«ЭТО НЕУЯЗВИМЫЙ БЛОК»

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Уча­стие ар­мии КНР в рос­сий­ских ма­нев­рах «Во­сток-2018» при­зва­но про­де­мон­стри­ро­вать все­му ми­ру рож­де­ние но­во­го нефор­маль­но­го во­ен­но­по­ли­ти­че­ско­го альян­са, ко­то­рый дол­жен спра­вить­ся с лю­бой де­ста­би­ли­за­ци­ей об­ста­нов­ки в Цен­траль­ной Азии

Уча­стие ар­мии КНР в рос­сий­ских ма­нев­рах «Во­сток-2018» при­зва­но про­де­мон­стри­ро­вать все­му ми­ру рож­де­ние но­во­го нефор­маль­но­го во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го альян­са, ко­то­рый дол­жен спра­вить­ся с лю­бой де­ста­би­ли­за­ци­ей об­ста­нов­ки в Цен­траль­ной Азии

На этой неде­ле нач­нут­ся гран­ди­оз­ные во­ен­ные уче­ния «Во­сток-2018», ко­то­рые по мас­шта­бу пре­взой­дут да­же са­мые круп­ные ма­нев­ры вре­мен СССР, про­ве­ден­ные в 1981 го­ду на тер­ри­то­рии Поль­ши, При­бал­ти­ки и Бе­ло­рус­сии. Ес­ли то­гда мы за­дей­ство­ва­ли око­ло 150 ты­сяч сол­дат и офи­це­ров, то сей­час их бу­дет по­чти вдвое боль­ше — по­ряд­ка 300 ты­сяч. А еще 36 ты­сяч тан­ков, БМП и БТР, бо­лее ты­ся­чи са­мо­ле­тов и вер­то­ле­тов. И это не счи­тая ко­раб­лей и под­ло­док Се­вер­но­го и Ти­хо­оке­ан­ско­го фло­тов. Но са­мое глав­ное, что впер­вые в та­кой тре­ни­ров­ке на Даль­нем Во­сто­ке при­мут уча­стие Мон­го­лия и Ки­тай. При­чем ки­тай­цы вы­ста­вят до­воль­но вну­ши­тель­ную груп­пи­ров­ку из трех ты­сяч че­ло­век лич­но­го со­ста­ва, а так­же 900 еди­ниц бро­не­тех­ни­ки и несколь­ких де­сят­ков са­мо­ле­тов. На За­па­де по это­му по­во­ду уже раз­ра­зи­лась ис­те­ри­ка. Там счи­та­ют, что ны­неш­ние уче­ния — это под­го­тов­ка к «мас­штаб­ным кон­флик­там». О том, что это мо­гут быть за кон­флик­ты и для че­го нам на са­мом де­ле тре­ни­ро­вать­ся с ки­тай­ца­ми, в ин­тер­вью «Экс­пер­ту» рас­ска­зал за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Цен­тра ана­ли­за стра­те­гии и тех­но­ло­гий Кон­стан­тин Макиенко.

— Ле­ген­да уче­ний до кон­ца неиз­вест­на, но яс­но, что во­ен­ные бу­дут от­ра­ба­ты­вать уни­что­же­ние ка­ких-то круп­ных со­еди­не­ний про­тив­ни­ка, ина­че про­сто не нуж­но столь­ко войск. Кто им мо­жет быть на этом те­ат­ре во­ен­ных дей­ствий?

