Мор­ские вол­ки

КТО ИЗ НАС НЕ МЕЧ­ТАЛ СТАТЬ ПИ­РА­ТОМ: РАС­ПЕ­ВАТЬ НЕПРИ­ЛИЧ­НЫЕ ПЕС­НИ ПОД ГУБ­НУЮ ГАР­МОШ­КУ И ДЕ­ЛИТЬ НА­ГРАБ­ЛЕН­НОЕ ЗО­ЛО­ТО, ПО­КА РУ­МЯ­НЫЕ ТРАКТИРНЫЕ ДЕ­ВИ­ЦЫ ЛОВ­КО ПОД­НО­СЯТ РОМ В ТЯЖЕЛЕННЫХ КРУЖ­КАХ… ТЫ ТО­ЖЕ ВИ­ДЕЛ ПИ­РАТ­СКУЮ ЖИЗНЬ ИМЕН­НО В ТА­КОМ СВЕ­ТЕ? ЙО-ХО-ХО, КАК ЖЕ

FHM (Russia) - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст: Ва­лен­тин Малышев

ИСТО­РИ­ЧЕ­СКАЯ СПРАВ­КА

Мор­ской раз­бой на­чал­ся дав­ным-дав­но – ед­ва толь­ко че­ло­век по­ко­рил вод­ную сти­хию и стал на­ла­жи­вать но­вые тор­го­вые пу­ти: тев­к­ры, на­се­ляв­шие древ­нюю Трою, гра­би­ли ко­раб­ли уже в XV ве­ке до на­шей эры, хо­тя по-на­сто­я­ще­му взя­лись за де­ло при­мер­но две ты­ся­чи лет спу­стя. Зо­ло­той век пи­рат­ства, по­ро­див­ший кра­соч­ные об­ра­зы ли­хих него­дя­ев, не бо­я­щих­ся ни дья­во­ла, ни Неп­ту­на, при­шел­ся на се­ре­ди­ну XVII – на­ча­ло XVIII ве­ков, по­том мор­ской раз­бой мед­лен­но ска­тил­ся в кри­зис. За­то в Сред­ние ве­ка пи­ра­там уда­лось стать осо­бой ка­стой – а все бла­го­да­ря нескон­ча­е­мым из­ма­ты­ва­ю­щим вой­нам, в ко­то­рых по­гряз­ли стра­ны Ста­ро­го све­та, кон­ку­ри­ру­ю­щие меж­ду со­бой за гос­под­ство на мо­ре. И посколь­ку на войне все сред­ства хо­ро­ши, на служ­бе у каж­до­го круп­но­го го­су­дар­ства со­сто­я­ли на­ем­ни­ки: в Ан­глии их на­зы­ва­ли при­ва­ти­ра­ми, во Фран­ции кор­са­ра­ми, а в Гол­лан­дии фли­бу­стье­ра­ми, од­на­ко несмот­ря на все ню­ан­сы брен­ди­ро­ва­ния, эти пар­ни за­ни­ма­лись од­ним и тем же – уза­ко­нен­ным гра­бе­жом в ин­те­ре­сах ко­ро­ны.

МА­МА- АНАР­ХИЯ

Ес­ли не при­вя­зы­вать­ся к на­ци­о­наль­ным осо­бен­но­стям, аб­со­лют­но все ко­ро­лев­ские на­ем­ни­ки бы­ли обык-

