Атом­ный экс­порт

Ekspert - - СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДОКЛАД -

Рос­сия за­хва­ти­ла и, по всей ви­ди­мо­сти, удер­жит в обо­зри­мом бу­ду­щем ли­дер­ство на ми­ро­вом рын­ке обо­ру­до­ва­ния для атом­ной энер­ге­ти­ки

Все­ре­дине про­шло­го ве­ка на­ша стра­на ста­ла пер­во­про­ход­цем в ис­поль­зо­ва­нии атом­ной энер­ге­ти­ки в мир­ных це­лях. Это и пер­вая в ми­ре атом­ная элек­тро­стан­ция (Об­нин­ская, ныне уже вы­ве­ден­ная из экс­плу­а­та­ции), и атом­ные си­ло­вые уста­нов­ки для ле­до­ко­лов, и при­ме­нен­ное пер­вы­ми в ми­ре обо­га­ще­ние ура­на на цен­три­фу­гах.

А се­го­дня исто­ри­че­ское пер­вен­ство в атом­ной сфе­ре успеш­но кон­вер­ти­ру­ет­ся в ли­дер­ство на ми­ро­вом рын­ке. Порт­фель толь­ко за­ру­беж­ных за­ка­зов «Ро­са­то­ма» сей­час со­став­ля­ет 36 ре­ак­то­ров — боль­ше, чем у всех кон­ку­рен­тов вме­сте взя­тых (см. гра­фик 1).

Мир­ный атом стал од­ной из важ­ных ста­тей рос­сий­ско­го несы­рье­во­го экс­пор­та. Что осо­бен­но важ­но, атом­ные про­ек­ты «дол­го­игра­ю­щие» — еди­но­жды по­став­лен­ный за­ру­беж­но­му кли­ен­ту ре­ак­тор по­том на про­тя­же­нии мно­гих лет ста­но­вит­ся ис­прав­ным по­ку­па­те­лем как ми­ни­мум рос­сий­ско­го ядер­но­го топ­ли­ва (см. гра­фик 2).

Ос­но­ву успеш­ной экс­пан­сии «Ро­са­то­ма» со­зда­ет его ма­ши­но­стро­и­тель­ный ди­ви­зи­он — ком­па­ния «Атом­энер­го­маш» — один из крупнейших энер­го­ма­ши­но­стро­и­тель­ных хол­дин­гов Рос­сии, пред­ла­га­ю­щий пол­ный спектр ре­ше­ний в об­ла­сти про­ек­ти­ро­ва­ния, про­из­вод­ства и по­став­ки обо­ру­до­ва­ния для атом­ной и теп­ло­вой энер­ге­ти­ки, неф­те­га­зо­вой от­рас­ли, су­до­стро­е­ния и рын­ка спе­ци­аль­ных ста­лей. Ком­па­ния пол­но­стью кон­тро­ли­ру­ет про­из­вод­ствен­ную це­поч­ку обо­ру­до­ва­ния для ядер­но­го ост­ро­ва и ма­шин­но­го за­ла — от НИОКР и вы­пус­ка ра­бо­чей до­ку­мен­та­ции до про­ек­ти­ро­ва­ния тех­но­ло­ги­че­ских про­цес­сов и про­из­вод­ства обо­ру­до­ва­ния. Обо­ру­до­ва­ние ком­па­нии в на­сто­я­щее вре­мя обес­пе­чи­ва­ет ра­бо­ту 14% всех АЭС в ми­ре и, как бы­ло ука­за­но вы­ше, порт­фель за­ка­зов поз­во­ля­ет рас­счи­та­ет на уве­ли­че­ние этой до­ли.

Кон­троль, учет и ло­ка­ли­за­ция

По сло­вам ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра «Атом­энер­го­ма­ша» Ан­дрея Ни­ки­пе­ло­ва, «ес­ли ори­ен­ти­ро­вать­ся на фи­нан­со­вые по­ка­за­те­ли, то до­ля вы­руч­ки ком­па­нии от за­ру­беж­ных опе­ра­ций в 2017 го­ду со­ста­ви­ла 11 про­цен­тов. Но фак­ти­че­ски се­го­дня по­чти все на­ше обо­ру­до­ва­ние для атом­ной энер­ге­ти­ки идет за ру­беж. Про­сто зна­чи­тель­ная часть по­став­ля­ет­ся че­рез от­рас­ле­вую ин­жи­ни­рин­го­вую ком­па­нию АСЭ, ко­то­рая вы­сту­па­ет как EPC-опе­ра­тор, или “Ру­са­том сер­вис”, ко­то­рый яв­ля­ет­ся про­вай­де­ром услуг кор­по­ра­ции в об­ла­сти сер­ви­са АЭС. То есть фор­маль­но вы­руч­ка руб­ле­вая, но обо­ру­до­ва­ние ухо­дит на за­ру­беж­ные энер­го­бло­ки и к нам как к из­го­то­ви­те­лям предъ­яв­ля­ют­ся все тре­бо­ва­ния ко­неч­но­го за­каз­чи­ка и на­ци­о­наль­но­го ре­гу­ля­то­ра. По­дав­ля­ю­щая часть на­ше­го порт­фе­ля за­ка­зов на де­ся­ти­лет­ний пе­ри­од в 455 мил­ли­ар­дов руб­лей при­хо­дит­ся на за­ру­беж­ные атом­ные бло­ки».