— Вой­ска не обя­за­тель­но тре­ни­ру­ют­ся про­тив кон­крет­но­го про­тив­ни­ка. Глав­ная цен­ность этих уче­ний в том, что ар­мии Рос­сии и Ки­тая на прак­ти­ке от­ра­бо­та­ют сов­мест­ные дей­ствия в опе­ра­тив­но-стра­те­ги­че­ском мас­шта­бе. Здесь все име­ет зна­че­ние, на­чи­ная с вы­ра­бот­ки сов­мест­ных про­це­дур управ­ле­ния вой­ска­ми и про­хож­де­ния ко­манд раз­лич­ным под­раз­де­ле­ни­ям на по­ле боя и за­кан­чи­вая ис­поль­зо­ва­ни­ем еди­ных ча­стот, ка­на­лов свя­зи. Это на­зы­ва­ет­ся ин­те­ро­пе­ра­бель­но­стью. Она нуж­на для то­го, что­бы в усло­ви­ях вой­ны каж­дый знал свое ме­сто и дей­ство­вал в со­от­вет­ствии с опре­де­лен­ным ал­го­рит­мом. И мы с ки­тай­ца­ми да­ле­ко не пер­вые, кто на­ла­жи­ва­ет та­кое вза­и­мо­дей­ствие в во­ен­ной сфе­ре. На­при­мер, Фин­лян­дия и Шве­ция фор­маль­но хоть и не вхо­дят в НАТО, но все вре­мя участ­ву­ют в тре­ни­ров­ках альян­са и пре­крас­но зна­ют, что им на­до де­лать, ес­ли нач­нет­ся кон­фликт. Так что шве­дам мож­но ска­зать спа­си­бо, мы все­гда учи­лись у них во­ен­но­му де­лу.

Ко­неч­но, в ре­аль­но­сти сов­мест­ные бо­е­вые дей­ствия ки­тай­ской и рос­сий­ской ар­мий мо­гут по­на­до­бить­ся толь­ко в слу­чае ка­кой-то круп­но­мас­штаб­ной де­ста­би­ли­за­ции в Цен­траль­ной Азии. Дру­гих ва­ри­ан­тов про­сто нет. У на­ших стран раз­ные при­о­ри­те­ты в во­ен­ном пла­ни­ро­ва­нии, как, соб­ствен­но, и те­ат­ры воз­мож­ных во­ен­ных дей­ствий. Ес­ли для Рос­сии это Укра­и­на и фрон­тир с НАТО в це­лом, то для Ки­тая — ре­ги­он АТР, пер­вая цепь ост­ро­вов в Юж­но-Ки­тай­ском мо­ре.

— А что мо­жет слу­чить­ся в Цен­траль­ной Азии?

— Там есть все пред­по­сыл­ки для мас­штаб­ной де­ста­би­ли­за­ции. Это и де­мо­гра­фи­че­ское дав­ле­ние, и не­до­ста­ток ре­сур­сов, и кор­руп­ция. А зна­чит, про­тестные дви­же­ния мо­гут на­чать­ся в лю­бой мо­мент, как это бы­ло с «араб­ской вес­ной» на Ближ­нем Во­сто­ке. На­ко­нец, там пол­ный на­бор раз­но­об­раз­ных ме­ж­эт­ни­че­ских кон­флик­тов. А в Аф­га­ни­стане еще и тер­ро­ри­сты всех ма­стей, на­чи­ная с ИГИЛ и «Та­ли­ба­на» и за­кан­чи­вая «Бра­тья­ми-му­суль­ма­на­ми» (все эти ор­га­ни­за­ции за­пре­ще­ны в Рос­сии. —«Экс­перт»). И ес­ли не дай бог что-то се­рьез­ное про­изой­дет, ска­жем, в Уз­бе­ки­стане, то тут же пе­ре­ки­нет­ся на Ка­зах­стан, а по­том и на дру­гие стра­ны. И мы про­сто долж­ны бу­дем вме­шать­ся, так как

Ка­зах­стан — член ОДКБ, там жи­вут бо­лее трех с по­ло­ви­ной мил­ли­о­нов рус­ских.

Но и ки­тай­цы не смо­гут остать­ся в сто­роне. Синьц­зянУй­гур­ский ав­то­ном­ный рай­он име­ет до­воль­но про­тя­жен­ную гра­ни­цу с Ка­зах­ста­ном и Кир­ги­зи­ей. Еще несколь­ко лет на­зад в Урум­чи про­хо­ди­ли мас­со­вые ак­ции про­те­ста уй­гу­ров, ко­то­рые при­ве­ли к мно­го­чис­лен­ным жерт­вам. Что там тво­рит­ся сей­час, неиз­вест­но: этот рай­он за­крыт для ино­стран­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го про­ник­но­ве­ния. Но яс­но, что в слу­чае се­рьез­ной за­ва­руш­ки в Цен­траль­ной Азии Ки­тай вы­нуж­ден бу­дет дей­ство­вать быст­ро и ре­ши­тель­но.

— На­вер­ня­ка ки­тай­цы спра­вят­ся и са­ми, за­чем им это де­лать вме­сте с Рос­си­ей?