но­вен­ны­ми пи­ра­та­ми, с той лишь раз­ни­цей, что их де­я­тель­ность бы­ла ле­га­ли­зо­ва­на ка­пер­ским сви­де­тель­ством – офи­ци­аль­ным раз­ре­ше­ни­ем, да­ю­щим пра­во гра­бить тор­го­вый флот непри­я­те­ля во вре­мя вой­ны. За это пра­во кор­са­ры, при­ва­ти­ры и про­чие фли­бу­стье­ры от­чис­ля­ли про­цент сво­им вы­со­ким по­кро­ви­те­лям (вы­ра­жа­ясь офи­ци­аль­но, по­пол­ня­ли каз­ну). Тем не ме­нее жерт­ва­ми пи­ра- тов в за­коне ча­сто ста­но­ви­лись су­да ней­траль­ных стран – а по­сле за­клю­че­ния ми­ра ка­пер­скую гра­мо­ту немед­лен­но за­ме­ня­ли ре­прес­са­лии, поз­во­ляв­шие взыс­ки­вать ущерб за по­те­ри в войне с ко­раб­лей быв­ших про­тив­ни­ков. Про­ще го­во­ря, на­ем­ни­ки про­дол­жа­ли мор­ской рэ­кет и в мирные вре­ме­на, так что грань меж­ду ни­ми и пи­ра­та­ми­не­ле­га­ла­ми бы­ла очень и очень зыб­кой.

ПИ­РА­ТЫ И БЮРОКРАТИЯ

Каж­до­го, кто ду­мал, буд­то пи­ра­ты жи­вут при­пе­ва­ю­чи, не под­чи­ня­ясь ни­ка­ким за­ко­нам, жда­ло горь­кое разо­ча­ро­ва­ние: дис­ци­пли­на у пи­ра­тов бы­ла жест­кой, ес­ли не ска­зать – же­сто­кой, а на­ка­за­ния за непод­чи­не­ние го­раз­до бо­лее су­ро­вые, чем на во­ен­ном фло­те. Аб­со­лют­но все, что про­ис­хо­ди­ло на ко­раб­ле, ре­гла­мен­ти­ро­ва­лось пи­рат­ским ко­дек­сом – сво­дом пра­вил, ко­то­рый впер­вые ввел для сво­их мат­ро­сов Бар­то­ло­мео Пор­ту­галь­ский в XVII ве­ке (поз­же при­ме­ру Бар­то­ло­мео по­сле­до­ва­ли и дру­гие ка­пи­та­ны). Каж­дый пи­рат был обя­зан озна­ко­мить­ся с со­дер­жа­ни­ем ко­дек­са и оста­вить на нем свою под­пись – ли­бо, ес­ли с гра­мо­той бы­ли нела­ды, от­пе­ча­ток паль­ца. Ко­декс ре­гла­мен­ти­ро­вал пи­рат­скую жизнь от и до, по всем ста­тьям, и

осо­бен­но по­дроб­но в нем об­го­ва­ри­ва­лось по­ве­де­ние ко­ман­ды на бор­ту. К при­ме­ру, пи­ра­там стро­го-на­стро­го за­пре­ща­лось вы­яс­нять от­но­ше­ния: на бор­ту не до­пус­ка­лось ни­ка­ких драк и ду­элей, а тех, кто не по­нял, са­жа­ли в кар­цер или сек­ли плетьми до пол­но­го просветления. Са­мо со­бой, азарт­ные иг­ры как по­тен­ци­аль­ный ис­точ­ник кон­флик­тов то­же бы­ли за­пре­ще­ны. А ан­глий­ский пи­рат Бар­то­ломью «Чер­ный Барт» Ро­бертс (1682—1722) да­же при­ка­зы­вал ту­шить свет и да­вать от­бой на па­лу­бе по­сле 8 ча­сов ве­че­ра, что­бы у мат­ро­сов не оста­ва­лось сво­бод­но­го времени на раз­ную ерун­ду: по­лу­ча­лось, в об­щем, что-то вро­де вос­пи­та­тель­но-тру­до­вой ко­ло­нии в пла­ву­чей зоне. Ес­ли учесть еще то, что пи­ра­ты все­гда спа­ли в одеж­де на слу­чай непред­ви­ден­ной ата­ки и мы­лись толь­ко по боль­шим празд­ни­кам (в це­лях эко­но­мии прес­ной во­ды), лег­ко пред­ста­вить се­бе ис­тин­ный дух на­сто­я­ще­го пи­рат­ско­го суд­на.