«Атом­энер­го­маш» сей­час ос­нов­ной из­го­то­ви­тель обо­ру­до­ва­ния ядер­но­го ост­ро­ва и ма­шин­но­го за­ла энер­го­бло­ков рос­сий­ско­го ди­зай­на. По­это­му для ком­па­нии, как и для «Ро­са­то­ма» в це­лом, зна­че­ние экс­пор­та еже­год­но рас­тет.

Экс­порт­ные кон­трак­ты по срав­не­нию с рос­сий­ски­ми про­ек­та­ми име­ют свою спе­ци­фи­ку. «Вся про­ект­ная до­ку­мен­та­ция и про­из­во­ди­мое обо­ру­до­ва­ние

долж­ны со­от­вет­ство­вать всем нор­ма­тив­ным тре­бо­ва­ни­ям — меж­ду­на­род­ным и на­ци­о­наль­ным — той стра­ны, в ко­то­рую оно по­став­ля­ет­ся, — го­во­рит Ан­дрей Ни­ки­пе­лов. — Каж­дый ино­стран­ный за­каз­чик про­во­дит свое ли­цен­зи­ро­ва­ние, ат­те­ста­цию ком­па­нии и пред­при­я­тий, аудит си­сте­мы ме­недж­мен­та ка­че­ства, да­ет раз­ре­ше­ние на за­пуск в про­из­вод­ство и при­сут­ству­ет при клю­че­вых эта­пах из­го­тов­ле­ния обо­ру­до­ва­ния, про­во­дит­ся ат­те­ста­ция ла­бо­ра­то­рий. В част­но­сти, ис­пы­та­тель­ные ла­бо­ра­то­рии “Ат­ом­маш”, “Пет­ро­за­вод­скмаш”, ЦНИИТ­маш — од­ни из немно­гих в Рос­сии, ко­то­рые име­ют меж­ду­на­род­ный сер­ти­фи­кат, вы­дан­ный Меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ци­ей по ак­кре­ди­та­ции ла­бо­ра­то­рий ILAC. Ряд ино­стран­ных за­каз­чи­ков, в ос­нов­ном ев­ро­пей­ских, тре­бу­ют про­де­мон­стри­ро­вать раз­ви­тую куль­ту­ру без­опас­но­сти — это но­вое тре­бо­ва­ние для ма­ши­но­стро­и­тель­ных пред­при­я­тий Рос­сии».

В ря­де слу­ча­ев ат­те­сту­ют­ся кон­крет­ные спе­ци­а­ли­сты, на­при­мер свар­щи­ки, на кон­крет­ные ви­ды ра­бот с со­блю­де­ни­ем тре­бо­ва­ний меж­ду­на­род­ных норм или норм той стра­ны, ку­да по­став­ля­ет­ся обо­ру­до­ва­ние, ука­зы­ва­ют в ком­па­нии. Про­ве­ря­ет­ся, что имен­но ат­те­сто­ван­ный свар­щик ва­рил этот кон­крет­ный шов. Бы­ва­ет, что необ­хо­ди­мо про­ве­сти от­дель­ные НИОКР, что­бы под­твер­дить свой­ства ме­тал­ла. Все­го с мо­мен­та под­пи­са­ния кон­трак­та до за­пус­ка в про­из­вод­ство про­хо­дит несколь­ко ме­ся­цев, ко­то­рые за­ни­ма­ет про­хож­де­ние ат­те­ста­ци­он­ных про­це­дур.

В си­лу важ­но­сти за­ру­беж­ных про­ек­тов «Атом­энер­го­маш» про­во­дит со­от­вет­ству­ю­щее обу­че­ние пер­со­на­ла. Обу­че­ние за­тра­ги­ва­ет ра­бот­ни­ков по раз­лич­ным на­прав­ле­ни­ям: до­го­вор­ная ра­бо­та, про­ек­ти­ро­ва­ние, кон­стру­и­ро­ва­ние, со­зда­ние тех­но­ло­ги­че­ских про­цес­сов, обес­пе­че­ние ка­че­ства. Со­труд­ни­ки ком­па­нии по­лу­ча­ют зна­ния в об­ла­сти меж­ду­на­род­ных стан­дар­тов стран-за­каз­чи­ков, тех­ни­че­ской ат­те­ста­ции и сер­ти­фи­ка­ции в со­от­вет­ствии с на­ци­о­наль­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми, под­тя­ги­ва­ют де­ло­вой и тех­ни­че­ский ан­глий­ский.