— Ки­тай стре­мит­ся по­лу­чить опыт управ­ле­ния су­хо­пут­ны­ми вой­ска­ми в стра­те­ги­че­ском мас­шта­бе, ко­то­ро­го у них по­чти нет. Эта стра­на де­мон­стри­ру­ет впе­чат­ля­ю­щие ре­зуль­та­ты стро­и­тель­ства сво­их ВВС и ВМС. Они уже вы­пу­сти­ли в по­след­ние го­ды по­ряд­ка 50 кор­ве­тов и бо­лее трех де­сят­ков фре­га­тов и эс­мин­цев, а сей­час на­ча­ли се­рий­но про­из­во­дить авиа­нос­цы, при­чем сра­зу на двух вер­фях — в Да­ляне и в Шан­хае. Это озна­ча­ет, что в ко­неч­ном сче­те КНР со­здаст та­кой же флот, как США. Но ес­ли в мор­ских де­лах ки­тай­цы под­на­то­ре­ли не ху­же на­ше­го, то с при­ме­не­ни­ем су­хо­пут­ных сил де­ла об­сто­ят на­мно­го ху­же. Их по­след­няя се­рьез­ная опе­ра­ция, в ко­то­рой бы­ли за­дей­ство­ва­ны со­еди­не­ния от кор­пу­са и вы­ше, — это вой­на во Вьет­на­ме в 1979 го­ду. У нас же бо­е­вой опыт несрав­ни­мо бо­га­че — взять хо­тя бы опе­ра­цию по при­нуж­де­нию Гру­зии к ми­ру. И ки­тай­цам очень ин­те­рес­но, как мы дей­ству­ем на по­ле боя, ка­кие ре­ше­ния при­ни­ма­ем и так да­лее.

— А ка­ко­ва по­ли­ти­че­ская цель этих ма­нев­ров? Мы хо­тим по­ка­зать все­му ми­ру, что Москва и Пе­кин вот-вот со­зда­дут но­вый во­ен­ный аль­янс, пусть и не­фор­маль­ный?

— Ско­рее не все­му ми­ру, а кон­крет­но США. Без­рас­суд­ная и крайне бли­зо­ру­кая политика Ва­шинг­то­на бук­валь­но тол­ка­ет Моск­ву и Пе­кин в объ­я­тия друг дру­га. Си­нер­гия ин­ду­стри­аль­ных и де­мо­гра­фи­че­ских ре­сур­сов Ки­тая и при­род­ных бо­гатств Рос­сии, а так­же на­ше­го ин­тел­лек­ту­аль­но­го и тех­но­ло­ги­че­ско­го по­тен­ци­а­ла, во­об­ще го­во­ря, де­ла­ют этот блок неуяз­ви­мым. Имен­но это на­ши стра­ны и хо­тят про­де­мон­стри­ро­вать аме­ри­кан­цам. При­чем Ки­тай в этом за­ин­те­ре­со­ван не мень­ше Рос­сии, осо­бен­но с уче­том неиз­беж­но­го во­ен­но­по­ли­ти­че­ско­го и гео­эко­но­ми­че­ско­го столк­но­ве­ния Пе­ки­на и Ва­шинг­то­на. Оно, соб­ствен­но, уже про­ис­хо­дит на на­ших гла­зах, и США это­му очень ак­тив­но спо­соб­ству­ют.

— Пен­та­го­нов­ские стра­те­ги уже за­яви­ли, что на­ме­ре­ны ис­поль­зо­вать сбли­же­ние Рос­сии и Ки­тая для то­го, что­бы убе­дить Ин­дию от­ка­зать­ся от по­куп­ки на­ше­го ору­жия в поль­зу аме­ри­кан­ско­го. Не­уже­ли Нью-Де­ли все­та­ки дрог­нет?

