ВЫ­РА­ЩЕН­НЫЙ НА СЪЕ­МОЧ­НОЙ ПЛО­ЩАД­КЕ

Как адап­ти­ро­вать­ся к нор­маль­ной жиз­ни, ко­гда все дет­ство те­бя окру­жа­ли вол­шеб­ные па­лоч­ки, Хо­гвартс и маль­чик со шра­мом в ви­де мол­нии? FHM встре­тил­ся с Ру­пер­том Грин­том, что­бы это узнать

FHM (Russia) - - ГЕРОЙ FHM - Текст: Дэн Ма­со­ли­вер/ Ст­эй­си Бу / Фо­то: Нил Бэд­форд

сть на све­те та­кие лю­ди, ко­то­рые име­ют ка­кую-то осо­бую неве­ро­ят­ную ау­ру, бла­го­да­ря ко­то­рой они вы­де­ля­ют­ся из тол­пы. Ты мо­жешь на­зы­вать это «ха­риз­мой» или «маг­не­тиз­мом», так или ина­че, ко­гда эти лю­ди вхо­дят в ком­на­ту, ты сра­зу по­ни­ма­ешь, что пе­ред то­бой не про­сто хо­ро­шо при­че­сан­ный и без­упреч­но оде­тый, но и дей­стви­тель­но пря­мо-та­ки ве­ли­кий че­ло­век. И сам на­чи­на­ешь чув­ство­вать се­бя ча­стью че­го-то неве­ро­ят­но зна­чи­мо­го. Но вот Ру­перт Гринт не та­кой. В лон­дон­ской сту­дии, где про­хо­дит съем­ка, он окру­жен тол­пой сти­ли­стов, гри­ме­ров, опе­ра­то­ров, жур­на­ли­стов и дру­гих непо­нят­ных, но, ка­жет­ся, очень важ­ных лю­дей. И Ру­перт, ве­ро­ят­но, един­ствен­ный в ком­на­те, чье ли­цо укра­ша­ет та­б­ло­и­ды, и все рав­но он вы­гля­дит са­мым обыч­ным и, что глав­ное, са­мым нор­маль­ным че­ло­ве­ком. Но, чест­но го­во­ря, жизнь это­го 25-лет­не­го пар­ня мень­ше все­го по­хо­жа на нор­маль­ную. Она ку­да осо­бен­нее, чем жизнь ка­ко­го-ни­будь Ма­уг­ли, ко­то­ро­го и во­все вы­рас­ти­ли обе­зья­ны в джун­глях. И ты сей­час узна­ешь по­че­му. В 2000 го­ду 11-лет­ний маль­чик из ан­глий­ско­го го­род­ка Сте­ве­нейдж граф­ства Харт­форд­шир уви­дел на те­ле­ка­на­ле BBC со­об­ще­ние об экра­ни­за­ции его лю­би­мой кни­ги «Гар­ри Пот­тер и фи­ло­соф­ский ка­мень». На тот мо­мент Ру­перт имел лишь несколь­ко ви­део­за­пи­сей со школь­ных вы­ступ­ле­ний. Кста­ти, в од­ной из них бу­ду­щий друг глав­но­го вол­шеб­ни­ка XXI ве­ка иг­ра­ет роль осли­ка в вер­те­пе во вре­мя рож­де­ствен­ской по­ста­нов­ки. Прав­да, очень ми­ло? Так вот этот юный ак­тер ре­шил­ся от­пра­вить про­дю­се­рам но­во­го филь­ма эти са­мые за­пи­си, из­ло­жив все при­чи­ны, по­че­му его сле­ду­ет вы­брать на роль ры­же­го при­я­те­ля Гар­ри – Ро­на Уиз­ли. Осталь­ное ты и сам зна­ешь – во­семь кар­тин о Гар­ри Пот­те­ре с огром­ны­ми кас­со­вы­ми сбо­ра­ми, по­бив­ши­ми все воз­мож­ные ре­кор­ды в ки­но­ин­ду­стрии: и «Звезд­ных войн», и «Бэт­ме­на», и да­же «Бон­да». За де­ся­ти­ле­тие Гринт со сво­им то­вар­ным зна­ком – коп­ной ры­жих во­лос – стал од­ним из са­мых узна­ва­е­мых лю­дей на пла­не­те. Про­изо­шло то, о чем ма­лень­кий шуст­рый маль­чиш­ка из неболь­шо­го го­род­ка не мог и меч­тать. «Это бы­ла чи­стая слу­чай­ность, – го­во­рит Гринт. – Я был боль­шим фа­на­том этой ис­то­рии и па­рал­лель­но иг­рал в неболь­ших дет­ских по­ста­нов­ках, но ни­ко­гда се­рьез­но не ду­мал об ак­тер­ской ка­рье­ре. Я про­сто де­лал то, что мне нра­ви­лось». По­сле ро­ли Ро­на ак­тер ока­зал­ся в слож­ном по­ло­же­нии: те­перь пе­ред ним от­кры­лась до­ро­га к сла­ве и бо­гат­ству, но, с дру­гой сто­ро­ны, нор­маль­но­го дет­ства уже не вер­нуть.

