стви­тель­но не яв­ля­ет­ся юри­ди­че­ски обя­зы­ва­ю­щим. Тем не ме­нее в нем за­креп­ле­ны раз­де­ля­е­мые мно­ги­ми прин­ци­пы о том, что ЧВК нель­зя участ­во­вать в на­сту­па­тель­ных бо­е­вых дей­стви­ях, иметь на во­ору­же­нии тя­же­лую тех­ни­ку, бо­е­вую авиа­цию и про­чее. Все эти пунк­ты, по идее, долж­ны со­блю­дать­ся.

— Тем не ме­нее неко­то­рые аме­ри­кан­ские ЧВК эти прин­ци­пы от­кры­то иг­но­ри­ру­ют...

— Ес­ли вы вни­ма­тель­но по­смот­ри­те, то фор­маль­но их все­та­ки все со­блю­да­ют. Дру­гое де­ло, что ес­ли вы име­е­те в ви­ду Blackwater, то уро­вень, ска­жем так, са­мо­сто­я­тель­но­сти этой ком­па­нии дей­стви­тель­но труд­но впи­сать в ка­кие-то рам­ки. У Blackwater фор­маль­но не бы­ло бо­е­вой авиа­ции. Но что они сде­ла­ли? Про­сто взя­ли ма­лень­кий граж­дан­ский са­мо­лет ти­па Cessna и по­ста­ви­ли ту­да пу­ле­ме­ты — в ре­зуль­та­те по­лу­чил­ся лег­кий штур­мо­вик. Все то же са­мое эти умель­цы про­де­ла­ли с ав­то­мо­би­ля­ми. Фак­ти­че­ски они со­зда­ли на плат­фор­ме ка­ко­го-то гру­зо­ви­ка свой бро­не­вик ти­па Grizzly. Вы­гля­дит он как гру­зо­вик, но на са­мом де­ле это обыч­ная бро­не­тех­ни­ка. То есть ру­ко­вод­ство Blackwater си­сте­ма­ти­че­ски об­хо­ди­ло фор­маль­но­сти, и в ка­кой-то мо­мент со­труд­ни­ки этой ЧВК про­сто вы­шли из-под кон­тро­ля. Они ве­ли се­бя слиш­ком наг­ло — устро­и­ли ни­чем не мо­ти­ви­ро­ван­ную паль­бу в Баг­да­де (в сен­тяб­ре 2007 го­да. — «Экс­перт»), в ре­зуль­та­те по­гиб­ла мас­са на­ро­да. До это­го имел ме­сто ин­ци­дент в Эль-Фал­луд­же, где со­труд­ни­ки Blackwater бы­ли пря­мо ви­но­ва­ты. Им ска­за­ли там не по­яв­лять­ся, но они на­ру­ши­ли при­каз, во­шли в го­род и уби­ли несколь­ко че­ло­век из мест­но­го на­се­ле­ния. Это при­ве­ло к мас­со­во­му вос­ста­нию в Эль-Фал­луд­же. Аме­ри­кан­ская ар­мия вы­нуж­де­на бы­ла вме­шать­ся и по­нес­ла тя­же­лые по­те­ри. По­гиб­ло мно­го аме­ри­кан­ских сол­дат, а все из-за то­го, что со­труд­ни­ки Blackwater дей­ство­ва­ли слиш­ком са­мо­сто­я­тель­но. На сче­ту у Эри­ка Прин­са очень мно­го та­ких жертв, имен­но по­это­му Blackwater в ито­ге сме­ни­ла на­зва­ние, а ее ру­ко­во­ди­тель вы­нуж­ден был оста­вить свой пост.

— Но по­ми­мо Blackwater бы­ли и дру­гие по­хо­жие слу­чаи с аме­ри­кан­ски­ми ЧВК. На­при­мер, в тюрь­ме Абу-Грейб…

— В скан­да­ле с пыт­ка­ми в Абу-Грейб по­ми­мо аме­ри­кан­ских во­ен­ных участ­во­ва­ли со­труд­ни­ки ЧВК CACI Premier Technology. При­чем это бы­ли все­го лишь пе­ре­вод­чи­ки, ко­то­рых ком­па­ния предо­ста­ви­ла Пен­та­го­ну. Всех во­ен­ных, кто участ­во­вал в этом

ужа­се, вро­де бы осу­дил во­ен­ный три­бу­нал. Во вся­ком слу­чае, так бы­ло ска­за­но об­ще­ствен­но­сти. А вот что де­лать с со­труд­ни­ка­ми ЧВК, ни­кто не знал. Юрис­дик­ция во­ен­но­го три­бу­на­ла на них не рас­про­стра­ня­ет­ся, по­это­му они фак­ти­че­ски не по­нес­ли на­ка­за­ния — вы­шли су­хи­ми из во­ды. Так что во­прос юрис­дик­ций, международного кон­тро­ля за де­я­тель­но­стью ЧВК оче­вид­но тре­бу­ет ка­ко­го-то ре­ше­ния. Но в ми­ре к это­му сей­час не го­то­вы.

