О КРЕПОСТНЫХ БЮДЖЕТНИКАХ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Ре­зуль­та­ты го­ло­со­ва­ния в хо­де вы­бо­ров гу­бер­на­то­ра При­мо­рья на 19 участ­ках при­зна­ны недей­стви­тель­ны­ми. Зам­пред Цен­траль­ной из­би­ра­тель­ной ко­мис­сии Бу­ла­ев пуб­лич­но за­сту­пил­ся за ра­бот­ни­ков опло­шав­ших участ­ко­вых ко­мис­сий. «Я поз­во­лю се­бе на­звать про­фес­сии лю­дей, ко­то­рые воз­глав­ля­ли эти участ­ки: зам­ди­рек­то­ра шко­лы, вос­пи­та­тель дет­ско­го са­да, за­ве­ду­ю­щий до­мом куль­ту­ры, за­ве­ду­ю­щий учре­жде­ни­ем куль­ту­ры, учи­тель рус­ско­го язы­ка, ОБЖ, био­ло­гии, сек­ре­тарь учеб­ной ча­сти, ди­рек­тор до­ма твор­че­ства, ди­рек­тор шко­лы. Ува­жа­е­мые гос­по­да кан­ди­да­ты, у вас есть со­весть? Вы по­да­ли на этих лю­дей за­яв­ле­ния в пра­во­охра­ни­тель­ную си­сте­му, я вас при­зы­ваю: от­зо­ви­те свои за­яв­ле­ния — эти лю­ди ни в чём не ви­но­ва­ты. Те, кто ви­но­вен, — вы на них по­дай­те за­яв­ле­ния!» — ска­зал он. Да­лее, об­ра­ща­ясь уже, по-ви­ди­мо­му, не к оби­жен­ным кан­ди­да­там, а к сле­до­ва­те­лям, он до­ба­вил: «У ме­ня убе­ди­тель­ная прось­ба: най­ди­те воз­мож­ность, при­вле­кай­те чле­нов участ­ко­вых ко­мис­сий в ка­че­стве сви­де­те­лей. В ка­че­стве сви­де­те­лей при­вле­ки­те, опро­си­те, ищи­те ис­тин­ных ви­нов­ни­ков этих на­ру­ше­ний!» Бе­до­лаг пе­да­го­гов и биб­лио­те­ка­рей дей­стви­тель­но очень жал­ко (об этом ни­же), но сло­ва г-на Бу­ла­е­ва ма­ло то­го, что го­ме­ри­че­ски неумест­ны и са­мо­раз­об­ла­чи­тель­ны, так ещё и име­ют при­зна­ки уго­лов­но­го пре­ступ­ле­ния.

Не­умест­ность, я ду­маю, са­мо­оче­вид­на: «не те­бе бы го­во­рить, не нам бы слу­шать». Обы­ва­те­лю, осо­бен­но фрон­ди­ру­ю­ще­му, от­че­го бы и не по­жа­леть за­тур­кан­ных учи­те­лей, по­пав­ших во­лею на­чаль­ства в УИКи: и вре­ме­ни по­те­ря­ют уй­му, и сил, — всё за­тем толь­ко, что­бы со­блю­сти фор­маль­ность, под­пи­сав в ито­ге че­го ве­лят. Но то обы­ва­тель, с него и взят­ки глад­ки. А тут че­ло­век с са­мо­го вер­ха из­би­ра­тель­ной ма­ши­ны, то есть че­ло­век ис­чер­пы­ва­ю­ще осве­дом­лён­ный, го­во­рит, по су­ти, ров­но то же са­мое: «Да от­стань­те вы от чле­нов УИКа! Фор­маль­но-то их под­пись нуж­на, и за свою под­пись они пе­ред за­ко­ном от­ве­ча­ют, но на де­ле лю­ди они ма­лень­кие: при­ка­жут им сде­лать бе­лое чёр­ным — ку­да де­вать­ся, де­ла­ют…» Тут и са­мый бла­го­мыс­лен­ный граж­да­нин не за­хо­чет, а спро­сит: за­чем же они то­гда нуж­ны, эти ва­ши УИКи? За­чем бед­ные пе­да­го­ги те­ря­ют вре­мя и (фор­маль­но го­во­ря) риску­ют ока­зать­ся под су­деб­ным пре­сле­до­ва­ни­ем, ес­ли от них всё рав­но ни­ка­ко­го про­ку? И толь­ко ли УИКи так бес­по­лез­ны? А бо­лее вы­со­кие зве­нья из­би­ра­тель­но­го ме­ха­низ­ма — креп­че? Вот, ска­жем, на вас, г-н Бу­ла­ев, ни­кто не мо­жет при­крик­нуть, что­бы вы под­пи­са­ли ка­ку­ю­ни­будь неправ­ду? Ах, зна­чит, на вас не мо­жет? То­гда по­че­му вы тер­пи­те, что так об­ра­ща­ют­ся с ва­ши­ми кол­ле­га­ми?