«При этом ра­бо­та по меж­ду­на­род­ным или за­ру­беж­ным на­ци­о­наль­ным тре­бо­ва­ни­ям, на­ли­чие опы­та поз­во­ля­ет нам дви­гать­ся и в дру­гих на­прав­ле­ни­ях — вы­сту­пать парт­не­ром по ло­ка­ли­за­ции про­из­вод­ства обо­ру­до­ва­ния в Рос­сии в неатом­ных про­ек­тах, — уточ­ня­ет Ан­дрей Ни­ки­пе­лов. — Се­го­дня, на­при­мер, мы из­го­тав­ли­ва­ем обо­ру­до­ва­ние си­ло­во­го ост­ро­ва для за­во­дов по пе­ре­ра­бот­ке от­хо­дов в энер­гию, стро­я­щих­ся ком­па­ни­ей “РТ-Ин­вест” по ли­цен­зии Hitachi Zosen Inova. В про­шлом го­ду мы из­го­то­ви­ли ко­лон­ное обо­ру­до­ва­ние для трех рос­сий­ских НПЗ. Ли­цен­зи­ар обо­ру­до­ва­ния, то есть глав­ный раз­ра­бот­чик по всем трем про­ек­там, — ита­льян­ская ком­па­ния Maire Tecnimont. Сей­час мы ак­тив­но вза­и­мо­дей­ству­ем с га­зо­вы­ми ком­па­ни­я­ми и ли­цен­зи­а­ра­ми по ло­ка­ли­за­ции про­из­вод­ства обо­ру­до­ва­ния для СПГ-про­ек­тов, боль­шая часть ко­то­ро­го се­го­дня из­го­тав­ли­ва­ет­ся за ру­бе­жом».

Сду­ва­ю­щий­ся За­пад, вос­хо­дя­щий Во­сток

«Ро­са­том» и, сле­до­ва­тель­но, «Атом­энер­го­маш» не един­ствен­ный иг­рок на ми­ро­вом рын­ке атом­но­го обо­ру­до­ва­ния. Но имен­но рос­сий­ские атом­щи­ки до­би­лись здесь впе­чат­ля­ю­ще­го ли­дер­ства.

По сло­вам Ан­дрея Ни­ки­пе­ло­ва, за­каз­чи­ку вы­год­но ра­бо­тать с ком­плект­ным по­став­щи­ком — в этом слу­чае он име­ет де­ло с од­ним контр­аген­том, что кар­ди­наль­но упро­ща­ет пе­ре­го­вор­ные про­цес­сы, по­вы­ша­ет опе­ра­тив­ность при­ня­тия ре­ше­ний.

Вто­рым пре­иму­ще­ством «Атом­энер­го­ма­ша» мож­но счи­тать непло­хой сплав на­уч­ной и про­из­вод­ствен­ной ба­зы. Ком­па­ния вклю­ча­ет в се­бя ве­ду­щие, зна­ме­ни­тые еще с со­вет­ской эпо­хи, кон­струк­тор­ские бю­ро и пред­при­я­тия атом­но­го и энер­ге­ти­че­ско­го ма­ши­но­стро­е­ния (ЦНИИТ­маш, ЦКБМ, ОКБ «Гид­ро­пресс», ОКБМ им. И. И. Аф­ри­кан­то­ва и ряд дру­гих). «Атом­энер­го­маш», та­ким об­ра­зом, пол­но­стью кон­тро­ли­ру­ет про­из­вод­ствен­ную це­поч­ку от НИОКР до от­груз­ки го­то­во­го обо­ру­до­ва­ния и мо­жет пред­ло­жить за­каз­чи­ку тех­ни­че­ские ре­ше­ния под лю­бую за­да­чу.

«Мы ви­дим уси­ле­ние кон­ку­рен­ции со сто­ро­ны ази­ат­ских иг­ро­ков и ак­тив­но го­то­вим­ся к это­му, — рас­ска­зы­ва­ет Ан­дрей Ни­ки­пе­лов. — Для нас, ма­ши­но­стро­и­те­лей, это пре­жде все­го озна­ча­ет, что обо­ру­до­ва­ние нуж­но из­го­тав­ли­вать быст­рее и де­шев­ле, со­блю­дая при этом все рос­сий­ские и меж­ду­на­род­ные тре­бо­ва­ния по ка­че­ству. На пер­вом ме­сте у нас сто­ит пра­виль­ное вы­стра­и­ва­ние всех управ­лен­че­ских и про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов, на­чи­ная с за­клю­че­ния кон­трак­та и до от­груз­ки обо­ру­до­ва­ния за­каз­чи­ку».

На всех пред­при­я­ти­ях ком­па­нии внед­ря­ет­ся про­из­вод­ствен­ная си­сте­ма «Ро­са­том»: кар­ти­ру­ют­ся все ос­нов­ные про­цес­сы, ищут­ся воз­мож­но­сти для со­кра­ще­ния ско­ро­сти ре­а­ли­за­ции про­из­вод­ствен­ных, ад­ми­ни­стра­тив­ных и управ­лен­че­ских про­цес­сов. Ре­зуль­та­ты не за­ста­ви­ли се­бя ждать. На­при­мер, от­ме­ча­ют в ком­па­нии, вре­мя из­го­тов­ле­ния па­ро­ге­не­ра­то­ров кор­пу­са ре­ак­то­ра на вол­го­дон­ском «Ат­ом­ма­ше» со­кра­ти­лось с 660 до 524 дней. При­чем со­кра­ще­ние про­изо­шло в ос­нов­ном толь­ко за счет пра­виль­но ор­га­ни­зо­ван­ных про­из­вод­ствен­ных по­то­ков и ад­ми­ни­стра­тив­но­управ­лен­че­ских про­цес­сов.