Но­вая ра­бо­та для от­став­ни­ков

— Вер­нем­ся к за­ко­ну о ЧВК. Ини­ци­а­ти­ва его при­ня­тия яв­но име­ет под со­бой и дру­гие ос­но­ва­ния. Толь­ко в про­шлом го­ду несколь­ко ты­сяч рос­сий­ских во­ен­ных ушли в от­став­ку и рас­торг­ли кон­трак­ты с Ми­но­бо­ро­ны из-за то­го, что им не предо­ста­ви­ли обе­щан­но­го жи­лья. По­лу­ча­ет­ся, что, с од­ной сто­ро­ны, рас­тет спрос на услу­ги ЧВК по ли­нии на­ших сы­рье­вых ком­па­ний за ру­бе­жом, а с дру­гой — у нас по­яви­лись сво­бод­ные про­фес­си­о­на­лы, го­то­вые за­ни­мать­ся этой де­я­тель­но­стью…

— У нас, во­об­ще го­во­ря, есть при­лич­ный пул во­ен­ных спе­ци­а­ли­стов, ра­но вы­шед­ших на пен­сию, но име­ю­щих раз­лич­ные ком­пе­тен­ции, ко­то­рые вос­тре­бо­ва­ны за ру­бе­жом. И ес­ли принять со­от­вет­ству­ю­щий закон, то сра­зу мож­но тру­до­устро­ить боль­шое ко­ли­че­ство от­став­ных во­ен­ных, ко­то­рые бу­дут вы­пол­нять раз­ные за­да­чи как со­труд­ни­ки ЧВК.

— Сколь­ко их? Ты­ся­чи?

— Боль­ше. Ду­маю, де­сят­ки ты­сяч. Но у нас сло­жил­ся слиш­ком упро­щен­ный под­ход к этой те­ме. Боль­шин­ству лю­дей ка­жет­ся, что ЧВК — это ко­ман­да охран­ни­ков, ко­то­рые с ав­то­ма­та­ми в ру­ках бу­дут ре­шать ка­кие-то за­да­чи. Ко­неч­но же, это не так. Ко­гда мы го­во­рим о спро­се на услу­ги част­ной во­ен­ной ком­па­нии со сто­ро­ны за­ру­беж­ных кли­ен­тов, речь не идет о ка­ких-то охран­ни­ках. Они, бе­з­услов­но, то­же нуж­ны. Но не охран­ни­ки опре­де­ля­ют ка­че­ство пред­ло­же­ния в этой сфе­ре. Са­мое глав­ное, что нуж­но кли­ен­там, — ИТ-спе­ци­а­ли­сты, лю­ди, ко­то­рые бу­дут пла­ни­ро­вать те или иные опе­ра­ции, обу­чать ра­бо­те на слож­ных бо­е­вых си­сте­мах дру­гих лю­дей и так да­лее. А вот, ска­жем, сол­да­ты уда­чи ти­па Рэм­бо в ЧВК по­пу­ляр­но­стью не поль­зу­ют­ся. Там в че­сти ана­ли­ти­ки, спе­ци­а­ли­сты. И как раз здесь у нас есть кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство, ко­то­рое поз­во­лит нам вкли­нить­ся в тот ры­нок, ко­то­рый сло­жил­ся сей­час в ми­ре. За­ме­чу, что за­пад­ные ЧВК дей­ству­ют прак­ти­че­ски вез­де, где есть во­ен­ные кон­флик­ты, в том чис­ле в Аф­ри­ке и Ла­тин­ской Америке. Уве­рен, что имен­но там в первую оче­редь мы мо­жем их по­дви­нуть, пред­ло­жив этим го­су­дар­ствам и ком­па­ни­ям ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ный под­ход. Но речь не о том, что­бы про­сто при­слать ба­та­льон ав­то­мат­чи­ков, — это ни­ко­му не нуж­но.

— То есть на­ши ЧВК бу­дут об­слу­жи­вать рос­сий­ские сы­рье­вые, ме­тал­лур­ги­че­ские и про­чие ком­па­нии, ко­то­рые ак­тив­но ра­бо­та­ют в Аф­ри­ке и про­чих ча­стях све­та или име­ют там ин­те­ре­сы?