ТО­ТАЛЬ­НОЕ ВОЗ­ДЕР­ЖА­НИЕ

Про­чие ра­до­сти жиз­ни пи­ра­там, ушед­шим в рейд, то­же бы­ли недо­ступ­ны. Мо­жешь не ве­рить, но на­ем­ни­ки, ка­ча­ясь на вол­нах, обыч­но ве­ли до слез трез­вый об­раз жиз­ни – пья­ная ко­ман­да по­про­сту не смог­ла бы управ­лять суд­ном, так что су­хой за­кон яв­лял­ся вы­нуж­ден­ной ме­рой. Хо­тя, ви­ди­мо, не для всех: пи­рат Ген­ри Мор­ган, на­при­мер, скон­чал­ся в воз­расте 53 лет от ба­наль­но­го цир­ро­за пе­че­ни – прав­да, он успел несколь­ко

лет побыть ви­це­гу­бер­на­то­ром на Ямай­ке, так что, мо­жет, его сгу­бил та­мош­ний ром? Или еще Эд­вард Тич – фли­бу­стьер по про­зви­щу «Чер­ная бо­ро­да», ко­то­рый про­сла­вил­ся не толь­ко сво­и­ми «по­дви­га­ми», но и лу­же­ным же­луд­ком. Имен­но Тич вы­ра­бо­тал главный пи­рат­ский по­сту­лат, за­явив, что ром со­вер­шен­но без­вре­ден для пе­че­ни, по­то­му что мо­мен­таль­но сно­сит го­ло­ву. Впро­чем, ал­ко­голь – ерун­да. Го­раз­до ужас­нее бы­ло то, что в раз­ряд пи­рат­ских та­бу вхо­ди­ли жен­щи­ны: ни о ка­ких бо­е­вых по­дру­гах на ко­раб­ле и ре­чи быть не мог­ло, ведь при них лю­бой пи­рат­ский ко­декс по­ле­тел бы ко всем чер­тям! И что бы там ни

пи­са­ли в кни­гах, на де­ле по­чти не на­хо­ди­лось смель­ча­ков, ко­то­рые го­то­вы бы­ли кон­тра­бан­дой про­та­щить дев­чон­ку на борт: за та­кое мог­ли не толь­ко сса­дить на необи­та­е­мом ост­ро­ве или вы­сечь плетьми, но и в два сче­та вздер­ги­ва­ли на рее – чтоб дру­гим непо­вад­но бы­ло.

ЗА­КОН СУ­РОВ

В за­ви­си­мо­сти от тя­же­сти про­ступ­ка пи­ра­там по­ла­га­лись и дру­гие на­ка­за­ния. За мел­кие греш­ки пи­ра­та мог­ли ки­ле­вать, то есть про­та­щить под дни­щем ко­раб­ля: ес­ли бед­ня­га не успе­вал за­хлеб­нуть­ся, на пер­вый раз его обыч­но про­ща­ли. За бо­лее се­рьез­ные про­ступ­ки, вклю­чая кра­жу у сво­их и де­зер­тир­ство в бою, без раз­го­во­ров каз­ни­ли. Или, ес­ли ка­пи­тан был в хо­ро­шем на­стро­е­нии, вы­са­жи­ва­ли на необи­та­е­мом ост­ро­ве с од­ним пи­сто­ле­том и бу­тыл­кой во­ды. Боль­шин­ству по­ки­ну­тых та­кой «от­пуск» был од­но­знач­но не по зу­бам, но вот шот­лан­дец Александр Сел­кирк (1676–1721) про­дер­жал­ся в оди­ноч­ку на пу­стын­ном ар­хи­пе­ла­ге це­лых 4 го­да и 4 ме­ся­ца, по­ка за ним не вер­ну­лись то­ва­ри­щи. Поз­же его ис­то­рию взял за ос­но­ву для кни­ги «Ро­бин­зон Кру­зо» пи­са­тель Да­ни­эль Де­фо.