Дру­гой при­мер — пе­тер­бург­ский ЦКБМ, един­ствен­ный в Рос­сии из­го­то­ви­тель глав­ных цир­ку­ля­ци­он­ных на­со­сов для АЭС. «Мы раз­ме­сти­ли про­из­вод­ство на двух ком­пакт­ных пло­щад­ках, оп­ти­ми­зи­ро­ва­ли все управ­лен­че­ские и ад­ми­ни­стра­тив­ные про­цес­сы, про­из­вод­ствен­ные по­то­ки вы­стро­и­ли в со­от­вет­ствии

с луч­ши­ми ми­ро­вы­ми прак­ти­ка­ми. В ито­ге на тех же са­мых стан­ках про­из­во­ди­тель­ность тру­да вы­рос­ла бо­лее чем в два ра­за, а ко­ли­че­ство на­со­сов, ко­то­рое про­из­во­дит пред­при­я­тие, за по­след­ние го­ды уве­ли­чи­лось с од­но­го-двух в год до 11–12 в год», — го­во­рит Ан­дрей Ни­ки­пе­лов.

На фоне ос­нов­ных кон­ку­рен­тов это дей­стви­тель­но вы­да­ю­щи­е­ся ре­зуль­та­ты.

На­при­мер, мож­но вспом­нить тя­же­лую эпо­пею аме­ри­кан­ско-япон­ских под­ряд­чи­ков на тай­вань­ской АЭС Лунг­мень: про­ект, за­пу­щен­ный в 1999 го­ду и пла­ни­ро­вав­ший­ся к за­вер­ше­нию в 2004-м, не ре­а­ли­зо­ван до сих пор. Сме­та при этом с из­на­чаль­ных че­ты­рех мил­ли­ар­дов дол­ла­ров уве­рен­но пе­ре­ва­ли­ла за де­сять мил­ли­ар­дов. Срыв сро­ков стро­и­тель­ства и вы­ход за пре­де­лы сме­ты аме­ри­кан­цы де­мон­стри­ро­ва­ли и по иным про­ек­там. За­кон­чи­лось это пред­ска­зу­е­мым банк­рот­ством ком­па­нии Westinghouse в про­шлом го­ду.

Не ме­нее увле­ка­тель­ны при­клю­че­ния фран­цуз­ской Areva, у ко­то­рой тот же джентль­мен­ский на­бор: срыв сро­ков, пе­ре­рас­ход де­неж­ных средств. На­при­мер, фин­ская АЭС Ол­ки­лу­ото-3, стро­и­тель­ство ко­то­рой бы­ло на­ча­то в 2005 го­ду и долж­но бы­ло за­вер­шить­ся в 2009-м, те­перь ожи­да­ет­ся к вво­ду толь­ко в 2019 го­ду. Сто­и­мость про­ек­та вы­рос­ла с 3,2 млрд ев­ро до 8,5 млрд. За­кон­чи­лось все это на­коп­ле­ни­ем ги­гант­ских дол­гов, по­ста­вив­ших Areva на грань банк­рот­ства, и, в кон­це кон­цов, «рас­кас­си­ро­ва­ни­ем» кор­по­ра­ции, атом­ный сег­мент ко­то­рой с ян­ва­ря это­го го­да пре­вра­тил­ся в под­кон­троль­ную фран­цуз­ско­му го­су­дар­ству ком­па­нию Оrano.

Впро­чем, по­чи­вать на лав­рах рос­сий­ским атом­щи­кам не при­хо­дит­ся.

Ком­пе­тен­ции по про­из­вод­ству соб­ствен­ных атом­ных ре­ак­то­ров име­ет юж­но­ко­рей­ская КЕРСО. Ее ре­ак­то­ры APR1400 не толь­ко ис­поль­зу­ют­ся в са­мой Юж­ной Ко­рее (с 2008 го­да три ре­ак­то­ра по­стро­е­ны, один на­хо­дит­ся в про­цес­се по­строй­ки), но и на­ча­ли по­став­лять­ся на экс­порт (кон­тракт с ОАЭ на че­ты­ре энер­го­бло­ка, по пять мил­ли­ар­дов дол­ла­ров за еди­ни­цу). В пер­спек­ти­ве это очень опас­ный кон­ку­рент для на­ших атом­щи­ков на внеш­них рын­ках.

Кро­ме то­го, в уз­кий круг по­став­щи­ков атом­ных энер­го­бло­ков в бу­ду­щем мо­жет вой­ти Ки­тай. Ки­тай­ская атом­ная от­расль пред­став­ле­на сра­зу тре­мя кор­по­ра­ци­я­ми: CNNC (флаг­ман на­ци­о­наль­ной атом­ной энер­ге­ти­ки), CGN (осва­и­ва­ет фран­цуз­ские атом­ные технологии), SPIC (аме­ри­кан­ские технологии). Со­от­вет­ствен­но, есть и це­лая рос­сыпь раз­лич­ных ти­пов ре­ак­то­ров: HPR1000 (Hualong One), CAP1400, ACP-1000, ACPR-1000. По­ка что они не слиш­ком успеш­ны в ка­че­стве экс­порт­ных про­дук­тов, к ним ча­сто воз­ни­ка­ют пре­тен­зии по ка­че­ству ре­гу­ли­ро­ва­ния и со­блю­де­нию тех­ни­че­ских стан­дар­тов в Ки­тае. Но в бу­ду­щем, как спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет Ан­дрей Ни­ки­пе­лов, луч­ше иметь за­пас кон­ку­рент­но­го пре­вос­ход­ства.

