НА­У­КА И ТЕХ­НО­ЛО­ГИИ ИМ­МУ­НИ­ТЕТ К ОПУ­ХО­ЛИ

Но­бе­лев­скую пре­мию по ме­ди­цине и фи­зио­ло­гии в этом го­ду при­су­ди­ли за ис­сле­до­ва­ния и от­кры­тия в об­ла­сти им­му­но­те­ра­пии ра­ка

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Но­бе­лев­скую пре­мию по ме­ди­цине и фи­зио­ло­гии в этом го­ду при­су­ди­ли за ис­сле­до­ва­ния и от­кры­тия в об­ла­сти им­му­но­те­ра­пии ра­ка

Бо­лее два­дца­ти лет на­зад Джеймс Эл­ли­сон из Уни­вер­си­те­та Ка­ли­фор­нии и Та­су­ку Хон­дзё из Уни­вер­си­те­та Кио­то не­за­ви­си­мо друг от дру­га за­да­лись од­ним и тем же во­про­сом: по­че­му Т-лим­фо­ци­ты (им­мун­ные клет­ки) не рас­по­зна­ют опу­холь и не пы­та­ют­ся ее уни­что­жить? Уче­ным уда­лось вы­яс­нить при­чи­ну, и их от­кры­тия бы­ли при­зна­ны важ­ней­шим на­уч­ным про­ры­вом в борь­бе против ра­ка. В 2018 го­ду Эл­ли­со­ну и Хон­дзё при­су­ди­ли Но­бе­лев­скую пре­мию по ме­ди­цине и фи­зио­ло­гии за раз­ра­бот­ку но­вых ме­то­дов им­му­но­те­ра­пии ра­ка.

Еще в 1994 го­ду Эл­ли­сон вме­сте с кол­ле­га­ми по ла­бо­ра­то­рии от­крыл бе­лок CTLA-4 на по­верх­но­сти Т-лим­фо­ци­тов, ко­то­рый не ак­ти­ви­ру­ет им­мун­ные клет­ки, а на­обо­рот, тор­мо­зит их. Этот тор­моз­ной ме­ха­низм на­зва­ли чек­пойн­том (по-рус­ски — кон­троль­но-про­пуск­ной пункт). Эл­ли­сон на­чал ис­кать ан­ти­те­ло, спо­соб­ное бло­ки­ро­вать CTLA-4, — и до­стиг успе­ха. Опы­ты на ла­бо­ра­тор­ных мы­шах по­ка­за­ли эф­фек­тив­ность, и ра­бо­той уче­но­го за­ин­те­ре­со­вал­ся аме­ри­кан­ский фар­ма­цев­ти­че­ский ги­гант Bristol-Myers Squibb (BMS): в 2009 го­ду BMS при­об­ре­ла био­фар­ма­цев­ти­че­скую ком­па­нию Medarex, с ко­то­рой Эл­ли­сон за­клю­чил кон­тракт на раз­ра­бот­ку ле­кар­ства.

В 2010 го­ду ис­сле­до­ва­ния по­ка­за­ли, что раз­ра­бо­тан­ное Эл­ли­со­ном ан­ти­те­ло, по­лу­чив­шее на­зва­ние ипи­ли­му­маб, спо­соб­но вы­ле­чить ме­ла­но­му, и уже в 2011 го­ду пре­па­рат по­лу­чил одоб­ре­ние аме­ри­кан­ско­го ре­гу­ля­то­ра FDA (Food and Drug Administration). В 2012-м пре­па­рат одоб­ри­ли в Ка­на­де и ЕС. Ипи­ли­му­маб вы­шел на ры­нок под брен­дом Yervoy и стал пер­вым пре­па­ра­том для им­му­но­те­ра­пии ра­ка, бло­ки­ру­ю­щим воз­дей­ствие бел­ка-«тор­мо­за» на Т-лим­фо­ци­ты. Та­кие пре­па­ра­ты по­лу­чи­ли на­зва­ние чек­пойнт-ин­ги­би­то­ров.