— Ко­неч­но, пол­но­стью Ин­дия не от­ка­жет­ся от на­ше­го ору­жия, но в бу­ду­щем за­куп­ки неиз­беж­но со­кра­тят­ся. Ду­маю, Нью-Де­ли все-та­ки при­об­ре­тет си­сте­мы С-400, вер­то­ле­ты Ми17 и Ка-226, а так­же фре­га­ты. Од­на­ко по­сле это­го та­ких круп­ных кон­трак­тов уже не бу­дет. И это не свя­за­но со сбли­же­ни­ем Рос­сии и Ки­тая. Уже несколь­ко лет Ин­дия в сво­ей во­ен­ной по­ли­ти­ке ори­ен­ти­ру­ет­ся на за­пад­ные стра­ны, преж­де все­го на США. В Нью-Де­ли дей­стви­тель­но очень бо­ят­ся рас­ту­щей во­ен­ной мо­щи КНР и от­лич­но по­ни­ма­ют, что един­ствен­ная стра­на, ко­то­рая ре­аль­но мо­жем им по­мочь в слу­чае че­го, — это США. При­чем по­мочь не про­сто ка­ким-то ору­жи­ем, а ре­аль­ным уча­сти­ем в кон­флик­те, сво­и­ми во­ен­ны­ми ре­сур­са­ми. И в этом смыс­ле пе­ре­ори­ен­та­ция Ин­дии на за­куп­ку аме­ри­кан­ских во­ору­же­ний — вещь фун­да­мен­таль­ная, она не за­ви­сит от Рос­сии. И да­же ес­ли мы вдруг пре­кра­тим во­ен­ное со­труд­ни­че­ство с КНР, эту тен­ден­цию не пе­ре­ло­мить.

— Во­ен­ный по­тен­ци­ал Ки­тая вы­зы­ва­ет опа­се­ния у це­ло­го ря­да стран АСЕАН, вклю­чая Ин­до­не­зию, Ма­лай­зию и Вьет­нам. Все эти го­су­дар­ства на­ши дав­ние парт­не­ры по ВТС. Как воз­мож­ный рос­сий­ско-ки­тай­ский во­ен­ный аль­янс от­ра­зит­ся на во­ен­ных кон­трак­тах с ни­ми?

— Во­ен­ное стро­и­тель­ство Ки­тая пу­га­ет в Азии по­чти всех. Но это сла­бо свя­за­но с на­ши­ми во­ен­ны­ми кон­трак­та­ми с Вьет­на­мом и Ин­до­не­зи­ей. Эти стра­ны и так по­ку­па­ют у нас ору­жие на пре­де­ле сво­их воз­мож­но­стей. Ду­маю, Вьет­нам про­дол­жит за­куп­ки рос­сий­ских ис­тре­би­те­лей и сто­ро­же­вых ра­кет­ных ко­раб­лей ти­па «Ге­пард». А в бу­ду­щем ку­пит и но­вые си­сте­мы ПВО ти­па С-400. ВВС Ин­до­не­зии со­всем недав­но за­ка­за­ли у нас пар­тию Су-35. А Кор­пус мор­ской пе­хо­ты этой стра­ны, как ожи­да­ет­ся, про­дол­жит при­об­ре­те­ние на­шей бро­не­тех­ни­ки — лег­ких пла­ва­ю­щих тан­ков, БМП и то­му по­доб­но­го. Что ка­са­ет­ся Ма­лай­зии, то она в по­след­нее вре­мя силь­но при­тор­мо­зи­ла. Но недав­но к вла­сти там вер­нул­ся Ма­хатхир Мо­ха­мад, а вме­сте с ним и те лю­ди, ко­то­рые мно­го лет на­зад за­клю­ча­ли с на­ми кон­трак­ты на МиГ-29 и Су-30. А зна­чит, есть как ми­ни­мум нену­ле­вые шан­сы, что мы смо­жем ес­ли не про­дать Ма­лай­зии но­вые са­мо­ле­ты, то хо­тя бы за­клю­чить кон­трак­ты на мо­дер­ни­за­цию су­ще­ству­ю­ще­го пар­ка. ■

Кон­стан­тин Макиенко уве­рен, что в Цен­траль­ной Азии есть все пред­по­сыл­ки для круп­но­мас­штаб­ной де­ста­би­ли­за­ции, вклю­чая де­мо­гра­фи­че­ское дав­ле­ние и ме­ж­эт­ни­че­ские кон­флик­ты

На­род­но-осво­бо­ди­тель­ной ар­мии Ки­тая крайне ин­те­ре­сен рос­сий­ский опыт управ­ле­ния су­хо­пут­ны­ми си­ла­ми в стра­те­ги­че­ском мас­шта­бе, ко­то­ро­го у нее по­чти нет

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.