Мир­но­му ато­му быть?

Не сек­рет, что в по­след­ние го­ды, по­сле ава­рии на япон­ской АЭС Фу­ку­си­ма-1 в 2011 го­ду, в ря­де стран опять, как по­сле Чер­но­бы­ля, стал на­рас­тать скеп­ти­цизм по от­но­ше­нию к ядер­ной энер­ге­ти­ке. Ес­ли да­же «Атом­энер­го­маш» бу­дет ра­бо­тать эф­фек­тив­нее всех сво­их кон­ку­рен­тов, бу­дет ли ему где раз­вер­нуть­ся?

Ве­ро­ят­но, да. По оцен­кам Меж­ду­на­род­но­го энер­ге­ти­че­ско­го агент­ства (IEA), к 2040 го­ду ми­ро­вой спрос на энер­гию вы­рас­тет на 32%, при­чем не ме­нее 13% это­го спро­са бу­дет удо­вле­тво­ре­но за счет атом­ной энер­ге­ти­ки. Уста­нов­лен­ная мощ­ность атом­ных ре­ак­то­ров в ми­ре при этом мо­жет вы­рас­ти с 377 ГВт в 2015 го­ду до 508 ГВт к 2025 го­ду и 683 ГВт к 2035-му (см. гра­фик 3). Ос­нов­ной при­рост при­дет­ся на раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны, то есть на по­тен­ци­аль­ный ры­нок «Ро­са­то­ма» и, та­ким об­ра­зом, «Атом­энер­го­ма­ша».

«Мы ви­дим зна­чи­тель­ный по­тен­ци­ал даль­ней­ше­го раз­ви­тия атом­ной энер­ге­ти­ки, — рас­ска­зы­ва­ет Ан­дрей Ни­ки­пе­лов. — Ожи­да­ет­ся, что к 2030 го­ду ми­ро­вое про­из­вод­ство элек­тро­энер­гии на АЭС уве­ли­чит­ся на 33 про­цен­та по срав­не­нию с 2016 го­дом и со­ста­вит 32,9 трил­ли­о­на ки­ло­ватт-ча­сов. Наи­боль­ший рост при­дет­ся на Азию, где по­треб­ле­ние элек­тро­энер­гии вы­рас­тет в пол­то­ра ра­за, с 10,8 трил­ли­о­на до 16,4 трил­ли­о­на ки­ло­ватт­ча­сов. Меж­ду­на­род­ное энер­ге­ти­че­ское агент­ство, кон­сал­тин­го­вая ком­па­ния UxC и Все­мир­ная ядер­ная ас­со­ци­а­ция в усло­ви­ях ба­зо­во­го сце­на­рия ожи­да­ют ро­ста мощ­но­сти дей­ству­ю­щих АЭС с 392 ги­га­ватт в 2017 го­ду до 468, 446 и 445 ги­га­ватт со­от­вет­ствен­но в 2030 го­ду».

При этом, по сло­вам Ан­дрея Ни­ки­пе­ло­ва, рос­сий­ские ре­ак­то­ры за­ре­ко­мен­до­ва­ли се­бя са­мым луч­шим об­ра­зом: «Опыт без­ава­рий­ной ра­бо­ты энер­го­бло­ков с ВВЭР (во­до-во­дя­ной энер­ге­ти­че­ский ре­ак­тор. — “Экс­перт”) со­став­ля­ет уже бо­лее 1400 ре­ак­то­ро-лет. За все го­ды экс­плу­а­та­ции АЭС это­го ти­па не бы­ло ни од­но­го ин­ци­ден­та, свя­зан­но­го с ра­бо­той ре­ак­тор­ной уста­нов­ки. Вы­со­кая сте­пень на­деж­но­сти рос­сий­ских атом­ных стан­ций обес­пе­че­на ра­бо­той мно­же­ства ак­тив­ных и пас­сив­ных си­стем без­опас­но­сти. В про­из­вод­стве обо­ру­до­ва­ния его ка­че­ству и на­деж­но­сти уде­ля­ет­ся при­о­ри­тет­ное вни­ма­ние. К при­ме­ру, из­го­тов­ле­ние кор­пу­са ре­ак­то­ра ВВЭР-1200 вме­сте с про­из­вод­ством обе­ча­ек за­ни­ма­ет око­ло трех лет, и по­ло­ви­на это­го сро­ка ухо­дит на кон­троль­ные опе­ра­ции».