Па­рал­лель­но с аме­ри­кан­ским уче­ным свои ис­сле­до­ва­ния в Кио­то про­во­дил Та­су­ку Хон­дзё. Япо­нец на­чал изу­чать бел­ки им­мун­ных кле­ток еще в 1980-х, од­на­ко к про­рыв­ным ре­зуль­та­там при­шел поз­же Эл­ли­со­на. Хон­дзё занимался дру­гим бел­ком Т-лим­фо­ци­та — PD-1. Как и CTLA-4, PD-1 тор­мо­зит дей­ствие им­мун­ной системы, но не сам по се­бе, а со­еди­ня­ясь с бел­ком опу­хо­ле­вой клет­ки PDL-1. Хон­дзё ре­шил най­ти спо­соб разо­рвать эту связь — и его ра­бо­та так­же при­влек­ла вни­ма­ние BMS, при под­держ­ке ко­то­рой уче­ный стал про­во­дить кли­ни­че­ские ис­пы­та­ния. Ре­зуль­та­ты, опуб­ли­ко­ван­ные в 2012 го­ду, по­ка­за­ли, что ан­ти­те­ло к PD-1 эф­фек­тив­но для ле­че­ния раз­лич­ных ви­дов ра­ка, в том чис­ле са­мо­го рас­про­стра­нен­но­го — ра­ка лег­ких. При те­ра­пии с по­мо­щью ан­ти­тел к PD-1 в ста­дию дол­го­сроч­ной ре­мис­сии пе­ре­хо­ди­ли да­же па­ци­ен­ты с ме­та­ста­ти­че­ским ра­ком, при ко­то­ром ме­та­ста­зы из пер­вич­ной опу­хо­ли рас-

про­стра­ня­ют­ся по все­му организму. В 2014 го­ду в FDA одоб­ри­ли раз­ра­бо­тан­ное Хон­дзё ан­ти­те­ло ни­во­лу­маб — сей­час оно про­из­во­дит­ся BMS под брен­дом Opdivo.

Впе­чат­ля­ю­щие ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­ний Эл­ли­со­на и Хон­дзё вдох­но­ви­ли на ис­сле­до­ва­ния дру­гих ученых. В круп­ных фар­ма­цев­ти­че­ских ком­па­ни­ях ста­ли по­яв­лять­ся под­раз­де­ле­ния, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щи­е­ся на им­му­но­те­ра­пии ра­ка.

Сколь­ко сто­ит здо­ро­вье?

Ака­де­мик РАН, ге­не­раль­ный ди­рек­тор НМИЦ ра­дио­ло­гии Мин­здра­ва РФ Ан­дрей Ка­прин в бе­се­де с «Экс­пер­том» под­твер­дил, что те­ра­пия с по­мо­щью чек­пойнт-ин­ги­би­то­ров да­ет хо­ро­ший кли­ни­че­ский эф­фект у боль­ных с ра­ком ко­жи, лег­ких, ме­ла­но­мой, лим­фо­мой: врачам уда­ет­ся до­бить­ся дли­тель­ной ста­би­ли­за­ции, а в от­дель­ных слу­ча­ях — ре­мис­сии. Ис­сле­до­ва­ния в этой об­ла­сти ве­дут­ся и в Рос­сии. Им­мун­ные ме­то­ды борь­бы со зло­ка­че­ствен­ны­ми опу­хо­ля­ми изу­ча­ют­ся в На­ци­о­наль­ном ис­сле­до­ва­тель­ском цен­тре ра­дио­ло­гии. «Од­на­ко мы вы­бра­ли несколь­ко иное на­прав­ле­ние: не по­дав­лять им­мун­ное со­про­тив­ле­ние опу­хо­ли, а сти­му­ли­ро­вать соб­ствен­ный им­му­ни­тет боль­но­го», — по­яс­ня­ет Ан­дрей Ка­прин. По сло­вам ака­де­ми­ка, ком­би­на­ция бло­ки­ров­ки им­му­ни­те­та опу­хо­ли и уси­ле­ния им­му­ни­те­та ор­га­низ­ма мо­гут да­вать си­нер­ге­ти­че­ский эф­фект.