Прось­ба же к сле­до­ва­те­лям — уже про­сто цирк с ко­ня­ми. На упо­мя­ну­тых участ­ках про­изо­шли ви­ден­ные всей стра­ной пра­во­на­ру­ше­ния; пред­се­да­те­ли и чле­ны УИКов так ли, ина­че ли, но яв­но к этим пра­во­на­ру­ше­ни­ям при­кос­но­вен­ны; и вот некий граж­да­нин при­ни­ма­ет­ся ука­зы­вать сле­до­ва­те­лю, ка­кой имен­но про­цес­су­аль­ный ста­тус сле­ду­ет при­сво­ить этим по­до­зре­ва­е­мым… Тут, из­ви­ни­те, боль­ши­ми бук­ва­ми пи­са­на часть вто­рая ста­тьи 294 УК РФ, где пря­мо ска­за­но: «Вме­ша­тель­ство в ка­кой бы то ни бы­ло фор­ме в де­я­тель­ность про­ку­ро­ра, сле­до­ва­те­ля или ли­ца, про­из­во­дя­ще­го до­зна­ние… на­ка­зы­ва­ет­ся» — и там от штра­фа до аре­ста на пол­го­да, а ведь пуб­лич­ное за­яв­ле­ние круп­но­го чи­нов­ни­ка и есть несо­мнен­ное вме­ша­тель­ство. В свя­зи с ци­ти­ро­ван­ны­ми ре­ча­ми при же­ла­нии мож­но го­во­рить и о бо­лее жёст­ких ста­тьях УК (ст. 316 «Укры­ва­тель­ство пре­ступ­ле­ний», ст. 302 «При­нуж­де­ние к да­че по­ка­за­ний», ст. 309 «Под­куп или при­нуж­де­ние к да­че по­ка­за­ний…»), да толь­ко же­ла­ния, к сча­стью г-на Бу­ла­е­ва, ни у ка­ко­го про­ку­ро­ра или сле­до­ва­те­ля за­ве­до­мо не воз­ник­нет. Сам же зам­пред ЦИКа не ви­дит в сво­их сло­вах ни­че­го дур­но­го. Не ви­дит да­же и са­мо­раз­об­ла­че­ния, а ведь очень ве­ро­ят­но, что сле­до­ва­те­лю он по­про­сту со­ве­ту­ет ра­бо­тать так, как ра­бо­та­ет сам. За­кон — он же, как из­вест­но, что те­ле­граф­ный столб: пе­ре­прыг­нуть нель­зя, а обой­ти мож­но…

Меж­ду тем нена­ро­ком уго­див­ших в по­ка­за­тель­ный про­цесс ря­до­вых граж­дан и вправ­ду жал­ко; и вправ­ду бы­ло бы очень нехо­ро­шо, ока­жись они край­ни­ми в при­мор­ском скан­да­ле, так гро­мо­глас­но схло­по­тав по­хме­лье в чу­жом пи­ру. К сча­стью, есть аб­со­лют­но за­кон­ный спо­соб это­го из­бе­жать, при­чём со­всем неслож­ный. Уча­стие зло­счаст­ных уи­ков­цев в скан­да­ле по­дроб­но раз­би­ра­ет­ся; тем из них, ко­му по за­ко­ну по­ло­же­но, предъ­яв­ля­ет­ся об­ви­не­ние. Об­ви­ня­е­мые за­яв­ля­ют о со­труд­ни­че­стве со след­стви­ем и их де­ла рас­смат­ри­ва­ют­ся су­дом в