НА АБОР­ДАЖ!

Ма­хать ку­ла­ка­ми про­сто так пи­ра­там не раз­ре­ша­лось, за­то они мог­ли спу­стить пар в на­сто­я­щем бою, а до то­го, как ата­ко- вать мир­ное суд­но, чле­ны ко­ман­ды в пря­мом смыс­ле про­щу­пы­ва­ли поч­ву: све­де­ния о том, на­сколь­ко цен­ный груз спря­тан в трю­ме то­го или ино­го ко­раб­ля, от­прав­ля­ю­ще­го­ся в пла­ва­ние, пи­ра­там неред­ко предо­став­ля­ли су­хо­пут­ные осве­до­ми­те­ли. Они, в свою оче­редь, вы­пы­ты­ва­ли прав­ду за круж­кой креп­ко­го эля у зна­ко­мых и незна­ко­мых мо­ря­ков в пор­то­вых та­вер­нах. Ра­зу­ме­ет­ся, каж­дый ка­пи­тан пи­рат­ской шай­ки был из­на­чаль­но обя­зан знать все про ос­нов­ные мор­ские марш­ру­ты, по ко­то­рым кур­си­ро­ва­ли бо­га­тые тор­го­вые су­да, но до­пол­ни­тель­ная ин­фор­ма­ция еще ни­ко­му ни­ко­гда не ме­ша­ла. По­сле то­го как пред­ва­ри­тель­ная раз­вед­ка бы­ла за­кон­че­на, де­ло оста­ва­лось за ма­лым: вы­сле­дить объ­ект, неза­мет­но по­до­брать­ся и уда­рить с ты­ла – так­ти­ка, ко­неч­но, под­лая, за­то вер­ная. Что­бы не спуг­нуть до­бы­чу, мор­ские бан­ди­ты тща­тель­но мас­ки­ро­ва­ли па­лу­бу, а ино­гда да­же пе­ре­оде­ва­ли несколь­ких чле­нов ко­ман­ды в жен­ское пла­тье, что­бы хоть нена­дол­го об­ма­нуть бди­тель­ность впе­ред­смот­ря­ще­го на чу­жом ко­раб­ле. Ко­гда же ста­но­ви­лось по­нят­но, что до­бы­че не уй­ти, пи­ра­ты под­ни­ма­ли чер­ное зна­мя и бра­ли суд­но про­тив­ни­ка на абор­даж. По­сле это­го спа­стись бы­ло по­чти уже невоз­мож­но: раз­бой­ни­ки на­бра­сы­ва­ли на борт абор­даж­ные кош­ки (крю­ки, изоб­ре­те­ние ко­то­рых при­пи­сы­ва­ют этрус­ским пи­ра­там, жив­шим в I ты­ся­че­ле­тии до на­шей эры), а за­тем по ка­на­там и лест­ни­цам пе­ре­би­ра­лись на па­лу­бу и на­чи­на­ли штурм. Ко­неч­но, по­стра­дав­шая сто­ро­на ока­зы­ва­ла со­про­тив­ле­ние, но ес­ли то­вар на судне был за­стра­хо­ван, мо­ря­ки все-та­ки ча­ще ка­пи­ту­ли­ро­ва­ли, пред­по­чи­тая по­зор или плен немед­лен­ной смер­ти. С те­ми, кто от­ка­зы­вал­ся со­труд­ни­чать, раз­го­вор был ку­да ко­ро­че: у пи­ра­тов все­гда име­лось до­ста­точ­но ору­жия, что­бы усми­рить да­же са­мых несго­вор­чи­вых оп­по­нен­тов.