Впро­чем, экс­перт-ана­ли­тик де­пар­та­мен­та ис­сле­до­ва­ний ТЭК Ин­сти­ту­та про­блем есте­ствен­ных мо­но­по­лий (ИПЕМ) Алек­сей Фад­де­ев от­ме­ча­ет, что пер­спек­ти­вы раз­ви­тия атом­ной энер­ге­ти­ки на­пря­мую опре­де­ля­ют­ся ее спо­соб­но­стью кон­ку­ри­ро­вать по цене элек­тро­энер­гии с ТЭС и воз­об­нов­ля­е­мой энер­ге­ти­кой.

«В со­вре­мен­ных усло­ви­ях, ко­гда вы­со­ка до­ступ­ность при­род­но­го га­за, а сто­и­мость сол­неч­ных и вет­ро­вых элек­тро­стан­ций про­дол­жа­ет сни­жать­ся, пер­спек­ти­вы раз­ви­тия атом­ной энер­ге­ти­ки в ми­ре вы­гля­дят уме­рен­ны­ми, — го­во­рит экс­перт. — Ее мощ­ность бу­дет уве­ли­чи­вать­ся, но до­ля в ми­ро­вом энер­го­ба­лан­се бу­дет оста­вать­ся ста­биль­ной или да­же чуть сни­жать­ся. Тео­ре­ти­че­ски мож­но ожи­дать ка­че­ствен­но­го “ре­нес­сан­са”

атом­ной ге­не­ра­ции в слу­чае су­ще­ствен­но­го уде­шев­ле­ния сто­и­мо­сти стро­и­тель­ства АЭС или в слу­чае ра­ди­каль­но­го уже­сто­че­ния борь­бы с вы­бро­са­ми пар­ни­ко­вых га­зов — в по­след­нем слу­чае со­вре­мен­ная воз­об­нов­ля­е­мая энер­ге­ти­ка, бу­дучи за­ви­си­мой от кли­ма­ти­че­ских усло­вий, по­про­сту не смо­жет удо­вле­тво­рить по­треб­но­сти всех стран в до­ступ­ной безуг­ле­род­ной энер­гии, и АЭС мо­гут стать эф­фек­тив­ной аль­тер­на­ти­вой».

От­ме­тим, что це­на ура­на, ис­поль­зу­е­мо­го в ка­че­стве «топ­ли­ва» для ре­ак­то­ров, до­стиг­нув пи­ка в 2007 го­ду, с тех пор про­дол­жа­ет неуклон­но сни­жать­ся (см. гра­фик 4). Так что кон­ку­рен­то­спо­соб­ность атом­ной энер­ге­ти­ки по цене упи­ра­ет­ся в сни­же­ние ка­пи­таль­ных за­трат на воз­ве­де­ние энер­го­бло­ков. То есть в це­лом бу­ду­щее «Атом­энер­го­ма­ша» как экс­пор­те­ра — в его же ру­ках.

Но­вые технологии

Как и в лю­бой дру­гой от­рас­ли, ис­поль­зу­е­мые в атом­ной энер­ге­ти­ке технологии не сто­ят на ме­сте. И то, что идет на экс­порт се­го­дня, мо­жет ока­зать­ся неак­ту­аль­ным зав­тра. Или, на­про­тив, на ры­нок мо­жет вый­ти прин­ци­пи­аль­но но­вый про­дукт.

Как от­ме­ча­ют атом­щи­ки, в атом­ной энер­ге­ти­ке в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве мож­но вы­де­лить три ос­нов­ных на­прав­ле­ния.

Во-пер­вых, тех­но­ло­гия ВВЭР оста­ет­ся се­го­дня са­мой об­ка­тан­ной и при­выч­ной для дей­ству­ю­щих и по­тен­ци­аль­ных за­каз­чи­ков, а по­то­му в бли­жай­шие го­ды оста­нет­ся од­ним из наи­бо­лее вос­тре­бо­ван­ных про­дук­тов.

Во-вто­рых, бу­дет со­вер­шен­ство­вать­ся и вы­во­дить­ся на ры­нок тех­но­ло­гия БН (ре­ак­то­ров на быст­рых ней­тро­нах).

Су­ще­ству­ю­щие в Рос­сии (на Бе­ло­яр­ской АЭС) ре­ак­то­ры БН рас­счи­та­ны на ис­поль­зо­ва­ние МОКС-топ­ли­ва, в ко­то­ром мож­но при­ме­нять плу­то­ний, вы­де­лен­ный в про­цес­се пе­ре­ра­бот­ки от­ра­бо­тав­ше­го ядер­но­го топ­ли­ва «обыч­ных» ре­ак­то­ров, со­став­ля­ю­щих ос­но­ву со­вре­мен­ной атом­ной энер­ге­ти­ки. Идет в де­ло и изо­топ уран-238, ко­то­рый пре­об­ла­да­ет в ура­но­вой ру­де, но для «обыч­ных» ре­ак­то­ров бес­по­ле­зен.

Тео­ре­ти­че­ски бла­го­да­ря та­кой «все­яд­но­сти» это мо­жет стать на­сто­я­щим про­ры­вом в атом­ной энер­ге­ти­ке.