Ку­да ухо­дит дет­ство ступ­ны для Грин­та, по­ка ему не стук­ну­ло 20 лет. «Я ни­че­го не мог в се­бе ме­нять. Я да­же не мог сам вы­брать се­бе при­чес­ку», – де­лит­ся гру­стью Ру­перт. Ста­но­вит­ся по­нят­но, по­че­му де­ти, ко­то­рых ото­рва­ли от шко­лы и дру­зей, вы­ве­ли в центр все­об­ще­го обо­зре­ния и по­гру­зи­ли в мир де­нег, гла­му­ра и всех су­ще­ству­ю­щих по­ро­ков, ска­ты­ва­ют­ся с ка­ту­шек. За при­ме­ра­ми да­ле­ко хо­дить не на­до – Линдси Лохан, Ма­ко­лей Кал­кин... Но Гринт сей­час си­дит на ди­ване и пьет все­го лишь ко­ка-ко­лу, так что, ка­жет­ся, ему уда­лось из­бе­жать клуб­ка раз­вра­та, со­ткан­но­го из бес­по­ря­доч­но­го сек­са, нар­ко­ти­ков и жел­той прес­сы. «Пе­ред этим я усто­ял. Ме­ня все­гда сдер­жи­вал до­воль­но силь­ный страх смер­ти, – го­во­рит Гринт. – Мы ве­ли нор­маль­ную жизнь в сво­ем ма­лень­ком ми­ре. Мы сни­ма­лись в Уот­фор­де, а это со­всем не Гол­ли­вуд».