КОН­ЦЫ В ВО­ДУ

Для даль­ней ата­ки мор­ские раз­бой­ни­ки ис­поль­зо­ва­ли ар­тил­ле­рий­ские ору­дия и сна­ря­ды, вклю­чая цеп­ной книп­пель (по­лу­яд­ра, со­еди­нен­ные це­пью), а в ближ­нем бою при­ме­ня­ли хо­лод­ное ору­жие, но при слу­чае с удо­воль­стви­ем хва­та­лись и за абор­даж­ные пи­сто­ле­ты муш­ке­то­ны. К сло­ву, ху­дож­ни­ки по рек­ви­зи­ту, ра­бо­тав­шие над фран­ши­зой «Пи­ра­ты Ка­риб­ско­го мо­ря», вос­со­зда­ли ору­жие для ка­пи­та­на Дже­ка Во­ро­бья и дру­гих пи­ра­тов по ре­аль­ным об­раз­цам, под­ня­тым с за­то­нув­ших шхун, так что лю­бая бо­е­вая сце­на в филь­ме – это, мож­но ска­зать, исто­ри­че­ская ре­кон­струк­ция. Од­на­ко мно­гие дру­гие по­дроб­но­сти ки­не­ма-

то­гра­фи­сты обыч­но опус­ка­ют: к че­му пуб­ли­ке знать, что боль­шую часть за­хва­чен­ных плен­ни­ков пи­ра­ты по­про­сту бро­са­ли в мо­ре; чуть боль­ше вез­ло лишь со­сто­я­тель­ным пас­са­жи­рам, ко­то­рых пе­ре­се­ля­ли в сы­рой трюм, в рас­че­те на то, что род­ствен­ни­ки су­ме­ют за­пла­тить за них вы­куп. Креп­ким и мо­ло­дым мужчинам – ча­ще все­го мат­ро­сам с за­хва­чен­но­го ко­раб­ля – пред­ла­га­ли при­сяг­нуть на вер­ность ка­пи­та­ну и при­со­еди­нить­ся к пи­рат­ской ко­ман­де. Ну а тех, кто от­ка­зы­вал­ся от щед­ро­го пред­ло­же­ния, от­прав­ля­ли по двум уже из­вест­ным те­бе ад­ре­сам: ли­бо за борт, ли­бо в трюм – до пер­во­го неволь­ни­чье­го рын­ка.

НИ­ЧЕ­ГО ЛИЧНОГО, ПРО­СТО БИЗ­НЕС

Ес­ли твоя де­вуш­ка, на­чи­тав­шись ро­ма­нов, про­дол­жа­ет ис­кренне ве­рить, что мор­ские гра­би­те­ли бы­ли га­лант­ны­ми од­но­гла­зы­ми кра­сав­ца­ми, ко­то­рые непре­мен­но влюб­ля­лись в пре­крас­ных плен­ниц, мо­жешь ее разо­ча­ро­вать. Да, мно­гие пи­ра­ты и вправ­ду д счи­та­ли из­на­си­ло­ва­ние бес­чест­ным де­лом, но в осталь­ном со сла­бым по­лом не це­ре­мо­ни­лись: ес­ли ба­рыш­ня но­си­ла серь­ги – их вы­ры­ва­ли из ушей с мя­сом, а коль­ца неред­ко ле­те­ли в пи­рат­ские меш­ки пря­мо с неж­ны­ми дам­ски­ми паль­чи­ка­ми. Так что ты по­ни­ма­ешь, по­че­му для пи­ра­тов за­кон пред­пи­сы­вал са­мое су­ро­вое на­ка­за­ние: их бро­са­ли в пла­ву­чие тюрь­мы, ве­ша­ли, рас­пи­на­ли, вы­ма­зы­ва­ли го­ря­чей смо­лой, а по­сле смер­ти вы­став­ля­ли на все­об­щее обо­зре­ние их изу­ве­чен­ные те­ла. Ска­жем, остан­ки ле­ген­дар­но­го пи­ра­та Уи­лья­ма Кид­да, каз­нен­но­го в Лон­доне в 1701-м, бол­та­лись в же­лез­ной клет­ке над Тем­зой це­лых 23 го­да.