Есть, впро­чем, и бо­лее осто­рож­ные оцен­ки. Алек­сей Фад­де­ев по­ла­га­ет, что пер­спек­ти­вы ши­ро­ко­го внед­ре­ния ре­ак­то­ров на быст­рых ней­тро­нах в Рос­сии и за­ру­беж­ных стра­нах до­воль­но огра­ни­че­ны.

«Эти ре­ак­то­ры от­ли­ча­ют­ся бо­лее вы­со­кой удель­ной сто­и­мо­стью по срав­не­нию с тра­ди­ци­он­ны­ми ВВЭР, — го­во­рит экс­перт. — На­при­мер, по дан­ным ин­вест­про­грам­мы “Рос­энер­го­ато­ма”, БН-800 обо­шел­ся в 161 мил­ли­он руб­лей за ме­га­ватт, что вы­ше зна­че­ний для ВВЭР-1200 на Но­во­во­ро­неж­ской АЭС-2 и Ле­нин­град­ской АЭС-2 — 114 мил­ли­о­нов ру­бе­лей за ме­га­ватт. Ожи­да­ет­ся, что БН-1200 ока­жет­ся де­шев­ле БН-800, но этот про­ект су­ще­ству­ет толь­ко на бу­ма­ге. И речь идет о ре­ак­то­рах с на­три­е­вым теп­ло­но­си­те­лем — наи­бо­лее раз­ви­том на­прав­ле­нии ре­ак­то­ров на быст­рых ней­тро­нах. А ес­ли по­смот­реть на аль­тер­на­тив­ные на­прав­ле­ния — ре­ак­то­ры со свин­цо­вым или свин­цо­во-вис­му­то­вым теп­ло­но­си­те­лем, то они не до­шли да­же до экс­плу­а­та­ции опыт­но-про­мыш­лен­ных объ­ек­тов. Опе­ре­жая ВВЭР по сто­и­мо­сти стро­и­тель­ства, ре­ак­то­ры на быст­рых ней­тро­нах об­ла­да­ют та­ки­ми пре­иму­ще­ства­ми, ко­то­рые сей­час не очень ак­ту­аль­ны. Це­ны на уран на­хо­дят­ся го­раз­до ни­же от­ме­ток де­ся­ти­лет­ней дав­но­сти, и объ­ек­тив­ная по­треб­ность в за­мы­ка­нии ядер­но­го топ­лив­но­го цик­ла по­про­сту от­сут­ству­ет. Воз­мож­но, по­треб­ность воз­ник­нет че­рез несколь­ко де­ся­ти­ле­тий в Ки­тае, но это крайне да­ле­кая пер­спек­ти­ва».

«Се­го­дня мы уже вы­шли на тот уро­вень, ко­гда рас­чет­ная сто­и­мость ки­ло­ватт-ча­са элек­тро­энер­гии БН-1200 срав­ня­лась со сто­и­мо­стью ки­ло­ватт­ча­са энер­го­бло­ка с ВВЭР-1200. С уче­том тех­ни­че­ских пре­иму­ществ ре­ак­то­ров на быст­рых ней­тро­нах, в част­но­сти воз­мож­но­сти фор­ми­ро­ва­ния за­мкну­то­го топ­лив­но­го цик­ла, по­сле то­го как в Рос­сии бу­дет по­стро­ен ре­фе­рент­ный блок, этот тип ре­ак­то­ров ста­нет так­же кон­ку­рен­то­спо­соб­ным про­дук­том на за­ру­беж­ных рын­ках», — счи­та­ет Ан­дрей Ни­ки­пе­лов.

И тре­тье на­прав­ле­ние — атом­ные стан­ции с ре­ак­то­ра­ми ма­лой мощ­но­сти (АСММ), как пла­ву­чие, так и на­зем­ные. Они смо­гут за­нять уни­каль­ную ни­шу на рын­ке элек­тро­энер­гии, обес­пе­чи­вая элек­три­че­ством уда­лен­ные от цен­траль­ных элек­тро­се­тей рай­о­ны — на­се­лен­ные пунк­ты на ост­ро­вах или до­бы­ва­ю­щие про­из­вод­ства вда­ле­ке от круп­ных на­се­лен­ных пунк­тов. По­ми­мо элек­тро­энер­гии АСММ мо­гут ис­поль­зо­вать­ся для теп­ло­фи­ка­ции или опрес­не­ния мор­ской во­ды.

«По экс­перт­ным оцен­кам, к 2035 го­ду объ­ем рын­ка ма­лых ре­ак­то­ров в мак­си­маль­ном сце­на­рии со­ста­вит 21 ги­га­ватт, что под­твер­жда­ет воз­мож­но­сти вы­стра­и­ва­ния но­во­го гло­баль­но­го биз­не­са на этом на­прав­ле­нии, — рас­ска­зы­ва­ет Ан­дрей Ни­ки­пе­лов. — Ди­зай­ны АСММ есть у мно­гих стран — ко­рей­ский SMART, аме­ри­кан­ский NuScale, фран­цуз­ский Flexblue. Но Рос­сия се­го­дня впе­ре­ди: у нас уже со­ору­жен и го­то­вит­ся к за­груз­ке ядер­но­го топ­ли­ва пер­вый пла­ву­чий энер­го­блок “Ака­де­мик Ло­мо­но­сов”. В раз­ви­тие “Ло­мо­но­со­ва” “Атом­энер­го­ма­шем” сов­мест­но с дру­ги­ми от­рас­ле­вы­ми и внеш­ни­ми пред­при­я­ти­я­ми раз­ра­бо­тан про­ект оп­ти­ми­зи­ро­ван­но­го пла­ву­че­го энер­го­бло­ка (ОПЭБ). Он учи­ты­ва­ет цен­ный опыт, по­лу­чен­ный при со­зда­нии ПАТЭС (пла­ву­чая атом­ная теп­ло­элек­тро­стан­ция. — “Экс­перт”) “Ака­де­мик Ло­мо­но­сов” и вклю­ча­ет в се­бя ряд но­ва­ций».