Ли­цо под ко­пир­ку

Кас­со­вые сбо­ры всех се­рий филь­ма со­ста­ви­ли по­чти 8 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, не го­во­ря уже о до­хо­де от про­даж DVD и су­ве­нир­ной про­дук­ции. Эта ис­то­рия на­зы­ва­ет­ся име­нем Гар­ри Пот­те­ра, но ли­цо Дэни­е­ла Рэд­к­лиф­фа встре­ча­ет­ся на по­сте­рах, под­оде­яль­ни­ках и пе­на­лах так же ча­сто, как и его кол­лег: Эм­мы Уот­сон и Ру­пер­та Грин­та. И пусть по­след­не­му ред­ко до­ста­ва­лись ге­ро­и­че­ские сце­ны или гром­кие ре­чи, но его по­стиг­ла та же на­вяз­чи­вая все­про­ни­ка­ю­щая сла­ва. Где бы он ни по­явил­ся, его мо­мен­таль­но на­чи­на­ют узна­вать. Де­ло обыч­но за­кан­чи­ва­ет­ся дол­гой фо­то­сес­си­ей с по­клон­ни­ка­ми. «Во­об­ще-то я до­воль­но за­стен­чи­вый че­ло­век, – при­зна­ет­ся Гринт – А сей­час ку­да ни при­дешь, те­бя тут же окру­жа­ют вспыш­ки. За по­след­ние несколь­ко лет я был па­ру раз на му­зы­каль­ных фе­сти­ва­лях, и это бы­ло жест­ко. Там мно­го пья­ных лю­дей. Не успе­ешь морг­нуть, как бу­дешь окру­жен бе­ше­ной тол­пой». Гринт до сих пор пом­нит, ко­гда его впер­вые узна­ли по­клон­ни­ки. Он гу­лял с се­мьей в тор­го­вом цен­тре Brent Cross в Лон­доне. В это вре­мя пер­вая кар­ти­на про Гар­ри Пот­те­ра толь­ко по­яви­лась на экра­нах. И с то­го дня Ру­перт окру­жен вни­ма­ни­ем. «Ни­ко­гда нель­зя быть про­сто са­мим со­бой. Я все­гда на ви­ду. И это очень раз­дра­жа­ет. Я по­сто­ян­но но­шу ка­пю­шо­ны и оч­ки. А два го­да на­зад на му­зы­каль­ном фе­сти­ва­ле V Festival я на­дел мас­ку и впер­вые за дол­гое вре­мя по­чув­ство­вал се­бя сво­бод­ным. К со­жа­ле­нию, это бы­ла ути­ная мор­да, сде­лан­ная из ла­тек­са. И в ней бы­ло так жар­ко, что ее быст­ро при­шлось снять». Ко­неч­но, пре­вра­щать­ся в ут­ку – это как-то в сти­ле Га­ги. Но, по­верь, Гринт ни ка­пель­ки не пы­та­ет­ся при­влечь к се­бе вни­ма­ние. Ес­ли ко­гда-ни­будь те­бе удаст­ся по­бол­тать с Ру­пер­том, то ты пой­мешь, что каж­дый его день – это борь­ба за неболь­шой ку­сок нор­маль­ной жиз­ни, ко­то­рой у него ни­ко­гда не бы­ло. Пе­ред то­бой че­ло­век, ко­то­рый жил боль­ше под име­нем Рон Уиз­ли, чем Ру­перт Гринт. И од­ной дет­ской при­хо­ти – от­пра­вить кас­се­ты ка­стинг­ди­рек­то­ру – бы­ло до­ста­точ­но, что­бы на­все­гда и бес­по­во­рот­но по­ста­вить маль­чи­ка на необ­ра­ти­мый путь к веч­ной сла­ве. «У ме­ня бы­ли и дру­гие пла­ны на будущее: я хо­тел быть ди­зай­не­ром го­лов­ных убо­ров или про­да­вать мо­ро­же­ное. Но, получив роль Ро­на, я ли­шил се­бя вы­бо­ра. И те­перь уже нет пу­ти на­зад». Несмот­ря на воз­ни­ка­ю­щие вре­мя от времени труд­но­сти и уста­лость, Гринт на­учил­ся лю­бить свою ра­бо­ту. Так что, ко­гда за­ма­я­чил ко­нец Пот­те­ра и его охва­тил страх по­те­рять то един­ствен­ное по­сто­ян­ное, что бы­ло в его жиз­ни в те­че­ние де­ся­ти лет, пе­ред ним встал вы­бор: ни­че­го не де­лать и ку­пать­ся в день­гах или по­рвать связь с ры­жим вол­шеб­ни­ком и стать се­рьез­ным ак­те­ром. Но вот за­гвозд­ка: те­перь при­дет­ся на­чи­нать не с глав­ной ро­ли в филь­ме с га­ран­ти­ро­ван­ной мил­ли­он­ной ауди­то­ри­ей по все­му све­ту... а с ну­ля. Немно­го слож­но­ва­то, прав­да? «Гар­ри Пот­тер – ис­клю­чи­тель­ная, уни­каль­ная вещь, ко­то­рую я, на­вер­ное, уже не по­вто­рю и не ис­пы­таю на се­бе сно­ва. В ка­кой-то сте­пе­ни