— Са­мо со­бой. Мы долж­ны там дей­ство­вать так же, как дей­ству­ют, на­при­мер, ки­тай­цы. Не сек­рет, что на Аф­ри­кан­ском Ро­ге са­мая боль­шая част­ная во­ен­ная ком­па­ния — ки­тай­ская. У нее там по­чти со­рок ты­сяч бой­цов. Они без по­гон, но с ору­жи­ем. И все эти лю­ди за­щи­ща­ют там все, что ин­те­рес­но ки­тай­цам: газ, нефть, дру­гое сы­рье, ин­фра­струк­ту­ру и про­чее. Бо­лее то­го, они очень силь­но по­дви­ну­ли там аме­ри­кан­цев и фран­цу­зов. Во­об­ще, ки­тай­цы дав­но по­ня­ли си­ту­а­цию и ра­бо­та­ют в Аф­ри­ке по всем фрон­там. Они взя­ли за­пад­ную схе­му, немно­го пе­ре­ра­бо­та­ли ее под се­бя — и до­би­лись впе­чат­ля­ю­щих успе­хов. В Аф­ри­ке, за ис­клю­че­ни­ем Джи­бу­ти, нет ки­тай­ской ар­мии, но ки­тай­ские част­ные во­ен­ные ком­па­нии там при­сут­ству­ют вез­де. А что же мы? Не сек­рет, что рос­сий­ские

ком­па­нии до­воль­но плот­но ра­бо­та­ют на аф­ри­кан­ском рын­ке сра­зу в несколь­ких от­рас­лях. И им то­же на­до за­щи­щать свои ин­те­ре­сы. Но в на­шем слу­чае это де­ла­ет кто угод­но, толь­ко не рус­ские. На­при­мер, за­щи­ту офи­сов и объ­ек­тов «Алро­сы» в Ан­го­ле обес­пе­чи­ва­ет мест­ная ЧВК Alpha-5. А долж­ны — оте­че­ствен­ные струк­ту­ры. Во вся­ком слу­чае, это бы­ло бы пра­виль­но.

— А ка­кой смысл вы­во­дить их из те­ни, ес­ли они и так уже ра­бо­та­ют?

— Смысл в том, что ЧВК долж­на быть ли­цен­зи­ро­ван­ной ком­па­ни­ей, дей­ству­ю­щей под кон­тро­лем го­су­дар­ства. То есть она пла­тит на­ло­ги в на­шей стране. При этом на­ни­мать ее мо­жет кто угод­но, но по со­гла­со­ва­нию с кон­тро­ли­ру­ю­щим го­су­дар­ствен­ным ор­га­ном. На­при­мер, в США это Го­сдеп, а в Ис­па­нии — ми­ни­стер­ство тру­да. Нам то­же необ­хо­ди­мо опре­де­лить ре­гу­ля­то­ра.

— И кто им мо­жет быть?

— Сей­час нет чет­ко­го по­ни­ма­ния, кто мо­жет взять на се­бя эту функ­цию. Бы­ло пред­ло­же­ние на­де­лить эти­ми пол­но­мо­чи­я­ми ФСБ. Но мне труд­но се­бе пред­ста­вить, что­бы та­кая ор­га­ни­за­ция за­ни­ма­лась кон­тро­лем пуб­лич­ных струк­тур, ра­бо­та ко­то­рых долж­на быть на по­верх­но­сти. На мой взгляд, бы­ло бы ло­гич­но, что­бы этим за­ни­мал­ся спе­ци­аль­ный де­пар­та­мент Ми­но­бо­ро­ны или, ска­жем, «Ро­со­бо­ронэкс­порт». Во вся­ком слу­чае, это бы­ло бы пра­виль­но, так как речь идет о сдел­ке с ино­стран­ным го­су­дар­ством. Но, воз­мож­но, име­ет смысл ва­ри­ант, что­бы круп­ные кон­трак­ты на ра­бо­ту с ЧВК про­хо­ди­ли со­гла­со­ва­ние в двух ве­дом­ствах. На­при­мер, в США все это идет че­рез Го­сдеп. Но ес­ли, ска­жем, кон­тракт с ЧВК пре­вы­ша­ет 50 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, то тре­бу­ет­ся со­от­вет­ству­ю­щее одоб­ре­ние Кон­грес­са.