В част­но­сти, пла­ни­ру­ет­ся, что на бло­ке бу­дут уста­нов­ле­ны две са­мые со­вре­мен­ные и ком­пакт­ные на те­ку­щий мо­мент су­до­вые ре­ак­тор­ные уста­нов­ки РИТМ-200М сум­мар­ной мощ­но­стью 100 МВт. Это на 30% по­вы­ша­ет мощ­ность, в два ра­за со­кра­ща­ет раз­ме­ры в пре­де­лах за­щит­ной обо­лоч­ки и в пол­то­ра ра­за — мас­су ре­ак­тор­ной уста­нов­ки, за счет раз­лич­ных про­ект­ных ре­ше­ний обес­пе­чи­ва­ют­ся оп­ти­маль­ные га­ба­рит­ные ха­рак­те­ри­сти­ки су­до­вой ча­сти. По­чти на 30 мет­ров со­кра­ща­ет­ся дли­на, на пять мет­ров — ши­ри­на, на де­вять ты­сяч тонн сни­жа­ет­ся во­до­из­ме­ще­ние, при этом энер­го­ре­сурс энер­го­бло­ка вы­рас­тет в 3,7 ра­за.

Здесь то­же не обо­шлось без под­вод­ных кам­ней.

«ПАТЭС ти­па “Ака­де­мик Ло­мо­но­сов” со­всем не под­хо­дят для мас­со­вых по­ста­вок из-за огром­ной сто­и­мо­сти — бо­лее 500 мил­ли­о­нов руб­лей за ме­га­ватт, да­же в рам­ках се­рий­но­го про­из­вод­ства пла­ни­ру­ет­ся сни­зить ее лишь до 400 мил­ли­о­нов руб­лей за ме­га­ватт, — го­во­рит Алек­сей Фад­де­ев. — Вме­сто по­доб­ной ПАТЭС по­тен­ци­аль­ным по­тре­би­те­лям вы­год­нее обой­тись тра­ди­ци­он­ны­ми ре­ше­ни­я­ми — уголь­ной или ма­зут­ной ТЭС ли­бо га­зо­вой ТЭС с пла­ву­чим ре­га­зи­фи­ка­ци­он­ным тер­ми­на­лом. Тео­ре­ти­че­ски мож­но ожи­дать по­ста­вок на экс­порт ПАТЭС улуч­шен­ных про­ек­тов — на­при­мер, на ба­зе ре­ак­тор­ной уста­нов­ки РИТМ-200М, но они по­ка су­ще­ству­ют толь­ко в ка­че­стве про­ек­тов. Аль­тер­на­тив­ные про­ек­ты ма­лой атом­ной ге­не­ра­ции тео­ре­ти­че­ски бо­лее пер­спек­тив­ны, чем ПАТЭС, но и они не ли­ше­ны прин­ци­пи­аль­ных недо­стат­ков этой кон­цеп­ции. Пер­вый — это вы­со­кая удель­ная сто­и­мость, свя­зан­ная с тем, что си­сте­мы за­щи­ты ре­ак­то­ра пло­хо “мас­шта­би­ру­ют­ся вниз”. Во-вто­рых, для ма­лой атом­ной ге­не­ра­ции еще в боль­шей сте­пе­ни, чем для круп­ной, ак­туа­лен во­прос ли­цен­зи­ро­ва­ния».

Тем не ме­нее в «Атом­энер­го­ма­ше» уве­ря­ют, что ком­па­ния уже про­во­дит пред­ва­ри­тель­ные пе­ре­го­во­ры с по­тен­ци­аль­ны­ми за­каз­чи­ка­ми ОПЭБ и ви­дит су­ще­ствен­ный по­тен­ци­ал рын­ка в ЮгоВо­сточ­ной Азии, Аф­ри­ке, Ла­тин­ской Аме­ри­ке.

Та­ким об­ра­зом, при­о­ри­тет Рос­сии в атом­ном экс­пор­те со­хра­нит­ся и на но­вых рын­ках, с но­вы­ми тех­но­ло­ги­я­ми. ■

Обо­ру­до­ва­ние для атом­ной энер­ге­ти­ки ста­ло сфе­рой аб­со­лют­ной ге­ге­мо­нии Рос­сии

Пе­ре­ме­ще­ние по­лу­кор­пу­са с па­труб­ка­ми в печь

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.