Мно­гие вра­чи-он­ко­ло­ги счи­та­ют, что им­му­но­те­ра­пия ра­ка дей­стви­тель­но эф­фек­тив­на по срав­не­нию с «клас­си­че­ски­ми» ме­то­да­ми ле­че­ния он­ко­ло­ги­че­ских за­бо­ле­ва­ний. «Мой про­гноз: клас­си­че­ская хи­мио­те­ра­пия сдаст по­зи­ции и прак­ти­че­ски вый­дет из упо­треб­ле­ния в бли­жай­шие де­ся­ти­ле­тия, ее за­ме­нят тар­гет­ная и им­му­но­те­ра­пия», — по­де­лил­ся с «Экс­пер­том» сво­им мне­ни­ем ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор Фон­да про­фи­лак­ти­ки ра­ка Илья Фо­мин­цев. Он объ­яс­нил, что пре­па­ра­ты, по­явив­ши­е­ся бла­го­да­ря ис­сле­до­ва­ни­ям Эл­ли­со­на и Хон­дзё, бук­валь­но ме­ня­ют свой­ства ра­ка, оста­нав­ли­вая рост опу­хо­лей.

Од­на­ко не сто­ит счи­тать им­му­но­те­ра­пию па­на­це­ей от ра­ка. Уче­ные под­чер­ки­ва­ют, что в слу­ча­ях, ко­гда им­му­но­те­ра­пия под­хо­дит па­ци­ен­ту, она дей­стви­тель­но спо­соб­на тво­рить чу­де­са. Но под­хо­дит она не всем. По дан­ным ис­сле­до­ва­те­лей из Оре­гон­ско­го уни­вер­си­те­та здра­во­охра­не­ния и на­у­ки Ней­та­на Гэя и Ви­ная Пра­са­да, лишь у 26% он­ко­па­ци­ен­тов, ко­то­рых ле­чи­ли с по­мо­щью чек­пойнт-ин­ги­би­то­ров, на­блю­да­лось умень­ше­ние раз­ме­ра опу­хо­ли. У боль­шин­ства па­ци­ен­тов им­му­но­те­ра­пев­ти­че­ским пре­па­ра­там не уда­ва­лось ак­ти­ви­ро­вать им­му­ни­тет.

Кро­ме то­го, как от­ме­тил Илья Фо­мин­цев, по­ка что су­ще­ству­ют пре­па­ра­ты, на­прав­лен­ные лишь против несколь­ких ло­ка­ли­за­ций ра­ка. По его мне­нию, в бли­жай­шем бу­ду­щем ос­нов­ны­ми на­прав­ле­ни­я­ми ис­сле­до­ва­ний в этой об­ла­сти ста­нет им­му­но­те­ра­пия ра­ка мо­че­во­го пу­зы­ря и ко­ло­рек­таль­но­го ра­ка.

Дей­стви­тель­но, не все ти­пы ра­ка мож­но ле­чить с по­мо­щью чек­пойн­тин­ги­би­то­ров. Под­да­ют­ся ле­че­нию с по­мо­щью им­мун­ных пре­па­ра­тов ме­ла­но­ма, рак лег­ких, рак уро­те­лия, рак поч­ки, лим­фо­ма Ходж­кин­са, плос­ко­кле­точ­ный рак ор­га­нов го­ло­вы и шеи. Од­на­ко, как от­ме­ча­ют Ней­тан Гэй и Ви­най Пра­сад, у 68,8% умер­ших от ра­ка па­ци­ен­тов бы­ли он­ко­ло­ги­че­ские за­бо­ле­ва­ния, ле­карств против ко­то­рых еще не су­ще­ству­ет.

Бо­лее то­го, да­ле­ко не все па­ци­ен­ты с ло­ка­ли­за­ци­ей ра­ка, под­да­ю­щей­ся им­му­но­те­ра­пии, мо­гут се­бе поз­во­лить до­ро­гие пре­па­ра­ты. На­при­мер, курс из че­ты­рех инъ­ек­ций пре­па­ра­та Yervoy сто­ит бо­лее ста ты­сяч дол­ла­ров (для па­ци­ен­та весом око­ло 60 кг). Прав­да, как от­ме­ча­ет Илья Фо­мин­цев, в Рос­сии та­кое ле­че­ние мож­но по­лу­чить в рам­ках ОМС, од­на­ко оно до­ступ­но не во всех ре­ги­о­нах.

Па­ци­ен­ты бо­ле­ют, ТНК за­ра­ба­ты­ва­ют

При­чи­на, по ко­то­рой пре­па­ра­ты для им­му­но­те­ра­пии ра­ка сто­ят так до­ро­го, про­ста: па­тен­ты на ле­кар­ства при­над­ле­жат фар­ма­цев­ти­че­ским транс­на­ци­о­наль­ным кор­по­ра­ци­ям (ТНК), и це­ну устанавливают они же.