«У МЕ­НЯ НЕ БЫ­ЛО ДРУ­ЗЕЙ, И Я ЧУВ­СТВО­ВАЛ СЕ­БЯ ПРИ­ШЕЛЬ­ЦЕМ»

В 2008 го­ду, по­ка кто-то при­тво­рял­ся боль­ным грип­пом и на­гре­вал гра­дус­ник о на­столь­ную лам­пу, Ру­перт Гринт ез­дил вер­хом на мет­ле и слу­шал кри­ки Ала­на Рик­ма­на (про­фес­со­ра Се­ве­ру­са Снегга) на уро­ках зе­лье­ва­ре­ния. К 2010 го­ду его ро­вес­ни­ки обыч­но про­во­ди­ли вре­мя, иг­рая в бу­ты­лоч­ку, и един­ствен­ной их за­бо­той бы­ло спрятать от по­сто­рон­них глаз пе­ре­воз­буж­де­ние во вре­мя этой иг­ры. Гринт же во­всю ма­хал па­лоч­кой на де­мен­то­ров и бол­тал с Гэ­ри Ол­д­ме­ном. Ка­за­лось бы, сбы­лась меч­та лю­бо­го под­рост­ка. Но на са­мом-то де­ле Ру­перт упу­стил очень мно­го из то­го, что для нас ка­жет­ся со­вер­шен­но обыч­ным. «Моя жизнь со­вер­шен­но из­ме­ни­лась, – го­во­рит он. – Я вер­нул­ся в шко­лу в 2009 го­ду, что­бы сдать эк­за­ме­ны, ко­гда по фак­ту ме­ня там не бы­ло уже око­ло двух лет. Я по­те­рял связь со сво­и­ми дру­зья­ми, так как моя жизнь кар­ди­наль­но от­ли­ча­лась от их. Я чув­ство­вал се­бя чу­жа­ком и да­же при­шель­цем». Да­же са­мые про­стые экс­пе­ри­мен­ты с ге­лем для во­лос, ка­ки­ми за­ни­ма­ют­ся все под­рост­ки, бы­ли недо-

это да­же хо­ро­шо, по­то­му что нет преж­не­го дав­ле­ния и я чув­ствую се­бя сво­бод­ным».