ТРУ­ДО­ВЫЕ БУДНИ

Те­перь ты, воз­мож­но, счи­та­ешь пи­рат­скую ка­рье­ру худ­шей на све­те, но в це­лом не все бы­ло так мрач­но. На­при­мер, на ко­раб­ле Бар­то­ломью Ро­берт­са по­сто­ян­но иг­ра­ла жи­вая му­зы­ка: по его при­ка­зу му­зы­кан­ты долж­ны бы­ли ве­се­лить на­род на судне ров­но шесть дней в неде­лю – кро­ме вос­кре­се­нья (на него при­хо­ди­лась цер­ков­ная служ­ба, ко­то­рую вел ка­пи­тан лич­но). И все же обыч­но матро­сы про­во­ди­ли свои будни не в мо­лит­вах или на танц­по­ле, а в тя­же­лом тру­де. Да-да, не удив­ляй­ся, пи­ра­ты дей­стви­тель­но ра­бо­та­ли дни и но­чи на­про­лет, чи­ня ко­ра­бель­ные сна­сти и па­ру­са, а в ра­бо­те их, кста­ти, здо­ро­во вы­ру­ча­ла зна­ме­ни­тая чер­ная по­вяз­ка, ко­то­рой они ча­ще при­кры­ва­ли не бель­мо, а здо­ро­вую глаз­ни­цу. За­чем? Ис­то­ри­ки счи­та­ют, что та­ким об­ра­зом мо­ря­кам бы­ло лег­че адап­ти­ро­вать­ся при пе­ре­хо­де с палубы в трюм, где они без па­у­зы мог­ли сори­ен­ти­ро­вать­ся с помощью то­го гла­за, ко­то­рый уже при­вык к тем­но­те под по­вяз­кой. Тем не ме­нее пи­рат­ская по­вяз­ка проч­но во­шла в кол­лек­тив­ное со­зна­ние как обя­за­тель­ный ат­ри­бут пи­ра­та.

ТЕМ­НЫЕ ВО­ДЫ

Со­вре­мен­ные пи­ра­ты не но­сят чер­ных по­вя­зок, не за­во­дят по­пу­га­ев и не пу­га­ют де­тей без­зу­бым оска­лом, но в осталь­ном они ни­чем не луч­ше ма­ро­де­ров, рыс­кав­ших в мо­рях и оке­а­нах сот­ни лет на­зад. Од­ним из са­мых неспо­кой­ных вод­ных ре­ги­о­нов пла­не­ты до сих пор оста­ет­ся Ин­дий­ский оке­ан, где еще в XIII ве­ке ору­до­ва­ли же­сто­кие ма­лай­ские пи­ра­ты. Пик их де­я­тель­но­сти при­шел­ся на эпо­ху ко­ло­ни­за­ции Юго-Во­сточ­ной Азии, но и се­год­ня в Ма­лакк­ском про­ли­ве, од­ном из са­мых за­гру­жен­ных в ми­ре (25% все­го мор­ско­го то­ва­ро­обо­ро­та), еже­год­но про­ис­хо­дят ата­ки на ком­мер­че­ские су­да. Оста­но­вить тво­ря­ще­е­ся в про­ли­ве без­за­ко­ние не мо­жет да­же сов­мест­ное пат­ру­ли­ро­ва­ние этих вод бе­ре­го­вы­ми си­ла­ми Ма­лай­зии, Син­га­пу­ра и Ин­до­не­зии: по дан­ным за 2004 год, на ре­ги­он Ма­лакк­ско­го про­ли­ва при­хо­ди­лось до 40% всех на­па­де­ний пи­ра­тов в ми­ре! Еще ху­же де­ло об­сто­ит у бе­ре­гов Аф­ри­ки. На­при­мер, в Ни­ге­рии с 2006 го­да дей­ству­ет мо­ло­дая, но очень дерз­кая пи­рат­ская груп­пи­ров­ка «Дви­же­ние за осво­бож­де­ние дель­ты Ни­ге­ра» (MEND), чле­ны ко­то­рой пе­ре­дви­га­ют­ся по ре­кам, про­те­ка­ю­щим в гу­стых ман­гро­вых ле­сах. По­нять мо­ти­вы этих пар­ней неслож­но: жизнь в тех кра­ях са­ма по се­бе не са­хар, но еще боль­ше ее пор­тят ино­стран­ные про­мыш­лен­ни­ки, ко­то­рые ве­дут раз­ра­бот­ку здеш­них неф­тя­ных ре­сур­сов, не счи­та­ясь с ин­те­ре­са­ми ко­рен­ных жи­те­лей. Все так, толь­ко уж очень же­сто­кие ме­то­ды у реч­ных пар-