Не­смот­ря на ми­ро­вой рост рын­ка дже­не­ри­ков (бо­лее де­ше­вых ле­кар­ства­на­ло­гов), ос­нов­ные ин­но­ва­ци­он­ные раз­ра­бот­ки пре­па­ра­тов по-преж­не­му со­вер­ша­ют­ся в ис­сле­до­ва­тель­ских под­раз­де­ле­ни­ях круп­ных кор­по­ра­ций. Вы­хо­ду пре­па­ра­та на ры­нок пред­ше­ству­ют дол­гие го­ды ис­сле­до­ва­ний и раз­ра­бо­ток — и все это под­ра­зу­ме­ва­ет ко­лос­саль­ные за­тра­ты. Кро­ме то­го, в по­след­ние го­ды уве­ли­чи­лась про­дол­жи­тель­ность кли­ни­че­ских ис­пы­та­ний и ожи­да­ния одоб­ре­ния от ре­гу­ля­то­ра — про­цесс вы­во­да пре­па­ра­та на ры­нок мо­жет до­сти­гать де­ся­ти лет, что за­ни­ма­ет боль­шую часть пе­ри­о­да па­тент­ной за­щи­ты. Со­от­вет­ствен­но, со­кра­тил­ся срок экс­клю­зив­но­го пра­ва ком­па­нии про­да­вать раз­ра­бо­тан­ный пре­па­рат под соб­ствен­ным брен­дом. В ре­зуль­та­те ТНК стре­мят­ся воз­ме­стить рас­хо­ды на бо­лее ко­рот­кий пе­ри­од про­даж и за­вы­ша­ют це­ны на ме­ди­ка­мен­ты.

В 2010-х го­дах на рын­ке по­яви­лось сра­зу несколь­ко им­му­но­те­ра­пев­ти­че­ских пре­па­ра­тов, спо­соб­ных бло­ки­ро­вать бел­ки, ме­ша­ю­щие Т-лим­фо­ци­там бо­роть­ся с клет­ка­ми опу­хо­ли, и пра­ва по­чти на все ле­кар­ства при­над­ле­жат круп­ней­шим кор­по­ра­ци­ям от­рас­ли. Это та­кие пре­па­ра­ты, как упо­мя­ну­тые вы­ше Yervoy и Opdivo от Bristol-Myers Squibb, Keytruda (пем­б­ро­ли­зу­маб, про­из­во­ди­тель — Merck), Tecentriq (ате­зо­ли­зу­маб, про­из­во­ди­тель — Roche). Про­да­жи каж­до­го из этих пре­па­ра­тов ис­чис­ля­ют­ся сот­ня­ми мил­ли­о­нов дол­ла­ров в год. Осо­бен­но впе­чат­ля­ют ре­зуль­та­ты Opdivo и Keytruda — су­пер­блок­ба­сте­ров, чьи го­до­вые про­да­жи пре­вы­ша­ют пол­то­ра мил­ли­ар­да дол­ла­ров.

Од­на­ко уже в 2020-х го­дах нач­нет­ся мас­со­вое ис­те­че­ние па­тен­тов на пре­па­ра­ты для им­му­но­те­ра­пии ра­ка. На ры­нок вый­дут пре­па­ра­ты-дже­не­ри­ки, и им­му­но­те­ра­пия ста­нет ку­да бо­лее до­ступ­ной. Уже ве­дут­ся раз­ра­бот­ки био­ана­ло­гов, в том чис­ле в Рос­сии. На­при­мер, рос­сий­ская био­тех­но­ло­ги­че­ская ком­па­ния «Био­кад» про­во­дит кли­ни­че­ские ис­пы­та­ния био­тех­но­ло­ги­че­ско­го пре­па­ра­та BCD-100, на­прав­лен­но­го против тех же ми­ше­ней, что и Opdivo. Оста­ет­ся на­де­ять­ся, что оте­че­ствен­ный пре­па­рат бу­дет эф­фек­тив­нее и до­ступ­нее по цене, чем пре­па­ра­ты-блок­ба­сте­ры. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.