Жизнь без вол­шеб­ства

Гринт на­де­ет­ся, что его бли­жай­ший про­ект рас­ши­рит его те­ат­раль­ные го­ри­зон­ты. Но­вая по­ста­нов­ка ганг­стер­ской ко­ме­дии с чер­ным юмо­ром под на­зва­ни­ем Mojo – пер­вое по­яв­ле­ние Грин­та на сцене по­сле то­го, как он в де­ся­ти­лет­нем воз­расте сыг­рал зло­го кар­ли­ка Рум­пель­ш­тиль­ц­хе­на из сказ­ки бра­тьем Гримм. «Я ду­маю, что мне это нуж­но. Это ре­аль­ная иг­ра, и у ме­ня бу­дет толь­ко один дубль. Очень за­хва­ты­ва­ю­ще!» А роль Ру­пер­та в недав­но вы­шед­шей кар­тине «Клуб CBGB», где он сыг­рал анар­хи­ста-ро­ке­ра-ма­тер­шин­ни­ка, да еще и лю­би­те­ля по­ка­зы­вать свой зад, и во­все очень да­ле­ка от рас­пре­де­ля­ю­щей шля­пы и зо­ло­тых снит­чей. Как Рэд­к­лифф и Уот­сон, он вы­кра­и­ва­ет се­бе ме­стеч­ко в ми­ре на­сто­я­щих взрос­лых ак­те­ров. И это не так про­сто, как ка­жет­ся. Снять не­ви­ди­мый плащ при­над­леж­но­сти к филь­му про Гар­ри Пот­те­ра на­мно­го слож­нее, чем про­из­не­сти со свя­зан­ны­ми за спи­ной ру­ка­ми за­кли­на­ние: «Экспе­ли­ра­мус». К при­ме­ру, Ро­берт Де Ни­ро оставил свои от­пе­чат­ки на гол­ли­вуд­ской «Ал­лее сла­вы» на шесть лет поз­же, чем Гринт, Уот­сон и Рэд­к­лифф оста­ви­ли свои. И ку­да те­перь ид­ти даль­ше? Гринт вер­нул­ся к ро­ди­те­лям в Харт­форд­шир. Ну, во вся­ком слу­чае, ку­пил там боль­шой особ­няк. В сво­бод­ное вре­мя он за­ни­ма­ет­ся ис­кус­ством и де­ла­ет прин­ты для фут­бо­лок. Но ес­ли кто-то ис­поль­зу­ет свой бренд, что­бы про­да­вать свои шмот­ки са­мым от­ча­ян­ным фа­на­там и за­ра­ба­ты­вать на этом день­ги, то Гринт все де­ла­ет под псев­до­ни­мом. Он пред­став­ля­ет свои про­ек­ты на из­вест­ном ре­сур­се – threadless.com. «Кон­ку­рен­ция там до­воль­но вы­со­ка, так что ес­ли удаст­ся вы­пу­стить хоть од­ну вещь с мо­им ри­сун­ком, то я бу­ду счи­тать это ре­аль­ным до­сти­же­ни­ем», – за­яв­ля­ет Гринт. Этот па­рень хо­чет, что­бы его из­де­лия це­ни­ли за их до­сто­ин­ства, а не за имя ав­то­ра. И это­го до­ста­точ­но, что­бы по­нять, ка­кой Ру­перт че­ло­век. Как бы ни ста­ра­лись жур­на­ли­сты, кри­ти­ки и фа­на­ты, Грин­та им все рав­но не по­нять. Во всем ми­ре толь­ко двое зна­ют, ка­ко­во это – хо­дить в штиб­ле­тах все­мир­но из­вест­но­го че­ло­ве­ка. И эти двое – те, с кем про­во­дил Ру­перт каж­дый день на съе­моч­ной пло­щад­ке в те­че­ние де­ся­ти лет. «Кто-то ска­зал од­на­жды, что мы как кос­мо­нав­ты. На­ша связь на­все­гда. И это очень важ­но». Од­на из главный ве­щей, ко­то­ры­ми об­ла­да­ют Гринт, Рэд­к­лифф и Уот­сон, – это день­ги. И нема­лые. Гринт, кста­ти, вы­рос в окру­же­нии бра­та и трех се­стер, по­это­му мно­го де­нег в се­мье ни­ко­гда не бы­ло. Од­на­ко бла­го­да­ря маль­чи­ку-вол­шеб­ни­ку сей­час у него их да­же боль­ше, чем нуж­но. «У ме­ня очень стран­ные от­но­ше­ния с день­га­ми: они ме­ня слег­ка сму­ща­ют и оза­да­чи­ва­ют. Я ни­ко­гда не знал, что с ни­ми де­лать. Я да­же не знаю, сколь­ко их у ме­ня». Хо­тя, ес­ли при­нять во вни­ма­ние «Спи­сок мо­ло­дых мил­ли­о­не­ров», опуб­ли­ко­ван­ный га­зе­той The Sunday Times в 2010-м, то мож­но ска­зать, что па­рень непло­хо устро­ил­ся. Лег­ко мож­но бы­ло бы пред­по­ло­жить, что Гринт ку­па­ет­ся в рос­ко­ши: но­сит ди­зай­нер­скую одеж­ду и пе­ре­дви­га­ет­ся ис­клю­чи­тель­но на лич­ном вер­то­ле­те. Но се­год­ня он при­шел на съем­ку в са­мой обыч­ной бе­лой май­ке и чер­ных джин­сах, а при­вез его Джим, лич­ный во­ди­тель вре­мен еще пер­во­го филь­ма о Пот­те­ре. «Мне не по се­бе со все­ми эти­ми день­га­ми. А тра­тить их на вер­то­ле­ты и про­чую фиг­ню как ми­ни­мум глу­по».