ти­за­нов: за семь с не­боль­шим лет они уби­ли несколь­ко де­сят­ков че­ло­век. Впро­чем, что­бы на­ткнуть­ся на со­вре­мен­ных пи­ра­тов, необя­за­тель­но лезть в ман­гро­вые ку­щи Ни­ге­рии: ос­нов­ная га­вань мор­ских раз­бой­ни­ков рас­по­ло­же­на на про­ти­во­по­лож­ном кон­це ма­те­ри­ка, в Со­ма­ли, и ты, ко­неч­но, не раз слы­шал о том, ка­кую угро­зу пред­став­ля­ют мест­ные пи­ра­ты для меж­ду­на­род­но­го су­до­ход­ства. Да­же все­про­ща­ю­щая ООН поз­во­ля­ет сто­рон­ним го­су­дар­ствам ис­поль­зо­вать для дав­ле­ния на со­ма­лий­ских пи­ра­тов си­лы ВМФ и ВВС.

ИЗОБ­РА­ЖАЯ ЖЕРТ­ВУ

Но по­че­му же со­ма­лий­цы пи­рат­ству­ют? Да по­то­му что за­ни­мать­ся чем-то дру­гим в стране, ко­то­рая с 1988 го­да на­хо­дит­ся в со­сто­я­нии граж­дан­ской вой­ны, у них не по­лу­ча­ет­ся. К то­му же с 1991-го еди­но­го го­су­дар­ства Со­ма­ли фак­ти­че­ски не су­ще­ству­ет: оно по­де­ле­но на мно­же­ство ан­кла­вов, и в каж­дом дей­ству­ют свои за­ко­ны. Вер­нее, не дей­ству­ют ни­ка­кие во­об­ще. Муж­чи­ны здесь не жи­вут доль­ше 46-47, а жен­щи­ны – 49 лет, так что по про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни Со­ма­ли за­ни­ма­ет 181-е ме­сто в ми­ре. От го­ло­да в стране еже­год­но уми­ра­ют сот­ни ты­сяч взрос­лых и де­тей, а те, ко­му уда­ет­ся вы­жить, ви­нят в сво­их бе­дах ис­клю­чи­тель­но ино­стран­ные ко­раб­ли, ко­то­рые све­ли на нет рыб­ный про­мы­сел в здеш­них во­дах. Не- уди­ви­тель­но, что мно­гие со­ма­лий­цы ви­дят в про­плы­ва­ю­щих ми­мо круп­ных тор­го­вых су­дах как ми­ни­мум за­кон­ный ис­точ­ник про­пи­та­ния, а как мак­си­мум – способ на­жи­вы, и очень непло­хой: за один ко­рабль пи­ра­ты мо­гут по­лу­чить вы­куп от несколь­ких со­тен ты­сяч до несколь­ких мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Ска­жем, за за­хва­чен­ный в 2008-м са­у­дов­ский су­пер­тан­кер Sirius Star пи­ра­ты по­на­ча­лу про­си­ли 25 мил­ли­о­нов, но в ито­ге со­шлись с пе­ре­го­вор­щи­ка­ми на трех. Для об­ще­ства в це­лом этот за­хват все­го лишь од­но­го суд­на (пусть да­же та­ко­го огром­но­го) при­вел к по­до­ро­жа­нию неф­ти на ми­ро­вых тор­гах (пусть и крат­ко­вре­мен­но­му). Все­го же за по­след­ние семь лет пи­ра­ты из Со­ма­ли, пла­ва­ю­щие на ржа­вых ка­те­рах и во­ору­жен­ные «ка­лаш­ни­ко­вы­ми», об­лег- чи­ли ми­ро­вую эко­но­ми­ку на 400 млн дол­ла­ров, и хо­тя в мас­шта­бах пла­не­ты это, ра­зу­ме­ет­ся, пшик, стра­ны НАТО и ЕС, чьи су­да по­сто­ян­но кур­си­ру­ют че­рез Аден­ский за­лив, ве­дут са­мую се­рьез­ную борь­бу с со­ма­лий­ски­ми раз­бой­ни­ка­ми. А с 2008 го­да в за­лив ре­гу­ляр­но за­хо­дят и во­ен­ные ко­раб­ли РФ: в 2009-м один из них, «Ад­ми­рал Пан­те­ле­ев», успеш­но за­дер­жал 29 пи­ра­тов, ра­нее пы­тав­ших­ся за­хва­тить тан­кер NS Commander с рос­сий­ским эки­па­жем на бор­ту.