осо­бом по­ряд­ке, то есть быст­ро и не слиш­ком стро­го. По­сле вы­не­се­ния при­го­во­ра они про­сят пре­зи­ден­та о по­ми­ло­ва­нии и по­ми­ло­ва­ние по­лу­ча­ют — ра­зу­ме­ет­ся, при усло­вии, что их со­труд­ни­че­ство со след­стви­ем по­мог­ло при­влечь к от­вет­ствен­но­сти за­каз­чи­ков и ор­га­ни­за­то­ров дав­ле­ния на из­би­ра­тель­ные ко­мис­сии. (По­ми­ло­ва­ние тут не так уж обя­за­тель­но: боль­шин­ство при­го­во­ров и так бу­дет не тя­же­лее неболь­ших услов­ных сро­ков, — и я по­ни­маю, как труд­но до­бить­ся его де­мон­стра­тив­но­го при­ме­не­ния, но ведь и слу­чай очень неря­до­вой: по­ка­за­тель­ная пор­ка ви­но­ва­тых в со­че­та­нии со столь же по­ка­за­тель­ной жа­ло­стью к под­не­воль­ным лю­дям бы­ла бы весь­ма умест­на.) Вот и всё. Да, на этих лю­дях, ве­ро­ят­но, оста­нет­ся су­ди­мость, но ведь они, как ни кру­ти, пре­сту­пи­ли же за­кон. За­то впредь раз­но­го ро­да чи­ну­шам, тре­бу­ю­щим от «ма­лень­ких лю­дей» сде­лать что-ли­бо неза­кон­ное, ста­нет чуть труд­нее вы­го­во­рить: «Те­бе за это ни­че­го не бу­дет», — а тем ста­нет чуть лег­че на­от­рез от­ка­зать­ся.

Это очень важ­но. Речь ведь не толь­ко, да да­же и не столь­ко о вы­бо­рах, сколь­ко о по­все­мест­но во­ца­рив­шей­ся си­сте­ме от­но­ше­ний чи­нов­ни­ков к бюд­жет­ни­кам. Чи­нов­ни­ки гу­берн­ских (мэр­ских) де­пар­та­мен­тов ис­кренне убеж­де­ны, что лю­ди, по­лу­ча­ю­щие день­ги из ку­ри­ру­е­мых ими бюд­же­тов, слу­жат не го­ро­ду, не ре­ги­о­ну, а лич­но им, за­ме­ча­тель­но эф­фек­тив­ным ме­не­дже­рам. Что им нуж­но (что­бы, на­при­мер, уго­дить на­чаль­ству), то бюд­жет­ник дол­жен впе­ре­ди соб­ствен­но­го виз­га ки­дать­ся вы­пол­нять — спро­си­те лю­бо­го ди­рек­то­ра шко­лы, сколь­ко звон­ков с са­мы­ми иди­от­ски­ми тре­бо­ва­ни­я­ми он по­лу­ча­ет за неде­лю. Убрать из этих тре­бо­ва­ний пусть толь­ко про­ти­во­ре­ча­щие за­ко­ну — на пер­вый слу­чай и это ста­ло бы со­бы­ти­ем. Кре­пост­ное пра­во хо­ро­шо бы от­ме­нить це­ли­ком, спо­ру нет, но для на­ча­ла да­вай­те хо­тя бы уви­дим сал­ты­чих в мо­на­стыр­ских тюрь­мах. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.