Нево­об­ра­зи­мые бо­гат­ства

«ГАР­РИ ПОТ­ТЕР» СНИ­МАЛ­СЯ В УОТ­ФОР­ДЕ. А ЭТО ДА­ЛЕ­КО НЕ ГОЛ­ЛИ­ВУД»

Ну, ко­неч­но, Гринт не дер­жит все свое со­сто­я­ние в ка­кой-ни­будь гро­мад­ной ко­пил­ке с го­ло­вой Гар­ри Пот­те­ра. Про­сто он тра­тит его на, ска­жем так, не со­всем обыч­ные ве­щи. На­при­мер, ко­гда он по­лу­чил во­ди­тель­ские пра­ва, то ку­пил фур­гон мо­ро­жен­щи­ка в пол­ном ком­плек­те: и с ве­се­лы­ми зво­ноч­ка­ми, и с боль­шой мо­ро­же­ни­цей. А несколь­ко лет на­зад, пе­ред по­езд­кой на V Festival, ку­пил лю­бим­ца всех хип­пи – подержанный фур­гон VW Camper Van. Дру­гие не ме­нее изящ­ные его при­об­ре­те­ния – до­маш­ний ка­ток в доме ро­ди­те­лей и дей­ству­ю­щее мор­ское суд­но на воз­душ­ной по­душ­ке. Его сле­ду­ю­щая за­дум­ка еще ге­ни­аль­нее: «Я хо­чу сде­лать гор­ку, что­бы ска­ты­вать­ся из са­да на кры­ше пря­мо вниз, в квар­ти­ру. Но ре­монт по­ка не за­кон­чен. По­сту­па­ют жа­ло­бы». Этот же че­ло­век со­вер­шил са­мую негла­мур­ную по­куп­ку за ис­то­рию Гол­ли­ву­да. Недав­но он разыс­кал и ку­пил на ebay.com всю су­ве­нир­ную про­дук­цию Ко­ро­лев­ской по­чты: от поч­то­вых меш­ков до кро­шеч­ных поч­то­вых ящи­ков. Не ну­жен ни­ка­кой пси­хо­ана­ли­тик, что­бы по­нять, от­ку­да все эти по­куп­ки. Гринт тра­тит мас­су де­нег на ве­щи, сим­во­ли­зи­ру­ю­щие дет­ство, ко­то­ро­го у него не бы­ло. И это аб­со­лют­но нор­маль­но. Про­сто ему ре­аль­но ве­се­ло так тра­тить день­ги, да и в кон­це кон­цов он мо­жет се­бе это поз­во­лить. Да­же уди­ви­тель­но, что Гринт, ко­то­рый ни­ко­гда не был ре­бен­ком, не со­вер­шал оши­бок, не де­лал се­бе по глу­по­сти иро­ке­зы, не ку­рил в туа­ле­те шко­лы, – со­вер­шен­но обыч­ный па­рень. Он ни­ко­гда не от­прав­лял­ся на по­ис­ки сла­вы, она са­ма сва­ли­лась на него в дет­ские го­ды. Он че­ло­век, ко­то­рый про­дол­жа­ет иг­рать на сцене, по­то­му что ему это­го хо­чет­ся и у него это здо­ро­во по­лу­ча­ет­ся. Он все де­ла­ет с улыб­кой на ли­це, лег­ко и небреж­но, утвер­ждая: «Я по­пал в этот мир по счаст­ли­вой слу­чай­но­сти. И по­ка я про­сто плы­ву по те­че­нию».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.