— Ес­ли сле­до­вать ва­шей ло­ги­ке, то в Рос­сии вто­рым ве­дом­ством долж­на быть Фе­де­раль­ная служ­ба по во­ен­но­тех­ни­че­ско­му со­труд­ни­че­ству (ФСВТС)…

— Кста­ти, ФСВТС то­же вполне мог­ла бы этим за­ни­мать­ся. Что дей­стви­тель­но контр­про­дук­тив­но, так это со­зда­ние еще од­но­го от­дель­но­го кон­тро­ли­ру­ю­ще­го ве­дом­ства — это бу­дет уже за­пре­дель­ная бю­ро­кра­тия. Уве­рен, что ре­гу­ля­тор ЧВК дол­жен ра­бо­тать в си­сте­ме во­ен­но-тех­ни­че­ско­го со­труд­ни­че­ства, иметь боль­шие пол­но­мо­чия, но пол­но­стью кон­тро­ли­ро­вать­ся Со­ве­том без­опас­но­сти Рос­сии и от­чи­ты­вать­ся ему.

— На ка­кую до­лю ми­ро­во­го рын­ка смо­гут пре­тен­до­вать рос­сий­ские ЧВК?

— По­ка что на неболь­шую. Но да­же ес­ли они зай­мут пять про­цен­тов ми­ро­во­го рын­ка, это уже бу­дет непло­хо. У нас есть се­рьез­ные воз­мож­но­сти рас­ши­рить свою де­я­тель­ность в Аф­ри­ке, Ла­тин­ской Америке и Азии.

— Ну и, на­вер­ное, на Ближ­нем Во­сто­ке…

— Бе­з­услов­но. Это во­об­ще пер­вое, что при­хо­дит на ум. Ближ­ний Во­сток уже дав­но ки­пит. В Си­рии мы уже за­дей­ство­ва­ны, при­чем напрямую. Но есть еще, на­при­мер, Ли­вия. Эта стра­на очень хо­чет с на­ми со­труд­ни­чать. Был пре­це­дент, ко­гда на­ша ЧВК успеш­но по­ра­бо­та­ла в Ли­вии. И ес­ли та­кая де­я­тель­ность бу­дет иметь в сво­ей ос­но­ве проч­ную нор­ма­тив­ную ба­зу, то, я ду­маю, нам там бу­дут толь­ко ра­ды. Де­ло в том, что на­ша ар­мия не мо­жет по ря­ду при­чин ту­да прий­ти, а вот ЧВК вполне мо­жет. Хо­тя бы для то­го, что­бы обес­пе­чить ли­вий­скую ар­мию бес­пи­лот­ной авиа­ци­ей и при ее по­мо­щи вы­пол­нять там опре­де­лен­ные за­да­чи. Вот вам уже кон­тракт.

— То есть кон­трак­ты с та­ки­ми го­су­дар­ства­ми для на­ших ЧВК — это сво­е­го ро­да сда­ча на­ших во­ен­ных моз­гов в свое­об­раз­ный ли­зинг?

— Имен­но так. Тем бо­лее что мно­гие стра­ны это­го хо­тят, а у нас та­кие моз­ги есть, как и са­мая пе­ре­до­вая во­ен­ная тех­ни­ка. Нет толь­ко со­от­вет­ству­ю­ще­го за­ко­на. А без него в Рос­сии ни­как. ■

Ди­рек­тор Цен­тра стра­те­ги­че­ской конъ­юнк­ту­ры Иван Коновалов уве­рен, что ка­че­ство пред­ло­же­ния на рын­ке услуг ЧВК опре­де­ля­ют не сол­да­ты уда­чи ти­па Рэм­бо, а экс­пер­ты по пла­ни­ро­ва­нию опе­ра­ций, ана­ли­ти­ки и спе­ци­а­ли­сты

Со­труд­ни­ки аме­ри­кан­ских ЧВК ча­сто на­ру­ша­ют при­ка­зы во­ен­ных и да­же устра­и­ва­ют с ни­ми пе­ре­стрел­ки. В ирак­ской Эль­Фал­луд­же немо­ти­ви­ро­ван­ная агрес­сия ЧВК про­тив мир­но­го на­се­ле­ния спро­во­ци­ро­ва­ла на­сто­я­щее вос­ста­ние, ко­то­рое при­шлось по­дав­лять ар­мей­ским ча­стям

В Ира­ке ря­до­вые со­труд­ни­ки аме­ри­кан­ских ЧВК за­ра­ба­ты­ва­ют при­мер­но по пол­то­ры ты­ся­чи дол­ла­ров в день

Во­пре­ки прин­ци­пам «До­ку­мен­та Мон­тре», за­пре­ща­ю­ще­го ЧВК ис­поль­зо­вать бро­не­тех­ни­ку, аме­ри­кан­ские ком­па­нии очень ча­сто мо­дер­ни­зи­ру­ют ав­то­мо­би­ли, уста­нав­ли­вая на них за­щит­ные бро­не­па­не­ли и ско­ро­стрель­ные пу­ле­ме­ты

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.