КО­НЕЦ ЛЕ­ГЕН­ДЕ?

Недав­но Меж­ду­на­род­ное мор­ское бю­ро (IMB) опуб­ли­ко­ва­ло от­чет, в ко­то­ром утвер­жда­ет­ся, что за по­след­нее вре­мя уро­вень мор­ско­го пи­рат­ства зна­чи­тель­но сни­зил­ся. Он до­стиг сво­е­го ми­ни­му­ма в 2012 го­ду, ко­гда бы­ло за­фик­си­ро­ва­но все­го 297 на­па­де­ний, и, по­хо­же, под­нять его уже не по­лу­чит­ся да­же ге­ро­и­че­ски­ми уси­ли­я­ми со­ма­лий­ских го­ло­во­ре­зов. Что, бе­з­услов­но, ра­ду­ет – и все же, по­ка по мо­рям хо­дят су­да, на­гру­жен­ные цен­ны­ми то­ва­ра­ми, най­дут­ся и те, кто бу­дет счи­тать их лег­кой до­бы­чей. По­то­му что при­сво­ить ре­зуль­тат чу­жо­го тру­да все­гда про­ще, чем со­зда­вать что-ли­бо са­мо­му, и пи­ра­ты об этом от­лич­но зна­ют, по­это­му го­то­вы рис­ко­вать ра­ди на­жи­вы сво­бо­дой, а то

и жиз­нью.

БАР­ТО­ЛОМЬЮ РО­БЕРТС, ЛЮ­БИ­ТЕЛЬ ПО­ГО­ВОР­КИ «КТО РА­НО ЛО­ЖИТ­СЯ...»

КАР­ТИ­НА «АБОР­ДАЖ. ЭПИ­ЗОД ИЗ АН­ГЛИЙ­СКИХ МОР­СКИХ ВОЙН» РА­БО­ТЫ ХУ­ДОЖ­НИ­КА Ф. О. ЮШ­КО­ВА

СО­МА­ЛИЙ­СКИЕ ПИ­РА­ТЫ В ИН­ДИЙ­СКОМ ОКЕ­АНЕ, НЕПО­ДА­ЛЕ­КУ ОТ МО­ГА­ДИ­ШО

ЗА ПО­СЛЕД­НИЕ 7 ЛЕТ СО­МА­ЛИЙ­СКИЕ ПИ­РА­ТЫ «ЗА­РА­БО­ТА­ЛИ» 400 МЛН ДОЛ­ЛА­РОВ США

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.